Меню

Два берега у одной реки произвести

Два берега – одна история

Документ 1527-1528 годов подтверждает непрерывность рыбинской истории

Одним из аргументов противников 950-летия Рыбинска стало утверждение, что истории Усть-Шексны и Рыбной слободы не связаны между собой. Что это события разных исторических мест на разных берегах Волги.

Оппоненты при этом апеллируют не столько к источникам, сколько к «здравому смыслу». Мол, никакого отношения средневековое поселение Усть-Шексна к Рыбинску не имеет, и только недавно оно попало в границы города. Ну, разве что сама слобода появилась как экономический противовес Усть-Шексне по воле великого московского князя в противостоянии удельным левобережным землям.

Противники утверждают, что ни в одном русском городе не было такого, чтобы народ с одного берега большой реки с сохранением названия переселялся. Мол, даже на родине Деда Мороза в Великом Устюге на одном берегу реки Юг город Гледен стоял, а на другом берегу на реке Сухоне потом уже Великий Устюг построили.

Жаль, что авторы таких умозаключений недостаточно внимательно изучали письменные источники. Опубликованные полвека назад устюжские летописи, рассказывая о древнем городе Гледен, упорно называли его жителей устюжанами, подчеркивая, что город – это горожане, на каком бы берегу они изначально ни жили и на какой затем ни переселялись.

Оппонентов юбилея почему-то не убеждают и археологические данные. Между тем они доказывали, что на рубеже XV-XVI веков площадь культурного слоя на левом берегу Волги при впадении в нее Шексны резко сократилась. На правом же берегу, в историческом центре города, культурный слой Рыбной слободы за короткий период занял территорию в 10 современных кварталов, от ул. Луначарского до ул. Средней Казанской. С такими размерами поселения логично связывать размещение при впадении Шексны в Волгу города Ribena Slaboda на изданной в Европе Карте русских княжеств 1526 г.

По большому счету, аргументов против возможности переселения жителей Усть-Шексны с левого берега на правый в Рыбную слободу, в общем-то, нет. Остается только внимательно проанализировать письменные источники и выявить информацию, которая подтверждает данные археологии и картографии.

Как в известиях XVI века отразился предыдущий век

На первый взгляд, письменные источники не сохранили точного упоминания, когда мог начаться зафиксированный археологами процесс перехода населения с одного берега на другой. Конфликт великого князя Московского Ивана III со своим братом Андреем Большим Угличским в 1474 г. привел к тому, что их мать, великая княгиня Мария Ярославна, передала Андрею свои приобретения – волости Усть-Шексну и Романов городок с их центрами. Братья целовали крест на договорной грамоте, обещая не вступаться во владения друг друга. Земным гарантом этого соглашения выступала их мать. Ведь еще в завещании их отца, великого князя Василия II Темного, она была уполномочена стать арбитром во всех конфликтах своих детей.

Главным приобретением угличского князя в результате подарка великой княгини были рыболовные угодья в нижнем течении Шексны и вниз по Волге между реками Пушма и Ить (от современных Рожновского мыса до окраины Ярославля). Основным способом ловли рыбы в то время были заграждения – езы, которыми перегораживалось все русло реки или его часть для ловли осетра и белорыбицы.

Вот как описывал езы на реке Шексне спустя столетие немец Генрих Штаден: «По реке Шексне нет городов и замков, но по дну забиты забои из бревен: на них ловится осетр, который идет из Каспийского моря и направляется к Белоозеру…».

Кроме этого, через Усть-Шексну проходил путь из Москвы на принадлежащее великому князю Белоозеро – как водный, так и сухопутный. Недаром летопись 1446 года сообщает, что здесь Волгу переходили вброд. Логично в таком месте соорудить таможню для обложения налогом проезжающих мимо торговых людей. Грамоты с 1475 по 1550 год говорят об Усть-Шексне как о месте взимания пошлин.

Против воли матери Иван III пойти не мог, но и с тем, что лучшие рыболовные угодья оказались в руках Андрея Большого, не смирился. А раз нельзя нарушить волю великой княгини, отдавшей строптивому угличскому князю земли по левому берегу Волги, то надо осваивать рыбные ловли с принадлежащего московскому князю правобережья – Ярославского уезда. Именно по этой причине в период с 1473 по 1485 год напротив входивших в удел Андрея центров волостей Романов городок и Усть-Шексна появились великокняжеские Борисоглебская и Рыбная слободы. То, что территория Рыбной слободы стала заселяться именно в последней четверти XV в., подтверждают и данные археологических раскопок в центре Рыбинска, проведенных Александром и Ириной Рыкуновыми.

