Меню

Какие только птицы не хлопотали в густой листве деревьев склонившихся над рекой

Текст книги «На теплой земле (сборник)»

Автор книги: Иван Соколов-Микитов

Жанр: Детская проза, Детские книги

Возрастные ограничения: +12

Текущая страница: 4 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Подснежники-перелески

По опушкам лесов, на лесных, освещенных солнцем полянах еще ранней весною расцветают первые лесные цветы – подснежники-перелески.

Хорошо в эту пору в лесу, наполненном веселыми птичьими голосами. Набухли, надулись на деревьях пахучие смолистые почки. На макушках высоких берез звонко пересвистываются весенние гости – дрозды. Сидя на дубе, гулко воркует дикий голубь-витютень.

Еще не растаял в глубоких оврагах снег, а уже цветут под деревьями, белым и голубым ковром расстилаются подснежники-перелески – первые весенние цветы нашего леса.

Приятно собрать и поставить на стол букет свежих подснежников. От них пахнет весною, свежим запахом пробудившейся земли.

Сон-трава

На обогретых солнцем пригорках в сухих борах проклевываются во второй половине апреля толстые красноватые ростки подснежника сон-травы. Быстро, день ото дня, час от часу, поднимается трубчатый стебель, опушенный нежными серебристыми ворсинками. Полнится, набухает сиреневатый бутон, спрятанный в такую же пушистую шлемовидную островерхую сумочку. Не дождавшись, когда полностью вытянется стебель, бутон торопливо раскрывается крупным сине-фиолетовым колокольчиком. Далее сон-трава растет уже с цветком, поднимая его выше и выше. Сумочка, державшая бутон, словно бы остается на месте и образует манжету, украшающую безлистный стебель в половине его высоты. Теперь стебель как бы растет только своею верхней частью.

Необыкновенно красивы и нежны колокольчики сон-травы, широко раскрывающиеся навстречу солнечным лучам с ярко-желтыми внутри тычинками. Необыкновенно ласково и нежно само растение сон-травы, сплошь одетое густым седоватым пушком, серебрящимся на солнце.

Еще лежит в низинах, дышит подвальным холодом снег, еще черны частые осинники и схватывают открытые полянки ночные морозцы, а уже пробуждается, цветет на песчаных пригорках красавица сон-трава. С трогательной отвагою переносит она апрельские холода, складывая с заходом солнца пушистые лепестки колокольчиков, словно бы засыпая на ночь.

Днем в раскрывшихся цветах возятся, перебирают лапками тычинки толстые, еще сонные шмели. От цветов исходит несильный, но удивительно свежий, тонкий и нежный аромат.

Дома букет сон-травы продолжает расти. Затем так же, как в лесу, лепестки колокольчиков на вытянувшихся в воде ножках обесцвечиваются, светятся насквозь, как крылышки мотылька с отбитой пыльцой, «ржавеют» и скручиваются по краям.

Летом пригорки в бору зарастают, и не сразу найдешь на них весенний первоцвет – сон-траву. Она как бы уходит, прячется до следующей весны.

Материнские ласковые руки напоминает мягкая и пушистая, всегда теплая сон-трава.

Купальница

В конце мая – начале июня на полянках светлых лесов, одетых молодой свежей листвою, расцветают желтые купавки.

Ключом бьет в эту пору поздней весны лесная жизнь.

Хлопочут около своих гнезд скворцы и дрозды, щелкают в зарослях черемухи соловьи, сладко насвистывает в густой листве высоких деревьев райская птица наших лесов – иволга.

Далеко видны в изумрудной зелени между белых стволов берез цветы купавок. Они растут обычно многочисленными семействами, заполняя полянки редколесья. Довольно крупные, с небольшое яблочко величиною, круглые розочки цветов тянутся к солнцу. Плотными зелеными шариками висят набухающие бутоны. Набежит ветерок, тронет ветви берез. Побегут по светлой полянке солнечные зайчики, и качнутся высокие стебли купавок с яркими цветами, издали похожими на маленькие круглые китайские фонарики.

Купавка, или купальница, как называют ее ботаники, – один из самых пышных цветов нашей средней полосы. В Сибири у купавки есть близкие родственники-братцы, тоже очень красивые и яркие, широко распространенные цветы – огненно-оранжевые жарки́.

Трудно удержаться, чтобы не нарвать себе домой букетик купавок. Сорванные, они очень быстро вянут. Никнут, безжизненно болтаются на ослабших стеблях тяжелые, сжавшиеся головки цветов. Но редким, удивительным свойством обладают купавки. Поставленные в воду, казавшиеся увядшими цветы оживают, распрямляются на глазах и раскрывают свои розочки. В вазе купавки сильно подрастают и раскрывают новые бутоны.

Сидишь, вернувшись домой, за столом, смотришь, как шевелятся, оживают и распрямляются стойкие цветы, и вновь видятся солнечные, в сочной зелени молодых трав поляны, украшенные золотистыми пахучими розочками купавок.

Колокольчики

Я очень люблю эти простые цветы – веселые колокольчики. Выйдешь из лесу на нескошенный, заросший травою луг и от радости ахнешь: столько красуется всевозможных цветов, похожих на праздничный хоровод. По всему зеленому лугу белеют ромашки, желтеют одуванчики, цветет мышиный горошек. А выше всех, всех веселее – лиловые колокольчики. От легкого дыхания теплого летнего ветерка колышутся, кланяются, неслышно звенят колокольчики, радостно приветствуя гостя.

Все лето цветут, неслышно звенят колокольчики, знакомые и милые цветы наших лугов и лесов.

Незабудки

На самом берегу ручья, у зеленого лесного болотца, густо цветут незабудки.

Очень хороши и красивы эти маленькие голубые цветы, обычно растущие по закрайкам открытых болот, на глухих лесовых луговинах. В крошечных их лепестках как бы отразилась голубизна летнего неба.

Прячась в высоких зарослях камыша и осоки, тихо струится живой лесной ручеек, колышутся над водою зеленые травинки.

Приятно смотреть на чистый голубой ковер разросшихся у ручья незабудок. Тихо журчит, плещется лесной ручеек. Летают над ним стрекозы, порхают бабочки. А высоко-высоко в голубом летнем небе над недвижными макушками высокого леса тихо плывут белые летние облака.

Медуница

В жаркий июньский день идешь, бывало, крепко задумавшись, по лесной знакомой тропинке и вдруг остановишься. В самое лицо кто-то дохнул теплым живым ароматом. Хорошенько осмотришься: это возле самой тропинки пышно цветет, медом пахнет высокая медуница. По большим розовым кистям цветов деловито ползают пчелы, тяжело переваливаются толстые шмели. На плотных душистых соцветиях как бы застыли, спят золотисто-зеленые жуки-бронзовики. Порхают и присаживаются разноцветные бабочки.

Много запахов в летнем лесу. Хорошо пахнет ландышами, ночной фиалкой. Пахнет листвой и смолою, грибами, лесной земляникой. А всего сильнее пахнет медом нагретая солнцем медуница.

Волчье лыко

Приходилось ли вам видеть это сказочное, еще без листьев, маленькое деревце, сплошь покрытое цветами?

Идешь ранней весною на глухариный ток и вдруг остановишься. У самой канавы, наполненной вешней водою, пышно цветет крошечное деревце. Еще не распустился лес, не все прилетели певчие птицы, прошлогодней опавшей листвою покрыта едва пробудившаяся земля. Лишь кое-где появляются подснежники. А это чудесное деревце все в цвету!

Долго любуешься на сказочное деревце, покрытое розовато-лиловыми, как бы из воска вылепленными крохотными цветами. Сорвешь несколько веток, осторожно положишь в охотничью сумку, чтобы принести домой.

Увидеть это цветущее деревце можно только в глухом лесу, где-нибудь возле лесного болота, в котором обычно водятся мошники-глухари. Называется деревце волчье лыко. Кора его очень ядовита. Летом, когда кустарники и деревья покрыты густой листвою, его трудно заметить.

Ландыши

У лесного оврага, в тени, под дубками, цветут ландыши и земляника.

Пахнет дубовой листвою, цветами.

Долго любуешься ландышами, слушаешь, как поют птицы, щелкает в зеленых кустах соловей, кукуют и перехохатываются кукушки, в вершинах развесистых дубков воркуют горлинки.

Тихо журчит на дне овражка прозрачный лесной ручей. Точно живые, колышутся над бегучей водой тонкие камышинки.

Еще в далеком детстве водил меня в эти знакомые лесные места отец. Здесь мы слушали пение соловья и тихое журчание ручейка, собирали под дубками ландыши.

Белые душистые ландыши и теперь напоминают мне далекие времена. Я как бы вижу незнакомый лес, слышу пение птиц, воркованье горлинки над моей головою.

Одуванчик

У больших проезжих дорог, у лесных малых тропинок, в зеленых широких лугах, даже у самых порогов деревенских домов цветут одуванчики.

Все знают эти простые цветы, похожие на маленькое солнце с золотыми лепестками-лучами. Все лето цветут одуванчики, а созревшие их семена собраны в легкий пушистый шарик. Дунешь на шарик – поплывут, полетят в воздухе легкие летучие семена. Потому и называется цветок «одуванчик».

Весь день, пока светит солнце, следом за солнцем поворачивают одуванчики золотые свои головки. Вечером, когда скроется солнце, одуванчики свертывают свои лепестки и засыпают.

Всю ночь крепко спят одуванчики. Только с восходом солнца они просыпаются, как бы радостно улыбаясь, широко раскрывают золотые свои лепестки. В солнечный летний день золотою кажется лесная поляна, на которой растут и цветут одуванчики.

Иван-чай

На глухих лесных вырубках пышно цветет иван-чай. Точно высокие праздничные свечи, малиново-красным огнем горят островерхие шапки красивых и пышных цветов. В густых зарослях цветущего иван-чая можно спрятаться с головою.

Там, где цветет иван-чай, обычно скрываются глухариные и тетеревиные выводки. С шумом и хлопаньем вылетают из зарослей тяжелые птицы.

Ягодами и грибами пахнет на лесных старых вырубках, где летом пасутся лоси, изредка бродят медведи.

Рядом с цветущими зарослями иван-чая густо разросся непролазный малинник. Спелыми душистыми ягодами облеплены тонкие ветки, согнувшиеся под тяжестью спелой малины.

Иван-да-марья

У высокой муравьиной кучи на лесной светлой полянке ковром рассыпались знакомые лесные цветы.

Бегают по земле под цветами шустрые муравьи, тащат в свой общий дом сухие еловые хвоинки, мертвых комаров и жучков. Приглядишься хорошенько – множество больших и малых дорог, троп и тропинок протоптали в высокой траве под цветами трудолюбивые муравьи.

Почти все лето цветут эти желто-лиловые лесные цветы. Поставишь на стол букетик скромных цветов и, глядя на них, отчетливо вспоминаешь лес, зеленую лесную опушку, муравьиную высокую кучу и хлопотливых, проворных муравьев.

Я очень люблю эти простые цветы. Они напоминают мне счастливое далекое детство. Так хорошо, просто и ласково они называются – иван-да-марья.

Кислица

После подснежников-перелесков ранней весною зацветает в лесу кислица.

Под высокими темными елями, в осиновых и ольховых сырых зарослях, на моховых кочках можно увидеть ее белые нежные цветы.

Болотным мхом и глухим лесом пахнет скромная кислица. Но так хороши и нежны ее белые чистые цветы! Нарвешь маленький букетик этих цветов, поставишь на письменный стол. Отчетливо вспомнится весенний оживающий лес, высокие темные ели, под которыми растет и цветет кислица.

В детстве мы лакомились зелеными листками кислицы, очень похожими на молодой клевер. Вкусом они напоминают кислый щавель, а листочки кислицы мы называли заячьей капустной.

Ночные фиалки

На тенистых полянах, заросших высокой росистой травою, скрытно цветут в лесу ночные фиалки. В густой траве прячутся нежные душистые цветы. Белые стволы берез, трепещущие зеленой листвою молодые осины, темные стройные ели окружают тенистую поляну. Нужно знать лес, хорошо уметь в лесу разбираться, чтобы найти места, где растут и цветут душистые ночные фиалки.

