Меню

Древнейшие реки в самаре

1900. Древняя история Самары

Александр Суворый Уже много повидавшие на своём пути из Каменец-Подольского в Екатеринбург архиерей Ириней и его спутники, в том числе и 13-летний алтарник-пономарь Василий Никитович Максимов, примкнувший к архиерею в его салон-вагон в Воронеже, несомненно, обрадовались и взбодрились, очутившись в большом и красивом губернском городе Самара. Возможно, архиерей Ириней знал или слышал об истории этого города, но, скорее всего, видел его впервые, поэтому его салон-вагон задержался в Самаре на день-два. Для юного алтарника Василия Максимова этот город, как и все станции, полустанки, города и городки по пути на Урал, был первым открытием так называемого «Большого Мира, огромной страны России, государства, людей, народов, их обликов, видов природа, архитектуры строений, нравов и обычаев, языков и говоров. Самара была уже совсем другим городом, нежели города европейской части России, это уже был свой, особый мир, мир Поволжья, мир на стыке Европы и Азии, мир, сохранивший дух стародавней Золотой Орды…

Для западноевропейских средневековых географов, историков и путешественников Поволжье, Приуралье и далее Сибирь были легендарной страной Тартарией или Средней Азией. До третьей четверти XII века информация об этих регионах почти отсутствует. Только в «письме» пресвитера Иоанна (около 1165, но до 1177 года) появляются некоторые достоверные сведения о Средней и Центральной Азии. Топоним, близкий к наименованию Самара, упоминается в «Хронике» (лат. Chronicon) от 1130/1131 — 1135 гг. Гуго Сен-Викторского, одного из основателей Сен-Викторской теологической школы богословия XII столетия. В его трактате по истории и географии («Описание карты мира») в лапидарной форме даётся перечень топонимов Скифии: Ортогорра (лат. Ortogorra), Самарха (лат. Samarchan), Аттиппи (лат. Attipi), Александрия (лат. Alexandria), Скифополь (лат. Scitopolis), Самарканд («Паранда»).

В «Книге извлечений» Ришара Сен-Викторского (1153-1162 гг.) также даётся перечень городов: Ортогория (лат. Hortogoria), Самарка (лат. Samarcam), Аритпи (лат. Aritpi), Александрия (лат. Alexandria), Скифополь (лат. Scitopolis), поселение Сафир (лат. vicus Saphiri). Самара среди прочих городов Скифии, обозначенных как «Сарматана» (лат. c(ivitas) Sarmathana), находится за Кавказскими горами на северо-востоке в левом верхнем углу копии Сен-Викторской карты XII века из Мюнхена («Карта мира» эбсторфско-херефордского блока Т-О типа из главы 14.2 «О земном круге» Мюнхенского списка «Этимологий» Исидора Севильского). Близ легенды «Сарматана» присутствует миниатюра города, окруженного стенами и башнями и расположенного на берегу сине-зелёной реки, несущей свои воды в сторону Кавказского хребта. Исследователь средневековой картографии Готье-Дальше (фр. Patrick Gautier Dalch;) полагает, что данная карта может считаться редуцированной копией Сен-Викторской карты, которая не дошла до наших дней (здесь и далее данные из Википедии).

На Эбсторфской карте мира XIII века на реке Эдил помещён подписанный город Самарха (Самара): миниатюра города, опоясанного крепостной стеной, из-за которой виднеется дворец правителя в окружении построек меньшего размера. Севернее происходит сражение аримаспа с грифоном, что подтверждает легендарный характер информации об этих местах. Изображение города сопровождает следующая легенда (описание): «Самарха — это город, который расположен в Хазарии, области находящейся в Скифии; город этот по своим размерам превосходит Вавилон, ибо имеет в своей окружности 100 миль; находится же он под совместным управлением (двух) царей: один из них является язычником, а другой – христианин».

В октябре 1254 года в своём сочинении-отчёте «Путешествие в восточные страны» (лат. Itinerarium fratris Willielmi de Rubruquis de ordine fratrum Minorum, Galli, Anno gratiae 1253 ad partes Orientales) францисканский монах, фламандец Гильом де Рубрук, который отправился по поручению французского короля Людовика IX Святого ко двору великого хана Мункэ в Каракорум (в 1253-1255 гг.), косвенно упоминает о «Самаре-острове» следующее: «Затем я пустился в путь к Сараю ровно за две недели до праздника Всех Святых (16 октября 1254 г. — прим. ред.), направляясь прямо на Юг и спускаясь по берегу Этилии (Волга – автор), которая там ниже разделяется на три больших рукава; каждый из них почти вдвое больше реки (Нила) у Дамиетты. Кроме того, Этилия (Волга) образует ещё четыре меньших рукава, так что мы переправлялись через эту реку на судах в 7 местах. При среднем рукаве находится город по имени Суммеркент, не имеющий стен; но когда река разливается, город окружается водой. Раньше, чем взять его, татары стояли под ним 8 лет. А жили в нем аланы и сарацины». Топоним «Город Суммеркент» означает по-тюркски «город Суммер», то есть «Самара-городок».

Таким образом, год 1254-й можно с большой долей вероятности считать временем, до которого существовала «Старая Самара» эпохи Хазарского каганата на Самарской луке (излучине реки Волга). На Псалтырной карте слева от миниатюры Рая в верхней части карты присутствует легенда — «Сама(ра)», а рядом (северо-восточнее) находится «город Иазарон» (лат. Iazaron) — искажённое «Хазарский город».

В шестом сегменте Верчелльской карты (1270 г.) присутствует следующая легенда: «Этот народ Аримаспы. (воюют) с грифонами (за драгоценные камни)» (лат. Gens ista Arimaspi vero [. ] cum griponibus. ). На Севере от этой сцены на карте имеется обозначение города с подписью лат. Sarmaca (Sarmata) (здесь очевидна инверсия литер). Это город Самара и на карте это дает географическую привязку для обозначения места обитания грифонов. Рядом с названием города приводится его характеристика (регион входил тогда в Хазарский каганат): «Этот город. настолько велик, что имеет в своей окружности более чем сто миль. в нём живут также и христиане».

Действительно, погребальный комплекс вокруг Чир-Юрта (Поволжье) принадлежит трем этническим группам, которые населяли город: аланы (катакомбные захоронения), болгары (ямные погребения), хазары (подкурганные катакомбы). На курганном участке кладбища, где покоились хазары, учёными были обнаружены останки двух небольших церквей VIII в., что является ярким свидетельством христианизации правящей верхушки Хазарского каганата до её иудаизации на рубеже VIII-IX веков. На Средней Волге в степных долинах Самарской Луки в начале XXI века было исследовано несколько могильников с подкурганными погребениями рубежа VII-VIII вв., которые схожи с курганными погребениями Нижней Волги и Дона.

На знаменитой Херефордской карте мира (1285-1290 гг.) на Западе от мыса «Борей» на северо-востоке Азии близ миниатюры пеликана, который кормит своими внутренностями птенцов, присутствует легенда: «Говорят, что от этих мест до самых Меотидских Болот всё считается Скифией. Здесь после снегов (простираются) обширные пустыни… Река Борей. Город Самаркан». Это не средневековый Самарканд Согдийский, так как он расположен совершенно в другом месте на Херефордской карте, а город Самара (Самарха). Об азиатском Самарканде, на большом удалении на карте от Самархи, в легенде (описании) сказано следующее: «Город Каспия. Здесь обитает народ Гирканов. Панда — это город Согдийцев. Народы Согдийцы и Дахи. (Здесь) устье реки Окс». Пандой со времен античных историков, в частности Гая Юлия Солина и Плиния Старшего — основных авторитетов Средневековья в области географических представлений, именовался именно среднеазиатский Самарканд. Например, в «Естественной истории» Гая Плиния Секунда Старшего сказано: «За бактрами проживает народ согдианов, а у них города суть следующие: Панда и Александрия, которая была основана Александром Великим на крайних пределах их земли…».

В топониме «Самарха» присутствует звук «х». Это наследие хазарско-арабской традиции, попавшее на графические поля западноевропейских табул: картографы обозначали названия топонимов в основном со слуха, а звук «х» был очень распространён в хазарском языке. К примеру, в слове «хакан», а не в славяно-греческом произношении «каган», или в названии хазарского города на Таманском полуострове «Таматархи» («Тамархи»), пока он не стал ромейской — византийской Матрахой / Матрегой (греч. ;;;;;c;) или русской Тмутараканью. Постепенно звук «х» в написании редуцируется у средневековых картографов. Примером тому может служить топоним «Самар» на карте, изготовленной в 1367 г. братьями Пицигани. Легенда этой карты, которая относится к Самаре гласит (латынь и венецианский диалект XIV века): «Самар(а) — это крепость, которая опоясана со всех сторон водой». Кстати, хазарское слово «хакан» — это «царский титул, появившийся в северо-восточной Азии у народов тюркского племени; впервые встречается в орхонских памятниках. Этот титул усвоили и монгольские императоры. На западе титул хакан сделался известным в Византии в VI в.; он существовал у хазар, вообще пользовался широким распространением. По-видимому, он сократился до титула «хан» и с течением времени утратил свое значение: в Персии титул хан присваивается губернаторам» (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890-1907).