Но первое письменное упоминание Рыбной слободы случилось спустя 20 лет в духовной Ивана III, датируемой 1504 годом. За 10 с лишним лет до этого Андрей Большой Угличский, арестованный по приказу своего старшего брата, погиб в заточении, а его владения были присоединены к великокняжеским. Это фиксирует завещание 1504 г.: Иван III передает своему старшему сыну, великому князю Василию III, не только Рыбную слободу: «Да сыну ж своему Василью даю… да Инопаж и з Сельцом, и с езом, что на Волзе под Рыбною слободою противу Инопажа и Сельца. Город Романов городок с волостьми, и с путьми, и з селы, и со всеми пошлинами». Ему также передается Усть-Шексна, население которой, вероятно, уменьшилось, но рыбный промысел в границах волости продолжался: «Да сыну же своему Василью даю Усть — Шокъсны по обе стороны погосты и з деревнями княж Васильевские и княж Семеновские Шохонских, и с езы, и с рыбной ловлею, и со всеми пошлинами».

Незамеченный документ в делах Тайного Приказа

Что происходило на обоих берегах Волги дальше, долгое время оставалось непонятным. Следующее общеизвестное упоминание Рыбной слободы относится к периоду на полвека позже – в 1553 году во время «Кирилловского езда» после посещения Углича «на Усть Шексны на Рыбную» едет царь Иван Васильевич Грозный. Это привело к тому, что долгое время рассказ об истории слободы XVI века был кратким и неконкретным. Это, в свою очередь, создавало ощущение, что до восемнадцатого столетия ничего примечательного в местной истории и не было. Сказывалась и своеобразная избирательность в публикациях документов. Тот же «Кирилловский езд» Грозного не попал на страницы «Сборника документов по истории Рыбинска», изданного в 1977 г., когда город отмечал 200-летие указа Екатерины II о переименовании его в уездный город Рыбной, что с позиции тогдашнего руководства страны рассматривалось как его основание.

Такой перерыв в известиях письменных источников делает актуальным поиск новых возможных документов с упоминанием Рыбной слободы XVI-XVII вв., или ее жителей. Причем этот поиск целесообразно было бы вести как в архивах, так и в публикациях XIX – начала XX века. И уже первые попытки такого поиска принесли свои плоды.

В конце XIX – начале XX вв. русские археографы и историки приступили к изданию документов Приказа Тайных дел, упраздненного после смерти царя Алексея Михайловича в 1676 г. Этот Приказ около 20 лет был личной канцелярией второго царя из династии Романовых и не был подконтролен Боярской Думе. Дьяк Григорий Котошихин, оставивший потомкам в эмиграции подробное описание Русского государства семнадцатого столетия, так описал это учреждение:

«Приказ Тайных Дел; а в нем сидит диак, да подьячих с 10 человек, и ведают они и делают дела всякие царские, тайные и явные; и в тот Приказ бояре и думные люди не входят и дел не ведают, кроме самого царя. А посылаются того Приказу подьячие с послами в государства, и на посолские съезды, и в войну с воеводами, для того что послы, в своих посолствах много чинят не к чести своему государю, в проезде и в розговорных речах, как о том писано выше сего в посолской статье, а воеводы в полкех много неправды чинят над ратными людми, и те подьячие над послы и над воеводами подсматривают и царю приехав сказывают… А устроен тот Приказ при нынешнем царе, для того чтоб его царская мысль и дела исполнилися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали…».

Читайте также:  Дельта реки волги высказывания

После смерти царя Алексея Михайловича Приказ Тайных дел был упразднен. Его дела передавались в другие приказы, при этом составлялась подробная опись передаваемых бумаг. В одном из документов о местнических делах и службах разных лиц XVI-XVII вв. сохранилась и была в 1908 году опубликована запись, содержащая второе после 1504 г. упоминание Рыбной слободы:

«Лета 7035-го году посланы на Романовъ для денежнего збору изъ Дворца въ Борисоглебскую и въ Рыбную слободу для рыбныхъ ловель и техлавыхъ правежей Стефанъ Федоровъ сынъ Рагазинъ да князь Михаила Казловскои, да Степанъ Волковъ; а велено им о спорных делах писать на Романовъ к воеводе, к Михайлу Тухачевскому, да к губному старосте, х князь Степану Казловскому».