По ночам фиалки особенно сильно пахнут. Если поставишь на стол большой букет фиалок, непременно в полночь проснешься. Так силен наполнивший комнату запах, что может разбудить крепко заснувшего человека.

Ромашки

Кто не знает этих простых луговых и лесных милых цветов!

Идешь, бывало, в лес по нахоженной, давно знакомой тропинке. Справа и слева широким многоцветным и радостным морем рассыпаются луговые и лесные цветы. Качаются на ветру лиловые колокольчики, желтеют бесчисленные одуванчики, у самого леса, под деревьями, уже цветет иван-да-марья.

А у самой тропинки, по обочинам канав, на лесных зеленых лужайках цветут, кланяются вам знакомые веселые ромашки.

На радостную улыбку похожи скромные цветы ромашки с белыми и чистыми лепестками.

Кошачьи лапки

Вы, наверное, знаете эти крошечные и скромные лесные цветы.

Обычно они растут на песчаных, освещенных солнцем пригорках, на крутых берегах лесных рек и ручьев. Сорвешь, бывало, крошечный розоватый цветок, очень похожий на мохнатую кошачью лапку, посмотришь в сердцевину цветка – как бы застыла в нем алая капелька живой теплой крови.

В детстве мы любили собирать кошачьи лапки, вязали из них маленькие букеты. Эти букеты не вянут, а жесткие лепестки цветов не осыпаются. Поэтому кошачьи лапки иногда справедливо называют бессмертниками.

Калужница

Сыро в апрельском лесу. Раскисшая сверху, еще мерзлая в глубине почва медленно впитывает полую воду. Из прогретой полуденным солнцем мелкой воды прорастает молодая зеленая травка. В весеннюю эту пору по окрайкам лесных луж и мокрым опушкам появляется, расцветает калужница. Золотисто-желтые цветы ее и яркая зелень сразу оживляют неодетый серый лес. Крупные и округлые темно-зеленые листья и лепестки широко раскрытых цветов глянцевито блестят на солнце, будто смоченные водою.

Узкая, со свалявшейся сухой прошлогодней травой дорожка, в колее которой тихо журчит ручеек, ведет на старую заросшую порубку. Иду постоять на тяге, послушать вечерний лес. Пахнет влажной прелью старых, полусгнивших листьев, мокрой корою осин.

В ожидании тяги сижу на стволе упавшей ели. Быстро стынет с заходом солнца воздух. Перелетывают в осиннике, мелодично посвистывают на вечерней зорьке певчие дрозды. Где-то на луже кричит чирковая уточка, подзывая своего пестро одевшегося по весне селезня, стрекочет сорока, обеспокоенная приходом охотника в притихающий к ночи лес.

И вот уже тянет над макушками олынинок, забирая крылом по закатному светлому небу, первый вальдшнеп.

На пути домой наклоняюсь к приметившимся мне на дороге, светлеющим в сумерках калужницам, рву их ломкие и сочные стебли.

Далеко видны в темноте окна лесного нашего домика, освещенные возле крыльца кусты сирени.

Прихожу к вечернему чаю. Тихо посапывает на столе затухающий самовар. Поблескивают под лампой желтые цветы и гладкие листья калужницы, и от них исходит едва ощутимый свежий запах пробудившегося леса, запах талой, пахнущей землею воды.

Таволга

Перебираясь в лесу через ручей или овраг, вы почти всегда увидите таволгу. Это полукустарник с крупными резными листьями, образующий заросли высотою до человеческого роста. Таволга выбирает самые тихие и уютные уголки леса. Верховой ветер пошумливает макушками сосен, роняя отсохшие сучки и пустые шишки, лопочет листвой беспокойных осин, а в низинах и овражках, густо заросших таволгой, стоит тишина.

Набродившись в жарком бору, пахнущем разогретой смолою и хвоей, вы спускаетесь в тенистый овражек. Буйно разрослись на его склонах ольшаник и калина, черемуха и боярышник. Цепкий хмель обвил стволы, образуя непролазную зеленую паутину. Здесь же нередко можно встретить дикий малинник, круглый куст красной или черной лесной смородины.

Дно овражка густо заросло таволгой и крапивой. Пахнет влажной землею, сочными дудками борщевика и медвяным запахом цветущей таволги. Маленький ручеек неслышно пробирается по оврагу, переливается через вымытые корни, образует тихие заводинки и бочажки. Наклонившись над омутком, пьете прохладную, чуть припахивающую тиной воду. Паучки-челночки испуганно разбегаются по воде от склоненного к ручью лица. Напившись, хорошо теперь передохнуть, посидеть на упавшей ольшине. Зеленый полумрак стоит в густых зарослях хвощей, борщевика и таволги. Такие укромные уголки любят лесные птицы, живущие потаенной жизнью, – крапивники, соловьи, пеночки.

Тихо охотится за мушками, перепархивая с ветки на ветку, пристально осматривая просвеченные солнцем листья, зарянка – маленькая серая птичка с оранжево-бурой грудкой.

Пышно цветет таволга. Ее пахучие, медоносные соцветия мелких розовато-белых цветочков украшают наши леса все лето, с июня до конца августа. Около них всегда хлопочут пчелы, мухи-нектарницы, порхают белые и пестрые мотыльки. Крошечные белые лепестки отцветших метелок таволги осыпают вокруг листья и землю, застревают в натянутой паутине. На смену им распускаются новые соцветия.

Одна-две веточки пышной таволги украсят букет лесных цветов, но дома в вазе с водою они долго не стоят, осыпаются и вянут.

Пробираясь зелеными, пышно цветущими пахучими зарослями таволги с гудящими над нею насекомыми, вы словно полнее чувствуете изобилие нашего короткого милого лета.

Васильки

Из влажной, наполненной испарениями прелых листьев лесной прохлады выхожу в поле.

Время близится к полдню. Сухой слепящий зной обдает меня жаром раскрытой печи.

Я возвращаюсь домой узкой полевой заросшей дорогой. Высоко в небе плавает кругами, поднимается в теплых восходящих потоках воздуха неподвижно распластавший крылья коршун. Две пустельги, мелко тряся крыльями, висят над землею, вновь срываются в быстрый полет, садятся на телефонные столбы, стоящие в хлебах.

Воспаленным от зноя лицом чувствую слабое дуновение жаркого сухого ветерка и снова вспоминаю прохладный ключ в тенистом лесном овраге…

Полевой проселок зарос подорожником, гусиною травкой, в его колеях – заезженные колесами колосья ржи и васильки.

Далеко видны во ржи голубые и синие цветы васильков. Я захожу в рожь, наклоняюсь к василькам и чувствую дыхание нагретой солнцем земли, теплый пыльный запах спеющих колосьев…

С редким постоянством васильки растут на хлебных полях, верно сопутствуют злакам. Ученые-агрономы считают васильки сорняками, но удивительно милые и скромные цветы васильков люди любят, упоминают их в песнях. Васильки по-своему как бы поэтизируют нелегкий крестьянский труд в поле, молодые жницы возвращались с поля в венках из васильков…

Я рву крепкие, неподатливые стебли васильков и возвращаюсь на дорожку. Без умолку стрекочут, с шелестом рассыпаются из-под ног кузнечики.

Теплый ветер проходит лениво над полем, перебирает тяжелые, наливающиеся колосья, и во ржи открываются, взглядывают на меня и снова меркнут лиловато-синие, голубые, добела выцветшие васильки.

Далеко впереди, где теряется в хлебах проселок, дрожит, струится зыбкое марево, и стоят над землею неподвижно белые и плотные июльские облака.

Северные цветы

Как хороши и нежны эти скромные северные цветы! Некогда я любовался ими на берегах Новой Земли, на Земле Франца-Иосифа, покрытой вечными ледниками. В короткое полярное лето вблизи нерастаявших ледников цветут золотые нежные цветы – полярные маки, в трещинах каменных скал голубеют скромные камнеломки. Особенно много цветов видел я на берегах Таймырского озера, в тундре, где некогда мы проводили лето и куда до нас еще не заглядывал человек.

Ранней полярной весною, когда всюду лежит плотный сверкающий снег, но уже светит незаходящее солнце, под снегом начинают оживать цветы. На южных склонах холмов, где больше греет полуночное солнце, там и тут видны подснежные маленькие теплички, прикрытые тонкою пленкой прозрачного льда. В этих тепличках оживают, готовятся к лету растения. Над снежной бескрайней пустыней еще держатся крепкие морозы, а в подснежных тепличках, куда сквозь тонкую пленку прозрачного льда проникает живительный солнечный свет, тепло. Если разбить тонкую хрустально-прозрачную ледяную пленку, прикрывающую подснежные теплички, растения погибают.

В начале позднего полярного лета, когда в тундре начинает таять снег, растения набирают силу. Стебли северных цветов покрыты пушистою теплой шубкой. От пышных цветов юга северные цветы отличаются особою тонкою нежностью. Они быстро вянут, если сорвать их и поставить в стакан с водою.

Цветов в полярной тундре, разумеется, очень немного. Они ютятся на южных склонах каменных останцо́в. Удивительно и необычно: вокруг зима, почти нетрожно лежат снега, а рядом с глубокими сугробами на мохнатых стебельках ветер колеблет нежнейшие живые цветы! Среди обломков камней цветут полярные маки, золотыми венками горит сиверсия, голубым пышным ковром расстилаются полярные незабудки. Особенно хороши полярные незабудки.

Уже в середине полярного лета, когда над тундрою появились полчища комаров, я находил отдельно росшие маленькие розоватые цветы, обладавшие изумительным ароматом. На Севере совсем нет колючих и жестких растений, покрытых пышными цветами, которыми изобилует жаркий Юг. Скудная растительная природа далекого Севера удивительно нежна и приятна.

ЗВУКИ ЗЕМЛИ

Звуки земли

Прислушайтесь хорошенько, стоя в лесу или среди пробудившегося цветущего поля, и, если у вас сохранился чуткий слух, вы непременно услышите чудесные звуки земли, которую во все времена люди так ласково называли матерью-землею. Будь это журчание весеннего ручейка или нахлест речных волн на береговой песок, пение птиц или гром отдаленной грозы, шелест цветущих луговых трав или треск мороза в зимнюю ночь, трепетание зеленой листвы на деревьях или треск кузнечиков у протоптанной луговой тропинки, взлет жаворонка и шум хлебных колосьев, тихое порхание бабочек – все это бесчисленные звуки земли, слышать которые люди городские, оглушенные шумом машин, отвыкли. Тем радостнее такому человеку, еще не совсем утратившему чувство родной природы, побывать в лесу, на реке, в поле, набраться душевных сил, которые, быть может, всего нам нужнее.

Для земледельцев и нас, бывалых охотников, звуки земли драгоценны. Перечислить их, пожалуй, невозможно. Они заменяют нам музыку, и не из этих ли звуков возникло лучшее, что запечатлелось в песнях и великих музыкальных творениях?

Я с радостью вспоминаю теперь звуки земли, некогда пленявшие меня в детстве. И не от тех ли времен осталось лучшее, что заложено в моей душе? Вспоминаю лесные таинственные звуки, дыхание пробудившейся родной земли. И теперь волнуют и радуют они меня. В ночной тишине еще отчетливее слышу дыхание земли, шелест листка над поднявшимся из земли свежим грибом, трепетание ночных легких бабочек, крик петуха в ближней деревне…

А как хорошо, незабвенно каждое новое утро! Еще до восхода солнца просыпаются, начинают радостно петь птицы. Спят в каменных домах люди, редкая прошумит машина, но уже полнится жизнью пробудившийся лес, полною грудью дышит земля. В природе нет ничего музыкальнее наступающего раннего утра. Еще серебристее звенят ручьи, душистее пахнут лесные травы, и аромат их чудесно сливается с музыкальной симфонией утра.