На портолан-карте мира венецианцев Франческо и Доменико Пицигани 1367 года в дополнении к легенде, относящейся к «касру» (от араб. «замок») Самара авторы карты окантовали миниатюру города реками. У истоков реки Самары (Самур), впадающей в Волгу, картограф поместил изображение единственного на всей карте дерева. Из нижней части дерева струится на восток ручей. Близ «чудо-дерева» комментарий: «Вот дерево, из которого проистекает вода» (возможно, речь идёт о дереве Betula alba (pendula) — берёзе и берёзовом соке). Источник этой легенды мы находим в отчёте Ибн-Фадлана, который в составе посольства аббасидского халифа аль-Муктадира (908-932 гг.) посетил Волжскую Булгарию в мае 922 года. Можно предположить, что эта информация попала на Запад из арабско-персидского мира или через Византию, или через Сицилию, во время правления императора Фридриха II Гогенштауфена (1194-1250).

Во время своего длительного путешествия Ибн-Фадлан переправлялся через множество рек (двигался он на север по левобережью Волги), в частности и через реку «Самур», которая по названию, топографии и маршруту следования посольства, вполне соответствует реке Самаре. В «Записке» путешественника сказано: «Потом мы ехали несколько дней и переправились через реку Джаха, потом через реку Азхан, потом через Баджа, потом через Самур, потом через реку Кабал, потом через реку Сух (Сок), потом через реку Канджалу, и вот мы прибыли в страну народа турок, называемого аль-Башгирд».

Во времена Золотой Орды в районе Самары археологам известны два городища: одно в 20 км ниже населенного пункта Сингилей; другое напротив Самары близ деревни Переволок. Еще в XIX веке в районе городищ наблюдались видимые над землей руины кирпичных и каменных построек, встречались серебряные и медные монеты, но планомерные археологические исследования там не проводились. На карте-планисфере 1448 года бенедиктинского монаха из монастыря Св. Петра в Зальцбурге (лат. ordinis Sancti Benedicti de Salisburg) Андреаса Валшпергера (родился около 1415 г.) на большой реке в Восточной Европе присутствует топоним «Samarchar».

Укреплённый замок, расположенный на левом берегу Эдиля (Волги) на карте мира 1459 года Фра Мауро также именуется Cамар (лат. Samar). Cамар(а), окруженный высокими крепостными башнями с зубцами, между которыми находятся проездные ворота, расположен на месте впадения «голубой реки» (итал. fl[umen] coche su) в Волгу. Название свидетельствует о том, что воды реки Самары в эпоху Средневековья отличались чистотой и прозрачностью. По этой замечательной карте мира, основанной на лучших графических и письменных источниках, имевшихся в распоряжении её создателей, можно сразу расставить акценты по поводу неправомерного отождествления Самары и Самарканда в зарубежной историографии на протяжении длительного времени — легенда, помещенная близ города Самарканда гласит: «Самаркандское Царство. Это Царство Самаркандское находилось под властью Тамерлана… Этот прославленный город (Самарканд) с истинным благородством был украшен прекраснейшими постройками, среди которых особенно выделялся свой величиной и мощью замок. Правитель же этого государства был исключительно из того рода, из которого происходил сам Тамерлан».

Река Самар (англ. Samar fl.) имеется на карте 1562 г. Энтони Дженкинсона «Описание России, Московии и Тартарии. ». В путевых записках «Путешествие господина Антония Дженкинсона из города Москвы в России до города Бухары в Бактрии в 1558 г., описанное им самим для лондонских купцов Московской компании», которые могут служить дополнением к карте, сказано: «16 июня мы прошли мимо нескольких рыбачьих хижин называемых Petowse, в 20 лигах от устья Камы. Здесь происходит большой лов осетров. Так, продолжая путь далее, мы прошли 22-го мимо другой большой реки — Самары, которая вытекает из вышеуказанной (Пермской) страны, течет через ногайскую землю и впадает в Волгу». На карте 1566 года Каспара Вопеллия за «Ра, рекой Волгой, или Эдель» на землях «Ногайской орды» изображен уже частично руинированный замок «Крепость Самар» (лат. Sama[r] Castrum). Изображая миниатюру с руинами Самары, автор-составитель карты, несомненно, хотел подчеркнуть древность и запустение данного города. Таким образом, топоним «Самарха» (Самара) присутствует в средневековой западноевропейской картографической традиции на многочисленных картах и в их описаниях конца XI века.

На картинке: Эбсторфская карта мира XIII века. Первое изображение города Самара на реке Волга (Ра, Ру, Итиль, Итель, Атель, Этель, Этиль, Эдель, Эдиль). В VI-II вв. до н.э. великая река (Волга), вероятно, имела наименование – Ра. В «Ригведе» и «Авесте» (конец II – начало I тысячелетия до н.э.) её название – Ранха (Ранга). Древние греки знали о существовании могучей реки (Волги) под именем Ра (Рау) (Клавдий Птолемей, «Руководство по географии» II в. н.э.). Коренные народы Поволжья, например, мордва до сих пор называют Волгу древним именем – Рау (изменённое «Рай»). Древние руссы называли Волгу именем – Ру (рудая, красивая, красная, щедрая). Русские казаки это слово-наименование использовали вплоть до XVI века, особенно в народных преданиях. Арабы и персы в древности называли Волгу (в том числе часть бассейна Камы и Белой) именами: Итил, Исил, Атил, Афил. Византийцы называли Волгу – Атель. Это «величайшая река, стекающая вниз от океана по земле сарматов и называемая Атель» (византийский летописец Феофан Исповедник, около 760–818 гг.). Средневековые западноевропейские картографы и географы называли Волгу именами: Этель, Этиль, Эдель, Эдиль. Несомненно, в каждом и любом наименовании этой великой русской реки был основополагающий смысл и значение.

Источник



Самарская лука и россо-арии

Самарская лука и россо-арии

До наших дней дошли народные, казачьи предания о священных реках Ру-Волга, Самара, Беловодье… Список священных рек древних россо-ариев довольно значителен, со многими из них читатель познакомится в данном исследовании. И все-таки Волга и Самара даже среди культовых рек стоят особняком.

Что же привлекало на Волгу, в особенности на ее среднее течение, древних россов? Очевидно, причин несколько. Прежде всего географические: Волга идет с севера, с прародины россо-ариев, на юг, к теплым морям и регионам; Волга пересекает лесные дебри, благодатные лесостепи, идет в степные просторы… Разность климатических условий и сопутствующих им промыслов способствовала развитию судоходства еще в каменном веке. Географические рельефы привлекали волхвов своей культовой символикой.

Не лишены смысла и геологические причины: камни и руды – большая ценность для древних.

Однако присутствуют и более скрытые мотивы. Во многих культовых местах есть особая энергетика, подпитывающая посетителей этих зон. Что это за энергии?

Доцент Самарского государственного технического университета физик, специалист по кристаллам А. А.Сидоров считает, что радиация урановых руд влияет на интеллектуально-культурные мутации. Урановая руда есть и на Самарской луке, на глубине в несколько сот метров, но на поверхности земли это никак не чувствуется и современной аппаратурой не улавливается.

Этим же ученым высказана мысль и об энергии большого потока воды, «вращающегося», текущего вокруг Самарской луки, вокруг горной гряды. Что-то есть в этой гипотезе.

Вместе с тем мы можем говорить и о других существующих энергиях, о которых наука только высказывает предположения или совершенно не знает.

В культовых местах такие энергии действуют, более того – реально ощутимы. В некоторых местах малоизученные энергии чувствуются даже при краткосрочном посещении.

Ярким примером тому служит Аркаим. Летом 2008 года наша киносъемочная группа из трех человек двое суток колесила по священным рекам в Самарской, Оренбургской, Челябинской областях (с заездом в Башкирию). В Аркаим добрались уставшие, ночлега там не нашли, и потому, отсняв немало интересного материала, в ночь двинулись в Медногорск. Чуть не до зари ехали по безлюдным степям, но спать уже не хотелось, и мы сами себя спрашивали, откуда у нас прибавилось энергии, сил. В культовом урочище провели всего несколько часов.

О подобных ощущениях при посещении Аркаима могут рассказать тысячи экскурсантов, паломников. Об этих энергиях, без сомнения, знали и волхвы, и обычные селяне.

Многие слова нашей речи тоже содержат немалую энергию: иные из них содержат высокую энергию. Соответственно и названия ряда гидронимов, топонимов несут в себе не только сокрытые знания, но и энергии, о которых мы знаем не столь много, как древние россы.

