Меню

Через реку через лес мир

Пороги загробных миров

Пороги загробных миров - загробный мир

Столетиями человек, осознавая неизбежность смерти, задавался вопросом: а что ждет его за границей жизни? Казалось бы, мировые религии, такие как ислам и христианство, давным-давно удовлетворили это любопытство, суля грешникам муки ада, а праведникам -беззаботную жизнь в райских кущах.

Однако, согласно древним источникам, тысячелетия назад люди верили совсем в другое загробное существование, обещающее умершему увлекательные приключения, веселый отдых от земных забот и даже. шанс на возвращение в мир живых. Вот только добраться до царства теней было порой непросто.

Важная профессия — перевозчик

Из учебников истории все мы хорошо знаем, что древние народы очень трепетно относились к погребальному обряду. Иначе и быть не могло, ведь согласно многим религиям, чтобы достичь царства теней, умерший должен был преодолеть немало препятствий. Прежде всего, следовало умилостивить перевозчика, осуществлявшего переправу через реку, разделяющую миры живых и мертвых.

Практически все мифы разных времен и народов упоминают об этой странной грани миров в виде водной преграды. У славян это река Смородинка, у древних греков — Стикс, а у кельтов безбрежное море, преодолев которое, умерший достигнет прекрасного острова — Земли женщин.

Неудивительно, что и персонаж, перевозивший на своей лодке души умерших, пользовался особым уважением. Так, в Древнем Египте считалось, что даже погребенный по всем правилам человек не сможет достигнуть загробной страны вечного счастья, Полей Налу, если не умилостивит некоего безымянного старца — паромщика, перевозившего почивших через реку мертвых.

А потому заботливые родственники клали в саркофаг умершего специальные амулеты, которые впоследствии служили платой за проезд в ладье старика.

В преданиях скандинавов миры живых и мертвых разделяет страшная глубокая река с темной водой, берега которой только в одном месте соединяет золотой мост. Миновать его очень сложно, так как по переправе рыскают свирепые стаи диких собак, а сторожит его толпа злобных гигантов.

Но если дух умершего сумеет договориться с матерью великанов — ведьмой Модгуд, то проблем на пути к царству мертвых у него не будет. А вот отличившихся и павших в бою воинов на золотом мосту встречает сам Один -именно повелитель богов сопровождает героев в Валгаллу (особое место мира мертвых), где их ждет вечный пир в компании прекрасных валькирий.

Самым суровым перевозчиком душ умерших являлся Харон — герой древнегреческих мифов. С этим стариком, переправлявшим тени почивших в царство Аида через реку Стикс, нельзя было договориться и задобрить его, так как Харон свято соблюдал законы, установленные богами-олимпийцами.

За проезд в своей лодке и с великого царя, и с ничтожного раба Харон брал всего лишь один обол (мелкая медная монета), которую родные клали во время погребения покойнику в рот. Однако попасть в челн этого перевозчика было непросто — на переправу мог рассчитывать только умерший, погребенный по надлежащим правилам.

Если же родственники усопшего поскупились на пышные жертвы богам Аида, Харон гнал его прочь без всякой жалости, и бедняга был обречен на вечное скитание между мирами.

Путь к Земле женщин

Однако самая заманчивая загробная жизнь ждала древних кельтов. Сохранилось немало легенд о неведомых островах, где умерших ждала поистине райская и совсем не скучная жизнь. На острове, который в преданиях назывался Землей женщин, каждый мог подобрать занятие себе по вкусу.

Так, для храбрых воинов там устраивались блестящие турниры, дамы наслаждались обществом сладкоголосых менестрелей, выпивохи радовались рекам эля. А вот мудрые правители и друиды в этом раю не задерживались, так как им вскоре после смерти предстояло следующее воплощение — ведь их разум был нужен грядущим поколениям.

Неудивительно, что кельтские воины несколько столетий считались самыми бесстрашными и отчаянными рубаками — можно и не дорожить жизнью, если за ее порогом тебя ждет такой чудный остров.