Данное произведение размещено по согласованию с ООО «ЛитРес» (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Источник



помогите пожалуйста. 4. Сделайте задания после текстаВ густой листве деревьев,

Помогите пожалуйста.
4. Сделайте задания после текста
В густой листве деревьев, склонившихся над рекой, всегда было неспокойно. Какие только птицы там не хлопотали! А дятел всё бил и бил по твёрдой кожуре. Может быть, голова у него и не болит, — размышлял Петя, — но гул-то в ней всё-таки стоит здоровый.
Над цветами летали ворсистые шмели, пчёлы да стрекозы. Пролетая мимо, шмели не направляли на Петю ни мельчайшего внимания. Стрекозы останавливались в воздухе и, постреливая крылышками, рассматривали его выпуклыми глазами, как будто подумывали, не ударить ли его с налёта прямо в лоб. Пчёлы вылетали из-под лепестков навстречу Пете и опускались в новые цветочные венчики.
(По К. Паустовскому)
Задание 2.Найдите в тексте все частички, обозначьте их.
Задание 3.Выпишите из второго абзаца текста все словосочетания с предложным управлением.
Задание 4.Найдите во втором абзаце текста трудное предложение, доли которого связаны с подмогою союзов. Составьте схему этого предложения, дайте характеристику предложению.
Задание 5.Найдите в тексте предлоги, обозначьте их.
Задание 6.Проведите синтаксический разбор первого предложения текста.
Задание 7.Найдите в тексте союзы обозначьте их.
Задание 8.Из первого и второго предложений второго абзаца текста выпишите все слова служебных долей речи и проведите морфологический разбор каждого из этих слов.

  • Аделина Формакидова
  • Русский язык 2019-03-18 19:31:55 0 1
Читайте также:  Время половодья реки днепр

Текст с заданиями.

В густой листве деревьев, склонившихся НАД рекой, всегда было беспокойно. Какиетолько птицы там не заботились! А дятел всё бил и бил ПО твёрдой кожуре. Может быть, голова У него ине недомогает, — думал Петя, — но гул-то В ней всё-таки стоит здоровый.
НАД цветами летали ворсистые шмели, пчёлы да стрекозы. Пролетая мимо, шмели не направляли НА Петю ни малейшего внимания. Стрекозы останавливались В воздухе и, постреливая крылышками, осматривали его выпуклыми глазами, как словно подумывали, не стукнуть ли его с налёта ПРЯМО В лоб. Пчёлы вылетали ИЗ-ПОД лепестков НАВСТРЕЧУ Пете и опускались В новые цветочные венчики.
(По К. Паустовскому)

Задание 2.
Все частички (в тексте подчеркнуты одной чертой):
какие, только, не, а, всё, не, и, -то, всё-таки, не, ни, не.

Задание 3.
Все словосочетания с предложным управлением (из второго абзаца):
летали над цветами (Т. п.),
не обращали на Петю (В. п.),
останавливались в воздухе (П. п.),
не стукнуть прямо в лоб (В. п.),
вылетали из-под лепестков (Р. п.),
вылетали навстречу Пете (Д. п.),
спускались в венчики (В. п.).

Задание 4.
Сложное предложение, части которого связаны с поддержкою союзов + схема и черта (из второго абзаца):

1[ Стрекозыостанавливались в воздухе и, постреливая крылышками, осматривали его выпуклыми глазищами], 2(как словноподумывали), 3( не ударитьли его с налёта прямо в лоб).
[ и, д.о., ], (как будто ), ( ли).

Трудное предложение с подчинительной и сочинительной связью, повест., невоскл.;
1-е обычное, основное, двусост., распр., полн., осложнено однородными сказуемыми и обособленным обстоятельством, выраженным деепричастным оборотом;
2-е обычное, придаточное сравнительное, двусост., нераспр., неполн., не осложнено;
3-е обычное, придаточное изъяснительное, односост., безличное, распр., полн., не осложнено.

Задание 5.
Все предлоги (в тексте обозначены большим шрифтом):
В, НАД, ПО, У, В, НАД, НА, В, ПРЯМО В, ИЗ-ПОД, НАВСТРЕЧУ, В.
*с налёта наречие (с не предлог!).

Задание 6.
Синтаксический разбор (1-го предложения):

В густой листве деревьев, склонившихся НАД рекой, всегда былонеспокойно.
[ х, п.о., ].
Предложение повест., невоскл., простое, односост., безличное, распр., полн., осложнено обособленным согласованным определением, выраженным причастным оборотом.
Грамматическая база:
сказуемое сост. именное было беспокойно (гл.-вязка + кат. сост.).
Второстепенные чл.пр.
обстоятельства: в листве (сущ. с предл., места);
всегда (мест. нар., медли);
определения: густой (прил., согл.); деревьев (сущ., несогл.);
склонившихся НАД рекой (прич. оборот, согл.).

Задание 7.
Все союзы (в тексте обозначены курсивом):
и, и, но, да, и, как будто, ли, и.

Задание 8.
Все слова служебных долей речи (из 1-го и 2-го предл. второго абзаца) + их морфологический разбор.

Над предлог.
I. (Летали) над (цветами) связывает предложным управлением глагол и существительное.
II. Морф. простой, непроизводный, пространственный, неизм.
III. Не является членом предложения.

На предлог.
I. (Не направляли внимания) на (Петю) связывает предложным управлением сочетание с глаголом и существительное.
II. Морф. обычный, непроизводный, объектный, неизм.
III. Не является членом предложения.

Да альянс.
I. (Пчёлы) да (стрекозы) связывает два однородных подлежащих (в значении И). [ O, O да O].
II. Морф. обычный, непроизв., сочинительный, соединительный, неизм.
III. Не является членом предложения.

Не — частица.
I. Не (обращали) служит для выражения отрицания при глаголе.
II. Морф. модальн., отрицат, непроизводн., прост., неизм.
III. Не является членом предложения, но заходит в состав сказуемого при глаголе (не направляли внимания).

Ни — частица.
I. Ни (мельчайшего) служит для выражения отрицания при прилагательном.
II. Морф. модальн., отрицат, непроизводн., прост., неизм.
III. Не является членом предложения, но входит в состав согласованного определения (ни мельчайшего).

Источник

Диктанты по русскому языку — 11 класс 3 четверть

Диктанты по русскому языку 11 класс

Ласточкино гнездо
Николай Сергеевич и его жена впервые в жизни приехали в Абхазию из Москвы и жили на летней даче художника Андрея Таркилова, который редко бывал здесь.
Под крышами крестьянских домов, мимо которых они проходили к морю, лепились ласточкины гнёзда. Странно, но под крышей дачи не было ни одного гнезда, хотя дом был выстроен более десяти лет назад. Старый сельский учитель так объяснял это:
— Андрей здесь редко бывает, а ласточки вьют гнёзда под крышей человеческого дома, потому что ищут у него защиты.
И вот жена Николая Сергеевича как-то раз сказала, что для неё было бы счастьем проснуться под щебет ласточек. И он вдруг ответил, что это можно устроить: надо попросить у старого учителя разрешения перенести одно ласточкино гнездо из-под крыши его дома к себе. В глазах учителя мелькнул суеверный ужас, но он был очень патриархальным человеком: надо гостю подарить то, что просит.
Сторож, охранявший магазин, заметил Николая Сергеевича, глубокой ночью идущего куда-то со стремянкой, но вскоре потерял его из виду. Когда Николай Сергеевич снял гнездо, ему показалось, что он не удержит равновесие и грохнется вниз. И каждый раз, представляя своё падение, он мысленно вытягивал руки вверх, чтобы не раздавить ласточек.
Когда он свернул к дому, сторож опять его узнал и заметил также, что теперь этот человек без стремянки что-то прижимает к себе – скорее всего драгоценную вещь. Окликнув его, сторож понял, что человек пошёл быстрей, и уверился, что он преступник.
Николаю Сергеевичу показалось, что он падает, и он вытянул руки вперёд, чтобы не повредить гнездо. Ласточки вылетели из гнезда, а птенцы доползли до травянистого склона канавки. Последним, предсмертным движением Николай Сергеевич откинул руку в сторону ласточкиного гнезда, и она, уже мёртвая, упала на гнездо.

(По Ф. Искандеру.)

Дядя Саша
Ехали быстро. Дядя Саша, расстегнув плащ, из-под которого сверкнула на пиджаке красная орденская звёздочка, по-прежнему отрешённо продолжал глядеть на бегущую навстречу дорогу. Мимо с глухим рёвом, точно доисторический зверь, пронёсся гигантский грузовик, и в его кузове можно было разглядеть серовато-жёлтую свёклу. Следом промчались близнецы-самосвалы, они тоже везли свёклу: люди спешили управиться с уборкой.
Равнина в этих курских полях начинала мало-помалу холмиться, и отметка высоты, наверное, превышала двести метров. В глубокой древности эту землю не смог одолеть ледник, надвинувшийся с севера; разделившись надвое, он пополз дальше, обходя холмы справа и слева. Значит, не случайно на этих высотах, которые так и не преодолел ледяной панцирь, разгорелась небывалая битва, от которой, как думалось дяде Саше, спасённые народы могли бы начать новое летосчисление. Враги, грозившие России новым оледенением, были остановлены и сброшены с высот. Никогда не забудешь тех дней, ни с чем не спутаешь тех событий.
В августе сорок третьего Саша, тогда молоденький лейтенант-артиллерист, заскочил на полдня в родное село — Прохоровку. С окрестных полей сюда свозили изувеченные танки, оставшиеся после невиданного сражения, и они образовали чудовищное кладбище, среди которого нетрудно было заблудиться. Но и поверженные танки, казалось, по-прежнему, как люди, ненавидят друг друга. Теперь этого танкового кладбища нет: оно распахано и засеяно хлебом, а железный лом войны давно поглотили мартеновские печи. Люди заровняли и сгладили окопы, и только по холмам остались на курской земле бережно охраняемые братские могилы.

(По Е. Носову.)

Прогулка
Ранним утром, когда все спали, я вышел на цыпочках из душной избы и как будто не в палисаднике оказался, а вышел в тихую, неизъяснимой прозрачности воду.
Высоченная нетронутая трава буйствовала за самой калиткой. Я сбежал с насыпи влево и пошёл вдоль реки навстречу её течению. Ничего примечательного не было вокруг. Поодаль остановилась машина, и шумная компания, прибывшая в ней, располагалась на отдых, натягивая в виде тента полотняную простыню.
Тропинка обогнула песчаный карьер и вывела меня на просторную луговину, по которой в одиночку и группками росли деревья.
Неподвижный воздух, ещё не ставший знойным, приятно освежает гортань и грудь. Солнце, не вошедшее в силу, греет бережно и ласково. Через каких-нибудь полчаса матёрый сосновый лес окружал меня. Вблизи дороги тянулись необыкновенно ухоженные, разметённые тропы. Временами кое-где попадались аккуратно постланные светло-шоколадные коврики кукушкина льна – этого непременного обитателя сосновых лесов.
По стволу осинки с юркостью мышонка шныряла вверх и вниз какая-то птичка.
Попалась болотинка с кофейно-коричневой, но вовсе не мутной водой. Я перебрался через неё, перескочив на скользкое бревно, с бревна – на брошенное кем-то полено. А вот и речонка с такой студёной, несмотря на жаркие дни, водой.
Сторожка, которую мне хотелось разыскать во что бы то ни стало, оказалась бревенчатой избой. Одной стороной она примыкала к лесу, с другой её стороны расстилалась обширная луговина.

(По В. Солоухину.)