На Волге и ее притоках было редкостное изобилие рыбы, птицы и зверя, что тоже привлекало поселенцев. Из Волги и Самары еще в XVII веке трудно было зачерпнуть ведро воды, чтобы в ней не оказалось рыбешки, хотя бы малька. Меньшее, но просто сказочное количество рыбы наблюдалось даже в XIX веке.

При таком изобилии рыбы счет водоплавающей птицы в бассейне Самары шел на миллионы. По воспоминаниям очевидцев, на многих водоемах, особенно во время осенних перелетов, от птиц не было видно поверхности воды. Если человек или зверь вспугнет крылатое сообщество, то десятки тысяч разноголосых пернатых разом взмывали в небо и буквально закрывали солнце.

Читайте также:  Оцените значение составления чертежа реки амура с точки зрения экономики история 7 класс кратко

В птицу здесь не было нужды стрелять. На озерах ловили плавающими веревочными петлями. Поставил силок – и спустя несколько минут тяни добычу. Где много птицы, там много пушного зверя. Самарская плавня русских людей кормила, одевала и еще защищала от степных кочевников.

Ореол святого места сиял тысячелетиями. Сияние древности видно во многих гидронимах и урочищах в дельте Самары и ближних районах. Чтобы увидеть всю линию горизонта, надо снять шоры. Прытким конягам глаза с боков прикрывают куски кожи:

зашоренная горячая или пугливая лошадь дорогу видит только перед собой и везет, куда надо ездоку. Считается, что эта упряжь имеет немецкое происхождение. В России же шоры широкого распространения не получили. Да и людям желательно отбросить шоры, установленные политиками.

В политике зашоренность ярче всего видна на примере родной нам Сербии, оккупированной Турцией и Австро-Венгрией. Вот что писал известный историк А. Майков еще в XIX веке:

«Первыми отуречиваться начали сербские бояре, «желавшие через отступничество от веры сохранить свое влияние на народ…» И тех, кого в малолетстве продавали в рабство, одевали в «шоры»: «Цвет турецкого войска, янычаре, были почти все славяне, ревностные поборники славы турецкого оружия…» (А. Майков. «История сербского языка…»).

Отбросим политику, не станем никому предъявлять счетов. Впрочем, как показывает опыт предыдущей книги «Священные реки России», именно отказ от устоявшегося политизированного взгляда на русскую историю и культуру высокопоставленные чиновники во властных структурах России воспринимали как политику. «А где шоры? Почему нет шор?!» – гневаются они. А почему у нас должны быть шоры? Если вам нравится, носите шоры сами. Хотя это и для чиновников тоже вредно.

Далеко не всегда тут присутствует злой умысел. Зачастую зашоренность возникает от простой нехватки информации даже у людей, старающихся быть объективными.

Так, самарский краевед Е. Ф. Гурьянов издал хорошую, но не бесспорную книжку «Древние вехи Самары», где пишет: «Для русских же людей – древних россов этот край и далее на юго-восток… были «землей незаемой». Отсюда автор делает вывод: «Самара – слово не русское». Емельяна Гурьянова, архитектора и краеведа, знал. То был человек не суетный, любящий историю и Россию, но ему не хватило информации. Гурьянов думал, что русские появились на Волге только в XVI веке.

Более информированный человек профессор Самарского государственного университета, археолог, создатель самарской археологической школы Г. И. Матвеева придерживается другого взгляда: «Следует отметить, что на территории именьковской культуры встречаются славянские гидронимы: Бездна, Утка, Майна, Черемшан, Сулица, Сок. Их доболгарское происхождение подтверждается упоминанием некоторых из этих гидронимов Ибн-Фадланом, побывавшим на Волге в 922 году (Сух-Сок, Джарамсан-Черемшан, Банасна-Бездна)». (Г. И. Матвеева. «Среднее Поволжье в IV–VII вв.: именьковская культура», стр. 76). Сюда же можно прибавить реку Моча и ряд других.

В устной беседе Г. И. Матвеева подчеркнула: «Ибн-Фадлан вез с собой двух переводчиков, один тюркский, а второй, Борис, – славянин. И это говорит о том, что на Волге в IX–X веках много русских селений».

Даже во время нашествия булгар-тюрок на Среднюю Волгу здесь еще много русских селений. То же нам подтверждает и археология, в частности, экспедиции под руководством Г. Матвеевой.

Идентифицировать население и его самоназвания на Средней Волге и в других регионах можно по гидронимам и топонимам. Когда гидронимов и топонимов десяток, то это оставляет простор для манипуляции «сомневающихся». Однако если гидронимов и топонимов эпохи каменного века сотни и тысячи и они хранят тысячи русских слов (целый словарь составить можно), это говорит о наличии языка и народа – его носителя. Если язык на 100 % русский, то и говорить, что тут жили монголы, японцы или португальцы, никак не возможно.

Если к реке или горе «прибита» табличка «бог», «росс» и «сок» или иное чисто русское имя, то и вопрос самоидентификации здешних аборигенов ясен как божий день.

Известный лингвист директор Института языкознания Трубачев так же считал, что многие названия рек в Поволжье русские. Впрочем, пойдем своей дорогой, свяжем гидронимы и топонимы России не с V веком, а со II и III тысячелетием до нашей эры, с россо-ариями.

Как географический объект река Самара интересна двумя положениями. Во-первых, русло реки длиной 575 км (по другим данным – 594 км) тянется на восток (перпендикулярно Волге).

Самара служила водной трассой, по которой шел торговый путь (через волок) на Яик и Сакмару, а через них к региону Южного Урала и Западной Сибири, далее по Караганке (и Утеганке) до Аркаима, до строны гордов, где жили соплеменники россо-ариев. Через Самару поддерживались торгово-политические связи союзных общин русского народа. И связи эти шли от Дуная до Аркаима. Вдоль реки шел и сухопутный тракт, который отмечен большим количеством курганов каменного века и эпохи «бронзы». На протяжении тысячелетий тут жили общины одного народа, который постепенно развивался, имел свои региональные отличия, но говорил на одном языке. Здесь можно встретить следы и гуннов, и монголов, азиатов, волной пошедших по лесостепям Предуралья и Поволжья. Вместе с тем следы коренного населения прослеживаются на протяжении тысячелетий. Народ сей древними греками звался савроматы, сарматы и имел самоназвание росоланы, россы.

Интересна Самара и своей знаменательной дельтой – протяженность вдоль берега Волги около сорока километров и полосой до десяти-пятнадцати километров.

В Самарской плавне сотни проток, ручьев-речек, озер, лиманов. По сути это старицы Самары. Еще на моей памяти тут могучие дубравы на гривах, в низинах осокори в четыре обхвата. После раздачи земли под садовые товарищества лес заметно поредел. Весной дельта затоплялась так, что лес стоял в воде, на лодках плавали. Одна из стариц ныне зовется Татьянкой, на плане городских земель конца XVIII в. – Татьеша. Е. Гурьянов делает поспешный вывод: «Там, где протекает нынешняя река Татьянка, была скрытая дорога и исходное место внезапных набегов кочевников на русские поселения». Отсюда-де и Тать(еша), т. е. разбойничья река.

Вывод ошибочный. Кочевники чуть не на 100 % плавать не умели, лодок страшились. А чтобы орда степных кочевников полезла в болото, и представить немыслимо. Их туда и на аркане не затащишь. Дороги в дельте вообще не было очень долго. Во время киносъемок 2008 года еще раз проехали и прошли по дельте, посмотрели крутые берега стариц: топкие луга-болота в сочетании с густым лесом для конницы, да еще степной, непроходимы. До нарушения экологического равновесия комарье тут было жуткое. Идешь, машешь руками, и полчища кровососущих даже не слетают с рук. Придавишь – через секунды картина та же. Лежать в засаде в таких условиях могли только пластуны и отваги, да и то без коней. Вот представители воинских братств и могли поспособствовать к видоизменению имени, появлению Татьеши, а может быть, даже молва о стародавних временах над тем поработала.

Истинное название Татьянки, Татьеши – Тат(а) Самара. Знаем описание протоки (новой) сын Самара (Sin-Samar). Естественно что старое русло, старица звалась Тат(а) Самара – отец Самара. Это слово известно в том же значении, что и в санскрите.

До санскрита (древнейшего письменного языка, уцелевшего до наших дней) еще доберемся. Для себя отметим, что кочевников в Самарской плавне не было, дорог их тут не было. А вот древнерусской топонимики немало. В соответствующих главах об этом будет сказано. Для казаков, рыбаков места изобильные, кормящие. Рыбный промысел русских и кормил, и одевал.

И здесь мы опять должны обратиться к традициям и промыслам россо-ариев. Древние россы жили охотой, рыболовством, скотоводством и земледелием. Причем рыболовство в древности – важнейший промысел. И даже в XX веке, в годы гражданской войны, последовавшей разрухи и голода, именно Волга, рыболовство, миллионы пудов одной лишь воблы (!) спасли значительную часть населения от вымирания.

