Меню

Исчезнувшие реки в московской области

Рукотворное маловодье

Пересыхание малых рек России, главным образом из-за изменения климата и расточительной хозяйственной деятельности, убивает крупные реки. Последние впадают в моря, которые, если не бороться с обмелением рек, в обозримой перспективе начнут исчезать. Государство принимает меры по спасению рек страны, но эксперты считают их малоэффективными.

Малыми считаются реки, располагающиеся в одной географической зоне, имеющие длину не более 100 км и площадь бассейна в пределах 1–2 тыс. кв. км. Они питают крупные реки, но в последние годы малые реки усиленно истощаются. «Русла этих рек обмелели и отмирают. Деградация характеризуется заиливанием и заболачиванием поймы»,— говорит директор Института экологии ВШЭ Борис Моргунов. «Маловодье в реках характерно для рек всей России, но чаще ее европейской части»,— добавляет председатель РО «Российское экологическое общество» Виолетта Черная.

В стратегии развития малых рек Воронежской области до 2020 года сказано: малые реки наиболее уязвимы и восприимчивы к внешним воздействиям. «За последние 50 лет с территории Воронежской области исчез 31 водоток длиной от 10 до 27 км»,— рассказывает эксперт правительства области, глава местного отделения российской экологической академии Виктор Ступин.

Пересыханию малых рек способствуют естественные и антропогенные факторы. «В последние годы нет паводков, зимой не промерзает почва, снега недостаточно, а когда начинается весна и таяние, то весь снег уходит в почву. Ранее вели распашку водоохранных зон и прибрежных защитных полос, в результате в малые реки поступало много воды»,— поясняет научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян.

Чиновники считают причины обмеления естественными (к ним они относят и изменение климата, об антропогенной природе которого существует научный консенсус). «Сегодня в ряде речных бассейнов наблюдается маловодный цикл. Наиболее ярко он выражен на реках Волжско-Камского, Донского и Кубанского бассейнов. Потепление климата оказывает большое влияние и на сезонный сток рек — этот процесс уже происходит практически на всей территории России, и ожидается его усиление»,— говорит глава департамента госполитики и регулирования в области водных ресурсов Минприроды Роман Минухин.

От мала до велика

Малые реки пересыхают, и падение уровня больших рек неизбежно. Например, обмелела река Воронеж, а следом и Дон (длина 1870 км, а площадь водозаборного бассейна — 422 тыс. кв. км): уровень воды в нем упал на 1,5 м. Распространенная причина обмеления рек — добыча песка и гравия в их поймах. На Оке (приток Волги) это происходит повсеместно. «Берутся в аренду участки реки для получения песчано-гравийных смесей. Река уже провела работу по разделению песка и гравия. Технология добычи зачастую нарушается. Выкапывают яму глубиной 25–30 м. Ока со своей средней глубиной воды 5 м заполняет эти карьеры, происходит так называемая посадка уровня. Те участки, которые ранее имели глубину 2 м, достаточную для естественной промывки, мелеют до метра»,— поясняет глава организации «Без рек как без рук» Олег Ломаков.

Обмеление Оки влияет на уровень воды в Волге, которая в последние годы также высохла. В Казани несколько лет назад уровень воды в ней упал так, что обнажилась дореволюционная мостовая. В Ульяновске, Астрахани, Костроме, Саратовской, Тверской и Самарской областях, в районе Рыбинска (Ярославская область) посреди реки в черте города в прошлом году образовывались заметные островки, что опасно для русла, говорят ученые. «Вода в обмелевшей реке прогревается и цветет быстрее, в ней растет концентрация вредных веществ. Ситуация весьма опасна»,— предупреждает Виктор Данилов-Данильян.

Схожа ситуация и на Кавказе: русло Терека, самой длинной реки на северных склонах восточного Кавказа (площадь — 43 710 кв. км, длина — 623 км, впадает в Каспийское море), обмелело за последние годы, а ее излучины в 20 км от Махачкалы больше нет: можно пройтись по песчаному дну, которое еще пять лет назад было полноводным руслом. На берегу реки работает строительная техника. Рабочие укрепляют берега: говорят, что пару лет назад Терек разливался на километры, а ущерб от разливов затронул более 100 тыс. человек. «Маловодье и пересыхание реки мы связываем с потеплением климата и малоснежными зимами. В моем детстве, 30 лет назад, снег выпадал обильно, сейчас его ничтожно мало»,— говорит глава филиала «Дагводресурсов» Марат Алиомаров. Местные экологи считают иначе. Причина — в бесконтрольном заборе воды со стороны частного сектора.