Тургеневские произведения
Вечерний ветер едва шелестит в густой листве тургеневского дуба, в опустевшем после дневного оживления парке смолкают птичьи голоса. Исподволь надвигающиеся лёгкие тени летней ночи придают призрачность, лёгкую и незаметную, очертаниям деревьев, проглядывающему в промежутках между липами силуэту молчаливого дома…
Так было, вероятно, и много-много лет назад в опустевшей после смерти хозяина усадьбе: ни единого огонька в длинном ряде затворенных окошек, никого на поросших травой аллеях…
Нетрудно себе представить и задумавшегося на скамейке под любимым дубом хозяина, ещё молодого человека, роящиеся у него в голове мечты и планы. Он тогда только приступил к выполнению предназначенного ему судьбой труда, прочно лёгшего в основание отечественного литературного достояния. Миновало столетие, как нет писателя, а всё так же свежи и благоуханны его «Записки охотника», их поэзия и человечность не подвластны времени. А со страниц «Дворянского гнезда», «Отцов и детей», «Накануне», «Первой любви», «Аси», других его романов и повестей возникают пленительные, неувядаемые образы русских девушек, которых мы называем «тургеневскими».
Между тем мы живём в мире, отдалённом неизмеримой пропастью от героинь Тургенева и его времени: сместились представления и оценки, порой нам кажутся мелкими и суетными волновавшие их чувства и надежды, наивными представления. Но несравненная художественная высота тургеневских произведений сделала их бессмертными: его книги будут читать наши далёкие потомки, по ним будут выверяться литературный вкус и достоинства слога и языка произведений наших соотечественников, пока будет жив «наш великий, могучий и свободный русский язык!»

(По О. Волкову.)

Ганин
Ганин выехал около трех часов дня в открытой рубашке и футбольных трусиках, в резиновых башмаках на босу ногу. Ветер был в спину. Он ехал быстро, выбирая гладкие места между острых камешков на шоссе, и вспоминал, как проезжал мимо Машеньки в прошлом июле, когда еще не был с нею знаком.
На пятнадцатой версте лопнула задняя шина, и он долго чинил ее, сидя на краю канавы. Над полями звенели жаворонки; прокатил в облаке пыли серый автомобиль с двумя офицерами в совиных очках. Покрепче надув починенную шину, он поехал дальше, чувствуя, что не рассчитал, опоздал уже на час. Свернув с шоссе, он поехал лесом,54 по тропе, указанной прохожим мужиком. Потом свернул опять, да неверно, поэтому долго колесил, раньше чем попал на правильную дорогу. Он отдохнул и поел в деревушке, а когда оставалось всего двенадцать верст, переехал острый камушек — шина свистнула и опять осела.
Было уже темновато, когда он прикатил в дачный городок, где жила Машенька. Она ждала его у ворот парка, как было условлено, но уже не надеялась, что он приедет, так как ждала уже с шести часов. Увидя его, она от волнения оступилась, чуть не упала. На ней было белое платье, которого Ганин не знал. Бант исчез, и потому ее прелестная голова казалась меньше. В подобранных волосах синели васильки.
В этот странный, осторожно темнеющий вечер в липовом сумраке широкого городского парка Ганин полюбил ее острее прежнего и разлюбил ее как будто навсегда.

(По В. Набокову)

В родной степи
Станции — это жгучая земля в мазуте, сверкание рельсов и скрежет железа, элеваторы, паровозы, пакгаузы, грузы… И снова поезд бежал через простор, обдуваемый ветром; степная дорога, добела испепеленная зноем, бежала рядом с полотном; серая тучка пыли катилась по дороге, а перед тучкой грузовик, нагруженный мешками. И то курган замыкал распахнутую в окне картину, то высокая скирда. И скирды были задумчивы и вечны, как курганы.
На остановках Севастьянов выходил, смотрел на новые вокзальчики легкой павильонной конструкции, они были современней и чище прежних станционных зданий. Покупал помидоры, арбузы, вареные кукурузные початки — в детстве все это было вкусней. В общем, он отнесся к родной своей степи с родственным вниманием, но без умиления: ведь какие пространства ни исколесил за эти годы, в каких краях ни побывал! Так же кружили и плыли навстречу иные просторы. Там тоже насыпи и бессмертники на насыпях. И мягкая южная речь с придыханиями и неправильностями, от которых в свое время отучался в Москве, — эта речь звучит и под другими широтами…
Солнце только что встало и лежало, блистая, на краю степи. И вся степь блистала: каждая спаленная былинка, доживающая лето, держала свой сияющий дрожащий алмаз, а капустные листья в маленьком огороде были усыпаны частыми сизыми каплями.
И Севастьянов вспомнил точно такое алмазное утро: солнце так же играло, лежа низко, и степь переливалась, но она была зеленая! Далеко-далеко то утро, там теснятся юные лица сверстников, там он пишет свои первые строчки и изображает на карнавале какого-то лорда,

Утро на даче
Несколько лет тому назад я проводил летние месяцы на даче, вдали от пыльного, душного, наполненного суетой и грохотом города, в тихой деревушке, затерявшейся среди густого соснового леса, верстах в восьми от станции железной дороги. Туда только что начинали в то время показываться первые пионеры будущей дачной колонии, которая теперь совершенно заполнила это милое, уютное местечко франтовскими дачными костюмами, сплетнями, любительскими спектаклями.
Бывало, встанешь рано утром вместе с восходом солнца, когда росистая трава еще белеет, а из леса с его высокими, голыми,красными стволами особенно сильно доносится крепкий смолистый аромат. Не умываясь, накинув только поверх белья старое пальтишко, бежишь к реке, на ходу быстро раздеваешься и с размаху бухаешься в студеную, розовую от зари, еще подернутую легким паром, гладкую, как зеркало, водяную поверхность к великому ужасу целого утиного семейства, которое с тревожным кряканьем и плеском поспешно расплывается в разные стороны из прибрежного тростника. Выкупаешься и, дрожа от холода, с чувством здоровья и свежести во всем теле спешишь к чаю, накрытому в густо заросшем палисаднике в тени сиреневых кустов, образующих над столом душистую зеленую беседку. На столе вокруг блестящего самовара — молочник с густыми желтыми сливками, большой ломоть свежего деревенского хлеба, кусок теплого, только что вырезанного сотового меда на листе лопуха, тарелка крупной, покрытой сизоватым налетом малины. Около самовара хлопочет хозяйская дочь Ганнуся, черноглазая крепкая деревенская девочка, задорная и лукавая. И как радостно, как молодо звучит в утреннем чистом воздухе ее веселое приветствие!

Старый колодец
Желание увидеть дневные звезды и весь план показать их другим возникли в тот же вечер, когда из Заручевья возвращалась я на недалекий хутор, где мы нанимали комнату вот уже третье лето. Дорога сладко пахла недавно прошедшим стадом, парным молоком, остывающей пылью; маленькие мягкие фонтанчики пыли с приятной прохладой били меж пальцев босых ног; ивановские светлячки доверчиво мерцали в придорожных канавах. В низинах, в легком тумане, побрякивали жестяные колокольцы невидимых лошадей. Иногда же слышалось звяканье какого-то особого, очень нежного, грустного колокольца. Дорога вилась с холма на холм, и было отрадно знать, что идешь не просто по дороге, а по Валдайским возвышенностям, где не так уж далеко от тебя из земли, из деревянной часовни выбивается родник, который называется Волга. Везде вечер, и звезды отразились уже и в Волге-роднике, и в Волге-ручье, и в Волге-реке…
А дневные… Дневные звезды я увижу завтра! Проходя через огород к дому, я приостановилась и с радостным страхом покосилась на старый наш, покрытый седыми лишаями и мохом колодец. Он был таким, как всегда: упираясь в небо, в какую-то обыкновенную звезду, высился над ним тонкий журавль, и огромные толстые лопухи (на листе как раз такого лопуха плыла когда-то Дюймовочка) — голубые вечерние лопухи чмокали и шевелились вокруг колодца. Все было как вчера, и все — иначе. Оказывается, этот давно знакомый колодец был просто набит лучистыми дневными звездами, а мы-то, дураки, и не знали об этом и нарочно норовили погромче плюхнуть ведро в его темную звездную воду.

(О. Берггольц)

Смерть дерева
Ранним утром, чуть зорька, Серега взял топор и пошел в рощу. На всем лежал холодный матовый покров еще падавшей, не освещенной солнцем росы. Восток незаметно яснел, отражая свой слабый свет на подернутом тонкими тучами своде неба. Ни одна травка внизу, ни один лист на верхней ветви дерева не шевелились. Только изредка слышавшиеся звуки крыльев в чаще дерева или шелеста по земле нарушали тишину леса. Вдруг странный, чуждый природе звук разнесся и замер на опушке леса. Но снова послышался звук и равномерно стал повторяться внизу, около ствола одного из неподвижных деревьев. Одна из макушек необычайно затрепетала, сочные листья ее зашептали что-то, и малиновка, сидевшая на одной из ветвей ее, со свистом перепорхнула два раза и, подергивая хвостиком, села на другое дерево.
Топор низом звучал глуше и глуше, сочные белые щепки летели на росистую траву, и легкий треск послышался из-за ударов. Дерево вздрогнуло всем телом, погнулось и быстро выпрямилось, испуганно колебаясь на своем корне. На мгновенье все затихло, но снова погнулось дерево, снова послышался треск в его стволе, и, ломая сучья и опустив ветви, оно рухнуло макушкой на сырую землю. Звуки топора и шагов затихли.
Первые лучи солнца, пробив сквозившую тучу, блеснули в небе и пробежали по земле и небу. Туман волнами стал переливаться в лощинах, роса, блестя, заиграла на зелени, прозрачные побелевшие тучки спеша разбегались по синевшему своду. Птицы завозились в чаще и, как потерянные, щебетали что-то счастливое, сочные листья радостно и спокойно шептались в вершинах…

Летний дождь
Жара в накаленном в продолжение целого дня солнцем и полном народа большом вагоне третьего класса была такая удушливая, что Нехлюдов не пошел в вагон, а остался на тормозе. Но и тут дышать нечем было, и Нехлюдов вздохнул всей грудью только тогда, когда вагоны выкатились из-за домов и подул сквозной ветер.
Нехлюдов так задумался, что и не заметил, как погода переменилась: солнце скрылось за первым низким, разорванным облаком и с западного горизонта надвигалась сплошная светло-серая туча, уже вылившаяся там, где-то далеко, над полями и лесами, косым спорым дождем. От тучи тянуло влажным дождевым воздухом. Изредка тучу разрезали молнии, и с грохотом вагонов все чаще и чаще смешивался грохот грома. Туча становилась ближе и ближе, косые капли дождя, гонимые ветром, стали пятнать площадку тормоза и пальто Нехлюдова. Он перешел на другую сторону и, вдыхая влажную свежесть и хлебный запах давно ждавшей дождя земли, смотрел на мимо бегущие сады, леса, желтеющие поля ржи, зеленые еще полосы овса и черные борозды темно-зеленого цветущего картофеля. Все как будто покрылось лаком: зеленое становилось зеленее, желтое — желтее, черное — чернее.
«Еще, еще!» — говорил Нехлюдов, радуясь оживающим под благодатным дождем поля, сады, огороды.
Сильный дождь лил недолго. Туча частью вылилась, частью пронеслась, и на мокрую землю падали уже прямые, частые,мелкие капли. Солнце опять выглянуло, все заблестело, а на востоке загнулась над горизонтом невысокая, но яркая, с выступающим фиолетовым цветом, прерывающаяся только в одном конце радуга.

Лед на реке
Свесившись через перила, вы глядите на реку, но какое разочарование! Вы ожидали треска и грохота, но ничего не слышите, кроме глухого, однозвучного шума, похожего на очень отдаленный гром. Вместо чудовищной ломки, столкновений и дружного натиска, вы видите безмятежно лежащие, неподвижные груды изломанного льда, наполняющего всю реку от берега до берега. Поверхность реки изрыта и взбудоражена, точно по ней прошелся великан-пахарь и тронул ее своим громадным плугом. Воды не видно ни капли, а только лед, лед и лед. Ледяные холмы стоят неподвижно, но у вас кружится голова, и кажется, что мост вместе с вами и с публикой куда то уходит. Тяжелый мост мчится вдоль реки вместе с берегами, рассекая своими быками груды льда. Вот одна большая льдина, упершись о бык, долго не пускает мост бежать по ней, но вдруг как живая начинает ползти по быку вверх, прямо к вашему лицу, словно хочет проститься с вами, но, не выдержав своей тяжести, ломается на два куска и бессильно падает. Вид у льдин грустный, унылый. Они как будто сознают, что их гонят из родных мест куда-то далеко, в страшную Волгу, где, насмотревшись ужасов, они умрут, обратятся в ничто.
Скоро холмы начинают редеть, и между льдинами показывается темная, стремительно бегущая вода. Теперь обман исчезает и вы начинаете видеть, что двигается не мост, а река. К вечеру река уже почти совсем чиста от льда, изредка попадаются на ней отставшие льдины, но их так мало, что они не мешают фонарям глядеться в воду, как в зеркало.