Реформаторы от «политической энергетики» перекрыли Волгу плотинами, понастроили гидростанций. Течение встало, вода цветет. Люди пьют зараженную воду. Морской рыбе некуда идти на нерест, пресноводная рыба гибнет от ежесуточных колебаний уровня воды. Доходы от гидроэнергетики не покрывают потерь. По продовольственной безопасности России нанесен жесточайший удар. Волгу надо освободить от плотин. Рыболовство у русских не только промысел, но и элемент национальной культуры.

Эту грань русских традиций мы можем увидеть порой в самых неожиданных проявлениях, временах и странах.

В России вышло в свет переводное издание книги Франка Коуэла, специалиста по Древнему Риму. В книге есть два эпизода, интересных для данного исследования.

Римская публика развлекалась гладиаторскими боями военнопленных, рабов, среди которых и фракийцы с трезубцами и сетями. В художественном американском кинофильме «Спартак» на арене с трезубцем и сетью дерется могучий негр. И так вполне могло быть. Вопрос в другом: чье оружие использовали гладиаторы с трезубцем и сетью? В переводе получили определение «рыбаки». Рыбаки и рыбаки. А вот в оригинале видим – написано: «ретиарии» (retiarii) (Ф. Коуэл. «Древний Рим. Быт, религия, культура». М., 2006, стр. 226). И сразу многое проясняется.

Знаем, что Фракия и Ретия на Балканах (об острове Аретия смотри ниже) – славянские, читай русские государства. Ретии, именно в таком контексте, посвящен труд известного австрийско-немецкого профессора Бидермана («Slavenreste in Tirol»). Итак, имеем рыбака с сандовью (волжское название остроги, национального рыболовного орудия) и сетью, которого общо называют ретиарий (читай россо-арий).

Римляне знали древних россов, живших на Дунае – Истре (древнерусское название Истр, известно минимум с VIII в до н. э.) и занимавшихся промышленным рыболовством. Орудие у рыбака-гладиатора, кстати, то же, что и в XXI веке, хоть ныне сандовь считается браконьерской снастью. Но потому и запрещается, что до сего дня имеет хождение…

Отметим, что именно ретийцев, россов называют в сочетании «арий». Для римлянина ретиарий есть рыбак, пленный раб (с Дуная, из Фракии, из Ретии). А вот россы сохранили для себя приставку «арий», что значит благородный.

Именно поэтому у россо-ариев рабовладение не получило широкого хождения. А сами они боролись с рабством всегда и повсюду. Знаменитый Спартак, вождь восставших рабов, трясонувших могучий Рим до основания, был фракиец. О том, что Фракия страна славяно-россов, убедительно писал А. Д. Чертков. С использованием накопившегося материала можно уверенно говорить о фракийцах как о россо-ариях.

Спартак жил две тысячи лет назад. Но тот же дух свободолюбия толкал россов на борьбу и пять тысячелетий назад, и пятьдесят лет – во время Второй мировой войны, когда партизанские отряды в Польше, Чехии, Франции, Италии… были полны русскими бойцами.

От Италии и Фракии, от ретиариев, от россо-ариев, верменся на Волгу и в Самару. В Волго-Уральском регионе знаем и селения, и гидронимы Арья, Арии (далее коснемся их чуть подробнее). Какова сила преемственности и традиций!

Ф. Коуэл считает, что римляне верования переняли от греков (стр. 230). Сами греки недвусмысленно писали, что переняли «вакханалии», обряды у гето-фракийцев, у русских.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Конные стрелки из лука

Конные стрелки из лука Выше уже говорилось, что военные отряды скифов являлись основной опорой государственной власти. О них упоминается при описании многочисленных войн, как оборонительных (походы Дария), так и наступательных, грабительских (походы скифов в Переднюю

Расстрел из лука и протыкание

Расстрел из лука и протыкание Казнь святого Себастьяна. Гравюра с картины Гвидо Рени. XVII в. Частн. кол.Казнь стрелами — один из редких способов умерщвления при помощи метательного оружия. Сама по себе стрела — это метательный снаряд с наконечником на легком деревянном

7.1. ПОЯВЛЕНИЕ ГУННСКОГО ЛУКА

7.1. ПОЯВЛЕНИЕ ГУННСКОГО ЛУКА В начале III в. до н. э. в жизнь Китая снова вмешались степные племена – на этот раз хунну. Как полагают некоторые историки, хунну произошли от смешения пришедших с запада иранцев, жунов и ди и монголоидных туземцев, обитавших в степях Гоби и лесах

Мифология и материальная культура россо-ариев и движение их культуры по планете

Мифология и материальная культура россо-ариев и движение их культуры по планете Как материально жили люди, создавшие основу мировой мифологии и поименовавшие сотни культовых рек и множество гор и урочищ? Чем россо-арии занимались кроме рыболовства?Начнем с Нави, мира

Арии (россо-арии)

Арии (россо-арии) За три тысячи лет до нашей эры древние россы накопили выдающуюся сумму знаний и прорывных технологий в области металлургии, зодчества, строительства колесниц и повозок, развитую мифологию и устоявшийся взгляд на земное мироустройство и космос.Ранее

Лука 1605 год, весна. Русский землепроходец капитан Лука проходит на кочах по реке Обь, выходит в Северный Ледовитый океан, поворачивает на восток, проходит Гыданскую губу, два острова (Олений и Сибирякова), заходит в Енисей. Далее его отряд идёт до устья реки Пясны (Пейчины)

Устройство сложного лука

Устройство сложного лука Если простой лук с надетой тетивой представляет собой плавно изогнутую дугу, то сложный скорее напоминает букву «М» с плавными перегибами. Именно такие луки можно видеть на всех без исключения древнерусских изображениях, сохранившихся до наших

Боевое использование лука

Боевое использование лука В исторических кинофильмах и художественной литературе укоренился любопытный штамп. Когда в произведении появляется воительница – не богатырша, обычная женщина или девушка, силою обстоятельств вынужденная взяться за оружие во время

Глава 53 Отравленная лука

Глава 53 Отравленная лука В 1598 г. перед Тайным советом предстал Эдвард Сквайрс, женатый житель Гринвича среднего возраста, называвший себя «писцом». Его обвиняли в заговоре с целью убийства королевы. Убить ее он собирался, натерев ядом луку седла Елизаветы. Кроме королевы,

Источник

Древнейшие реки в самаре

12. Поселки «Кавказ» и «За Панским переездом»Поселки начали формироваться из пришлых торговцев уже в 70-х г. г. XIX века.
Сразу за переездом находился поселок Кавказ, который первое время составляли жилые, административные и складские здания пароходного общества «Кавказ и Меркурий».
В 80-х г. г. XIX века, по сведениям К. П. Головкина, здесь на Безымянном овраге располагался пивоваренный завод Иосифа Викентьевича Питца. Завод сгорел, но хоть и был отстроен заново, дела у Питца так и не наладились. В конце XIX века в поселках располагались пивные склады наследников Александрова, кирпичные заводы Жукова и Сапрыкина, мыловаренные заводы Гребежова и Уласова, а также городские скотобойни.
В справочнике «Вся Самара за 1925 год» эти поселки упоминаются как «За-панским переездом» с улицами без квартальной разбивки: Московская, Ряжская, Первый переулок, Кузнецов переулок, Гребежов переулок, Уласовский переулок (в честь мыловаров), Ново-Вокзальная, Старо-Панская, Сызранская, Ново-Панская, Ташкентская, Федоровская, Карьерная, Цыганская, Набережная и Линейная.

13. Надолбный (отмель у Запанского)
Надолбным местом называли отмель реки Самары у поселка за Панским переездом. П. В. Алабин писал: «…Жителям указанной местности при пожаре некуда будет выносить свое имущество, ибо прежде они пользовались для этой цели песчаной отмелью реки Самары, называемой «Надолбным», а теперь по проведению в таком виде железной дороги и ветки проникнуть на эту отмель делается невозможным».

14. Валы, стрельбища, каменоломни

После поселка за Панским переездом начинались стрельбища с валами. В 60 – 80–е годы XIX века это было совсем безлюдное место, невдалеке от которого находились городские каменоломни. В конце 80-х годов каменоломни ненадолго перешли в руки купца Шальнова, а в начале 90-х годов XIX века были закрыты.
По сообщениям К. П. Головкина, городские мальчишки обыкновенно бегали туда «рыть пули», но потом поставили караул и сдавали добычу пуль с подряда. После самовольного заселения берега Самарки пребывание стрельбищ там стало опасным для жителей, да и новые дальнобойные винтовки требовали большой дистанции, а потому, по данным Головкина, они были перенесены к полустанку Безымянка на Поду. Земля же валов была увезена одним из подрядчиков железной дороги для прокладки и расширения железнодорожных путей у станции Самара.

