Меню

Форсирование западной реки буг

На Западном Буге

Рассказывает гвардии капитан запаса В. МАКСАКОВ, Герой Советского Союза

Этот фронтовой снимок четко воскресил в памяти огненные дни июля — августа 1944 года, дни полного освобождения Украины от фашистского ига.

Я помню их, своих боевых друзей. Белокурый голубоглазый Витольд Гинтовт прибыл в нашу шумливую, прокопченную в непрерывных боях пороховым дымом и мазутом семью молодым выпускником танкового училища. И уже за два месяца боев стал известен всей бригаде как бесстрашный воин, дерзкий в атаках командир, преданный товарищ. Слева — Чугунин, добродушный и немного неповоротливый с виду хлопец, но очень проворный в бою командир «тридцатьчетверки». Под-стать ему Геннадий Корюкин и Федосей Кривенко. А вот и всегда улыбающийся коренастый крепыш, виртуоз-водитель Гриша Богданенко. В центре Михаил Замула, герой Белгородских боев 1943 года, гроза «пантер» и «тигров». Нам не стукнуло еще и двадцати, а на его «спидометре», как он говорил, уже отмечался третий десяток. Это давало нам основание называть его «батей».

Танк Т-34 и колонна советских солдат на марше по дороге под Белгородом. Август 1943 г.

13 июля 1944 года войска 1 Украинского фронта начали завершение освобождения западных областей Украины. Наша 1-я гвардейская танковая армия под командованием дважды Героя Советского Союза генерал-полковника М. Е. Катукова наступала в направлении Сокаль — Рава-Русская, примерно километрах в 50—60 севернее Львова. 17 июля 1944 года армия была введена в прорыв. Наша бригада, действовавшая в передовых частях 1-й гвардейской танковой армии, в тот же день достигла Западного Буга, пересекла государственную границу Советского Союза и вступила на территорию Польши.

Это было в ночь с 16 на 17 июля 1944 года. Наша бригада расположилась районе исходных позиций. Небо непроницаемым черным покрывалом придавило землю. Нечем было дышать. Многие не могли уснуть и бродили вокруг машин.

11-й гвардейский танковый корпус

Ко мне подошел Витольд Гинтовт и, чертыхнувшись, кивнул на безмятежно спавшего Чугунина, своего друга и однокашника по училищу:

Витольд Михайлович Гинтовт — советский танкист-ас, механик-водитель танка Т-34 в Великой Отечественной войне.

Но спать никому не пришлось. Посыльный комбата вызвал всех офицеров в штаб. Командир батальона майор Попов, коротко изложив обстановку, отдал боевой приказ. Лейтенанту Гинтовту было приказано взять на танки десантом саперов, отыскать и оборудовать переправы через реку. Моя рота с десантом автоматчиков обеспечивала действия роты Гинтовта слева. Справа эту задачу выполняли танки старшего лейтенанта Замулы. Переправившись на западный берег Буга и заняв плацдарм в районе Доброчина, наша танковая бригада должна была содействовать другим частям армии в форсировании реки.

Михаил Кузьмич Замула — советский танкист-ас, командир танкового взвода в Великой Отечественной войне.

В час ночи дали сигнал к выступлению. В голове колонны шла моя рота. В передовом отряде взвод младшего лейтенанта Чугунина.

Километров десять колонна прошла, не встретив на пути противника. Но вот показался танк, Это Чугунин прислал донесение, что впереди, на шоссе, пересекавшем наш маршрут, обнаружена большая колонна автомашин, тягачей с пушками на прицепе, штабных машин гитлеровцев.

Михаил Васильевич Чугунин — советский офицер, танкист, участник Великой Отечественной войны.

— спросил он, вглядываясь в темноту. И тут же предложил:

Иного выхода не было. Отходившие, видимо, из Горохова гитлеровцы стали нам, как говорится, поперек горла. Мы решили разорвать колонну на две части и каждой роте уничтожить свою «долю».

Танк Pz.Kpfw.IV 29-го танкового полка 12-й танковой дивизии вермахта в деревне на Восточном фронте. Июль-август 1944 г.

Наши танки ударили по колонне из пушек и пулеметов. Вспыхнули цистерны с горючим, ярко осветив все вокруг: длинную, в сотню машин, колонну, змеей извивавшуюся вдоль шоссе, а теперь разрубленную и искромсанную. Со всех сторон раздавался скрежет, гремели пушечные выстрелы, заглушая трескотню пулеметов и автоматов. Начали рваться машины с боеприпасами, ярким фейерверком разлетались в стороны раскаленные осколки.