Правда, и добраться до Земли женщин было непросто. Предание гласит, что еще тысячу лет назад на западном берегу Бретани стояло одно загадочное селение. Жителей этой деревушки освободили от всех налогов, так как мужчины селения были обременены непростой задачей -переправлять умерших на остров.

Каждую полночь жители села просыпались от громкого стука в двери и окна и шли к морю, где их ждали странные лодки, окутанные легким туманом. Эти ладьи казались пустыми, но каждая из них была погружена в воду почти до самого борта. Перевозчики садились к рулю, и челны сами по себе начинали скользить по морской глади.

Ровно через час носы лодок утыкались в песчаный берег, на котором прибывших ждали неведомые провожатые в темных плащах. Встречающие называли имена, звание и род прибывших, и ладьи быстро пустели. На это указывало то, что их борта поднимались высоко над водой, указывая так перевозчикам, что те избавились от таинственных пассажиров.

Стражи у порога

Во многих древних религиях стражами порогов загробных миров выступают. собаки, которые не только охраняют царства мертвых, но и покровительствуют душам почивших.

Древние египтяне верили, что миром умерших правит Анубис — бог с головой шакала. Именно он встречает душу, сошедшую с ладьи перевозчика, сопровождает ее на суд Осириса и присутствует при вынесении приговора.

Согласно египетским мифам, Анубис научил людей мумифицировать трупы и истинно верному обряду погребения, благодаря которому умерших ждет достойная жизнь в его владениях.

У славян умерших на тот свет провожал серый волк, ставший впоследствии знаменитым благодаря русским сказкам. Он переправлял почивших через легендарную реку Смородинку, наставляя при этом своих седоков, как правильно вести себя в царстве Прави. Согласно славянским преданиям, врата этого царства охранял огромный крылатый пес Семаргл, под охраной которого находились границы между мирами Нави, Яви и Прави.

Однако самым свирепым и неумолимым стражем мира мертвых выступает жуткий трехголовый пес Цербер, многократно воспетый в мифах древних греков. Предания гласят, что правитель царства умерших Аид как-то пожаловался своему брату Зевсу, что его владения не имеют должной охраны.

Читайте также:  Карта глубин реке москвы в московской области

Владения владыки мертвых мрачны и безрадостны и выходов в верхний мир имеют немало, вот потому-то тени умерших того и гляди выберутся на белый свет, нарушив тем самым вечный порядок. Зевс прислушался к доводам брата и подарил тому огромного пса, слюна которого была смертельным ядом, а тело украшали шипящие змеи. Даже хвост Церберу заменял ядовитый страшный змей.

Долгие столетия безукоризненно нес Цербер свою службу, не позволяя теням умерших даже приближать к границам царства Аида. И только однажды пес ненадолго покинул свой пост, так как был побежден Гераклом и доставлен к царю Эф-рисею как подтверждение двенадцатого подвига великого героя.

Навь, Явь, Правь и Славь

В отличие от других народов, славяне верили в то, что пребывание души в мире мертвых временно, так как почившего ждет скорое перерождение среди живых — в царстве Яви.

Души, не отягощенные преступлениями, миновав границы миров, находили временное пристанище среди богов в царстве Прави, где они в неге и покое готовились к перерождению.

Люди, погибшие в бою, переносились в мир Слави. Там героев встречал сам Перун и предлагал храбрецам навеки поселиться в своих владениях — провести целую вечность в пирах и развлечениях.

А вот грешников и преступников ждало мрачное царство Нави, где их души застывали в вековом тяжелом сне, и расколдовать (отмолить) их могли только родственники, оставшиеся в мире Яви.

Отдохнувший в царстве Прави умерший человек через некоторое время вновь появлялся среди живых, но обязательно в своем роду. Славяне верили, что с момента смерти до минуты рождения проходило, как правило, два поколения, то есть почивший человек воплощался в своих правнуках. Если же род по каким-либо причинам прерывался, то все его души вынуждены были перевоплощаться в животных.