Публикаторы документов Тайного приказа включили в указатель географических наименований, упомянутых в документах, только Борисоглебскую слободу (нынешнюю правобережную часть Тутаева), забыв указать Рыбную. В результате более столетия запись была неизвестна исследователям рыбинской истории.

Носителями двойного топонима Усть-Шексна – Рыбинская слобода были перешедшие с берега на берег рыбные ловцы и их семьи. И только потом он мог попасть на страницы официальной летописи, составленной в XVI в. в кругах, близких к московскому митрополиту и молодому русскому царю

Тягловые правежи и рыбные ловли

Согласно обнаруженной записи 1527-1528 гг., одна из целей посылки служилых людей в слободы – «тягловые правежи», то есть взыскание недоимок самым распространенным способом – через телесное наказание должников. Правеж заключался в ежедневном, кроме праздничных и воскресных дней, битье на людном месте палками по икрам ног должника. При этом целью правежа зачастую было не погашение недоимки или погашение долга, а демонстрационный эффект.

С чем мог быть связан потребовавший проведения правежа факт тягловых недоимок в слободах, главным налогом с которых все привыкли считать рыбный оброк?

Из «Записок о Московии» австрийского посла Сигизмунда Герберштейна следует, что предшествующие обнаруженной нами записи 1525-1526 годы сопровождались последовательными природными катаклизмами – сначала обширной засухой, затем сильными морозами. Вполне вероятно, что климатические катаклизмы могли прямо повлиять на способность части населения Борисоглебской и Рыбной слобод в полном объеме платить налоги (нести тягло) и в результате накопить недоимки.

Кроме этого, посылка служилых людей касалась слободских рыбных ловель, улов с которых посылался ко двору великого князя Василия III. Его различные части, созданные для управления великокняжеским хозяйством, и назвались «дворцами». По источникам того времени, например, известны тверской, калужский, серпуховской, рязанский, дмитровский, углицкий дворцы, а также Большой Дворец.

Из документов следует, что Рыбная слобода продолжала не только находиться в числе левобережных волжских и пошехонских владений сначала Василия III и затем Ивана IV. Она длительное время управлялась воеводской администрацией с левого берега Волги! Это могло происходить благодаря наличию переданных в нее от Усть-Шексны езов для ловли рыбы. А также перешедших в нее вслед за передачей рыболовных угодий ловцов из Усть-Шексны

Как правый берег управлялся из левобережного Романова

Но еще более интересной представляется посылка служилых людей не прямо в слободы, а «на Романов». А также упоминание во второй части записи о необходимости доклада по спорным делам ведавшему левым берегом Волги романовскому воеводе. И это при том, что и Рыбная, и Борисоглебская слободы, в отличие от Романова, находятся на правом берегу Волги, на территории Ярославского уезда, то есть, на первый взгляд, должны управляться из Ярославля!

Но в других источниках XVI века мы также неоднократно наблюдаем помещение Рыбной слободы в состав Романовского уезда и Пошехонья – то есть в пределы земель по левому берегу Волги!

В ноябре 1563 г. царь Иван Грозный произвел размен землями со своим двоюродным братом Владимиром Старицким, отдав ему взамен владений в Можайском уезде «город Романов на Волге и с уездом, опричь Рыбные слободы и Пошехония». В первой духовной грамоте (завещании) Ивана Грозного, написанной в 1472 г., и Рыбная, и Борисоглебская слободы опять оказываются вместе с Романовым и Пошехоньем: «Да сына же своего Ивана благословляю, даю ему Пошехонье, со всеми волостьми, и с путми, и селы, и с Рыбною слободою, и с Борисоглебской волостью против Романова города и с Пешехонским уезды, и езы, и со езовыми деревнями, и со всеми пошлинами и доходы, со всем по тому, как было при мне…».