Голову колонны громили Корюкин, Кривенко, Найденов и другие танкисты из роты Витольда Гинтовта. Хвост сжали в клещи мои танкисты и десантники. Чугунин с тремя танками настигал машины, вырвавшиеся в поле, а его автоматчики расстреливали с танков разбегавшихся гитлеровцев.

Не прошло и получаса, как от колонны вражеских машин, транспортеров, пушек и другой техники осталась груда исковерканного металла.

Труп немецкого солдата рядом с подбитым бронетранспортером Sd.Kfz. 251 Ausf. D. На груди трупа лежит магазин для автоматической пушки 2 cm Flak 30/38 (2 cm KwK 30). 1944 г.

Вынужденная задержка заставила нас ускорить движение к Бугу. Часам к трем утра батальон вышел к реке. Над Бугом поднималась густая молочная стена тумана. Колонна остановилась. От хутора, смутно вырисовывавшегося в предутренней мгле, в нашу сторону двигались три танка. Мы развернули в их сторону пушки и приготовились к встрече. Но это оказались машины нашего второго батальона. С головного танка спрыгнул танкист в кожаном реглане и видавшей виды, сплюснутой блином и надвинутой на глаза офицерской фуражке. Это был Михаил Замула, наш сосед справа. Он привез двух местных жителей. Один из них, сивоусый старик, спокойно сидел на моторном отделении танка, набивая люльку табаком. Второй оказался юрким парнишкой« лет шестнадцати.

Офицеры 1-го Белорусского беседуют с колхозниками в освобожденной деревне. 1944 г.

— пошутил кто-то из десантников.

— удивленно спросил старик.

Стоявшие рядом бойцы рассмеялись, а озадаченный дед вдруг рассердился и, обратившись к самому солидному из нас командиру — Замуле, сердито сказал:

Замечание старика было верным. Я спросил его, есть ли поблизости на реке броды.

Офицеры 1-го Белорусского фронта беседуют с колхозниками в освобожденной деревне. 1944 г.

Рота Гинтовта со старым проводником окунулась в молочное облако тумана, а парнишка повел мою роту левее. Танки Замулы вернулись на правый фланг в хутор.

Скоро над горизонтом показался багрово-огненный диск солнца. Густая стена тумана приподнялась над рекой и рваными хлопьями начала расползаться в стороны, медленно тая. Блеснула серебристая лента реки. Танки лейтенанта Гинтовта грудью рассекали ее гладь, медленно приближаясь к западному берегу.

Переправа через Днестр танков 44-й гв. тбр 11-гв. тк, 1944 г.

Но вот на воде взметнулись фонтаны разрывов, зацокали по броне осколки и пули. Моя рота открыла массированный огонь по окопавшемуся на левом берегу противнику.

Правее в бой вступили танки Замулы. Рота Гинтовта уже форсировала реку и, развернувшись в боевой порядок, атаковала траншеи гитлеровцев. Теперь переправились на ту сторону мы и правофланговый батальон бригады. Завязался жестокий бой. Саперы под ураганным огнем срывали поднимавшийся эскарпом берег реки. Подошел к переправе и быстро форсировал реку мотострелковый батальон. С невиданным ожесточением танкисты и стрелки бросались в атаку, ценой огромных усилий отбивая каждую возвышенность, каждый окоп. Фашисты яростно сопротивлялись.

К полудню 17 июля плацдарм на западном берегу Буга был отвоеван и прочно удерживался бригадой. Задание было выполнено, — исходные рубежи для удара армии в направлении Рава-Русской обеспечены.

Источник

Форсирование западной реки буг

Форсирование 808-м стрелковым полком реки Южный Буг (19–20 марта 1944 г.)

Обстановка и задача 808-го полка

В марте 1944 года немецко-фашистские войска под сокрушительными ударами частей Советской Армии поспешно отходили с рубежа р. Ингулец на правый берег р. Южный Буг, где намеревались [222] прочно закрепиться на заранее подготовленных позициях и остановить дальнейшее наступление наших войск.

394-я стрелковая дивизия в составе войск 46-й армии, преследуя остатки разгромленных частей противника, 6 марта 1944 г. вышла к населенному пункту Троицкое. В двухдневных боях дивизия уничтожила арьергардные части противника, овладела населенным пунктом и к утру 18 марта вышла на левый берег р. Южный Буг.

К 10 часам 18 марта на наблюдательный пункт командира 394-й дивизии прибыл командир корпуса. Ориентировавшись на местности, он поставил дивизии задачу: в ночь на 19 марта форсировать р. Южный Буг, овладеть Андреевка-Эрделева и к рассвету выйти на рубеж (иск.) Ясная Поляна, высота 49,6, Ткачевка. Командир корпуса сообщил, что в эту ночь войска армии будут форсировать р. Южный Буг на широком фронте.