Такая же участь ждала и безответственных людей, бросивших свою семью, детей, не почитавших старших. Даже если род таких отступников креп и процветал, они все равно уже не могли рассчитывать на достойное перерождение.

Подобное наказание несли и дети, чьи родители запятнали себя грехом супружеской измены. Помня об этом, муж и жена даже не смотрели на сторону до тех пор, пока их младшему ребенку не исполнялось 24 года, вот потому-то брачные союзы славян были крепкими и дружными.

Елена ЛЯКИНА

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением администрации сайта.

✦ Если вы видели что-то странное, пришлите историю нам и мы ее опубликуем ✦

Источник



Через реку через лес мир

Саймак Клиффорд Дональд

Через речку, через лес

ЧЕРЕЗ РЕЧКУ, ЧЕРЕЗ ЛЕС

Была пора, когда варят яблоки впрок, когда цветут золотые шары и набухают бутоны дикой астры, и в эту-то пору шли по тропе двое детей. Когда она приметила их из окна кухни, то на первый взгляд показалось дети как дети, возвращаются домой из школы, у каждого в руке сумка, а в ней, понятно, учебники. Будто Чарлз и Джемс, подумала она, будто Алис и Магги, да только давно минуло то время, когда эта четверка шагала по тропинке в школу. Теперь у них свои дети в школу ходят.

Она повернулась к плите помешать яблоки — вон на столе ждет широкогорлая банка, — потом снова выглянула в окно. Они уже ближе, и видно: мальчик постарше, лет десять ему, девочке-то никак не больше восьми.

Может, мимо? Да нет, не похоже, ведь тропа сюда приведет, куда еще по ней попадешь?

Не дойдя до сарая, они свернули с тропы и деловито зашагали по дорожке к дому. Ведь как идут, не задумываются, точно знают, куда идти.

Прямо к крыльцу подошли, и она вышла на порог, а они смотрели на нее снизу, с первой ступеньки.

— Вы наша бабушка. Папа велел первым делом сказать, что вы наша бабушка.

— Но ведь это. — она осеклась.

Она хотела сказать, что это невозможно, она не может быть их бабушкой. Но, посмотрев вниз, на сосредоточенные детские лица, обрадовалась, что не произнесла этих слов.

— Меня звать Элен, — тоненьким голоском сказала девочка.

— А меня Пол, — сказал мальчик.

Она отворила затянутую сеткой дверь, дети вошли в кухню и примолкли, озираясь по сторонам, будто в жизни не видели кухни.

— Все как папа говорил, — сказала Элен. — Плита вот, и маслобойка, и.

— Наша фамилия Форбс, — перебил ее мальчик.

Тут женщина не выдержала.

— Но это невозможно, — возразила она. — Это же наша фамилия.

Мальчик важно кивнул.

— Вы, наверно, хотите молока и печенья, — сказала женщина.

— Печенья! — радостно взвизгнула Элен.

— Мы не хотим причинять вам хлопот, — сказал мальчик. — Папа говорил, чтобы мы не причиняли хлопот.

— Он сказал, чтобы мы постарались быть хорошими детьми, — пропищала Элен.

— Я уверена, вы постараетесь, — отозвалась женщина. — Какие уж тут хлопоты!

Ничего, подумала она, сейчас разберемся, в чем дело.

Она подошла к плите и отставила кастрюлю с яблоками в сторонку, чтобы не пригорели.

— Садитесь-ка за стол, — сказала она. — Я принесу молока и печенья.

Она взглянула на часы, тикающие на полке: скоро четыре. Вот-вот мужчины придут с поля. Джексон Форбс сообразит, как тут быть, уж он всегда найдется.

Дети вскарабкались, пища, на свои стулья и с важным видом смотрели вокруг — на тикающие часы, на плиту с алым отсветом в поддувале, на дрова в дровяном ящике, на маслобойку, стоящую в углу.