Перед воздушным боем
Лунин был один из немногих людей на аэродроме, которых очень мало волновало то, что сто тридцать девять не круглое число. Происходило это, вероятно, от возраста. Он заметил, что чем моложе был человек, тем увлеченнее мечтал о том, чтобы к моменту вручения гвардейского знамени на счету полка числилось ровно сто сорок сбитых немецких самолетов. Сам же Лунин ничуть не сомневался, что сто сороковой немецкий самолет будет вскоре сбит, а произойдет ли это на день раньше вручения или на день позже, считал, не в пример многим,безразличным.
Однако, выйдя из теплой землянки и заметив, что январский мороз крепчает, а звезды становятся ярче, он понял, что завтра будет солнечный, ясный день, и летать придется с самою раннего утра, и будут, конечно, бои.
И, действительно, вылеты начались почти еще в потемках, когда едва-едва забрезжила заря. Посты наблюдения с разных концов наперебой сообщали о замеченных «мессершмиттах».
«Мессершмитты» небольшими группами и в одиночку держались хоть и неподалеку, но очень высоко. Они ходили над железной дорогой, над Ледовой трассой. Штурмовать не пытались, встреч с советскими истребителями явно избегали.
Восемь самолетов полка то и дело взлетали попарно, соблюдая очередь. Обходили вдоль и поперек весь свой район и возвращались на аэродром без единой стычки, хотя вражеские самолеты были постоянно видны где-нибудь на краю неба: они летали то по двое, то по трое, а то и по четыре. Иногда они появлялись вперемежку с «юнкерсами», но были явно начеку и немедленно исчезали, завидев поблизости советские самолеты. Было это, конечно, неспроста: немцы к чему-то готовились.

Читайте также:  Река бзыха адыгея золото

(По Н.К. Чуковскому)

Пробуждение жизни
Мартовская тишина лежала над притихшим в ожидании прихода весны миром. Только звезды, как бы рассыпанные при отходе зимы, остро лучились, готовые уступить место зеленым ранним восходам, коротким зорям, встречающим и провожающим одна другую. Вострецов поднял свой чемоданчик и пошел по невидимой, в твердых смерзшихся колеях дороге. Он шел, вдыхая запах полей, от которых четыре года войны был оторван. Как случилось в этой необыкновенной жизни, что стал он из механика летчиком, уже до самой души обожженным встречей со смертью, сбивавшим где-то на дьявольской высоте неприятельские самолеты, ощущавшим землю только как летное поле, забывшим все ее запахи.
Нет, не поднимали целину на войне, не разворачивали се для всходов, а начиняли минами, укатывали под посадочные илощадки или перекапывали противотанковыми рвами и окопами. Впервые после войны земля была прежней, той, с которой были связаны детство и отрочество, мечты о будущем…
Он шел один, затерянный среди ночных полей, по-крестьянски ощущая эту раннюю пору, когда вот-вот должно начаться великое дело сева. Ночной ветерок посвистывал в придорожных кустах. Вскоре в черноте ночи он увидел далекие тусклые огоньки — это и было, вероятно, Надеждино. Он прошел еще с полкилометра и услышал вдруг далекий гул моторов. Что-то тяжело двигалось вдоль в конце черного ПОЛЯ, и огоньки почти над самой землей походили на окна землянок. Он свернул с дороги и пошел напрямик по колючему прошлогоднему жнивью. Теперь он понял, что в конце поля движутся тракторы. Мерно, изредка красновато озаряя из выхлопов землю, ползли они в разных его концах.

О рыбной ловле
Старый русский писатель дедушка Аксаков был, как известно, опытным и страстным рыболовом. Он написал превосходную книгу о рыбной ловле. Называется она “Записки об ужении рыбы”. Книга эта хорошо известна не только тем, что прекрасно передает поэзию рыбной ловли, но еще и тем, что написана она чистым, как ключевая вода, языком.
Я назвал Аксакова дедушкой. До сих пор у нас было принято называть так баснописцев. Но Аксаков, наравне с Крыловым, имеет полное право на это ласковое имя за его добросердечие, спокойствие и проницательность.
Аксаков первый в русской литературе начал писать о рыбной ловле, об этом удивительном занятии, заставляющем человека узнать природу, полюбить ее и жить с ней одной жизнью.
Рыболову легче всего открывается красота природы, ее затаенная прелесть Можно смело сказать, что любой человек, если он проведет хотя бы один только день с удочками на реке или озере, если он надышится запахом трав и воды, услышит пересвист птиц и курлыканье журавлей, увидит в темной воде блеск крупной рыбы, если он, наконец, почувствует ее упругий бег на тончайшей леске, будет потом долго вспоминать этот день как один из самых спокойных и счастливых дней в своей жизни.
Все вокруг покажется ему необыкновенным: и шныряющие по воде оливковые жуки-плавунцы, и заросшие тиной коряги, и розовые острова водяной гречихи, и закатные облака, сверкающие в прозрачной воде своими золотыми краями, и первая звезда, что задрожит посреди озера, как осколок синего драгоценного камня, и тишина ночи, всегда немного загадочной, дышащей сыростью лесных чащ.

(К. Паустовский)

Первый зимний день
Однажды ночью я проснулся от странного ощущения. Я открыл глаза. Белый и ровный свет наполнял комнату. Я встал и подошел к окну: за стеклами все было снежно и безмолвно. Через окно я увидел, как большая серая птица села на ветку клена в саду. Ветка закачалась, с нее посыпался снег. Птица медленно поднялась и улетела, а снег все сыпался, как стеклянный дождь, падающий с елки. Потом все стихло. Земля была нарядная, похожая на застенчивую невесту.
А утром все хрустело вокруг: подмерзшие дороги, листья на крыльце, черные стебли крапивы, торчавшие из-под снега. Трудно было оставаться дома в первый зимний день. Мы ушли на лесные озера. С пасмурного высокого неба изредка падали одинокие снежинки. Мы осторожно дышали на них, и они превращались в чистые капли воды, потом мутнели, смерзались и скатывались на землю, как бисер.
Стаи снегирей сидели, нахохлившись, на засыпанных снегом рябинах. Мы сорвали несколько гроздей схваченной морозом красной рябины — это была последняя память о лете, об осени.
На маленьком озере, оно называлось Лариным прудом, всегда плавало много водорослей. Сейчас вода в озере была очень черная, прозрачная, все водоросли к зиме опустились на дно. У берегов наросла стеклянная полоска льда. Мы обламывали руками отдельные льдинки. Они хрустели и оставляли на пальцах смешанный запах снега и брусники.
Зима начала хозяйничать над землей, но мы знали, что под рыхлым снегом, если разгрести его руками, еще можно найти свежие лесные цветы, знали, что в печах всегда будет трещать огонь, что с нами остались зимовать синицы, и зима показалась нам такой же прекрасной, как лето.

По К.Паустовскому

Портрет матери
Я тотчас увидела этот портрет, зайдя в мастерскую художника.
Из сумрака госпитального коридора, скупо освещенного матовым шаром-лампой, выступала женщина в белом халате. Она смотрела прямо, будто всматривалась в вас. В этом раздумчиво-строгом взгляде, в твердой складке, в мужской решительности, с какой засунуты были в карманы халата ее руки, сквозили душевное напряжение и властная сила натуры. Тяжелые тени бессонниц, заострившие черты лица, коротко остриженные густые волосы… Но, словно вопреки всей внешней суровости этого облика, вопреки его отрешенности от всяких земных радостей, пробивалось в нем такое обаяние трогательной женственности, человечности… Из глубины прошлого всматривается в наши глаза эта женщина, одна из многих сумевшая взять на себя непосильную ношу и вынести ее, выстоять, победить.
Художник написал свою мать не такой, какой она была в последние годы перед кончиной, когда ездил он с ней поклониться родным ее местам в тверскую деревню Большое Рашино, — деревню, ставшую для него потом на целые годы местом счастливого творчества. Написал и не такой, какую запомнил в детстве: молодую, красивую, окруженную дружной семьей, в которой росло шестеро сыновей. Он написал се в годы, когда вслед за безвременной горькой утратой мужа выпала ей в войну разлука с детьми, когда легла на нее, главного врача госпиталя, ответственность за сотни раненых.
Вовсе не случайно о скромных людях, мало отличающихся от окружающих в буднях обычной жизни, узнаешь нечаянно такие поразительные подробности, когда касаешься их военного бытия, что диву даешься и задумываешься, на что способен человек, никак вроде бы не похожий на того романтического героя, которою привыкло создавать воображение.

(И.Преловская)

Соловьиное царство
Первая «встреча» с Левитаном произошла у меня в Третьяковской галерее. Но сильно запомнилась еще одна из многочисленных встреч с давно умершим художником. Этих встреч на самом деле не было, но часто возникало ощущение, что Левитан был только что здесь, что, конечно, только он мог показать нам те великолепные уголки страны, что сияют в бледной синеве неба, молчат вместе с безветренными водами рек и озер.
Эта встреча случилась в лесистой и пустынной стороне невдалеке от Москвы. Места были глухие, почти бездорожные. Мне пришлось ехать в телеге и переправляться через лесные реки на паромах.
Кончалась весна. Воздух был пропитан холодноватым запахом мокрых доцветающих трав.
Я уснул в телеге. Проснулся я оттого, что телега, заскрипев, остановилась на песчаном спуске к реке и возница лениво закричал: «Эй, Семен, давай перевоз!» «Ладно, ладно!» — ответил из тумана хриплый голос. За рекой, в черных ночных вершинах деревьев, начинало светать.
Слабый и чистый свет зари появился в небе. Низко, над самым краем земли, висел прозрачный слабый месяц.
Вокруг было очень тихо. Очевидно, перевозчик еще не надумал перевозить нас.
Внезапно в зарослях что-то осторожно звякнуло, будто кто задел колокольчик. И тотчас высокая трель ударила по черной воде и рассыпалась среди зарослей и кувшинок.
Соловей замолчал, прислушался, потом пустил по реке странные и смешные звуки, будто полоскал себе горло ночной росой. «Сейчас самое начало будет», — сказал возница.
И, действительно, через минуту по всем берегам ударили, как по команде, соловьи.
И утро, казалось, начало от этого разгораться быстрее.
И я снова, сам не понимая почему, подумал: «Левитановская заря».

(К.Паустовский)

Закалка
Природа учит нас понимать прекрасное. Любовь к родной стране невозможна без любви к ее природе. Поэтому все, в том числе и рыбная ловля, что приближает нас к природе и роднит с ней, патриотично в самом широком смысле этого слова.
Достаточно пробыть на берегу реки одни сутки, чтобы увидеть множество замечательных вещей. Их никогда не увидит горожанин.
Но прежде всего нужно разрушить один очень распространенный и глупый предрассудок о том, что рыбная ловля — это «сидячее» занятие и рыболовы — самые неподвижные люди в мире. На самом деле все обстоит совершенно иначе.
Судите сами. От деревни, где я живу, до Музги не меньше десяти километров. Значит, мне нужно пройти эти десять километров, потом обойти берега Музги, тянувшиеся на двадцать-двадцать пять киломегров, разбить палатку, собрать хворост для костра, надуть резиновую лодку, проплыть по этой реке не меньше пяти-шести километров, потом возвратиться с Музги в деревню.
Как-то мы, рыболовы, подсчитали, что каждый месяц, проведенный на ловле, мы проходили не меньше шестисот километров. Недаром писатель Гайдар, большой рыболов, любил говорить, что «на рыбной ловле как на фронте».
Рыбная ловля дает великолепную закалку. Только первые дни даются с трудом. Потом привыкаешь к жаре и к холоду, к дождям, к тому, что промокаешь насквозь и высыхаешь на ветру, к тому, что постелью для тебя бывает трава, а пологом — звездное небо.
Когда приходит эта привычка, когда наступает то состояние, когда человеку ничто в природе не страшно, тогда только природа раскрывается перед его глазами во всем своем разнообразии и могуществе.