Командир дивизии полковник Лисицын А. И., изучив поставленную задачу и оценив силы и средства, которыми располагала дивизия, на рекогносцировке с командирами стрелковых полков объявил [223] свое решение, в котором указал, что 808-й стрелковый полк, составляя первый эшелон дивизии, должен форсировать Южный Буг в районе Андреевка-Эрделева и к утру 19 марта овладеть рубежом Ново-Андреевка, Ясная Поляна, где закрепиться и обеспечить переправу главных сил дивизии.

Поставив задачу и другим полкам, командир дивизии сообщил, что 808-му полку придается разведывательная рота дивизии в составе 80 человек, усиленная двумя станковыми пулеметами, двумя ручными пулеметами и двумя противотанковыми ружьями. Разведывательной роте здесь же была поставлена задача: с наступлением темноты переправиться на правый берег, овладеть Андреевка-Эрделева, закрепиться там и обеспечить переправу и высадку на плацдарм батальонов 808-го полка.

О местности и обороне противника командир полка знал следующее. Река Южный Буг в районе Троицкое, м. Новая Одесса имеет ширину 200–250 м, скорость течения ее до 1,5 м/сек. Левый берег реки в районе Троицкое на 45–50 м выше правого, что давало нашим частям преимущество в организации наблюдения за противником и облегчало изучение характера его обороны.

Читайте также:  Рузский район какая река

Вдоль правого берега реки и южнее Троицкое вдоль левого берега тянутся плавни шириной от 700 м до 1,5 км. На правом берегу плавни подступают вплотную к окраине Андреевка-Эрделева. Это обстоятельство ставило наши войска в очень неблагоприятные условия. Плавни густо заросли камышом, начавшееся половодье залило их водой и сделало труднопроходимыми для пехоты и совершенно непроходимыми для всех видов колесного транспорта.

На юго-западной окраине Троицкое имелась паромная переправа, которую противник не успел разрушить. С выходом наших войск к берегу реки гитлеровцы держали причалы переправы под непрерывным пулеметным и артиллерийским огнем.

Оборону по правому берегу реки противник подготовил заранее и организовал ее по принципу отдельных опорных пунктов, находящихся между собой в огневом взаимодействии. Сильный опорный пункт противник имел в Андреевка-Эрделева. На северной и северовосточной окраинах этого населенного пункта гитлеровцы отрыли траншею полного профиля, прикрытую с фронта проволочными заграждениями в два, а на восточной окраине — в шесть рядов кольев. Вторая траншея проходила по южной и юго-западной окраинам населенного пункта. Третью прерывчатую траншею противник оборудовал на рубеже 700–1000 м южнее и юго-западнее Андреевка-Эрделева.

Из показаний пленных было известно, что на позициях по правому берегу реки Южный Буг в полосе наступления 394-й дивизии перешли к обороне части 258-й и 153-й немецких пехотных дивизий. В Андреевка-Эрделева обороняется 457-й полк 258-й пехотной дивизии. Действия этого полка поддерживаются артиллерийским дивизионом. Южнее на участке (иск.) Андреевка-Эрделева, Ткачевка [224] обороняется 257-й полк 153-й пехотной дивизии. Полк усилен 560-м штрафным батальоном. Участок Андреевка-Эрделева, Варушино прикрывается пограничной заставой румын. Было также установлено, что в районе 1 км южнее Ясная Поляна находится резерв 258-й пехотной дивизии — 479-й полк с шестью танками.

258-я пехотная дивизия отошла на правый берег Южного Буга, имея в своем составе не более 1000 человек пехоты и восемь орудий. Всю остальную артиллерию дивизия потеряла в предыдущих боях. Пехотные полки дивизии имели по два батальона, каждый трехротного состава. Каждая рота имела от 40 до 60 человек и 8 пулеметов.

Из района Андреевка-Эрделева противник был вынужден отвлечь значительную часть сил и средств в район х. Алексеев, где соседние справа части с хода форсировали реку и закрепились на ее юго-западном берегу.

В 808-м стрелковом полку на 18 марта было два стрелковых батальона, каждый трехротного состава. Списочный состав стрелковых рот колебался в пределах 32–35 человек. В полку, кроме винтовок и автоматов, имелось следующее вооружение: станковых пулеметов — 5, 45-мм пушек — 2, 76-мм полковых пушек — 2, 82-мм минометов — 7 и 120-мм минометов — 3. Часть пулеметов и 82-мм минометов из-за распутицы от подразделений отстали.