В последние годы ученые отмечают тенденцию к снижению и стока реки Урал (впадает в Каспийское море), что связано как с климатическими изменениями, так и с высоким водопотреблением. «Из реки подпитываются 4 крупных водохранилища, 80 гидроузлов, более 3 тыс. плотин. Пагубно сказываются на уровне воды в реке распашка целинных земель, вырубка пойменных и водораздельных лесов, деятельность предприятий»,— говорит главный научный сотрудник отдела геоэкологии Оренбургского федерального исследовательского центра Уральского отделения РАН Юрий Нестеренко.

Волга, Урал и Терек впадают в Каспийское море, которое ученые считают самым крупным озером в мире (его площадь — 371 тыс. кв. км, максимальная глубина — 1025 м). Как сообщили «Ъ-Регенерации» в Каспийском морском научно-исследовательском центре, уровень воды в море за последние 30 лет упал примерно на 1,5 м. В его восточной части уровень снижается быстрее, поскольку там к морю примыкает пустыня с высоким испарением в теплый период года. «Падение произошло с отметки –26,54 м в 1995 году до –28,18 м в 2019 году. При достижении отметок уровня ниже –30 м может наблюдаться разделение северной части моря на восточный и западный районы. Основной причиной регрессии моря стало снижение водного стока впадающих в него рек, прежде всего Волги, которая доставляет до 80% пресной воды»,— говорит директор Каспийского морского научно-исследовательского центра Елена Островская.

Цифровая вода России

Для спасения малых рек нужно строить очистные сооружения поверхностного стока в городах и райцентрах, прекратить сбросы производственных и хозяйственно-бытовых сточных вод без очистки, говорят эксперты. «Кроме того, нужно прекратить вырубать деревья в поймах рек, запретить осушение пойменных болот, начать строить запруды и дамбы в балках и в руслах рек, спрямлять русла, чтобы предотвратить интенсивный размыв берегов рек. Пока государству не удается спасти реки от пересыхания»,— говорит Виктор Ступин. «Нужно внедрять замкнутые циклы и другие водосберегающие технологии на предприятиях, вовремя ремонтировать водопроводы (много воды теряется в старых водораспределительных системах) и т. д. Многое уже сейчас делается в рамках госпрограмм «Экология», «Оздоровление Волги»»,— считает Елена Островская.

Например, одной из целей федеральной программы «Сохранение уникальных водных объектов» (входит в нацпроект «Экология») является улучшение состояния гидрографической сети. Впрочем, эксперты говорят, что пока средства нацпроекта «Экология» используются не очень эффективно. «Многие проекты до сих пор не имеют проектно-сметной документации, без которой невозможно получить финансирование. Но это часть проблемы. Главное — проблема выбора приоритетов для финансирования, которая так и не решена»,— резюмирует Борис Моргунов. Чиновники считают, что проблему решит готовящаяся к запуску единая цифровая информсистема управления «Вода». В Росводресурсах поясняют, что борьба с обмелением предусматривает набор мероприятий и решения о том, какое из них финансировать первым, с внедрением цифровой платформы будут приниматься быстрее, поскольку будет поступать оперативная консолидированная информация о состоянии рек.

Источник



Малые реки Москвы и Подмосковья

Природа Подмосковья преобразована трудом многих поколений, причем каждое последующее поколение приспосабливалось к уже «очеловеченной» природе и продолжало ее изменять. Многовековое природоиспользование ныне отражено в сильно изменившихся лесах, в пересыхающих малых речках и родниках, в участившихся засухах и резких похолоданиях, которым не может противостоять ни поредевший естественный растительный покров, ни насаженные человеком лесопарки, монокультурные хозяйственные угодья.