Из сопоставления текста трех документов следует, что Рыбная слобода продолжала не только числиться в числе левобережных волжских и пошехонских владений сначала Василия III и затем Ивана IV. Она длительное время управлялась воеводской администрацией с левого берега Волги! Это могло происходить благодаря наличию переданных в нее от Усть-Шексны езов для ловли рыбы. А также перешедших в нее вслед за передачей рыболовных угодий ловцов из Усть-Шексны. Аналогичная ситуация в Борисоглебской слободе напротив Романова.

Перешли и название перенесли с собой

Выявленная запись 1527-1528 гг. дополняет собой ранее имевшиеся в письменных источниках доказательства перехода населения Усть-Шексны на правый берег, главным из которых был двойной топоним «на Усть Шексны на Рыбную» в сообщении Никоновской летописи о «Кирилловском езде» Ивана Грозного в 1553 г.:

«Того же лета…поехал царь и великий князь Иван Васильевич всеа Руси помолиться по манастрырям …государь сел в суды в Яхроме реке, да Яхромою в Дубну, да Дубною в Волгу…да оттоле на Углечь, да оттоле на Усть-Шексны на Рыбную, да Шексною вверх к Кириллу Чудотворцу, и оттоле царь и государь поиде опять Шексною вниз, да и Волгою вниз на Романов и въ Ярославль».

Носителями такого двойного топонима были перешедшие с берега на берег рыбные ловцы и их семьи. И только потом он мог попасть на страницы официальной летописи, составленной в XVI в. в кругах, близких к московскому митрополиту и молодому русскому царю.

Еще один важный момент – Никоновская летопись в числе посещенных Иваном IV мест упоминает только монастыри и города. Получается, что представления о Рыбной слободе как о сельском поселении рыбаков после анализа летописи и картографических источников XVI века должны быть пересмотрены.

Пройдет еще полвека – и шведский посол при московском дворе Петр Петрей впервые укажет сокращенное наименование Рыбной слободы среди городов и крепостей Севера и Верхней Волги, восставших в 1608 г. против Лжедмитрия II: «многие города и крепости, отложились от него, каковы: Вологда, Галич, Романов, Молога, Рыбинск …и многие другие, граждане и поселяне собрались в числе нескольких тысяч и везде нападали врасплох на поляков…».

Читайте также:  Река гнилуша ростовская область

Обнаруженный в издании дел Тайного приказа документ 1527–1528 гг. не просто заполняет полувековой хронологический пробел в потоке известий о Рыбной слободе шестнадцатого столетия. Он служит веским аргументом в пользу вывода о преемственности функций, населения и базы для хозяйственной деятельности от Усть-Шексны к Рыбной слободе. Это одно из ключевых подтверждений письменным источником непрерывности 950-летней рыбинской истории на обоих берегах Волги.

О преемственности Усть-Шексны, Рыбной слободы и современного Рыбинска неоднократно говорилось в письмах, направленных в 2018-2020 гг. Российской академией наук. Новый исторический источник начала второй четверти XVI в. поможет перейти от излишне политизированных и далеких от науки дискуссий к продолжению изучения истории нашего края и поиску новых данных о ней.

Источник



Два берега одной реки

ДВА БЕРЕГА ОДНОЙ РЕКИ
________________________________________
Всё больше пожилых жителей Благовещенска покидают Россию и перебираются в расположенный на другом берегу Амура китайский Хэйхэ.

Мои родители переехали в Хэйхэ три года назад — сразу, как только наших краёв достигла путинская «монетизация» льгот. Двухкомнатная старая «хрущёвка» в центре Благовещенска стала съедать фактически всю их пенсию. За одну коммуналку приходилось отдавать почти четыре тысячи рублей. Мы с сестрой, конечно, как могли помогали, но много ли мы можем? Она — на зарплату воспитательницы в детском саду, а я — на зарплату учительницы русского языка и литературы? У нас свои семьи, свои дома.

Решение приняла мама, которая все последние годы поддерживала семейный бюджет «челночным» бизнесом. Большого предпринимателя из неё не вышло — годы уже не те, но две-три тысячи рублей в месяц ей прирабатывать к своей трехтысячной пенсии удавалось. Ещё пять тысяч — пенсия нашего папы.

Решение переехать далось непросто. Конечно, были опасения, что ничего из этого не выйдет, что родители останутся и без денег, и без жилья. Что их «кинут» или ограбят. Но мама — «мотор» нашей семьи, была непреклонна и убедила отца.