Артиллерия, выделенная в соответствии с решением командира дивизии для поддержки полка, также из-за распутицы в район Троицкое не прибыла. К вечеру 18 марта из состава двух приданных артиллерийских полков огневые позиции в районе Троицкое заняли только четыре 76-мм пушки и восемь 122-мм гаубиц. Значительная часть боеприпасов также находилась в пути, поэтому на 18 марта полк имел винтовочных патронов один боекомплект, 82-мм мин — 250, 76-мм снарядов — 83, 45-мм снарядов — 110. Снарядов к 76-мм дивизионным пушкам и 122-мм гаубицам имелось также ограниченное количество.

Решение командира полка

Командир полка подполковник Смирнов объявил на рекогносцировке командирам батальонов, что форсирование реки нужно проводить как можно быстрее, пока противник еще не организовал прочной обороны на правом берегу и не подтянул из глубокого тыла резервы, которые, по данным нашей авиаразведки, уже начали выдвигаться к Южному Бугу. Командир полка сообщил, что на подготовку форсирования полк имеет один день — 8 часов светлого времени. Из этого времени 2 часа командир полка использовал на рекогносцировку с командирами батальонов и командирами артиллерийских батарей, остальное время отводилось командирам батальонов на организацию взаимодействия в звене батальон, рота, взвод. [225]

Информировав присутствующих о задачах полка и задачах непосредственных соседей, командир полка объявил свое решение, в котором указал, что полк вслед за разведывательной ротой должен форсировать реку одновременно с двух пунктов переправ и внезапным ударом овладеть Андреевка-Эрделева.

Батальонам подполковник Смирнов поставил следующие задачи.

1-му батальону — форсировать реку и овладеть северо-западной частью Андреевка-Эрделева, в последующем — во взаимодействии со 2-м батальоном очистить от противника весь населенный пункт и прочно закрепиться на юго-западной окраине.

2-му батальону — форсировать реку у устья р. Еланец, во взаимодействии с разведывательной ротой дивизии и 1-м батальоном овладеть центральной частью Андреевка-Эрделева и закрепиться на ее южной окраине.

Оба батальона должны были форсировать реку одновременно в 22 часа 18 марта. После высадки на правом берегу батальонам предстояло преодолеть плавни и, подойдя как можно ближе к населенному пункту, по общему сигналу внезапно атаковать противника с двух направлений. Разведывательная рота переправу начала в 20 часов.

Артиллерии, находившейся на левом берегу, приказывалось днем 18 марта подготовиться к уничтожению и подавлению огневых точек и вражеского гарнизона в Андреевка-Эрделева, а с утра 19 марта, после захвата плацдарма, быть готовой к отражению контратак. Для обеспечения тесного взаимодействия артиллерии с пехотой командир полка приказал, чтобы с командирами стрелковых батальонов переправлялись на правый берег артиллерийские офицеры с радиостанциями.

После рекогносцировки командиры батальонов и рот тщательно разведали подступы к реке и места пунктов переправ, установили для подразделений порядок посадки на переправочные средства, направления движения в плавнях после высадки (по местным предметам и азимуту); штаб полка дал общие для всех ориентиры на правом берегу реки.

Для обеспечения переправы полк имел 45 малых надувных лодок. После захвата плацдарма могли быть использованы два деревянных парома, для обслуживания которых были выделены саперы дивизии. В связи с недостатком переправочных средств для подъема в один рейс всех подразделений полка, подразделения в течение дня строили плоты из бревен, досок и бочек, собранных в населенном пункте Троицкое.

В стрелковых взводах и ротах, а также с расчетами артиллерийских орудий были проведены беседы на тему «Решительными и смелыми действиями выполним боевую задачу, обеспечим плацдарм на правом берегу Южного Буга». Солдатам была разъяснена важность маскировки проводимых в полку работ днем, необходимость соблюдать строжайшую тишину при форсировании, что обеспечит внезапность атаки по врагу. [226]

Ход форсирования и боя за плацдарм

Форсирование р. Южный Буг происходило в исключительно трудных условиях. Отсутствие ясно выраженных ориентиров и темная ночь почти лишали возможности ориентироваться на местности.

Вечером 18 марта начался снежный буран, продолжавшийся всю ночь.

К 20 часам 18 марта разведывательная рота под командой капитана Коновалова Ф. К. прибыла к месту переправы и начала посадку в лодки. К этому времени в район переправы прибыли командир дивизии, начальник штаба и командующий артиллерией дивизии. Командир дивизии дал капитану Коновалову последние указания, и ровно в 20 часов первые три лодки с разведчиками отчалили от берега. Из-за неблагоприятных метеорологических условий только к 3 часам 19 марта разведывательная рота полностью переправилась на противоположный берег реки.