(По К. Паустовскому)

Лесными тропами
Солнце заходило. Его закат был яркий и ясный, но спокойный, и ветер спадал — почти верный признак того, что завтра утром погода будет сухая и безветренная. Самая благоприятная для глухариных токов. А кроме того, какие-то птички, казавшиеся совсем малюсенькими, шныряли с необыкновенной быстротой в высоте смуглевшего неба — тоже одна из примет тихого утра.
Было уже трудно видеть лесную дорожку, но я доверился инстинктивной памяти ног, которая так остра и послушна в тишине и в полутьме.
Так дошел я до узенькой, всего в сажень шириною, но необычно быстрой речонки, называвшейся Пра. Ее звонкий лепет доносился до меня еще издалека. Через нее с незапамятных времен был мужиками перекинут первобытный неуклюжий мост из больших древесных сучьев, перевязанных березовыми лыками. Странно: никогда мне не удавалось благополучно перебраться через эту проказливую речонку. Так и нынче: как ни старался я держать равновесие, а пришлось все-таки угодить мимо и зачерпнуть холодной воды в большие, выше колена, кожаные сапоги. Пришлось на другом бережку сесть, разуться и вытрясти воду из тяжелой обуви. На ходу ноги опять согрелись, приятно и ладно обтянутые упругой кожей.
Дальше путь пошел легкий. Я уже по опыту знал, что мне теперь, петляя между мощными стволами и густым цепким кустарником, надо неуклонно держаться востока. Тут мне помогали и лиловое с золотом догорание запада, и мой полуигрушечный компас, мгновенно озаряемый светом папиросы.

(По А. Куприну)

Двое на вокзале
Он ждал ее на вокзале. Она опаздывала, как всегда, и он когда-то сердился, но теперь привык, потому что, если припомнить, это, пожалуй, была единственная ее слабость. Прислонив лыжи к стене, он слегка потопывал, чтобы не замерзли ноги, смотрел в ту сторону, откуда она должна была появиться.
Когда она наконец пришла и он увидел близко ее лицо и фигуру, он сказал: «Ну вот и ты». Он взял ее лыжи, и они медленно пошли. Доставая мелочь на поезд, глянул на нее сзади, на ее ноги и вдруг подумал, как она красива, и как хорошо одета, и что опаздывает она потому, наверное, что хочет быть всегда красивой, и эти ее прядки волос, будто случайные, может быть, вовсе не случайны, и какая она трогательная, озабоченная!
«Солнце! Какая зима, а?» — сказала она, пока он брал билеты.
В вагоне электрички было тесно от рюкзаков и лыж и шумно все кричали, звали друг друга, с шумом занимали места, стучали лыжами. Минут через двадцать он вышел покурить на площадку. Он курил, смотрел сквозь стеклянную дверь внутрь вагона и видел, чте и здесь, среди молодых и красивых, она была лучше всех.
Он думал, как странно устроен человек. Что вот он юрист и уж тридцать лет, а ничего особенного не совершил, ничего не изобрел, не стал ни поэтом, ни чемпионом, как мечтал в юности»
Они сошли чуть ли не последними на далекой станции. Им надо было пройти километров двадцать до его дачи, покататься и возвратиться домой по другой железной дороге.

Леса в Мещере
Леса в Мещере глухие. Нет большего отдыха и наслаждения, чем идти весь день по этим лесам, по незнакомым дорогам к какому-нибудь дальнему озеру.
Путь в лесах — это километры тишины, безветрия. Это грибная прель, осторожное перепархивание птиц. Это липкие маслята, облепленные хвоей, жесткая трава, холодные белые грибы, земляника, лиловые колокольчики на полянах, дрожь осиновых листьев, торжественный свет и, наконец, лесные сумерки, когда из мхов тянет сыростью и в траве горят светляки.
Закат тяжело пылает на кронах деревьев, золотит их старинной позолотой. Внизу, у подножия сосен, уже темно и глухо. Бесшумно летают и как будто заглядывают в лицо летучие мыши. Какой-то непонятный звон слышен в лесах — звучание вечера, догоревшего дня.
А вечером блеснет наконец озеро, как черное, косо поставленное зеркало. Ночь уже стоит над ним и смотрит в его темную воду — ночь, полная звезд. На западе еще тлеет заря, в зарослях волчьих ягод кричит выпь, и на мшарах бормочут и возятся журавли, обеспокоенные дымом костра.
Всю ночь дым костра то разгорается, то гаснет. Листва берез висит не шелохнувшись, роса стекает по белым стволам. И слышно, как где-то очень далеко, кажется, за краем земли, хрипло кричит старый петух в избе лесника.
В необыкновенной, никогда не слыханной тишине зарождается рассвет. Небо на востоке зеленеет. Голубым хрусталем загорается на заре Венера. Это лучшее время суток. Еще все спит. Спит вода, спят кувшинки, спят, уткнувшись носами в коряги, рыбы, спят птицы, и только совы летают около костра медленно и бесшумно, как комья белого пуха.

(К. Паустовский)

Трофим
Просторный, заросший курчавой муравою двор правления был пустынен. Только возле конюшни соседские куры лениво копались в навозе, да под навесом сарая в глубокой старческой задумчивости неподвижно стоял козел, прозванный почему-то Трофимом. Увидев Давыдова, козел оживился, задорно тряхнул бородой и, потоптавшись на месте, скорой рысью устремился наперерез. На .полпути он склонил голову, воинственно поднял куцую метелку хвоста, перешел на галоп. Намерения его были так откровенны, что Давыдов, улыбаясь, остановился, приготовился встретить атаку бородатого драчуна.
Давыдов, изловчившись, схватил козла за рубчатый кривой рог. «Ну, теперь пойдем в правление на расправу!» Трофим изъявил полное смирение. Подчиняясь Давыдову, покорно засеменил с ним рядом, изредка потряхивая головой, вежливо пытаясь высвободить рог. Но на первой ступеньке крыльца он вдруг решительно уперся, затормозив всеми ногами.
Когда Давыдов остановился, Трофим доверчиво потянулся к нему, обнюхивая карман, потешно шевеля серыми губами.
Давыдов стыдил его, укоризненно покачивая головой, стараясь придать голосу наибольшую выразительность:
«Эх, Трофим, Трофим! Ведь ты уже старик, колхозный пенсионер, можно сказать, а глупости не бросаешь, кидаешься на всех в драку, а если не выйдет, начинаешь клянчить хлеба. Нехорошо так, даже стыдно, факт! Ну, что ты там унюхал?»
Под кисетом и спичками Давыдов нащупал завалявшуюся в кармане черствую краюшку хлеба, тщательно счистил с нее присохшие крупинки табака и для чего-то понюхал сам, прежде чем протянуть на ладони скромное угощение. Козел, заискивающе и просительно склонив голову, смотрел на Давыдова старыми глазами и, презрительно фыркнув, с достоинством сошел с крыльца.

Память о Чайковском
Скромным обаянием наполнены все места, связанные с нашими великими художниками: и пушкинское село Михайловское, я лермонтовские Тарханы, и Ясная Поляна, где в густой сырости липовых зарослей цветут одинокие ландыши, и дом Чайковского в Клину.
В этих памятных местах с особой ясностью понимаешь, что время теряет иногда свою разрушительную силу, что нет забвения для блестящих и мужественных мыслей, оставленных нам в наследство нашими великими предшественниками.
И тогда в шум осенних лесов и на берега реки Сестры, где жил и работал Чайковский, органически входит звучание симфоний и раскрывает перед нами во всей силе и прелести неброскую, но поразительную красоту нашей русской земли: ее зарослей, рек, деревень, омутов, луговых туманов, осеннего1 ломкого хруста листвы, костров, заброшенных дорог и ночных звездных огней в безоглядных водах.
Чайковский любил эту русскую землю с застенчивой, молчаливой, но неистовой силой. Оставаясь наедине с лесами, наедине с бледным небом, он мог доходить до слез.
То была любовь поистине всеобъемлющая: от любви к каждой сухой сосновой шишке с застрявшей в ней желтой травинкой до любви даже к лесной грязи, осыпающейся с колес неторопливой телеги.
Но самой большой любовью Чайковского были леса: и величавые корабельные сосновые боры, и осиновые разговорчивые рощи, и березовые перелески, зажженные по взгорьям тихим осенним днем, как сотни белых свечей.
Чайковский называл леса лучшей творческой лабораторией для человека.
Места, отмеченные памятью Чайковского, мы оберегаем и храним. Это не только глубочайшее преклонение перед музыкой гениального композитора, но и дело нашего национального достоинства, нашего патриотизма.

(К.Паустовский)

Гроза
Солнце склонялось к западу и косыми жаркими лучами невыносимо жгло мне шею и щеку, невозможно было дотронуться до раскаленных краев брички. Впереди нас, на одинаковом расстоянии, мерно покачивался высокий запыленный кузов карсты, из-за которое виднелся изредка кнут, которым помахивал кучер. Все мое внимание было обращено на верстовые столбы, которые я замечал издалека, и на облака, прежде рассыпанные по небосклону, которые, приняв зловещие черные тени, теперь собирались в одну большую, мрачную тучу. Гроза наводила на меня невыразимо тяжелое чувство тоски и страха.
До ближайшей деревни оставалось еще верст десять, а большая, темно-лиловая туча, взявшаяся неизвестно откуда, без малейшего ветра быстро продвигалась к нам. Лошади настораживают уши, раздувают ноздри, как будто принюхиваясь к свежему воздуху, которым пахнет от приближающейся тучи. Мне становится жутко, и я чувствую, как кровь быстрее обращается в моих жилах. Вся окрестность вдруг изменяется и принимает мрачный характер. Ослепительная молния заставляет лошадей остановиться и без малейшего промежутка сопровождается таким оглушительным треском грома, что, кажется, весь свод небес рушится над нами. На кожаный верх брички тяжело упала крупная капля дождя… другая, третья, четвертая, и вдруг как будто кто-то забарабанил над нами, и вся окрестность огласилась равномерным шумом падающего дождя. Ветер усиливается — гривы и хвосты лошадей принимают одно направление и отчаянно развеваются от порывов неистового ветра.
Косой дождь, гонимый сильным ветром, льет как из ведра.
Но вот дождь становится мельче; туча начинает разделяться на волнистые облака, светлеть, в том месте, в котором должно быть солнце, виднеется клочок ясной лазури.

Контрольные диктанты по русскому языку 11 класс 3 четверть

Охота с ястребом
Старик Айтей не смог уснуть, думал о сыне.
Однажды они с Абдрахманом поехали охотиться с ястребом. Мальчик был уже заправским охотником. С трещоткой мальчик поскакал вперёд, а Айтей ждал на вершине холма верхом на крупной гнедой лошади.
Маленький Абдрахман знал, что если неправильно вспугнуть птицу, то можно испортить всю охоту.
Как только стая гусей обогнула озеро и приблизилась к возвышенности, где стоял Айтей, охотник подбросил вверх своего ястреба. Птица, со свистом рассекая воздух острыми крыльями, понеслась над самой землёй.
Гуси почуяли опасность. Двое из них продолжали лететь вперёд, трое шарахнулись куда-то в сторону, остальные ринулись вниз.
Ястреб взвился в поднебесье, точно стрела, выпущенная из лука.
Охотник видел, как скрестились в небе гусь и ястреб. Вот уже оба камнем падают вниз. Мальчика захватило зрелище. Не помня себя, он погнал своего коня туда, где падала птица. Айтей едва поспевал за сыном.