Малые реки в силу своей природной уязвимости в первую очередь реагируют на хозяйственную деятельность человека — на вырубку лесов, распашку, осушение, орошение, они обладают более низкой способностью к самоочищению, быстрее загрязняются.

Читайте также:  Нина угрюм река чем закончится

Сегодня в Московской области насчитывается 4312 рек, из которых все, кроме Москвы, относятся к малым. Длина таких колеблется от нескольких сотен метров до 100 км. Но полтора века назад рек было на 25-30 процентов больше, а родников, как свидетельствуют исторические материалы, насчитывалось в Подмосковье вдвое больше, сегодня. Могучие широколиственные дубравы с липой, вязом, кленом, ясенем, с глубокими корневыми системами, по которым дождевая влага поступает в глубь почвы, а не сбегает по ее поверхности, обеспечивали половодье рек, предотвращали высокие весенние паводки и насыщали водоносные горизонты в летнюю межень.

Сегодня о былых дубравах Подмосковья напоминают лишь топонимические названия сел и рек, остатки мощных дубовых стволов, устилающих дно подмосковного Тростенского озера, исторические свидетельства. Еще в XVIII веке дубовые сплавы по Москве-реке к Москве были довольно часты. По свидетельству географа П. П. Семенова-Тянь-Шаньского («Географо-статистический словарь Российской империи», 1865), вплоть до середины XIX века строевой лес десятками тысяч бревен в год сплавлялся в Москву по рекам Истре, Маглуше, Рузе, Озерне. Сегодня по этим обмелевшим рекам с трудом можно пройти лишь на байдарке. Пароходы еще в прошлом веке поднимались по Протве вплоть до Боровска, теперь вся Протва не судоходна.

До появления железных дорог малые реки были основными транспортными артериями страны. Межбассейновыми каналами они соединялись друг с другом, что делало их основными торговыми путями, оживляло жизнь на их берегах. Так, в 1826 году развернулось строительство канала между реками Сестра и Истра с целью доставки камня с Волги для строительства храма Христа Спасителя в Москве. Работы продолжались 25 лет, было построено три каменных шлюза, канал длиной 8, 5 км и плотина, которая подняла уровень реки Сестры и образовала искусственное озеро Сенеж площадью 7 кв. км. Канал просуществовал недолго — он не выдержал конкуренции с Николаевской железной дорогой и в 1860 году был окончательно заброшен. Почвы пойм малых рек обладали хорошими агрохимическими свойствами и позволяли снимать урожай до 50-75 центнеров с десятины. Чем выше была урожайность лугов, тем богаче становились почвы. Кроме отложения плодородного наилка, на поймах малых рек сложился благоприятный водный режим. Запрещалась вырубка кустарников по берегам рек. Заболоченные поймы осушались. На сенокосах запрещалась пастьба скота, выпас строго регламентировался, за потраву строго взыскивали. Теперь вследствие перевыпаса поймы большинства подмосковных малых рек разрушены. Сенокосных лугов практически нет, а оставшиеся используются как пастбища, которые лишь наполовину покрыты растительностью. На поймах стали преобладать малопоедаемые и непоедаемые виды растений, сформировался своеобразный рельеф, в котором преобладают тропинки, скотопрогонные тропы, валики, лунки, появилась закочкаренность.

В результате неумеренных рубок лесов в верховьях бассейна реки Москвы участились наводнения. За 150 лет наблюдений их число к 1908 году удвоилось, что явилось одной из причин возведения на ней водохранилищ. Роль естественных гидротехнических систем перешла от лесов к искусственным гидросистемам. Сегодня в Московской области широколиственных лесов осталось не более одного процента, более половины лесной площади занимают малоценные березняки и осинники, высасывающие большое количество воды из почвы, вследствие чего ее недополучают грунтовые воды и малые реки, особенно в летнюю межень.

Последние 70 лет жизнь подмосковных малых рек стала особенно тяжелой. В 1918-1923 годах сплошными рубками были уничтожены все леса в 30-верстной зоне вокруг столицы. В первую пятилетку запас по деловой древесине в лесах области был взят на 13 лет вперед. За годы войны Подмосковье потеряло пятую часть своих лесов. Все эти обстоятельства отразились на судьбе малых рек. Большое воздействие на них оказали также и разработка торфяных болот в довоенные годы, и развернувшиеся в послевоенное время по плану «Великого преобразования природы» мелиоративные работы.