Высадившись в плавнях, рота начала выдвигаться к Андреевка-Эрделева. Разведчики по ледяной воде прошли около километра, неся на себе вооружение и боеприпасы. Выйдя к юго-восточной окраине Андреевка-Эрделева, разведчики натолкнулись на проволочные заграждения, за которыми проходила траншея. Противник, по-видимому, не ожидал переправы наших войск в такую ненастную погоду. Поэтому большинство его солдат, оставив траншеи, разошлись по домам.

Саперы, переправившиеся вместе с разведывательной ротой, быстро проделали проходы в проволоке, и рота внезапно ворвалась в южную часть населенного пункта. К 6 часам рота овладела всей юго-восточной частью Андреевка-Эрделева.

К этому времени 1-й и 2-й батальоны полка также переправились на южный берег. Солдаты батальонов, так же как и разведчики, преодолевали плавни, неся оружие и боеприпасы над головой. С огромным трудом удалось волоком протащить по плавням только две 45-мм пушки. 1-й батальон начал обходить Андреевка-Эрделева с северо-запада, 2-й батальон вышел к центру населенного пункта, следуя по маршруту разведывательной роты. Вместе со 2-м батальоном на правый берег переправился и командир полка. К 6 часам 30 минутам по радио была установлена связь с артиллерией.

Читайте также:  Урал река илекский район

В это время по общему сигналу 1-й и 2-й батальоны атаковали противника в северо-западной части и в центре Андреевка-Эрделева. Уничтожая противника, батальоны к 8 часам полностью овладели населенным пунктом. Офицеры и солдаты при выполнении поставленной задачи показали образцы храбрости и настойчивости.

Солдаты стрелкового отделения под командой рядового Переплетчикова (4-я рота 2-го батальона) скрытно пробрались во фланг гитлеровцам, засевшим в доме в центре населенного пункта, и смелой атакой уничтожили их.

Наводчик станкового пулемета Таран пронес на руках по плавням свой пулемет, одним из первых ворвался в траншею противника, [227] уничтожил две огневые точки врага и обеспечил продвижение батальона.

К 11 часам 19 марта батальоны полка, развивая наступление, выбили противника из второй траншеи и заняли ее.

Выбитый из Андреевка-Эрделева противник сумел задержаться в третьей траншее, откуда предпринял ряд контратак. В 11 часов 40 минут до батальона пехоты врага контратаковало 1-й батальон 808-го полка. Потеряв большое количество убитыми и ранеными, гитлеровцы отошли в исходное положение. В 14 часов противник в том же районе повторил контратаку силой до 100 человек пехоты с двумя штурмовыми орудиями при поддержке интенсивного артиллерийского и минометного огня из района Ясная Поляна. Наша пехота и артиллерия, поддерживавшая полк с левого берега, отразила и эту контратаку.

К 17 часам 19 марта на плацдарм переправился 815-й стрелковый полк, сменивший разведывательную роту, которая была выведена в резерв.

К исходу дня 19 марта подразделения 808-го полка прочно закрепились во второй траншее и организовали разведку в направлении Ясная Поляна.

За день боя противник потерял несколько сот солдат и офицеров убитыми и ранеными. Подразделения полка уничтожили 13 пулеметов, штурмовое орудие, захватили исправными одно 75-мм орудие, 20 прицепов с саперным имуществом и 11 пленных, принадлежащих 153-й пехотной дивизии, 560-му штрафному батальону и 457-му пехотному полку 258-й пехотной дивизии.

По наведенной к вечеру 19 марта паромной переправе на правый берег были переправлены три 45-мм и одно 76-мм полковое орудие, которые и были установлены в боевых порядках пехоты. Обеспечение боеприпасами подразделений, действовавших на правом берегу, производилось с перебоями и только к утру 20 марта в район переправы на левом берегу было подвезено: винтовочных патронов — 5000, 82-мм мин — 160, 120-мм мин — 20. В подразделения же эта боеприпасы были доставлены только к середине дня 20 марта.

В течение ночи на 20 марта гитлеровцы мелкими группами три раза пытались контратаковать подразделения полка, но успеха не имели.

За ночь противник подтянул из района Ясная Поляна на участок наступления 808-го полка 479-й полк 258-й пехотной дивизии и утром 20 марта бросил его в контратаку. Две первые контратаки, предпринятые этим полком в 6 и 8 часов, успеха не имели.