15. Поселки «Новый Оренбург» и «Ветряные мельницы»После ликвидации каменоломен и стрельбищ за Панским переездом выросли безквартальные поселки Новый Оренбург и Ветряные мельницы. В поселке Новый Оренбург к 1925 году упоминаются улицы: Церковная, Овражно-Днепровская, Владимирская, Козловская, Набережная, Полевая, Ярославская, Московская.
В районе поселка Новый оренбург упоминаются озеро Тепленькое и овраг Горячий ключ.
Поселок возник путем самозахвата земли переселенцами из села в город и, также как Запанское, являлся бесквартальным. Большой популярностью в поселке пользовались торговые бани Кузина. Промышленные же предприятия находились в основном в поселке Ветряные мельницы. Сначала здесь работали небольшие ветряные мельницы, а позже открылись мыловаренные заводы Кузнецова и Гореловых, чугунно-литейные и механические Зуева, Молчанова, Усаченко, Шавыргина, овчинная фабрика Сидоровых, кирпичные заводы Городского общественного управления, а также купцов Ильина, Сапункова и два завода Летягиных. Устройство здесь городского и частных кирпичных заводов сделало возможным проведение водопровода в поселки. Заслуженное уважение вызывал старейший в Самаре канатно-веревочный завод купца, члена городской Думы и Управы, смотрителя Покровского сада М. Я. Попова. К началу XX века поселок Ветряные мельницы вошел в состав поселка Новый Оренбург.

Читайте также:  Когда все реки высохнут

Жители Нового Оренбурга

16. Церковь во имя Архистратига Божия Михаила
(Рождества Пресвятой Богородицы)Жителям нового поселка – поселка Новый Оренбург приходилось слишком далеко ходить в церковь (в Петропавловскую). Но трагедия, случившаяся недалеко от поселка подарила жителям свою церковь. В 1908 году на охоте недалеко от поселка погиб молодой Михаил Александрович Сурошников от пули случайно разрядившегося ружья. В 1908 году для жителей поселка Новый Оренбург на месте гибели Михаила братьями Сурошниковыми был построена деревянная на каменном фундаменте церковь, освященная во имя Архистратига Божия Михаила.
В 1915 году на месте деревянной церкви Василием Сурошниковым был построен каменный храм Рождества Пресвятой Богородицы. 13 ноября 1915 г. новый храм был освящен во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Освящение произвел экзарх Грузии архиепископ Питирим, прибывший накануне в Самару, в сослужении с Михаилом, епископом Самарским и Ставропольским. Один из приделов был освящен во имя Архистратига Михаила, другой во имя Василия Исповедника.

17. Колесников овраг. Гончарный завод Э. К. Баара. Провалы
В районе бывших каменоломен начинался Колесников овраг.
К. П. Головкин отмечал: «Овраг имел направление с севера на юг в длину от начала до впадения в реку Самарку на три версты. Вершина оврага находилась на высоте 50 – 60 сажен над 0 уровнем реки Волги. С давних пор средняя часть оврага служила местом свалки нечистот со всего города, заражая зловонием окрестности. Представляя собой угрозу городу, как очаг заразы, он вызывает всегда беспокойство, заставляя думать о необходимости уничтожить эту клоаку.
Однажды даже было сделано предложение залить этот овраг нефтью и зажечь, но боязнь смрада, долгого горения навоза и пожара не дала возможности применить это средство.
Название свое Колесников овраг получил оттого, что когда-то местные колесники возили туда готовые колеса, там варили на кострах смолу и смолили их, так как в городе во избежание пожаров делать это было запрещено».
В верхней части оврага было небольшое озеро, около которого расположился гончарно-изразцовый завод Эрнеста Карловича Баара. В 1898 году сроком на 36 лет Баар взял в аренду 360 кв. сажен земли под свой завод по изготовлению гончарной посуды, изразцов и терракоты. Кроме того, здесь добывалась лепная глина для скульптурных работ серовато-зеленоватого цвета. Во время Советской власти завод был национализирован. Сам Баар подвергся нападению грабителей, был разорен и умер. Позже завод был расхищен.
Рядом с оврагом находились кирпичные заводы Новокрещенова и Родионова.
Между Колесниковым оврагом и фруктовыми садами на восток от города находилась местность, которая изобиловала провалами. В древнее время это место обыватели называли «провалы», «пропасти», «воронки». Некоторые из этих ям имели довольно значительную глубину, были велики в диаметре, края их были покрыты зарослями мелкого кустарника. Ходили легенды и поверья, что в некоторых из них и «дна не достать». Позже ямы были завалены мелким щебнем и отбросом. Происхождение этих ям естественное, продукт вымывания глубоких известняковых слоев подпочвенными водами.
Есть предположение, что улица Ямская и местность Ямы у Мещанского поселка (у современного поселка Братьев Кузнецовых) назывались так благодаря памяти местных жителей об этих Провалах.

18. Под
За поселком Новый Оренбург и фруктовыми садами раскинулся Под. Это обширное ровное, гладкое плато, лежащее на северо-востоке от Самары. Границами его являются с востока река Самарка, с юга и востока фруктовые сады и Томашев колок, а с севера поселок Зубчаниновка. На Поду были расположены полустанок Безымянка, а также стрельбище и артиллерийский полигон, перенесенные из поселка Новый Оренбург.
По Поду проходила поселочная Смышляевская дорога, «обсаженная со всех сторон березами» – бывший Оренбургский тракт.
«Под» был разделен на участки, которые периодически засеивались хлебами и бахчами по двенадцатипольной системе, расписание которой было помещено на «Плане городской дачи за 1898 год». Название «Под» тождественно с подом печей, то есть гладкий и ровный как пол печи. К. П. Головкин так описывал «Под»: «Отдыхающие от посевов участки земли были покрыты бурьяном, летом выгорали от солнца, вытаптывались пасущимися здесь городскими стадами коров, и, в общем, имели вид блеклой пыльной степи. Как сенокосные угодья – весьма плохи».
Рядом с Подом упоминаются Салмановские пожни, Максимовский юрт, Панская лука, Струков мост.
На разъезде Безымянка стоял кирпичный завод Маштакова, известного до сих пор благодаря своему деревянному дому на Самарской площади.

19. Струков мост
Для переезда через реку Самарку в районе Пода в местности Панская лука по Черновской дороге был устроен деревянный мост, который носил название Струков мост. Название этого произошло якобы из-за того, что в начале XIX века здесь проходил Илецкий солевозный тракт, по которому начальником Соляного управления Г. Н. Струковым была организована перевозка соли.

20. Плашкоутный мостПервый плашкоутный (понтонный) мост через реку Самару был построен в 1859 году шириной в 4 сажени с 2 проездами. Относительно старого плашкоутного моста, по данным К. П. Головкина, старожилы вспоминали, что при въезде на него обоза, с одного конца он погружался в воду, а с другого приподнимался, «потому переправа проходила всегда с бранью и криками». Пропускная способность моста была крайне низкой. Крестьянам, чтобы пересечь его, приходилось ждать сутки или более.
В 1878 году на средства самарского земства был построен новый плашкоутный мост 6 сажен шириной с 4 проездами по проекту архитектора и инженера Ляха Невинского.

Плашкоутный мост 1878 года инженера Ляха Невинского

21. Железнодорожный мост через реку Самару был построен в 1904 году.

22. Воеводские луга и Голодная грива (песчаная коса у лугов)
Воеводские луга всегда сдавались городом в аренду разным лицам. Как во времена самарских воевод, так и во времена городских голов. А Голодную гриву (косу с песком и щебнем) долгое время занимали салотопенные производства. Первые три завода с паровиками, котлами и чанами открыл Дмитрий Ефимович Растрепин. В 1867 году здесь же открыли производство и Шихобаловы.

Долгое время на Воеводских лугах располагалась мельница Светова, которую в 1882 году приобрело Товарищество (П. С. Субботина, А. Н. Шихобалова, Г. И. Курлина, М. Н. Шихобалова). Последним хозяином мельницы была потомственный почетный гражданин А. М. Неклютина.

23. Засамарская слобода

Возникла путем самозахвата и как другие поселки на реке Самаре была бесквартальной. На 1925 год имела основные улицы: Главная, Пристанская, Головановская, Кравцова, Около дамбы, Бобермановская, Набережная, Болотная, Сурошников двор, Банное озеро, Вырыпаевская, Новый постройки.

В Засамарской слободе на 1915 год находились лесопильные заводы Витман, Зуева, Петрова, Кузина, кирпичные заводы Шигарева и Вырыпаева, мыловаренный завод Плешанова, торгово-промышленное предприятие Немировского (аптека), гостиницы Доронина, мельница Сурошниковых, мельница торгового дома Бобермана (закрыта в 1910 году в связи с банкротством хозяина).
Здесь же была выстроена в 1898 году Кресто-Воздвиженская церковь. В 1907 году по данным газеты «Голос Самары» подрядчиком Бабушкиным проведен водопровод в слободу.

24. Кресто-Воздвиженская церковь в Засамарской слободе
О Кресто-Воздвиженской замечательно пишет исследователь доктор исторических наук В. Н. Курятников (Крестовоздвиженская церковь, об истории которой пойдет речь, была построена за рекой Самарой в конце XIX века). Ее прихожанами стали жители Засамарской слободы.