1. Выполните синтаксический разбор предложения:

I вариант: Охотник видел, как скрестились в небе гусь и ястреб.
II Вариант: Не помня себя, он погнал своего коня туда, где падала птица.

2. Преобразуйте предложение: Птица со свистом рассекая… в сложное предложение, определите его тип и постройте схему.

3. На тему текста составьте предложение с прямой речью, соответствующе схеме:

Читайте также:  Самые основные реки мира

I вариант: «П,» — а.
II вариант: А: «П».

Диктант
Вдохновение — это строгое рабочее состояние человека. Душевный подъём не выражается в театральной позе и приподнятости. Так же как и пресловутые «муки творчества».
Чайковский утверждал, что вдохновение — это состояние, когда человек работает во всю силу, как вол, а вовсе не кокетливо помахивает рукой.
Каждый человек хотя бы и несколько раз за свою жизнь, но пережил состояние вдохновения — душевного подъёма, свежести, живого восприятия действительности, полноты мысли и сознания своей творческой силы.
Да, вдохновение — это строгое рабочее состояние, но у него есть своя поэтическая окраска, свой, я бы сказал, поэтический подтекст.
Вдохновение входит в нас, как сияющее летнее утро, только что сбросившее туманы тихой ночи, забрызганное росой, с зарослями влажной листвы. Оно осторожно дышит нам в лицо своей целебной прохладой.
Вдохновение — как первая любовь, когда сердце громко стучит в предчувствии удивительных встреч, невообразимо прекрасных глаз, улыбок, недомолвок.
Тогда наш внутренний мир настроен тонко и верно, как некий волшебный инструмент, и отзывается на всё, даже самые скрытые, самые незаметные звуки жизни.
Толстой сказал о вдохновении, пожалуй, проще всех: «Вдохновение состоит в том, что вдруг открывается то, что можно сделать чем ярче вдохновение, тем больше должно быть кропотливой работы для его исполнения». Но как бы ни определяли вдохновение, мы знаем, что оно плодотворно и не должно исчезнуть бесследно, не одарив собою людей.

(По К. Паустовскому)

1. Озаглавить текст диктанта.

2. Найти предложение с прямой речью, вычертить к нему схему. Заменить прямую речь косвенной и записать это предложение.

3. Сделать фонетический разбор слова:

Подъём — 1-й вариант
состояние — 2-й вариант

4. Выписать из текста по два словосочетания на все виды подчинительной связи и разобрать их:

1 – 4 абзац — 1-й вариант
остальной текст — 2-й вариант

5. Сделать синтаксический разбор предложения:

Чайковский утверждал, что вдохновение — это состояние, когда человек работает во всю силу, как вол, а вовсе не кокетливо помахивает рукой. — 1-й вариант
Вдохновение — как первая любовь, когда сердце громко стучит в предчувствии удивительных встреч, невообразимо прекрасных глаз, улыбок, недомолвок. — 2-й вариант

К реке
Светлою лентой вьётся Яик среди пойменных лугов, изрезанных бесчисленными притоками и рукавами, серебряной дорогой уходит в пойменные леса.
Тихий летний вечер. Багровея, катится к горизонту большое солнце.
Путь до реки не близкий — около двух вёрст. И в это время, когда солнце катится к закату, а лощины заволакиваются лиловой дымкой, женщины обычно не ходят в одиночку по воду.
Сверкающая река встретила мягкой прохладой. С её просторов дул свежий ветер. Вдаль уходило окаймлённое бархатной зеленью берегов дрожащее живое серебро воды.
Весной, во время паводка, Яик выходил из берегов, мутные воды захватывали огромные пространства, плескались над залитыми лугами, в затопленных лесах гуляла рыба. А сейчас, в разгаре лета, река была светла и нетороплива, величаво несла она свои воды к далёкому морю.
Вечерний воздух зазвенел от лягушиных трелей. В осоке пересохших ручейков, в зеленовато-синей слизи стоячей воды затаились пучеглазые певцы и оглашали хрупкую тишину бесконечными руладами.
Вот в омуте лениво плеснулась огромная рыба, где-то гулко закричал удод, словно будил сонную лень реки, донёсся далёкий крик кулика.
Все эти звуки слились в пёструю симфонию.

(По Х. Есенжанову)

1. Сделать фонетический разбор слова:

Вьётся — 1-й вариант
багровея — 2-й вариант

2. Разобрать слова по составу:

Пойменных, изрезанных, заволакиваются — 1-й вариант
сверкающая, бесчисленными, захватывали — 2-й вариант

3.Выписать из текста по одному словосочетанию на все виды подчинительной связи и разобрать их:

1 – 4 абзацы — 1-й вариант
остальной текст — 2-й вариант

4.Сделать синтаксический разбор предложения:

И в это время, когда солнце катится к закату, а лощины заволакиваются лиловой дымкой, женщины обычно не ходят в одиночку по воду. — 1-й вариант
Вот в омуте лениво плеснулась огромная рыба, где-то гулко закричал удод, словно будил сонную лень реки, донёсся далёкий крик кулика. — 2-й вариант

Весна
Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, как ни забивали камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углём и нефтью, как ни обрезывали деревья и не выгоняли всех животных и птиц, — весна была весною и в городе.
Солнце грело, трава, оживая, росла и зеленела везде, где только не соскребали её, не только на газонах и бульварах, но и между плитами камней, и берёзы, тополи, черёмуха распускали свои клейкие и пахучие листья, липы надували лопавшиеся почки; галки, воробьи и голуби по-весеннему радостно готовили уже гнёзда, и мухи жужжали у стен, пригретые солнцем. Веселы были и растения, и птицы, и насекомые, и дети. Но люди — большие, взрослые люди — не переставали обманывать и мучить себя и друг друга. Люди считали, что священно и важно не это весеннее утро, не эта красота мира божия, данная для блага всех существ, а священно и важно то, что они сами выдумали, чтобы властвовать друг над другом.

(По Л.Н. Толстому)

1. Выполнить фонетический разбор слова:

Нефтью — 1-й вариант
деревья — 2-й вариант

2. Подобрать однокоренные слова и формы одного и того же слова:

Трава — 1-й вариант
листья — 2-й вариант

3. Выписать словосочетания на все виды подчинительной связи и разобрать их:

Из 1-го абзаца — 1-й вариант
из 2-го абзаца — 2-й вариант

4. Сделать синтаксический разбор предложения:

Солнце грело, трава, оживая, росла и зеленела везде, где только не соскребали её, не только на газонах и бульварах, но и между плитами камней, и берёзы, тополи, черёмуха распускали свои клейкие и пахучие листья, липы надували лопавшиеся почки; галки, воробьи и голуби по-весеннему радостно готовили уже гнёзда, и мухи жужжали у стен, пригретые солнцем.

В Санкт-Петербурге
Стояла глубокая осень. По небу плыли низкие набухшие тучи, изредка моросил мелкий дождик. Из гавани доносились одиночные орудийные выстрелы: жители города оповещались о грозившем наводнении. Но никто не обращал внимания на сеющий дождик, который покрывал одежду прохожих серебристой пылью. Никого не интересовали орудийные выстрелы. По широкому Невскому проспекту лился оживлённый людской поток, то и дело проносились блестящие кареты. Нередко впереди позолоченной кареты бежали скороходы, предупреждая народ: «Пади! Пади!»
Сквозь разорвавшиеся тучи неожиданно блеснул узкий солнечный луч и засверкал на адмиралтейской игле. И это минутное золотое сияние по-иному представило город. Среди оголенных рощ и туманной сырости он вставал прекрасным и неповторимым видением. Окрашенные в разнообразные колера красок стены домов, омытые дождиком, радовали глаз своей свежестью. Строгие, гармоничные линии зданий — творения великих зодчих — вставали во всём величии и красоте. Полуциркульные арки над каналами, одетыми в гранит, стройные колоннады, чугунные садовые решётки подле особняков — всё казалось чудом, от которого нельзя было оторвать восторженных глаз..
Луч солнца угас, и снова всё ушло и укрылось в серый сумрак промозглого осеннего дня.

(По Е. Фёдорову)

1. Сделать фонетический разбор слова:

Сеющий — 1-й вариант
сияние — 2-й вариант

2. Разобрать слова по составу:

Серебристой, позолоченной, оголённых — 1-й вариант
туманной, окрашенные, омытые — 2-й вариант

3. Сделать морфологический разбор слова:

Набухшие — 1-й вариант
грозившем — 2-й вариант

4. Выписать по два словосочетания и сделать их разбор:

Из 1-го абзаца -1-й вариант
из остального текста — 2-й вариант

5. Сделать синтаксический разбор предложения:

Но никто не обращал внимания на сеющий дождик, который покрывал одежду прохожих серебристой пылью. 1- вариант
Луч солнца угас, и снова всё ушло и укрылось в серый сумрак промозглого осеннего дня. — 2-й вариант

Нападение
С четырёх сторон налетели монголы на маленький род Берш. Падали кипчаки, потому что с четырёх сторон летели к ним лёгкие стрелы с жёсткими чёрными перьями. Быстро связали монголы живых мужчин. Молодых женщин они тоже связали и положили в толстые шерстяные мешки на сёдлах. Длинногривых кипчакских лошадей монголы согнали в один табун. Только больных и стариков не взяли они. И маленьких детей не взяли, которых нужно долго кормить, чтобы продать.
И старика со шрамом у левого глаза не взяли монголы. Старик пришёл откуда-то и сел у огня крайней семьи. Ему дали поесть и не спрашивали ничего, потому что он молчал. И старик не поднял руки, чтобы закрыть лицо, когда ударил его камчой молодой красноглазый монгол, потный от крови.
Он стоял и смотрел, как убивали монголы, как вязали они мужчин и валили на песок женщин. И молчал старик.
И когда умчались монголы, ничего не осталось у кипчаков. Совсем мало их было, старых и больных. Они засыпали красным песком мёртвых, и заплакали они, и подняли руки к белому солнцу.
А когда стала краснеть от вечернего солнца белая трава, старик собрал оставшихся. И они пошли за ним, ничего не спрашивая.

(По М. Симашко)

1.Сделать фонетический разбор слова:

(не) спрашивая — 1-й вариант
перьями — 2-й вариант

2. Сгруппировать орфограммы и подобрать к ним примеры из текста диктанта.

3. Составить предложение на тему текста с прямой речью, затем его переконструировать в предложение с косвенной речью, записать эти предложения и составит к ним схемы.

4. Сделать синтаксический разбор предложения:

1-й вариант: И старик не поднял руки, чтобы закрыть лицо, когда ударил его камчой молодой красноглазый монгол, потный от крови.
2-й вариант: Он стоял и смотрел, как убивали монголы, как вязали они мужчин и валили на песок женщин

Итоговые диктанты по русскому языку 11 класс 3 четверть

Ветер и сосны
Жгучий ветер, посылаемый жаркой пыльной степью, с рёвом вгрызался в сосновый лес. Стуча колючими песчинками по хвойным лапам и стволам, он выл от напряжения, но скоро выдыхался, натыкаясь кругом на молчаливое сопротивление деревьев.*
Ветер привык к своей силе и с удовольствием носился по степи, заметая её песком и высохшей травою, дабы лишний раз убедиться, что на тысячи километров вокруг всё ему подвластно.** А степь, сухая, плоская от природы, и потому полагающая за правило, что всё на свете должно быть сухим и плоским, любила ветер, который мог всё возвысившееся и выросшее над нею смести и сровнять с поверхностью.
Вот только лес не давался силе ветра. Деревья, взявшись за руки и тесно прижавшись плечами друг к другу, продолжали расти. Когда ветер был особенно неистов, они глухо роптали кронами, взмахивали тёмно-зелёными лапами и раскачивались из стороны в сторону всем телом. Ветер хотел так раскачать их стволы, чтобы корни не удержались за землю и деревья полетели вверх тормашками.
«Ну что за блажь — эти нелепые зелёные дылды!» — злобно выл ветер. И трудился без устали. Но странно: чем сильнее он задувал, тем меньше добивался толку.