В 12 часов противник перешел в третью контратаку. На этот раз 479-й пехотный полк поддерживался шестью штурмовыми орудиями типа «Фердинанд» и двумя танками «Тигр». Контратаке предшествовал сильный артиллерийский и минометный огонь и удар 25 бомбардировщиков по боевым порядкам подразделений полка. Противник контратаковал в направлении центра Андреевка-Эрделева в стык между 815-м и 808-м полками. Несмотря на большие [228] потери от нашего огня, противнику удалось потеснить правый фланг 815-го стрелкового полка и левый фланг 2-го батальона 808-го полка.

В 13 часов до роты автоматчиков противника с одним танком и штурмовым орудием прорвались в центр населенного пункта в район командного пункта 808-го полка.

Для отражения контратаки был мобилизован весь личный состав штаба полка, в том числе связные, радисты, повозочные и повара. Офицеры штаба задержали отходившие подразделения, быстро привели их в порядок и повели в атаку. Стоявшие в районе командного пункта одно 76-мм орудие, одна 45-мм противотанковая пушка и три противотанковых ружья открыли огонь по танку и штурмовому орудию. Расчет 76-мм полкового орудия (командир орудия сержант Ерякин, наводчик Батарула и рядовые Исаев и Глинский) вступил в единоборство с штурмовым орудием. От огня вражеских автоматчиков выходили из строя номера расчета, но орудие продолжало вести огонь, пока «Фердинанд» и танк не были подбиты. Группа вражеских автоматчиков была полностью уничтожена. К 15 часам подразделения полка восстановили положение.

20 марта начала действовать еще одна паромная переправа грузоподъемностью до 9 т, по которой на правый берег были переправлены остальные части и подразделения дивизии, а также боеприпасы и часть артиллерии.

Отразив контратаки врага и восстановив положение, части дивизии во второй половине дня 20 марта перешли в наступление. Выбив противника из третьей траншеи, дивизия расширила плацдарм до 4 км в глубину и до 6 км по фронту.

В течение 21 марта противник предпринял еще несколько контратак, которые также были отражены частями дивизии.

С 22 по 27 марта дивизия значительно расширила захваченный плацдарм, что позволило беспрепятственно переправлять на него наши войска.

27 марта с этого плацдарма войска Советской Армии перешли в решительное наступление и в первый же день боя продвинулись вперед до 30 км.

Несмотря на то, что на подготовку к наступлению было выделено ограниченное время, командир 808-го полка подполковник Смирнов и его штаб правильно организовали подготовку подразделений к форсированию и бою на правом берегу.

В течение одного дня подразделения построили из подручных материалов недостающую часть переправочных средств и своевременно сосредоточили их к пунктам переправ.

Полк форсировал реку в исключительно сложных метеорологических условиях, что наряду с другими мероприятиями обеспечило внезапность и успех атаки врага в населенном пункте Андреевка-Эрделева. [229]

Следует отметить, что как при форсировании, так и в бою за плацдарм личный состав полка показал образцы выносливости и смелости.

Командир полка и его штаб четко руководили боем батальонов и в случаях необходимости сами возглавляли подразделения. Так было, например, 19 марта, когда командир полка и офицеры штаба лично организовали отражение вражеской контратаки.

Источник



Федор Козлов о форсировании Западного Буга

На фото: Благодарность Турчакову Алексею Кузьмичу. 1944 год.
Фото из семейного альбома А. А. Турчакова.

ЧАСТЬ 4
ФЕДОР КОЗЛОВ О ФОРСИРОВАНИИ ЗАПАДНОГО БУГА
12-я МОТОСТРЕЛКОВАЯ ВОЛНОВАХСКАЯ КРАСНОЗНАМЕННАЯ БРИГАДА

В боях в районе Ковеля бойцы и командиры 12-й Мотострелковой бригады, телефонисты и связисты взвода роты управления и других подразделений действовали смело и отважно. Порывы связи устранялись оперативно, что позволяло штабу бригады знать оперативную обстановку и грамотно управлять ходом боевых действий.

9 июля 1944 года телефонист минометного батальона Алексей Турчаков с товарищами работал на линии в районе м. Мацеюв. Шел ожесточенный бой. Немцы упорно шли в контратаки. Перед их подготовкой вражеская артиллерия открывала ураганный огонь. Снаряды и мины повреждали значительные участки проводной связи. Работы телефонистам было много, но они с поставленной задачей справлялись успешно. В этот день минометный батальон капитана Харичева Ивана Евстегнеевича уничтожил три противотанковой пушки, два миномета, два пулемета и 25 немецких солдат и офицеров.