Сегодня Московская область — самый «пьющий» регион России. На территории, составляющей всего 0, 4 процента площади страны, отбирается около 12 процентов всех подземных вод, добываемых в Российской Федерации. Водоотбор во многих городах Подмосковья уже в несколько раз превысил величину утвержденных запасов, в результате чего за последние полстолетия подземный сток сократился в 3-4 раза. Такая интенсивность не приводит к добру. Сегодня водозабор производится главным образом в центральной части области, наиболее насыщенной промышленными предприятиями — главными загрязнителями грунтовых вод. К тому же по мере истощения подземных вод возрастают концентрации вредных веществ до опасных пределов. В подмосковных городах Воскресенск, Коломна, Лыткарино, Люберцы, Подольск, Балашиха и во многих других 35-100 процентов добываемых грунтовых вод уже загрязнены и мало пригодны для питья. В них — повышенное содержание железа, стронция и других вредных веществ.

Большое и вредное влияние на малые реки оказало градостроительство. Около 90 малых рек Москвы заключены в подземные трубы, а общая протяженность всех 150 подземных и наземных и наземных малых рек достигает 400 км. На территории города за последнее столетие исчезло более ста рек и ручьев, более семисот озер, болот и прудов. Всего же сегодня на территории Москвы осталось 59 рек и ручьев. Все они подвержены мощному техногенному воздействию промышленности и автотранспорта. Кроме этого, в Москве около четырехсот прудов, общее зеркало которых составляет 650 га, общая же площадь всех водоемов Москвы, включая Химкинское водохранилище, насчитывает 8 кв. км. За последние два десятилетия в Москве было засыпано около ста прудов с площадью зеркала около 170 га. На их месте построены здания, проложены улицы. Это свидетельствует о недооценке значения небольших водоемов в создании ландшафтно-архитектурного облика столицы. Московские водоемы и реки страдают и от химического загрязнения. Сегодня с поверхности столицы ежегодно смывается в реку Москву свыше ста тысяч тон взвешенных веществ и тысяча тон нефтепродуктов. На Яузе, самом загрязненном ее притоке, концентрация нефтепродуктов, железа и аммиака превышают нормативы в пятьдесят-сто раз. Ниже впадения Яузы качество вод реки резко ухудшается: в 3 раза повышается содержание нефтепродуктов, на порядок — бактериальное загрязнение, в шесть-восемь раз — содержание взвешенных веществ. Поэтому воды Москвы-реки ниже города не могут быть использованы ни для хозяйственно-бытовых, ни для рекреационных целей. Кроме того, промышленными предприятиями столицы ежесекундно сбрасывается более 73 кубометров промышленных стоков — столько же, сколько выносит и Москва-река при выходе из столицы.

При значительной или продолжительной перегрузке реки сточными водами в ней прекращаются нормальные процессы жизнедеятельности организмов, расходуется большая часть растворенного в воде кислорода, и водоток превращается в канализационный коллектор. В Московской области такими коллекторами стали реки Шаловка (приток Клязьмы), Яуза (в среднем и нижнем течении) с малыми притоками, Сходня (в верхнем течении), ручей Черный (приток Пахры) и многие другие.

Свой вклад в химическое загрязнение водоемов Подмосковья вносит и сельское хозяйство. Так, минерализация воды в подмосковной Протве за десять лет возросла более чем в полтора раза (от 122 до 195 мг/л) за счет сноса с полей аммиачной селитры, суперфосфата, доломитовой муки и других удобрений. При этом повысилась эвтрофикация русла, в котором активно стали развиваться различные водоросли. И хотя за последние годы количество вносимых удобрений уменьшилось вследствие их дороговизны, оно не снизилось, а даже возросло в тех хозяйствах (прежде всего в частных), которые главный смысл сельскохозяйственного производства видят в получении чистой прибыли, не считаясь с расходами на охрану природы, и в частности малых рек.