По Уральскому тракту, проходившему по Засамарской слободе, в Самару поступала основная масса зерна и скота. К концу XIX столетия за рекой Самарой работало «три паровых мельницы, три лесопильных завода, четыре салотопенных; там до 40 постоялых дворов, три булочных заведения, две гостиницы, две винных лавки, одна пивная и, наконец, там лесные пристани», — указывалось в одном из документов. В период наплыва сезонных рабочих, крестьян, привозивших на реализацию хлеб, но вынужденных по несколько дней жить в слободе, ее население резко возрастало.

Однако, несмотря на то, что территория, на которой селились жители за рекой Самарой, считалась с XVII века городской, в Засамарской слободе не было ни церкви, ни школы.
На отсутствие в слободе школы и храма обратил внимание и епископ Гурий (Буртасовский), управляющий Самарской епархией в 1892-1904 годах. Он вынашивал идею создания в Засамарской слободе храма и при нем церковной школы. Епископ Гурий писал: «С самого вступления моего на Самарскую епископскую кафедру, при обозрении г. Самары, я обратил особенное внимание на часть города, за рекою Самаркой, где нет ни храма, ни школы; между тем как часть эта довольно заселенная и по преимуществу ремесленно-промышленным людом, особенно нуждающимся, по своим житейским обстоятельствам, в духовно-нравственном воздействии и подкреплении со стороны церкви».
Засамарская слобода была ближайшим и старейшим пригородом города. Однако она не имела собственной церкви. «Население этой слободы почти все бедное, — сообщали в 1896 году «Самарские епархиальные ведомости», — Из домовладельцев многие сдают свои дома под постоялые дворы, а сами занимаются извозом. Возят по найму песок, камень, дрова, хлеб, выгружают из реки Самарки на берег сплавляемые сверху по Волге плоты строевого леса для лесоторговцев г. Самары, имеющих здесь лесные склады. В этой же слободе старается как-нибудь приютится бедный люд, ищущий себе заработка».
Религиозные потребности жители слободы удовлетворяли в храмах, расположенных на Хлебной площади. Многие из слобожан были прихожанами старейшей в Самаре Спасо-Преображенской церкви. «Довольно продолжительное время, — писали они губернатору, — не имея сообщений или имея таковые с большими затруднениями, слобода все время была лишена возможности удовлетворить самую насущную потребность, она не имела церкви». В 1894 году Самару посетил протоиерей Иоанн Кронштадтский. Преосвященнейший владыка Гурий после его отъезда обратился через печатные органы к жителям Самары и Самарской епархии с просьбой о сборе средств на сооружение храма в Засамарской слободе в память о посещении города Иоанном Кронштадтским.
«Консистория, — сообщали «Самарские епархиальные ведомости», – снабдила всех Градо-Самарских священников подписными листами, для записи денежных пожертвований на предполагавшийся храм, а для сбора мелких пожертвований – копейками были учреждены при градских приходских и монастырских церквах кружки, с надписью «на сооружение храма в за-Самарской слободе».
Проект церкви составил самарский епархиальный архитектор Тадеуш Северинович Хилинский. Он же осуществлял и надзор за возведением церкви. «1896 года августа 8 дня, Я нижеподписавшийся Самарский Епархиальный Архитектор Хилинский, даю настоящую подписку в том, что принял на себя наблюдение с ответственностью в техническом отношении за правильность и прочность работ по постройке деревянной церкви в за Самарской Слободе», — сообщал он в Строительное отделение Самарского губернского правления. Т.к. место, выбранное под постройку, в период половодья затоплялось, церковь решили сооружать деревянную, на сваях.
13-го октября 1896 года было освящено место для постройки храма. Всего под него было отведено до 800 квадратных саженей. Часть земли была городской, а часть пожертвована самарским купцом Дмитрием Павловичем Новокрещеновым.
2-го июня 1897 года совершена закладка храма. Председателем комиссии по постройке храма был утвержден Дмитрий Павлович Новокрещенов. Иконостас для будущего храма заказан у мастера Сибирякова, а написание икон – у иконописца Белоусова.
Поражает воображение скорость возведения храма в Засамарской слободе. Не полных два месяца! 23 августа (того же 1897 года) строительная комиссия сообщила «Его Преосвященству о том, что храм вчерне постройкою окончен, что готовы и кресты для храма, просила благословения поднять оные». 7 сентября они были водружены на здании нового храма. На донесении об этом епископ Гурий написал: «Весьма рад!»
Вследствие того, что открытие самостоятельного прихода в Засамарской слободе задержалось, задержалось надолго и освящение храма, «почти на целый год». Засамарцы, ссылаясь на недостаток средств, отказались от сооружения причтовых домов при возведенной церкви. Вследствие этого не мог быть организован и самостоятельный приход.

Жители Засамарской слободы, по-видимому, были искусны в сокрытии своих доходов. Будущие прихожане Кресто-Воздвиженской церкви поставили в тупик епископа Гурия, который так и не смог разобраться, были ли они в основной массе состоятельными или нет? На одном рапорте он ставит резолюцию, в которой сказано: «Со своей стороны я нахожу необходимым в за-Самарской слободе иметь самостоятельный причт из священника и псаломщика, с жалованием от казны, в виду малочисленности и бедности прихожан». На другом докладе замечает: «Ссылаться на недостаток средств… они (за-Самарцы) не должны, ибо в за-Самарской слободе, по общему отзыву, живут многие безбедно, промышляя, по преимуществу торговлей, хотя и мелочной, но весьма бойкой…».
В начале 1898 года в храм был поставлен иконостас с иконами. Самарскою купчихой А. М. Неклютиной пожертвована необходимая ризница, утварь церковная и полный колокольный звон: девять колоколов весом 111 пудов 24 ? фунта. Кроме того, другими благотворителями принесены в дар напрестольный, большого размера, изящной работы крест, в который, по благословению Его Преосвященства, вложена часть Животворящего древа Креста Господня (пожертвован самарскою купчихою С. А. Плехановой), и колокол весом 164 пуда 13 фунтов пожертвован лицом, не пожелавшим открыть свое имя. Весной того же года щедрая благотворительница А. М. Неклютина приобрела дом для будущего причта Засамарской слободы.
В сентябре состоялось назначение священника Иоанна Третьякова в Засамарскую Кресто-Воздвиженскую церковь. Псаломщиком стал Петр Бельский. Освящение храма «в честь Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста в за-Самарской слободе» было совершено епископом Гурием 1-го октября на праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Главный престол храма был освящен в честь праздника Крестовоздвижения, Северный – во имя св. апостола Андрея Первозванного, Южный – во имя св. преп. Иоанна Рыльского – небесного покровителя святого праведного Иоанна Кронштадтского. Один из свидетелей этого события отмечал, что «храмоздатели радовались, за-Самарцы ликовали. На колокольне новопосвященного храма раздавался звон до позднего вечера».
В имеющиеся публикации закралась ошибка. И не одна. В частности о том, что «1 октября 1898 года он (т.е. храм) уже был освящен св. прав. Иоанном Кронштадтским, как раз в это время посетившим Самару» Иоанн Кронштадтский Кресто-Воздвиженскую церковь в Засамарской слободе не освящал и в Самаре в 1898 году не был. Ему была отправлена только телеграмма, в которой сообщалось: «Освятивши храм в слободе за-Самарской, сооруженный в память посещения Вами Самары, молитвенно и с высоким уважением воспоминаем Вас. Досточтимый о. Протоиерей. Епископ Гурий и Строители храма». Освящение в Засамарской слободе придельного храма самим о. Иоанном Кронштадтским произойдет только 20 января 1902 года.
«Ныне Господу было угодно, чтобы я освятил этот храм в честь св. апостола Андрея Первозванного, в честь которого освящен и наш храм в Кронштадте», – сказал собравшимся самарцам святой праведник.
Не корректно говорить и о том, что храм «был выстроен на средства богатого самарского домовладельца В. М. Сурошникова». Храм – это небо на земле и сооружался он, как это видно из приведенного материала, всем миром. Не малый вклад внес в это дело В. М. Сурошников, но не только он один.
Крестовоздвиженская церковь, что находилась в Засамарской слободе, была деревянной. Конструкции и экстерьер здания обнаруживали стремление к массивности и замкнутости. Внешний вид церкви словно говорил, что она хоть и деревянная, но не уступит каменной в прочности и добротности… Она была гордостью и украшением Засамарской слободы, оплотом духовной жизни слобожан.
13 октября 1932 года на заседании президиума Самарского горсовета был заслушан вопрос «О закрытии церкви за р. Самаркой». Принято (опросом) следующее решение: «Имея в виду массовое ходатайство рабочих организаций и граждан, проживающих за рекой Самаркой о закрытии находящейся в За-Самарской Слободе церкви, считать возможным их просьбу удовлетворить».
По благословению Высокопреосвященнейшего Сергия, Архиепископа Самарского и Сызранского, 27 сентября 2001 года, в Праздник Воздвижения Животворящего Креста Господнего, иерей Виктор Проничкин, настоятель Ильинской церкви г. Самары, освятил Поклонный Крест, установленный на месте разрушенной Кресто-Воздвиженской церкви. Он напоминает нам, живущим сегодня, как о России Православной, воздвигавшей храмы, так и о России атеистической, уничтожавшей их.