Родительская квартира в Благовещенске ушла за полтора миллиона рублей. Трехкомнатная квартира в сто десять квадратных метров в Хэйхэ обошлась в шестьсот тысяч рублей. Ещё примерно двести тысяч рублей ушло на ремонт, после которого мы между собой стали называть родительскую «трёшку» дворцом. Позволить себе что-либо подобное здесь, в Благовещенске, ни я, ни моя сестра просто не можем.

Если в Благовещенске большая часть пенсии уходила за «коммуналку», то содержать китайскую квартиру оказалось не в пример дешевле. За отопление — семьдесят рублей на квадратный метр в год, городской телефон и вывоз мусора — по триста рублей в год. Холодная вода — девять рублей за тонну.

После всех выплат в России родителям на еду и одежду ежемесячно оставалось всего четыре тысячи рублей. Если бы не дача, где мы тремя семьями каждый год воюем за урожай картошки и грядки с помидорами и огурцами, то питаться родителям пришлось бы исключительно макаронами, да дешёвыми консервами. В китайском же ресторане обычный обед стоит чуть больше ста рублей. На триста рублей на местном рынке можно закупиться на целую неделю, не отказывая себе ни в чём. Уличная еда вообще чрезвычайно дёшевая — за десять-пятнадцать рублей можно наесться до отвала. И двести пятьдесят долларов, которые теперь остаются родителям после всех выплат, по китайским понятиям — очень достойная сумма для жизни. На неё можно не только отлично питаться, но и неплохо одеваться. К тому же, у родителей осталось ещё примерно семьсот тысяч рублей. За триста тысяч был куплен небольшой джип Huabei Tengshi, а четыреста тысяч лежат в нашем Сбербанке «на чёрный день». Но мне очень хочется верить, что он для моих родных стариков уже позади.

Мы встречаемся по выходным. Для этого нам нужно просто дойти до пристани и сесть на паром или речной трамвай. Полчаса — и нас уже обнимают папа с мамой. Мои дети обожают ездить к ним в гости. Дед возит их по окрестностям, показывает древние монастыри и дворцы и даже ездил с ними на неделю к Жёлтому морю. И всё чаще дети спрашивают меня, когда же мы переедем к бабушке с дедушкой?

…Если раньше я объясняла им, что Россия — наша Родина, и мы должны трудиться, чтобы здесь сделать нашу жизнь лучше, то сегодня я всё чаще ловлю себя на том, что аргументов для доказательства этой мысли у меня всё меньше. Что в своём родном государстве мы теперь — люди третьего сорта и достойного будущего у моих детей я не вижу. И, может быть, действительно было бы неплохо переехать к родителям поближе. На другой берег Амура…

Странно- до сих пор было известно обратное- заселение России китайцами.
Неужели- так плохо.

© Copyright: Эдуард Кукуй, 2010
Свидетельство о публикации №210091900395 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Эдуард Кукуй Вот так.
ДОЖИЛИСЬ!
Нам надо всем СНГ присоединяться к Китаю!:)))
А своих правителей гнать в шею!

Источник

Рассказ «Два берега одной реки». Часть 2

Когда Лилия уехала в командировку, Аркадий понял, что готов ей всё простить. Он ещё никого в жизни так не любил, как её. Эти две ночи, проведённые без жены, показались мужчине самыми длинными из всех.

Не находя себе места, Сорокин с утра отправился на квартиру к Дмитрию, чтобы поговорить с молодым человеком. Он надеялся, что проявится мужская солидарность, и молодой любовник после разговора сам уйдёт от Лилии.

Поднявшись на второй этаж, Аркадий позвонил в нужную дверь. Ему никто не открыл. Тогда мужчина стал стучаться в дверь кулаком, затем — ногами.

— Мужчина, вы нормальный? — выглянула из-за двери соседней квартиры женщина средних лет. — Видите ведь, никто не открывает.

— А где хозяин, не знаете? — спросил Аркадий.

— А вы кто будете?

— Понятно. Они с женой уехали еще вчера. Я видела, как они спускались с чемоданами.

Сорокин поблагодарил женщину и направился к лестничному маршу.

Во второй половине дня из «командировки» вернулась Лилия. Аркадий не торопился с расспросами. Прежде всего его интересовало то, что скажет жена, какое решение она приняла.