Большой вред малым рекам наносят животноводческие комплексы, фермы, складирование навоза по берегам. За год в Московской области скапливается до 15 миллионов тонн навоза и птичьего помета. Наиболее угрожающая на сегодняшний день ситуация сложилась на реке Маглуше (правый приток Истры), в пойме которой скопились тысячи тонн невывезенного куриного помета из Глебовского птицеводческого объединения (пос. Глебово Истринского района). При высоком паводке эта ситуация может привести к экологической катастрофе.

Читайте также:  Чей стон раздается над великою русской рекой некрасов

Большой ущерб поймам малых рек Подмосковья в последнее десятилетие нанесла распашка их частниками под огороды. Малые реки загрязняются свалками, которые организуются по берегам рек и оврагов. Во время половодья и дождей с них текут стоки, загрязняющие реки. Особое беспокойство вызывает свалка мусора областного значения возле села Павловское Истринского района, непосредственно находящаяся в средней и низкой пойме Истры. Ее потенциал уже исчерпан, и в любой момент десятки тонн мусора могут с талыми водами попасть в реку Истру.

Русла рек также беспощадно замусориваются. Механический и бытовой мусор, не влияющий на русловые процессы на крупных и средних реках, приобретает иное значение на малой реке. Любая свалка на ее берегах может стимулировать аккумуляцию наносов и отмирание русла. Даже средних размеров предмет, например тракторное колесо, может вызвать прорыв излучин, развитие острова. К сожалению, какого-либо действенного контроля за загрязнением, распашкой и использованием пойм до сих пор нет. На реки приходятся большие рекреационные нагрузки, которые будут неуклонно возрастать.

Отдыхающие уничтожают кустарники вблизи русел рек, вытаптывают травостой, загрязняют места стоянок отбросами.

Как видим, хозяйственная деятельность сегодня стала фактором, перекрывающим по своей силе действие многих естественных природных сил. И этой силой надо умело управлять. Поэтому назрела необходимость принятия действенных мер для восстановления чистоты и полноводности наших малых рек.

Прежде чем сохранять и восстанавливать, надо знать, что восстанавливать и как. Необходимо создать Красную книгу малых рек Подмосковья, в которую следует включить не только все исчезнувшие за последнее столетие реки (около шестисот), но и те, которым угрожает опасность обмеления и исчезновения.

Приоритетной задачей для лесохозяйственников Подмосковья должно стать не выращивание высококачественной древесины преимущественно хвойных пород для хозяйственных целей, а повышение эколого-эстетических и водоохранных свойств лесов. Кубометры досок можно заменить и другими материалами, чистый воздух, воду и журчание лесного ручья заменить нечем. Сегодня большая часть лесов Подмосковья такими свойствами не обладает — они молоды (их средний возраст около сорока лет — в этом возрасте они активно растут и много «пьют», из-за чего все меньше воды доходит до малых рек) и имеют маломощную поверхностную корневую систему. Породный их состав неудовлетворителен — преобладают хвойные искусственные насаждения и почти отсутствуют широколистные. Наиболее благоприятные в отношении водоохранных функций для условий западного Подмосковья смешанные многоярусные леса, где есть дубы, липы, клены, возрастом более 140 лет. Но таких почти уже не осталось.

Для проведения первоочередных мер по очистке малых рек следует:

провести облесение вдоль русел малых рек и примыкающих к речным долинам оврагов;

ограничить сброс неочищенных стоков в малые реки и очистить русла от хлама, упавших деревьев, мусора;

восстановить старую и построить новую сеть прудов и малых водоемов, прежде всего каскадных (верхний пруд служит как наносоуловитель и периодически чистится, ил используется как удобрение);

ликвидировать свалки по берегам рек и оврагов;

расчистить родники, ключи, источники;

осуществлять контроль за выпасом в поймах, за технологией и сроками внесения удобрений и ядохимикатов в бассейнах малых рек.