25. Казачий мост

Проехав Засамарскую слободу, дорога идет по слегка приподнятой насыпи, дамбе, которая пересекает низину между двух озер Банного и Гатного. Эта местность и дорога назывались Казачий мост. Дамба замощена, ограждена столбами и иногда ремонтировалась. По данным Головкина: «Осенью, когда было большое поступление хлебов из южных уездов, через Казачий мост проходило до 15 000 возов в сутки».

26. Сухая Самара
Сухая Самарка представляет из себя весной как бы продолжение или рукав реки Самары, огибает Коровий остров, и, начинаясь против городской косы, выходит снова в Волгу в верстах трех у охвостья ее. Общее протяжение ее около 5 верст. Весь левый берег занят пожнями горожан. Летом она почти полностью пересыхает. Весной, в разлив это место служит любимым местом катания на лодках самарских горожан.
К. Головкин вслед за С. Неуструевым ратовали за создание полноценной бухты в Сухой Самарке, которая могла принять до 200 судов, в том числе нефтеналивных.

Читайте также:  Переплывать реку саженками как пишется

27. Коровий остров
Коровий остров занимал 366 десятин и принадлежал в 60 – начале 70 г. г. XIX века Принцу Александру Гессенскому (как и многие другие урочища за городом Самара, например, Красная Глинка). В 1906 году остров был куплен городом у Гессенского. Остров окружен с одной стороны Волгой, с другой – Сухой Самаркой. Покрыт был вековым лесом, имел несколько озер, одно из которых называлось Штаны.
Коровий остров – одно из любимых мест для охотников. По данным К. П. Головкина с 1900 по 1909 годы 1 200 сажен угодий сдавались охотникам по 5 рублей в год. В 1910 году здесь был установлен охотничий стенд Самарского общества охоты, установлена теплая изба, привезены разные приспособления для охотничьего спорта.
Головкин писал: «По зимам, по воскресеньям многочисленные охотники, самарские члены Общества, собирались за тем, чтобы пострелять в цель на призы, в тарелки, в голубей и, кстати, в тесной семье провести время».
В 1910 году по плану инженера В. Г. Линдлея здесь была установлена очистительная канализационная станция.
В 1920 – 1921 годах девственный лес острова почти весь вырубили.

P. S. Еще в прошлый понедельник разглядывали фотографии этого разлива.

Все казалось, что снимки эти очень знакомы. И вдруг пришло озарение – разлив в Самаре совершенно великолепно показан на известном полотне великого советского куйбышевского художника Валентина Пурыгина «Разлив на Волге» 1969 года:

Источник

Истоки названия реки Самары

На луговой стороне Волги по беспредельным степям Самарского края спокойно и тихо течет река Самара. Название реки не русское, весьма древнее. В арабских источниках река упоминается в 922 году. В мае того далекого года в пределы Булгарии вступил большой посольский караван арабов. В Булгары на Волгу караван пришел из Багдада от халифа Муктадира к булгарскому царю Алмушу. Тогда секретарь этого посольства араб Ибн-Фадлан в своих дорожных записках отметил, что их караван переправлялся через реку Самур — южную границу Волжской Булгарии. Так ли ее называли аборигены-кочевники, неизвестно, но это была река, которая на Средней Волге ныне известна как река Самара.

В Самарском крае река Самара наделила своим именем многое: при впадении в Волгу она вместе со своим правым рукавом-пасынком Сын-Самар (Сухая Самарка) образовала урочище под названием Самарское. Напротив него, на правой стороне Волги, лежит живописная Самарская Лука. У крутой вершины ее четыре века назад поставлен город Самара. В этом городе есть Самарский район, Самарская улица, Засамарская слобода, универмаг «Самара», кинотеатр «Самара». В ряде перечисленных названий особое место занимает Самарская Лука, которая представляет собой не только естественную преграду, делящую Волгу на две почти равные части, но и своеобразный узел далеких по времени геологических явлений природы и больших социальных событий в жизни всех народов Поволжья.

Самарскую Луку — ее горы, ущелья и леса с увлекательно таинственными мифами и легендами, преданиями и былями — упругой петлей захлестнула многоводная река Волга в древности Ра-Итиль — «божественная, большая река». В далеком прошлом это своеобразное явление природы аборигены края называли Уртюбе — «Остров гор». Однако у тезиков (купцов) Закаспия и стран Востока Самарская Лука как место на большом торговом пути была известна под именем «Джигули» (тюрк.) — «запряженный судорабочий». В русской транскрипции — Жигули. Но с появлением на Волге итальянцев (13 век) тюркское «джигули» получило усеченную форму из двух латинских слов — burdo (лошак) + lacertus (мужественная сила, мышцы плеча), то есть bur+lac (бур+лак) — бурлак. Отсюда и значение: «Жигули» — «Бурлацкие горы».

Джигули — слово тюркское, но вряд ли до прихода русских на Среднюю Волгу оно как название было в обиходе у местных народов-кочевников. Для русских же людей — древних русов этот край и далее на юго-восток земля Закаспия были «землей незнаемой». Однако русские знали о ней давно. Неизвестные авторы первых русских летописей писали: «Из Волоковского леса», где начинаются истоки рек Днепра и Западной Двины, «течет Волга на восток и течет 70 жерелы в море Хвалишское, тем же из Руси может ити по Волге в Болгары и Хвалисы и на восток дойти во жребий Симове» (у восточных народов — Сама). Самарский край русские стали познавать только в годы «лютого томления басурманского», когда не по своей воле были вынуждены плавать на судах по Волге в город Сарай к золотоордынским ханам. Видимо, от тех первых русских людей — поселенцев и пошло начало ряда различных легенд о происхождении и значении названия реки Самары.

Специалисты по топонимике утверждают, что каждое наименование имеет свое обусловленное место. Поэтому и название реки Самары как имя географического объекта таит в себе топонимический адрес, смысловое содержание которого сложилось в конкретных условиях природы и человеческой деятельности. Такой взгляд на имя реки Самары не может не вызвать интереса и любопытства к его семантике и основе происхождения. От реки Самары на юго-восток уходят заволжские земли. Они в бескрайних далях переходят в безводные степи Сама (Шама) и далее — пустыни Закаспия, земли Азии — «Жребия Симове». Рассматривая летописный адрес «Жребий Симове», следует обратиться к библейскому сказанию, в восточном тексте которого просматривается связь с заволжским регионом, а по нему и с названием реки Самары.

В позапрошлом, 19 веке, казахский ученый Ч. Ч. Валиханов в своих сочинениях привел извлечение из восточных летописей «Джамиат-таварих», в которых сказано так: «Ной, да будет с ним мир! Землю от северо-востока до юга на три (части) разделил: во-первых, Хаму (его собственные дети были отцами Судана), или черных-зенги, его потомки в Индустанском государстве; середину отдал Саму; он отец арабов и фарсов; (персиане) или аджем арабы — его потомки; третий, который (суть) Яфес — отец тюрков, иначе некнижные народы, на северо-востоке его потомки». По согласованным суждениям христианских богословов известно, что библейский Ной отдал Африку Хаму, Азию — Саму (по-русски — Симове), а Европу — Яфесу (Иафету). Далее Валиханов изложил родословие сыновей Ноя и их потомков до ханов Золотой Орды. Здесь же он написал, что, по древнему восточному сказанию, «Сам также на берегах Волги смерть нашел».

Таким образом, по библейскому сказанию, от волжских и самарских берегов на юго-восток, в Закаспии и Азии, располагался обширный удел Сама. Его пределы помечены географическими объектами, в названиях которых заметно видны совпадения с именем библейского Сама. Эта номинативная действительность за Волгой просматривается начиная от реки Самары далеко на юго-восток, включая и страны Азии. Здесь топоним «Сам» самостоятельно и в составе сложных собственных имен встречается нередко. Его проявление исторически глубокое, устойчивое и по времени определяется десятками веков. Например, городу Самарканду (Самар+канд) более 2500 лет. По преданию, его основал и назвал своим именем некий правитель Шамар (Самар). Несколько ранее на Ближнем Востоке, в древнем (библейском) Израиле был город Самария. Кроме того, в IX в. н.э. в Аббасидском государстве арабов Самаррой именовали столичный город, у руин которого в Ираке, на левом берегу реки Тигр, ныне расположен небольшой городок под тем же названием.