Командир бригады Е. И. Жаров 16 июля 1944 года отметил успехи телефонистов в наградном листе на командира роты управления штаба бригады, старшего лейтенанта Баканова Степана Федоровича. Из наградного листа: «…За время боевых действий бригады рота управления отлично обеспечила штаб бригады всеми видами связи. Телефонисты роты Баканова, получив хорошую выучку в период боевой подготовки, полностью обеспечивают связью штаб с частями и подразделениями бригады».

19 июля 1944 года с утра части 11-го Танкового корпуса обогнали боевые порядки пехоты, обошли г. Любомль с севера и юга, во второй половине дня в упорных боях с немцами заняли город. В сражениях с фашистами особо отличились воины 65-й танковой и 12-й мотострелковой бригады. Уже ночью наши войска форсировали реку Западный Буг и заняли плацдарм на западном берегу.

Читайте также:  Рассказ описание реки волга

Ф. Е. Козлов вспоминал:
— Когда воины наблюдательного пункта 1-го мотострелкового батальона переправлялись через реку, немцы били трассирующими пулями. Корректировщики достигли западного берега без потерь, выбрали удобное место, окопались. Настал черед переправляться телефонистам, тянуть линию. Нас был шестеро. Старший лейтенант Баканов дал команду: «Ребята! Связь нужна! Вперед!»

Немного помолчав, Федор Егорович продолжил:
— Разделись. Одежду, оружие, катушки с кабелем и телефонные аппараты уложили на маленькие плотики. Тихо вошли в реку. Лето. Хотя и ночь, а вода теплая… Плывем, плотики толкаем впереди себя. Немцы постреливают, пули по воде чиркают. Мысли в голове: «В живых бы остаться! Вернуться домой целым и невредимым… Родителей повидать, друзей, родной хутор, степи, поля, сады…» Пока думал, незаметно доплыл до берега. Немцы стали пускать осветительные ракеты, да поздно, мы уже оделись и приступили выполнять боевой приказ. Задание тогда мы выполнили четко и в срок. Связь работала безотказно, корректировка огня была точной.

20 июля 1944 года Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин объявил благодарность всему личному составу частей и соединений, участвовавших в боевых действиях при прорыве обороны немцев западнее Ковеля, овладении г. Любомль и выходу к реке Западный Буг, а 31 июля 1944 года – благодарность за участие в боях при овладении городами Седлец и Луков.

9 августа 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «…За образцовое выполнение заданий командования в боях при прорыве обороны немцев западнее Ковель и проявленные при этом доблесть и мужество» 12-я Мотострелковая Волновахская бригада была награждена орденом Красного Знамени.

Всем воинам 12-й мсбр были вручены благодарности за подписью командира части № 45936, полковника Жарова. Для наших земляков Турчакова Алексея Кузьмича, Козлова Федора Егоровича это были первые благодарности – за участие в боях за Ковель, Любомль, Седлец и Луков.

По случаю награждения 12-й Мотострелковой бригады орденом Красного Знамени состоялись торжественные мероприятия. Общее построение личного состава частей и подразделений, оглашение Указа Верховного Главнокомандующего тов. Сталина, прикрепление ордена к Знамени бригады.

Митинг, на котором с поздравлениями выступили представители 8-й Гвардейской армии и 11-го Танкового корпуса, а затем, с ответными словами – отличившиеся в боях офицеры и рядовые, которые давали клятву: «Дойдем до Берлина! Будем бить врага в его логове!»

А потом воины дружно уселись за накрытые столы, выпили за боевые успехи фронтовые сто граммов, закусили тушенкой, шпротами и солдатской кашей. Помянули товарищей, павших в сражениях с фашистами за Ковель, Любомль и другие города.

Владимир Пузиков
г. Благодарный
28 февраля 2017 г.

Источник

Форсирование Западного Буга

Врезалось в память форсирование Западного Буга.

Несколько дней лили дожди. На дорогах месиво грязи. Идешь – грязь снимает сапоги. Немец отступает. Нельзя дать ему закрепиться. По лесу впереди, справа и слева, убегающие фрицы. У них нет времени даже толком отстреливаться, только вперед (вернее, для них – назад), к Бугу, к спасению. Но и нам надо туда же, к Бугу. Не обращая внимания на мелькающих в стороне немцев, мы бежим, обгоняя их. Стреляем лишь тогда, когда немцы совсем рядом, и грешно не дать по ним очередь. Это был какой-то ненормальный бой наперегонки да еще по непролазной грязи.

Батальон переправился через Западный Буг и повернулся фронтом в обратную сторону, чтобы не пустить немцев. Фрицы поняли свою обреченность, скапливались на берегу. Наступила ночь. Спать нельзя, немцев много, значительно больше, чем нас.

Изредка: «Рус, бери в плен!»