Необходимо разработать комплексную программу рационального природопользования в бассейнах малых рек Подмосковья и предусмотреть в ней инвентаризацию малых рек (скажем для первого этапа — для всех рек длиной более 100 км) и определить для каждой реки природные условия и ресурсы водосбора. Надо рационализировать землепользование в речных долинах, выявить возможности для создания прудовых хозяйств рекреационного и рыбохозяйственного назначения, устройства малых и микро-ГЭС (например, для фермерских хозяйств). В такой программе будут заинтересованы прежде всего сельские и районные администрации, руководители предприятий. Поэтому она может быть обеспечена финансированием за счет местных бюджетов или той ее частью, которая в виде налога на природоохранную деятельность перечисляется в областной и федеральный бюджеты.

Сохранить и восстановить потенциал малых рек необходимо не только для получения чистой воды, дешевой гидроэнергии и рыбы из прудовых хозяйств. Малые реки Подмосковья, пожалуй, главная эколого-эстетическая ценность региона. В летние дни на природу выезжает ежедневно до пяти миллионов горожан, многие из которых предпочитают отдыхать на берегах водоемов, под тенью деревьев. А в соединении воды и леса и заключается, как говорил писатель Аксаков, высшая прелесть русского ландшафта.

Источник

Неглинка, Лихоборка и другие: какие подземные реки протекают под Москвой

Рассказываем про известные и не очень подземные водоемы столицы, их историю и географию.

В Москве протекает более 150 ручьев и рек, но большая часть из них скрыта от глаз и находится под землей. Немногие помнят их названия, а когда-то они повлияли на развитие города, дали названия улицам и районам. Рассказываем про подземную водную сеть столицы.

Почему реки уводят под землю

Как же некогда знаменитые столичные реки оказались заточенными в коллекторы? Оказывается, решение спрятать реку в коллектор — мера вынужденная.

Во-первых, в прошлом во время продолжительных дождей или в половодье даже небольшие водоемы выходили из берегов и подтапливали окрестности. Во-вторых, примерно в XVI веке деревни и села вокруг Москвы начали активно связывать дорогами, которые со временем превратились в улицы и переулки. Реки с оврагами и заболоченными берегами нарушали связность районов, затрудняя строительство зданий и дорог.

Еще одна важная причина — экологическая обстановка. Чем больше людей заселяло Москву, тем грязнее становились реки. Люди сливали туда нечистоты, и водоемы постепенно превращались в сточные канавы. При Екатерине II от колодцев начали проводить водопроводы, город становился чище и опрятней, а многие реки начали убирать под землю.

Главная река под Москвой

Неглинная, самая известная подземная река столицы, протянулась более чем на семь километров. Это первая река, которую спрятали под землю. Сегодня она полностью заключена в коллектор и протекает через весь центр столицы — Цветной бульвар, Трубную площадь, Неглинную улицу, Манежную и Театральную площади — и впадает в Москву-реку.

Первые упоминания о Неглинке, как ее называют в народе, относятся к началу XV века. Существуют две самые распространенные версии происхождения названия: от слова «неглинок», означающего «болотце», или от балтского слова glim — «глубина».

Когда-то воды Неглинки были чистыми, но к концу XVIII века из-за мусора, который скидывали в реку, она стала опасной. Впервые Неглинку убрали в коллектор в 1817–1819 годах во время реконструкции Москвы после войны с Наполеоном. Но реку продолжили загрязнять и дальше. На рубеже XIX–XX веков появилась городская система канализации, и проблема со сбросом мусора практически решилась. Правда, оставалась еще одна: во время сильных и продолжительных дождей коллектор не справлялся с наплывом воды, речка затапливала близлежащие территории. Шли годы, но ситуация не менялась. Например, 25 июня 1965 года Неглинка вновь вышла из берегов и затопила Москву от стен Кремля до Самотечной улицы. Не помог даже новый коллектор, который вел от Театральной площади до Москвы-реки.

В 1970-е построили еще одну подземную трубу, которая начиналась почти от Суворовской площади и заканчивалась около Театральной. Это решило проблему — серьезных наводнений на Неглинке больше не происходило.

В конце XIX века в Александровском саду появилась имитация открытого русла Неглинки — фонтаны, расположенные на местах, где когда-то река выходила на поверхность.

Лихоборка и другие

Лихоборка — самый крупный приток Яузы, протянувшийся на 30 километров. А еще это самая длинная подземная река столицы: более 17 километров находится в коллекторе. Река берет начало между нынешними платформой Новодачная и Дмитровским шоссе, а в районе станции метро «Ботанический сад» впадает в Яузу.