— Как прошла командировка? — для проформы поинтересовался Аркадий, когда Лилия разбирала вещи.

— Как обычно, — скупо ответила жена.

— Лиля, я ждал два дня и уже хочу услышать от тебя твоё решение.

— Аркаша, я не была в командировке.

— Да? А где ты была? Хотя, можешь не отвечать, я догадываюсь.

— Я понял тебя, — грустно сказал Сорокин и присел на кровать. — С кем останется Валентина?

— Ничего ты еще не понял, Аркашенька. Мы расстались.

— А для этого нужно было два дня провести с любовником?

— Да, так было нужно.

— Почему грустная такая? Ведь камень с плеч упал.

— Кому камень, а кому.

Аркадий промолчал. Он отлично помнил слова Лилии о том, что она любит и Дмитрия тоже, ее настроение можно было понять. Хотя сдерживать себя, чтобы не накричать на супругу, было трудно.

В эту ночь Сорокин видел, как переживает его жена. Она ворочалась и вздыхала, иногда всхлипывала. Аркадий не мог заставить себя пожалеть Лилию. С какой стати? Она его столько времени обманывала, предавала.

Читайте также:  Маршрут сплава по реке юрюзань карта

Утром Лилия обняла сидящего на краю кровати мужа, и тот понял, что она любит его по-настоящему. Аркадий простил жену.

Как выяснилось позже, счастье Сорокина продлилось недолго. Прошло полтора месяца до момента, когда Аркадий случайно услышал разговор жены по телефону.

Мужчина вернулся после работы. Слушая разговор, он неторопливо разулся и медленным шагом приблизился к комнате, в которой находилась Лилия.

— Скоро увидимся, целую тебя, мой маленький пупсик, — услышал последние слова Аркадий.

— Ху, напугал меня, — выдохнула жена. — Ленка Евсеева звонила, зовет нас на пикник в выходные. Как ты на это смотришь?

Елена Евсеева была подругой Лилии. Она довольно часто приходила к ним в гости, особенно по праздникам. Симпатичная, но одинокая сорокалетняя дама была влюблена в Аркадия еще с тех давних пор, когда юноша стоял перед выбором: Лилька или Ленка. Тогда Соколов выбрал Лильку, и с годами его любовь к ней только усилилась.

— Лиля, а с каких это пор ты называешь Лену пупсиком, да еще и маленьким? — спросил в лоб Сорокин. — Ты опять за своё, Лиля? У нас только всё наладилось.

— Ты ещё спрашиваешь, что дальше? Теперь я точно вижу, что совести у тебя нет никакой! Уходи.

— Ты что, выгоняешь меня?

— Ты слышала. — Аркадий достал с антресолей чемодан и бросил его в ноги жены.

— А я никуда не уйду! — С этими словами Лилия встала, подобрала сумку и попыталась закинуть ее обратно, но Сорокин остановил её. Он забрал чемодан и толкнул супругу на кровать, затем вышел из комнаты.

— Что ж ты за потаскуха-то такая?! — кричал Аркадий из кухни. Он включил электрочайник, чтобы заварить себе успокаивающие травы. — Чешется одно место?! Так иди! Я отпускаю тебя, дрянь!

Когда Сорокин вернулся в спальню, Лилия лежала на том же месте без признаков жизни.

Недолго думая, Аркадий осмотрел жену — дышит, похлопал по щекам — реакции нет. Он набрал номер скорой помощи:

— Скорая. Срочно. Моя жена умирает!

Продолжение >>> / КАРТА КАНАЛА

Также читайте новые рассказы на канале СЕРПАНТИН ЖИЗНИ

Источник

Мы с тобой два берега у одной реки

Мы с тобой два берега у одной реки.

Смысл выражения

Шутливо: о дружбе, любви или деловом партнерстве.

Толкование фразы

Из «Песни Маши», написанной композитором Андреем Эшпаем на стихи поэта Григория Михайловича Поженяна (р. 1922) для кинофильма режиссера Евгения Ташкова «Жажда» (1960): Утки все парами, Как с волной волна. Все подруги с парнями, Только я одна. Все ждала и верила Сердцу вопреки: Мы с тобой два берега У одной реки.