(По В. Михайлову)

1. Сделать фонетический разбор слова:

Степью — 1-й вариант
(от) напряжения — 2-й вариант

2. Найти в тексте диктанта предложение с прямой речью, выписать его, составить к нему схему.

3. Графически объяснить знаки препинания в выделенном предложении:

* — 1-й вариант
** — 2-й вариант

4. Сделать синтаксический разбор предложения:

Когда ветер был особенно неистов, они глухо роптали кронами, взмахивали тёмно-зелёными лапами и раскачивались из стороны в сторону всем телом. — 1-й вариант
Ветер хотел так раскачать их стволы, чтобы корни не удержались за землю и деревья полетели вверх тормашками. — 2-й вариант

Мартовским вечером
Прошлого года, двадцать второго марта, вечером, ходил я по городу и искал себе квартиру. В целый день я ничего не мог найти порядочного. Во-первых, хотелось квартиру особенную, не от жильцов, а во-вторых, хоть одну комнату, но непременно большую. Я заметил, что в тесной квартире даже и мыслям тесно. Я же, когда обдумывал свои будущие повести, всегда любил ходить взад и вперёд по комнате.
С утра я чувствовал себя нездоровым, а к закату солнца мне стало даже и очень нехорошо: начиналось что-то вроде лихорадки. К тому же я целый день был на ногах и устал. К вечеру, перед самыми сумерками, проходил я по Вознесенскому проспекту. Я люблю мартовское солнце в Петербурге, особенно закат, разумеется, в ясный, морозный вечер. Вся улица вдруг блеснёт, облитая ярким светом. Все дома как будто вдруг засверкают. Серые, жёлтые и грязно-зелёные цвета их потеряют на миг всю свою угрюмость; как будто на душе прояснеет, как будто вздрогнешь или кто-то подтолкнёт тебя локтем. Новый взгляд, новые мысли. Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека! Но солнечный луч потух; мороз начинает пощипывать за нос; сумерки густели; газ блеснул из магазинов и лавок.

(По Ф. М. Достоевскому)

1. Сгруппировать орфограммы и подобрать к ним примеры из текста диктанта.

2. Сделать морфологический разбор:

(ходил) вечером — 1-й вариант
себе — 2-й вариант

3. Объяснить графически постановку знаков препинания в выделенном предложении.

4. Выписать из текста по одному словосочетанию на все виды подчинительной связи и разобрать их:

Из 1-го абзаца — 1-й вариант
из 2-го абзаца — 2-й вариант

5. Я заметил, что в тесной квартире даже и мыслям тесно. — 1-й вариант

Я же, когда обдумывал свои будущие повести, всегда любил ходить взад и вперёд по комнате. — 2-й вариант
С утра я чувствовал себя нездоровым, а к закату солнца мне стало даже и очень нехорошо: начиналось что-то вроде лихорадки.

***
Жара заставила нас, наконец, войти в рощу. Я бросился под высокий куст орешника, под которым молодой, стройный клён красиво раскинул свои лёгкие ветки. Касьян присел на толстый конец срубленной берёзы. Я глядел на него. Листья слабо колебались в вышине, и их жидко-зеленоватые тени скользили взад и вперёд по его тщедушному телу, кое-как закутанному в армяк, по его маленькому лицу. Он не поднимает головы. Наскучив его безмолвием, я лёг на спину и начал любоваться мирной игрой перепутанных листьев на далёком светлом небе. Удивительно приятное занятие — лежать на спине и глядеть вверх! Вам кажется, что вы смотрите в бездонное море, что оно широко расстилается под вами, что деревья не поднимаются от земли, но, словно корни огромных растений, спускаются отвесно в те стеклянно ясные волны, листья на деревьях то сквозят изумрудами, то сгущаются в золотистую, почти чёрную зелень.
Волшебными облаками тихо наплывают и тихо проходят круглые облака — и вот вдруг всё море, этот лучезарный воздух, эти ветки и листья, облитые солнцем, — всё заструится, задрожит беглым блеском, и поднимется лепетание, похожее на мелкий песок внезапно набежавшей зыби. Вы глядите: та глубокая, чистая лазурь возбуждает на устах ваших улыбку, невинную, как она сама, как облака по небу, и как будто вместе с ними, медлительной вереницей, проходят по душе счастливые воспоминания, и всё вам кажется, что взор ваш уходит дальше и дальше, тянет вас самих за собой в ту спокойную сияющую бездну, и невозможно оторваться от этой вышины, от этой глубины.

(По И.С. Тургеневу)

1. Сделать фонетический анализ слова:

Приятное — 1-й вариант
спускаются — 2-й вариант

2. Разобрать слова по составу:

Срубленной, бросился, набежавшей — 1-й вариант
Расстилается, срубленной, поднимаются — 2-й вариант

3. Составить предложение по схеме на тему текста диктанта:

«П, — а, — п». — 1-й вариант
«П. – а. –А?» — 2-й вариант

4. Сделать синтаксический разбор предложения:

Я бросился под высокий куст орешника, под которым молодой, стройный клён красиво раскинул свои лёгкие ветки. — 1-й вариант
Листья слабо колебались в вышине, и их жидко-зеленоватые тени скользили взад и вперёд по его тщедушному телу, кое-как закутанному в армяк, по его маленькому лицу. — 2-й вариант

На Чёрном озере
Однажды мы ночевали на Чёрном озере, в высоких зарослях, около большой кучи старого хвороста.
Мы взяли с собой резиновую надувную лодку и на рассвете выехали на ней за край прибрежных кувшинок – ловить рыбу. На дне озера толстым слоем лежали истлевшие листья, и в воде плавали коряги.
Внезапно у самого борта лодки вынырнула громадная горбатая спина чёрной рыбы с острым, как кухонный нож, спинным плавником. Рыба нырнула и прошла под резиновой лодкой. Лодка закачалась. Рыба вынырнула снова. Должно быть, это была гигантская щука. Она могла задеть резиновую лодку пером и распороть её, как бритвой.
Я ударил веслом по воде. Рыба в ответ со страшной силой хлестнула хвостом и снова прошла под самой лодкой. Мы бросили удить и начали грести к берегу, к своему биваку. Рыба всё время шла рядом с лодкой.
Мы въехали в прибрежные заросли кувшинок и готовились пристать, но в это время с берега раздалось визгливое тявканье и дрожащий, хватающий за сердце вой. Там, где мы спускали лодку, на берегу, на примятой траве стояла, поджав хвост, волчица с тремя волчатами и выла, подняв морду к небу. Она выла долго и скучно; волчата визжали и прятались за мать. Чёрная рыба снова прошла у самого борта и зацепила пером за весло.
Я бросил в волчицу тяжёлым свинцовым грузилом. Она отскочила и рысцой побежала от берега. И мы увидели, как она пролезла вместе с волчатами в круглую нору в куче хвороста невдалеке от нашей палатки.
Мы высадились, подняли шум, выгнали волчицу из хвороста и перенесли бивак на другое место

(К.Паустовский.)

1.Фонетический разбор слова:

Гигантская – 1-й вариант
Тявканье – 2-й вариант

2. Разобрать слова по составу:

Прибрежные, готовились – 1-вариант
Хватающий, отскочила – 2-й вариант

3. Из своего предложения выписать по одному словосочетанию на все виды подчинительной связи:

4. Синтаксический разбор предложения:

Мы въехали в прибрежные заросли кувшинок и готовились пристать, но в это время с берега раздалось визгливое тявканье и дрожащий, хватающий за сердце вой. — 1-й вариант
Там, где мы спускали лодку, на берегу, на примятой траве стояла, поджав хвост, волчица с тремя волчатами и выла, подняв морду к небу. – 2-й вариант

5. Выписать СПП и составить к нему схему. – 1-вариант
Выписать ССП и составит к нему схему. – 2-й вариант.

Словарные диктанты по русскому языку 11 класс 3 четверть

Аплодировать, аккуратный, аллегория, апелляция, алюминий, баллотироваться, вестибюль, вице-президент, вечнозелёные растения, вполоборота, впоследствии, дезинфекция, дезинформация, адъютант, подытожить, взимать, предыдущий, фельдъегерь, конъюнктура , конъюнктивит, несдобровать, прабабушка, прародители, праславянский, розыскной, чересчур, досконально, недосягаемый, вермишель, озариться, инъекция, изъян, исподтишка, канонада, карикатура, как будто, констатировать, компрометировать, макароны, межинститутский, ностальгия, палисадник, пластилин, претендент, привилегия, презентабельный, портьера, пантеон, плагиат, пьеса, пессимизм, примитивный, приноровиться, неприступная (крепость), , пьедестал, резонанс, сэкономить, сверстник, сызмала, труженик, тотчас,, фельетон, час от часу, регла­мент, наслажде­ние, экспери­мент, опираясь, росток, мока­си­ны, вымокнуть, диле­тант, вести­бюль, осквернить,пред­полагать, ровес­ник, равнина, взбудора­жить, отрасле­вой, хаотич­ный, расторже­ние, в течение дня.

  1. Парцелляция
  2. Оксюморон
  3. Олицетворение
  4. Метафора
  5. Перифраза
  6. Паронимы
  7. Контекстуальные антонимы
  8. Анафора
  9. Диалектизмы

Источник

Задание 1
В густой листве деревьев, склонившихся над рекой, всегда было беспокойно. Какие только птицы там не хлопотали! А дятел всё колотил и колотил по твёрдой коре. «Может быть, голова у него и не болит, — думал Петя, — но звон-то в ней всё-таки стоит здоровый».
Над цветами летали ворсистые шмели, пчёлы да стрекозы. Пролетая мимо, шмели не обращали на Петю ни малейшего внимания. Стрекозы останавливались в воздухе и, постреливая крылышками, рассматривали его выпуклыми глазищами, как будто подумывали, не ударить ли его с налёта прямо в лоб. Пчёлы вылетали из-под лепестков навстречу Пете и опускались в новые цветочные венчики.
(По К. Паустовскому)
Задание 2. Найдите в тексте все частицы и заключите их в квадраты.
Задание 3. Найдите в тексте все союзы и заключите их в овалы.

Ответы

проверочные слова к слову загородить — городишь, изгородка

под воспитанием хорошего художественного вкуса мы подразумеваем формирование у человека более глубокого понимания прекрасного. к. савельев писал: «если ты хочешь наслаждаться искусством, то ты должен быть художественно образованным человеком». некоторые полагают, что знание законов искусства, которое дается нам эстетикой и теорией отдельных видов искусства, убивает радость непосредственного восприятия художественного произведения. это неверно. более глубокое познание творения искусства, тонких нюансов его красоты, возможно лишь при условии известной подготовки. если человек обладает реальными знаниями в области искусства, он может стать его художественно образованным ценителем. особенно это касается искусства отдаленных от нас эпох или некоторых видов искусства, требующих порою особой школы (например, музыка). возможно не совсем то, но это .

после летних каникул дети зачастую не помнят,что изучали ранее,в этом случае можно применить эту поговорку,т.к. человек забывает то,чем владел,умел,знал ранее,для того чтобы поддерживать память в тонусе,нужно постоянно тренироваться.учиться.повторять))

добрый человек в моем понимании.

каждый человек хоть раз в жизни задумывался, что такое доброта. однако, мало кто смог дать точного ответа на этот вопрос. у каждого оказалось свое мнение. что же такое доброта? доброта- отстутствие зла. доброта-отсутствие злых мыслей. доброта- отстутствие ненависти и гнева.. быть добрым- это ценное качество, но все-таки быть добрым нужно умеренно. тоесть, если кто-то просит у нас деньги, прикидывается бедным и плохо живущим, хочет чтобы вы приобрели ему что-то а взамен ничего не дает, нужно внимательно присмотреться, и подумать: а не пользуется ли он моей добротой? так что, быть добрым нужно только с близкими и хорошо знакомыми людьми. добрый человек- тот кто добр не только к другим но и к себе. добрый человек- это тот, кто всегда придет на и успокоит в трудную минуту. по моему- это самые ценные качества доброго человека.

Источник