Читайте также:  Речка охта в петербурге

Считается, что название реки произошло от выражения «лихой бор». Так называли густые леса вдоль дороги на Дмитров, в которых прятались разбойники, то есть «лихие люди».

Левый приток Лихоборки, Бескудниковский ручей, также известен под названием Ржавец. Это небольшой водоем протяженностью всего три километра. Начало он берет у пересечения Дмитровского шоссе и Ильменского проезда.

Его название связано с селом Бескудниково, которое упоминается в исторических документах 1584–1586 годов. Принято считать, что наименование происходит от слова «куны» — это вид податей. В XVI веке крепостного права на Руси формально не существовало, и, чтобы свободные крестьяне могли возделывать пустующие земли, их временно освобождали от податей.

Еще один известный подземный ручей — Студенец. Он берет начало недалеко от Хорошевского шоссе, протекает под территорией Ваганьковского кладбища, пересекает Звенигородское шоссе, Шмитовский проезд и территорию парка «Красная Пресня».

Ручей — левый приток Москвы-реки, его протяженность — около 3,5 километра. Он частично сохранился в открытом русле. На ручье расположены Краснопресненские пруды.

Считается, что от названия ручья произошло наименование усадьбы Студенец, на территории которой находится парк «Красная Пресня». Ручей когда-то положил начало прекрасным искусственным прудам и каналам, созданным в усадьбе. Жители окрестных территорий несколько столетий назад использовали чистую родниковую воду для хозяйственных нужд и приготовления пищи.

Чуть выше Студенца течет малая река Пресня протяженностью около 4,5 километра. Начало она берет у стадиона «Динамо», затем протекает под Ленинградским проспектом, Скаковой улицей, путями Белорусского направления железной дороги, зоопарком и Конюшковской улицей. В Москву-реку Пресня впадает у Новоарбатского моста. Пресненские пруды на территории Московского зоопарка — часть прудов старой поймы реки Пресни. В прошлом по ее берегам располагались Тверская-Ямская и Грузинская слободы, деревня Кудрино и село Воскресенское. В 1908 году реку полностью заключили в коллектор. Единственным напоминанием о ней остался Горбатый мост, памятник архитектуры.

Живописные берега и рыболовные угодья

Вторая по протяженности подземная река Москвы (10 километров) Филька располагается на западе столицы. Это правый приток Москвы-реки, он полностью убран в коллектор. В XVI веке в Кунцевской местности располагалось село под названием Фили. В то время это было одно из живописных мест в окрестностях Москвы. Леса и болота считались заповедными, а царь Алексей Михайлович любил приезжать сюда на охоту. По названию села Фили получила название и речка, протекавшая по его территории.

Филька находится в коллекторе более 50 лет. Естественное русло достаточно сильно отличается от направления подземной трубы, в которую убрали речку. По дну русла Фильки проложена Филевская линия метро. Единственный намек на попытку речки выбраться на поверхность — Мазиловский пруд, расположенный в районе Фили-Давыдково около станции «Пионерская».

Река Нищенка, левый приток Москвы-реки, находится в восточной части города. Она то выходит на поверхность, то скрывается под землей, но все же большая ее часть заключена в коллектор. Протяженность составляет более 12 километров, в Москву-реку она впадает у Перервинской плотины.

Есть две версии происхождения названия. Первая связана с маловодностью водоема: нищая — то есть скудная. Вторая объясняется тем, что когда-то в верховьях реки родные прощались со ссыльными, которых гнали по Владимирскому тракту, где собиралось много нищих.

В подземную трубу Нищенку стали убирать во второй половине XX века. Строительство коллекторов полностью закончили в 1969 году.

Еще один важный подземный водоем — река Городня, которая протекает в Юго-Западном и Южном округах. Это второй по длине после Сетуни приток Москвы-реки. Городня не полностью заключена в коллектор: ее протяженность составляет 16 километров, 14 из которых — в открытом русле.