У современных арабов это наименование выражается в форме «сурра мин раа» со значением — «обрадуется тот, кто ее (столицу) увидит». Исследования ученых-топонимистов говорят, что в древности у восточных народов была традиция — память о почитаемых людях прославлять и увековечивать путем названия их именами географических объектов. Не имя ли родоначальника арабов — «свидетеля всемирного потопа» почитаемого Сама (Сима), сына праведного библейского Ноя, лежит в основе названия реки Самары? Место удела библейского Сама — «Жребия Симове» дает повод к такому пониманию топонима «Самара». Однако наименование реки Самары по имени библейского персонажа Сама расходится с практикой хозяйственной деятельности человека, его историей познания окружающей природы, климатических явлений и своеобразных особенностей географических объектов, в том числе и реки Самары.

С происхождением названия реки Самары связаны отдельные русские предания и легенды, дошедшие до нас из далекого прошлого. До Октябрьской революции Московский всея Руси митрополит Алексий считался покровителем города Самары. Его имя носила площадь (ныне площадь Революции), были в его честь улица и часовня. Дошло до наших дней и предание о том, как Алексий митрополит Московский, побывавший дважды в Золотой Орде, плывя по Волге, якобы выходил на ее левый берег и в Самарском урочище встречал «пустынника» из русских людей. В этой связи в трудах известного исследователя заволжского края П. И. Рычкова, жившего в 18 веке в Оренбургской губернии, написано, что ему казак, уроженец города Самары Иван Куприянов сын Могутов, «муж пристарелой и достойной вероятия» рассказал — реку назвал Самарой русский человек, который встречался с митрополитом Алексием. Однако этот рассказ нельзя признать правдоподобным.

Митрополит Алексий действительно дважды (в 1357 и 1358 годах) плавал в судах по Волге в Золотую Орду и по пути, особенно на Средней Волге, мог встречать русских людей. Но известно, что слово «Самара» нерусское и автором его вряд ли мог быть человек из Руси. В начале новой эры Волга носила имя «Ра». Пришло оно, видимо, из древней Греции, так как под таким названием первое описание реки было сделано древнегреческим географом Птолемеем. Здесь также сложилась и бытует легенда, по которой в древности русские купцы, якобы заплывшие в левый приток Ра, заметили, что он, подойдя к большой реке, не сразу впадает в нее, а много верст течет рядом, как «сама Ра». Отсюда якобы и пошло наименование реки Самары (сама+ра). Однако Волга свое древнее название «Ра» утратила где-то в IV или V в. н.э. и до этого времени оно не могло быть известно русским купцам, так как еще не было русского народа. Поэтому такое толкование происхождения названия реки Самары нельзя считать серьезным.

В свое время самарский краевед К. П. Головкин собрал до шестидесяти слов с основой «Сам». Собранные названия имеют самые различные значения: наименования населенных мест, урочищ, рек, одежды, зверей, имен и фамилий людей. Эти названия бытуют у многих народов, живших на территории от Филиппинских островов до Атлантического побережья Европы. Но чаще всего они встречаются на Ближнем Востоке и в Средней Азии. В их ряду стоит и упомянутая выше аббасидская столица Самарра с арабским значением «Сурра мин раа». Близкое морфологическое совпадение названий левого притока Волги и древней столицы арабского государства стало основой своеобразной легенды. В далеком прошлом из Средней Азии через песчаные степи Сама (Шама) к берегам Волги ходили караваны купцов. Их дорога к реке Самаре тянулась по знойным и сухим степям Заволжья.

В конце безводного и ветреного пути караванных путников встречали влаголюбивые уремы с прохладными тенями, а вода реки утоляла жажду людей и вьючных животных. Приближение караванов к реке, естественно, вызывало у людей оживление и радость. Приведенное выше арабское — «Сурра мин раа» (Самарра) было тут весьма кстати. Отсюда якобы и пошло название реки Самары. Однако легенда не имеет под собой научной основы и, несомненно, является простым домыслом. Но в ней отражена связь названия реки с природно-климатическими особенностями края. Видимо, здесь и лежит ключ к разгадке происхождения и значения названия реки Самары. За изложенным библейским сказанием, русскими преданиями, легендами следуют и факты исторической действительности Самарского края — его природные и климатические явления.

Истории известно, что в разные времена Среднее Поволжье населяли булгары, мордва, буртасы, угры, венгры, печенеги и другие племена. Эти люди имели экономические и культурные связи с арабами, иранцами, китайцами, монголами и другими народами восточных государств. Поэтому корни названия реки Самары правомерно искать в языках как местных народов, так и народов Востока.

Среди населения указанных регионов слово «Сам-Шам» встречается во многих названиях не только географических объектов, но и климатических явлений: у арабов «самум» — «сухой жаркий ветер пустыни», в Египте «шамсин» — «жаркий ветер», в Сирии «шам» — «пустыня», в Индии «самтал прадеш» — «ровная степная провинция», у китайцев «шамо» — «пустыня». У венгров слово «семарид» означает «полузасушливый, полупустынный», а старшего пастуха — чабана они именуют «самадо». Из приведенных примеров следует, что корень «сам — шам» большей частью входит в состав слов и выражений, смысл которых отражает понимание природно-климатических явлений в жизни и труде людей знойно-ветреных пустынь, засушливых степей и пастбищ.

В этой связи обращает на себя внимание то, что в Казахстане, в зоне древних караванных дорог и обширных степных пастбищ расположен ряд географических объектов, которые образуют ареал топонимов с элементом «сам»: город Сам, пески Сам, озеро Сам, гора Самеке, урочище Сам, поселок Шамак, Камыш-Самарские озера, а около них река Самара (казахстанская), река Камыш-Самара (правый приток Урала). К этому ареалу закономерно тяготеет и река Самара — левый приток Волги. Названные географические объекты находятся в засушливых степях, где мало рек и атмосферных осадков, солнечно, знойно и нередки губительные ветры — суховеи. Географические объекты и их топонимы как бы связывают обширные заволжские степи с местами азиатских пустынь.

Вторая часть топонима Самар в форме «ар» также входит в словарь народов Востока, Средней Азии и Европы со значением «река». «Ар» как понятие «река», «поток» есть в словаре современных венгров, предки которых до IX века кочевали за Волгой от рек Большой и Малый Узень до Самарской Луки. Самарский край климатологи подразделяют рекой Самарой на северную и южную части. Указанные районы различаются климатом, почвами, растительным покровом, количеством атмосферных осадков и т.п. Здесь же проходит полоса высокого атмосферного давления, имеющая направление с юго-запада на северо-восток, через районы левого притока Днепра — реки Самары, верховья Дона, реки Самары в Заволжье и дальше через реку Сакмару. Высокое атмосферное давление вызывает нередкое проявление антициклонов и является причиной засух и суховеев в заволжских степях.

В приведенных примерах нетрудно заметить, что «сам» как часть слова «Самара» содержит однозначный смысл и неизменяемость своей формы в языках многих азиатских народов. Однако в русском языке значение топонима «сам» может быть выражено только словами «знойная степь». Отсюда следует вывод, что семантика топонима Самара означает «река знойных степей», или просто «степная река». Вероятно, не случайно в 1623 году московский купец Ф. А. Котов, будучи в Самаре, именно в этом городе Заволжья, впервые на Руси написал слово «степь», отметив в своих дорожных записках: «река Самара течет из степи». Но в географии Поволжья известно и другое название левого притока Средней Волги. В 1459 году итальянский космограф Фра-Мауро составил карту, на которой эту реку обозначил под названием Fl. Chaisu — «река Хайсу».

Фра-Мауро на Волге не был, но, составляя карту, он, безусловно, пользовался сведениями своих соотечественников-купцов, которые жили и торговали в Крыму и по берегам Азовского моря и Волги, где господствовали монголо-татары. В то время в языке монголов звука «к» не было, его заменял «х» (ch). Уместно вспомнить и более раннее время, когда по степям заволжских пастбищ, в долине реки Самары кочевали венгры. Тогда здесь венгерские самодо — чабаны пасли овец и стада другого скота. Те далекие венгры, ныне их потомки в Центральной Европе, в IX веке ушли из Заволжья на запад. По пути своего передвижения венгры кочевали в районе знойных и засушливых степей Украины, где за левым притоком Днепра закрепили навечно принесенное ими название заволжской реки Самары. Так представляется общая историческая картина мифов, легенд, преданий и действительных фактов, возможно лежащих в основе названия реки Самары.

В середине 14 века по околью этой реки, в зоне Самарского урочища, стояли первые избы безвестных беглых людей из Руси. Облик такого поселения и около него пристани представить нетрудно — это разрозненные вросшие в землю избы и землянки, а рядом по берегу Волги сваи — причалы пристани и гавани. Вероятно, все это вместе взятое и называлось «Самар». Самар на луговой стороне Волги — это на реке Самаре дальняя юго-восточная окраина древней Руси периода монголо-татарского ига. Ее обживали русские беглые люди, по тропам которых в 1586 году к ней проложила дорогу и официальная Московская Русь.

Источник