Читайте также:  Длина реки кубань составляет 870 км

Сумки они поставили на пол рядом с собой. Странные сумки. Из толстого материала, может, брезента, но ни завязок на них, ни застежек. Да, без завязок и застежек, а все равно закрыты.

— У вас есть марки? — спросила Элен.

— Марки? — удивилась миссис Форбс.

— Не слушайте ее, — сказал Пол. — Ей же не велели спрашивать. Она всех спрашивает, и мама ей не велела.

— Она их собирает. Ходит, таскает чужие письма, только чтобы добыть с конверта марки.

— Ладно уж, поглядим, — сказала миссис Форбс. — Как знать, может, найдутся старые письма. Потом и поищем.

Она пошла в кладовку, взяла глиняный кувшин с молоком, положила на тарелку печенья из банки. Они степенно сидели на месте, дожидаясь печенья.

— Мы ведь ненадолго, — сказал Пол. — Как бы на каникулы. А потом родители придут за нами, заберут нас обратно.

Элен усердно закивала.

— Они нам так сказали, когда мы уходили. Когда я испугалась, не хотела уходить.

— Ты боялась уходить?

— Да. Почему-то вдруг понадобилось уйти.

— Времени было совсем мало, — пояснил Пол. — Все спешили. Скорей-скорей уходить.

— А откуда вы? — спросила миссис Форбс.

— Тут совсем недалеко, — ответил мальчик. — Мы шли недолго, и ведь у нас карта была. Папа дал нам карту и все как следует рассказал.

— Вы уверены, что ваша фамилия Форбс?

— Ну да, как же еще?

— Странно, — сказки миссис Форбс.

Мало сказать — странно, во всей округе нет больше никаких Форбсов, кроме ее детей и внуков. Да еще этих детей, но они-то чужие, что бы сами ни говорили.

Они занялись молоком и печеньем, а она вернулась к плите, снова поставила на огонь кастрюлю с яблоками и помешала их деревянной ложкой.

— А где дедушка? — спросила Элен.

— Дедушка в поле. Он скоро придет. Вы управились с печеньем?

— Все съели, — ответила девочка.

— Тогда давайте накроем на стол и согреем обед. Вы мне не пособите?

Элен соскочила со стула на пол.

— Я помогу, — сказала она.

— И я, — подхватил Пол. — Пойду дров принесу. Папа сказал, чтобы я не ленился. Сказал, чтобы я носил дрова, и кормил цыплят, и собирал яйца, и.

— Пол, — перебила его миссис Форбс, — скажи-ка мне лучше, чем занят твой папа.

— Папа — инженер, он служит в управлении времени, — ответил мальчик.

Два батрака за кухонным столом склонились над шашечной доской. Старики сидели в горнице.

— В жизни не видала ничего похожего, — сказала миссис Форбс. — Такая металлическая штучка, берешься за нее, тянешь, она скользит по железной дорожке, и сумка открывается. Тянешь обратно — закрывается.

— Новинка, не иначе, — отозвался Джексон Форбс. — Мало ли новинок не доходит до нас тут, в нашей глуши. Эти изобретатели — башковитый народ, чего только не придумают.

— И точно такая штука у мальчика на штанах, — продолжала она. — Я подняла их с пола, где он бросил, когда спать ложился, взяла и положила на стул. Гляжу — железная дорожка, по краям зубчики. Да и сама одежда-то — у мальчика штаны обрезаны выше колен, и платье у девочки уж такое короткое.

— Про самолеты какие-то говорили, — задумчиво произнес Джексон Форбс, — не про те, которые мы знаем, а другие, будто люди на них едут. И про ракеты, опять же не для лапты, а будто в воздухе летают.

— И расспрашивать как-то боязно, — сказала миссис Форбс. — Они. не такие какие-то, вот чувствую, а назвать не могу.

Источник

Екатерина Первая: Домой

В оригинале на полтора тона выше (Cm).