По одной из версий название Городня происходит от слова «городить» (то есть ставить плотину, перегораживать). Долгое время на реке устанавливали плотины, чтобы ловить рыбу. Сегодня на реке по-прежнему много рыбаков: в водоеме водится плотва, карась, щука, верховка и окунь.

Берега очень живописны. В низменной части растут березы, ольха, осина, рябина, встречаются земляничные поляны, а на территории Царицына речка образует Царицынские и Борисовские пруды.

Неподалеку находится река Самородинка, за время своего существования сменившая несколько названий: Смородиновка, Смородинка, Селятинка. Она протекает в Западном и Юго-Западном округах Москвы, является правым притоком реки Очаковки и впадает в нее вблизи Аминьевского шоссе.

Когда-то на берегах Самородинки располагались деревни Беляево и Никольское. Сегодня река — памятник природы. Свое начало она берет в районе станции метро «Беляево» и уходит на северо-запад. В районе улицы Обручева подземная речка выходит на поверхность в пруд, который называется Запятая и известен по эпизоду из фильма «Семь стариков и одна девушка», где за Георгием Вициным, Евгением Моргуновым и Юрием Никулиным гонятся инкассаторы. В низовьях реки располагается живописный каскад Олимпийских прудов.

Источник

Исчезающие реки Подмосковья

Деревня Жилино-1 находится совсем рядом с Москвой, всего в пяти км по Рязанскому шоссе, на территории Люберецкого района. Рядом, по широкой пойме с лугом, протекает речка Жилинка, которую в селе называют Жилка. Резвая речушка является притоком реки Пехорка. На старых картах её название Кобыленка, на новых обозначена уже как безымянный ручей. Но как получилось, что речка, в которой 30-40 лет назад купались местные жители, превратилась в ручей? Наверно, одна из причин — это строительство транспортной развязки на пересечении Лыткаринского шоссе и автомагистрали М-5 «Урал».

Некогда райский уголок, который радовал глаз местных жителей и не только, превратился в место постоянного строительства и складирования строительных материалов. Речка мелеет с каждым годом, зарастает травой, ведется постоянная засыпка поймы, русло меняют принудительно. Местные власти только дают отписки и ничего не предпринимают. Речка оказалась в очень «неудобном месте», соприкосновение города Люберцы из-за постоянно строящейся или реконструируемой Рязанки, как новой, так и старой и наступающего с восточной стороны поселка Октябрьский, который все больше становится похож на город.

За последние несколько лет городской округ Люберцы превратился в каменные джунгли. Вырубают леса ради застройки человейниками, реки мелеют и исчезают с карт.

19 июня 2017 года в ходе публичных слушаний о развитии территорий, жители узнали, что часть реки и ее пойма, заявлены как частная собственность под строительство торгово-складского комплекса со зданием АБК и гостевой автопарковкой. Возникает вопрос, как речка, берущая свое начало из лесного родника и впадающая в реку Пехорка, с широкой поймой и рощей, попала в частные руки? Как водный объект, который является собственностью Российской Федерации в соответствии с ч.1 ст. 8 Водного кодекса, перешел в частную собственность? И как Администрация смогла сформировать в 2008 году участки, а затем передать их в частную собственность, если согласно ст. 102 Земельного кодекса РФ на землях, покрытых поверхностными водами, не осуществляется образование земельных участков?

Местные жители написали коллективную жалобу в прокуратуру с требованием проверить законность сформированных в 2008 году участков Администрацией городского округа. Проверка была проведена и выявлены нарушения. Участки сформированы вопреки требованиям закона.

На 17 декабря 2020 года, участок с кадастровым номером 50:22:0000000:99 снят с учета. Спасибо Межрайонной природоохранной прокуратуре Московской области.

Изучив переданную документацию с обращениями и ответами из госструктур на запросы жителей, начиная с 2011 по 2017 год, становится понятно, почему у граждан опускаются руки в борьбе за свое комфортное проживание в России.

Всероссийское Общество Охраны Природы приняла эстафету от жителей по спасению речки Жилинка. В ближайшее время будут написаны запросы для выяснения текущей ситуации. На основании полученной информации будет составлен алгоритм работы по предотвращению захвата земель и рек в частную собственность в го Люберцы.

Источник

Adblock
detector