Похожие пословицы и выражения

А гений и злодейство — Две вещи несовместные.
А смешивать два эти ремесла, есть тьма искусников — я не из их числа.
Бабушка надвое сказала.
Бойтесь первого движения души: оно, как правило, самое благородное.
Боливар не вынесет двоих.
В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань.
В России две напасти: Внизу — власть тьмы, А наверху — тьма власти.
Весна! Выставляется первая рама.
Вокзал для двоих.
Все на одно лицо.
Всыпать по первое число.
Вся рота идет не в ногу, один поручик шагает в ногу.
Вторая древнейшая профессия.
Вторая часть Мерлезонского балета.
Гений — это один процент вдохновения и девяносто девять процентов пота.
Глухим обедню дважды не служат.
Два Аякса.
Двадцать два несчастья.
Дважды два — стеариновая свечка.
Дважды два — четыре.
Две души живут в груди моей.
Две нации.
Двуногих тварей миллионы Для нас орудие одно.
Двух станов не боец, но только гость случайный.
Если двое делают одно и то же, то это не одно и то же.
Еще одно, последнее сказанье — и летопись окончена моя.
Еще одно, последнее сказанье.
И будут двое одна плоть.
И один в поле воин.
Игра в одни ворота.
Из двух зол всегда выбирают меньшее.
История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса.
Как дважды два — четыре.
Как один человек.
Кто из вас без греха, пусть первый бросит в нее камень.
Кто из вас без греха, пусть первый бросит камень.
Кто смеет молвить: до свиданья Чрез бездну двух или трех дней?
Любовь с первого взгляда.
Мерить одной меркой.
Много говорить и много сказать не есть одно и то же.
Молочные реки, кисельные берега.
Моя милиция меня бережет.
Мы с тобой одной крови, ты и я.
На земле весь род людской Чтит один кумир священный.
На одном честном слове.
На одну лодку.
На честном слове и на одном крыле.
Не добро человеку быть одному.
Не я первый, не я последний.
Невольно к этим грустным берегам Меня влечет неведомая сила.
Нельзя дважды войти в одну и ту же реку.
Нельзя преодолеть пропасть в два прыжка.
Нельзя служить двум господам.
О слово старое поэта: — Слова, слова, одни слова!.
Один безупречный сонет стоит длинной поэмы.
Один в четырех каретах.
Один видевший важнее десяти слышавших.
Один за всех и все за одного.
Один шаг действительного движения важнее целой дюжины программ.
Один, один, бедняжечка, Как рекрут на часах.
Одна нога тут, другая там.
Одна, но пламенная страсть.
Одни поддельные цветы Дождя боятся.
Одно слово правды весь мир перетянет.
Одного поля ягоды.
Одному нравится арбуз, другому — свиной хрящик.
Оказаться между двух огней.
Они жили долго и умерли в один день.
Осетрина второй свежести.
От великого до смешного один шаг.
Первая леди страны.
Первый раз в первый класс.
Первый среди равных.
Первый тайм мы уже отыграли.
По первое число всыпать (прописать).
Похороны (законопроекта) по первому разряду.
При первом взгляде.
Привычка — вторая натура.
Путь в тысячу верст начинается с первого шага.
Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять.
Разговор один на один.
Река времен.
Река времени.
С одной стороны, нельзя не признаться, с другой стороны, нельзя не сознаться.
Сидеть за одним столом с филистимлянами.
Скованные одной цепью.
Слуга двух господ.
Смерть одного человека — это смерть, а смерть двух миллионов — только статистика.
Стричь под одну гребенку.
Театр одного актера.
Только первый шаг труден.
Тысяча и одна ночь.
У нас дважды два тоже четыре, да как-то бойчее выходит.
Черта с два!
Шаг вперед, два шага назад.
Щуку бросили в реку.
Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить.
Я про одно и то же не умею думать два раза.

Пословицы отмеченные звёздочкой содержит подробное описание, раскрывающее их значение и смысл.

Скачать пословицу

Вы можете скачать изображение с текстом пословицы, поделиться им с друзьями в социальных сетях либо использовать в презентациях. Для скачивания, нажмите на картинке.

Скачать пословицу

Задать вопрос

Свои вопросы, предложения и замечания присылайте через предложенную ниже форму.
Благодаря Вашим отзывам и оценкам, мы постараемся сделать проект «Игра слов» ещё лучше.

Источник