Можно проиграть этими же аккордами, поставив каподастр на 3-ем ладу

Вступление: Am F G Em F Dm Hm7-5 E — 2 раза

Am F G Em
Там где алая заря, да заря,
F Dm Hm7-5 E
Зажигает в небе чистом горизонт
Am F G Em
Там тропиночка моя, да моя,
F Dm Hm7-5 E
Тонкой ниткой от меня плывёт

Am F G Em F
Так получается, дорогам нет конца,
Dm Hm7-5 E
И наступает грусть.
Am F G Em F
Я вспоминаю тех, кто мне дороже всех,
Dm Hm7-5 E
И верю, что вернусь!

A7 Dm E Am
Домой, где край мой родной,
Dm G C A7
Домой найду я дорогу
Dm G C
Через горы, через лес, за рекой,
Hm E Am A7
Есть у каждого дорожка домой
Dm G C
Через горы, через лес, за рекой,
Hm E Am
Есть у каждого дорога домой.

Проигрыш: Am F G Em F Dm Hm7-5 E — 2 раза

Дома ждут меня друзья, да родня,
Встретят шумною, весёлою толпой
Я скажу: «Ну вот и я, вот и я,
Наконец-то я пришла домой!»

Так получается, дорогам нет конца,
И наступает грусть.
Я вспоминаю тех, кто мне дороже всех,
И верю, что вернусь!

Домой, в уют и покой,
Домой, к родному порогу
Через горы, через лес, за рекой,
Есть у каждого дорожка домой
Через горы, через лес, за рекой,
Есть у каждого дорога домой.

Проигрыш: Am F G Em F Dm Hm7-5 E Am F G Em F Dm
Припев:

Домой, в уют и покой,
Домой, к родному порогу
Через горы, через лес, за рекой,
Есть у каждого дорожка домой
Через горы, через лес, за рекой,
Есть у каждого дорога домой.

Окончание: Am F G Em F Dm Hm7-5 E — 2 раза F F G Am

Источник

Калинов мост – где находится граница между мирами?

В славянских мифах, былинах нередко можно встретить слова о Калиновом мосте. Что же это такое? Как и любой мост, он соединяет две части, но речь идёт не о берегах, а о мирах. В мифах Калинов мост описывается как некая граница между Явью и Навью, а вот в былинах на нём происходят сражения богатырей с тёмными силами.

Читайте также:  Вены реки анастасия стоцкая караоке

Порой мост упоминается даже в заговорах, ведь, несомненно, имеет огромную силу. А сказки повествуют, что неподалёку от этого места жила знаменитая Баба-Яга, а сам мост охранялся Змеем Горынычем. Что же особенного в Калиновом мосте? И правда ли, что он может существовать на самом деле?

Калинов мост соединял два разных мира

Калинов мост соединял два разных мира

Мост над рекой огня

Благодаря исследователю В.Я.Проппу мы смогли не просто насладиться русскими сказками и былинами, но и взглянуть на них под непривычным ракурсом. Учёный отметил, что важным символом мифологии славян была река Смородина, что была границей между мирами живых и мёртвых.

Но как перебраться с одного берега на другой? Именно с этой целью и был построен над рекой Калинов мост, пройти по которому мог далеко не каждый.

Калинов мост – это соединение между берегами, разделёнными рекой пламени. Охраняет это место Трёхглавый Змей, который нередко сражается с былинными героями, намереваясь погубить человека, рискнувшего пересечь запрещённую границу.

Но почему же мост Калинов? На этот счёт у исследователей есть несколько предположений. Первое говорит о том, что название может быть связано со словом “калёный”. Мост ведь расположен над огненными водами Смородины, а потому явно раскалён от жара пламени.

Вторая гипотеза говорит о том, что мост этот славяне представляли ярко-красным, как ягоды калины. На мой взгляд, обе версии можно сложить в одну, получив раскалённый алый мост.

Создание границы и Калинова моста

Кто же построил Калинов мост? Об этом нам рассказывают древние легенды. Согласно им, изначально между мирами не было границы. Мертвецы выходили из Нави, отправляясь к живым.