«Утром возьмем, пока спите», – отвечал кто-нибудь из солдат.

Через некоторое время снова: «Рус, дай кушать!»

«Закуси соплей!» – оглушительный хохот одобрял грубоватый, но справедливый солдатский юмор.

Рано утром комбат через переводчика определил, что немцам делать дальше. Все оружие сбросать в одну кучу, людям отойти в сторону и выстроиться с поднятыми руками. Команду фрицы выполнили послушно.

Колонну числом более тысячи военнопленных в сопровождении нескольких солдат отправили на восток, туда, где тылы дивизии.

Коля Ларин, комбат, распорядился:

«Мы пойдем вперед, а ты, Юра, как-нибудь организуй эвакуацию раненых немцев».

Я чуть не зарыдал от такой черной немилости. Отстать от батальона из-за каких-то полутора сотен раненых фашистов? Как они оказались в ложбинке, уму непонятно. Словно за ночь кто-то их специально сюда свозил. Подумалось: двое суток провозишься, пока всех отправишь. Батальон утопает – не догонишь. Рядом стояло несколько немецких повозок, но на них много фашистов не разместишь.

«Да что с ними чикаться!» – сердито буркнул один из санитаров.

Плотно загрузили немецкие повозки теми, кто никак не мог передвигаться сам. Ездовые – на повозки, те же раненые немцы. Тем, кто мог ковылять хоть как-то, приказали двигаться туда, куда ушли пленные. Конечно, жестоко (а может быть, наоборот, милосердно?), но остальных, по существу, полуживых, полутрупов, прошили из автоматов.

За прорыв на Львовском направлении дивизия награждена орденом Боевого Красного Знамени.

Наконец мы вышли к границе нашей Родины и вошли в Польшу.

Из дневников Юрия Михайловича Головина

Источник

Раздел Якова Долгополова

Рассказы миномётчика 21. Форсирование Западного Буга

21. Форсирование Западного Буга

Мы с командиром полка подъехали к берегу Западного Буга. Кругом всё горело после прошедших здесь боёв. На той стороне реки – Польша. Остановились на берегу. Мосты в этом районе были все взорваны. Командир смотрит на меня, я на реку. Она не широкая, но глубокая и быстрая, как мне пришлось это вскоре на себе узнать. Подполковник говорит: ну что, лейтенант, смотришь? Вот, говорю, смотрю – как на тот берег переправляться, средств-то для переправы нет никаких. Да, средств нет, но утром ты должен быть на том берегу готовым к открытию огня. Есть, товарищ подполковник!

Ставлю задачу своей батарее! Командир одного из отделений, старший сержант Камыш, уже немолодой украинец, принимает команду к исполнению, и все приступают к работе. Вкапывают столб на берегу, отстёгивают буксировочный трос с машины, один конец его к столбу крепят, заготавливают брёвна для плота. Отбираю двух солдат, которые хорошо плавают. Наша задача – взять, как говорится, «в зубы» конец троса, переплыть с ним на тот берег, и закрепить его там. Переплываем реку. Я специально выбирал место, где на берегу густой кустарник. Он нам и маскировкой хорошей служил, и трос мы там надёжно закрепили, он теперь связывает между собой два берега. Всё это уже в сумерках делаем. Плот, чтобы его не унесло течением, привязываем к тросу проволокой. Начинаем переправу. Грузоподъёмность плота небольшая, миномёт пополам делили – сначала, например, ствол, а следующим рейсом – плиту и лафет. Со стволом ещё ящик мин, и 3-4 человека, с расчётом, чтобы выгрузить, двоим-троим там остаться. Сначала голыми руками за трос хватались, тянули плот – рукавиц-то не было. Но потом руки сдавать стали, пришлось какие-то тряпки подыскивать, на руки наматывать.

Хоть и ночью мы эту переправу производили, но не было никакой ночной тишины, периодически стрельба с обеих сторон, иногда снаряды и в реку попадали. Не до них нам было – скорей переправляться надо, миномёты, ящики с минами перевезти. Как раз когда последний миномёт переплавляли, при разгрузке уронили в воду с плота двуногий лафет, весит он 65 кг. Хорошо – это около самого берега произошло, не очень глубоко. Пришлось понырять, достали. К утру все уставшие, но готовы были к открытию огня, доложили по телефонной линии связи командиру полка.

Утром из ближайшей деревни вышли два танка немецких, «Фердинанды». Вероятно, они нас заметили, так как местность была открытой, повернули вдруг обратно и скрылись за деревней. А к этому времени сапёры налаживали уже понтонный мост, техника и люди шли по нему для расширения плацдарма.

Источник

Adblock
detector