Бродя по земле, они уводили с собой в мир мёртвых тех, кому ещё рано было умирать. Всюду, где ступали ноги мертвецов, алела от огня земля. Вскоре люди поняли, что обречены, а потому взмолились к богам.

Услышав призыв людей, верховные божества вырыли огромный ров между мирами. С одной его стороны собрали только живых, с другой – лишь мёртвых. Через ров перекинули мост – настолько призрачный и тонкий, что он мог выдержать только душу, а не тело человека.

В сам ров сбросили мертвецов, которые стали ходить по дну. Так и образовалась огненная река. Правда, со временем и сам мост стал крепче, из-за чего потребовал охранника, что не пропускал бы в мир Нави незваных гостей.

Калинов мост - место былинных битв

Калинов мост – место былинных битв

Калинов мост в ритуалах

Интересно, что Калинов мост часто упоминается в обрядовых песнях. Например, перед замужеством невеста вместе с подругами исполняла девичью песню, где рассказывала о предстоящем ей переходе. Вероятно, мост тот олицетворял не только смену миров для человека, но и изменение его статуса.

Во время свадеб для молодых также исполняли торжественную песню, где желали успешно пройти по Калинову мосту. На мой взгляд, здесь используется ещё и символ испытаний, трудностей, которые приходится преодолеть любой семье.

Конечно, Калинов мост был связан и с похоронными ритуалами. В деревнях Белоруссии нередко после смерти родственника делали небольшой мостик и дерева, который перебрасывали через канаву или топкое, заболоченное место.

Неподалёку от места, где был поставлен мост, люди останавливались, вырезали на соседнем дереве дату смерти родственника, после чего поминали его, желая успешно преодолеть Калинов мост.

Где искать Калинов мост?

Когда знакомишься с подобными преданиями, поневоле задумываешься о том, не был ли списан образ легендарного моста с реального места.

Как оказалось, Калинов мост может существовать на самом деле. Где же он? Неподалёку от подножия Эльбруса протекает река Кызылсу (в переводе означает “красная вода”). Не исключено, что именно она послужила образом реки Смородины.

В одном из мест Кызылсу преодолевает слой лавы и несёт свои воды в долину. Именно там, над водопадом Султан, располагается узкий перешеек скалы. Лишь по нему можно перейти реку.

Застывшие пласты чёрной и красноватой лавы действительно напоминают мёртвый огонь. Не исключено, что именно эти места могли стать основой для легенд о границе между мирами, таинственном мосте и пламенной реке.

А может, Калинов мост стоит искать не снаружи, а внутри? В сказаниях говорится, что человек, ступивший на него, уже подчинён своей судьбе. Выбор между добром и зло уже предрешён.

Переход через реку Смородину мог отождествляться с неким символическим рубежом в наших душах. Словно острые зубы и громадные пасти змея, прошлые ошибки и прегрешения не оставляют человека. Не так просто отбросить их и направиться к свету и красоте, что ждут по другую сторону “моста”.

Многие философы древности говорили, что части добра и зла не стоит искать в окружающем мире – достаточно заглянуть в самого себя. По сути, в каждом из нас они граничат друг с другом, и только от самого человека зависит, на какую сторону “Калинова моста” он свернёт в очередной раз.

Чтобы перейти мост, нужно было сразиться со Змеем, охранявшим его

Чтобы перейти мост, нужно было сразиться со Змеем, охранявшим его

Калинов мост – не просто место битв и великих свершений в славянском фольклоре. Он сравнивался с переходом из одной ипостаси в другую, с переменами в жизни, с единством светлого и тёмного в человеке. Таинственный мост славян превзошёл по своей значимости в мифах даже древнегреческую реку Стикс, что протекала между мирами. Он – суть вечного выбора, что неизменно возникает перед человеком. И только от выбранного пути будет зависеть то, что ожидает нас в будущем.

Источник

Adblock
detector