Меню

Китай повернул нашу реку

Китай повернул нашу реку

Надо ли поворачивать сибирские реки в Китай

Перестройка поставила крест на глобальном советском проекте поворота сибирских рек в Среднюю Азию (проектом 20 лет занималась масса проектных и научных институтов). Сейчас с более скромной, но похожей идеей выступил министр сельского хозяйства Александр Ткачев. Он предлагает перебрасывать в Китай паводковые воды из водохранилищ на Алтае. Специалисты относятся к идее скептически.

Предложение главы Минсельхоза Ткачева выглядит так. Во время весенних паводков в Гилевском водохранилище и Кулундинском магистральном канале (все это на Алтае) образуются излишки воды. Гилевское водохранилище питается водами реки Алей (приток Оби). Если прорыть канал через Павлодарскую область в Казахстане, воду можно продавать в сельскохозяйственный Синьцзян-Уйгурский район Китая.

Идея уже пошла в работу. В мае ученые из трех стран – Китая, Казахстана и России – договорились обменяться материалами и провести совместные консультации. Для начала – чтобы понять, возможен ли вообще такой проект. А потом уже будут решать, насколько он для России выгоден или, наоборот, опасен.

Идея продавать в другие страны не полезные ископаемые, а пресную воду носится в воздухе уже несколько десятилетий. Еще старше – идея об изменении русла рек. Больше всего шума наделал советский проект по переброске части стока Оби в Узбекистан и проект «Анти-Иртыш» (Иртыш планировалось пустить вспять). Проекты закрыли в 1986 году из-за возмущений интеллигенции. Мало кто знает, что похожая участь была уготована и двум европейским речкам – Быку и Сухоне, которые должны были напитать водой подсыхающую Волгу. Ни та ни другая идеи не были воплощены, но последствия оказались разные.

– В итоге Аральское море по-прежнему обмелевает, – прокомментировал ситуацию петербургский гидролог Сергей Бобков. – Для его спасения так ничего и не стали предпринимать. А Каспий и спасать не потребовалось. Да, в конце 1960-х он мелел, зато сейчас разливается весной так, что перед учеными поставили противоположную задачу: о защите берегов. Колебания климата… Это в очередной раз подтверждает, что перед таким серьезным вмешательством в природные процессы надо десятки лет изучать всю эту динамику.

– Но ведь и с паводками надо как-то бороться.
– Когда в результате паводкового стока происходит затопление территорий – это полезно для природы. У нас нет рисовых полей, но есть пойменные луга. Когда пойма осушается, идет просадка грунтовых вод, затем засуха. Кроме того, половодье – закономерный природный процесс, который является санитаром – убирает все, что не нужно. Египет до строительства Асуана жил за счет ежегодных паводков. А раньше он и вовсе был житницей для всего Древнего Рима. Именно потому, что воды Нила ежегодно поднимались и опускались, оставляя в пойме слой плодородного ила.

– Россия или СССР продавали когда-нибудь воду?
– Разумеется, нет. Это можно делать, только если совсем своей страны не жалко. Другое дело – локальные переброски для снабжения населенных пунктов: это есть. Например, в Дагестане. И Северо-Крымский канал, который прорыли от Днепра в 1960-е годы. Возможность полного перехода Крыма на баланс своей воды – это достаточно проблематично но, в принципе, решаемо. Есть опреснительные установки, их хватит для добычи питьевой воды. На орошение – нет.

Продавать воду можно. Но лучше в бутылках

Ученые-гидрологи новый проект по переброске алтайского паводка в Китай восприняли негативно. Среди аргументов – защита Васюганского болота в Тюменской области (самое большое болото в мире и, разумеется, климатообразующее для нескольких регионов). Или судоходство на Оби, которая даже без отвода паводка иногда пересыхает так, что ни баржи, ни теплоходы пройти не могут. Наконец, запланированный объем продаж – 700 миллионов кубометров – для засушливых аграрных районов, по сути, ничто.

Кстати, Иртыш, который, как известно, берет начало в Китае, а на российской территории впадает в Обь, и так теряет до 10 процентов годового стока, поскольку в провинции Синьцзянь его воды используются для орошения посевов хлопка и для снабжения металлургического комбината. Не существует никаких международных договоров, которые регламентируют пользование общими реками. Выходит, китайцам выгоднее брать воду из Иртыша, чем платить России за паводок. Который в каждом году разный.

Проект министра Ткачева не нашел понимания у специалистов, хотя это не значит, что ученые категорически против водопоставок за рубеж. Они считают нерациональным продавать воду прямо в русле, но почему бы не возить ее в бутылках – в качестве готового продукта, а не сырья?
Академик Владислав Румянцев, возглавляющий Институт озероведения РАН, еще в 2013 году доказал, что если уж продавать воду, то самый выгодный вариант товара – вода питьевая, в бутылках.

– Россия по-прежнему на первом месте по количеству пресной воды? – спрашиваю у академика.
– На первом месте Бразилия. Но учтите, что Россия территориально гораздо ближе к тем странам, в которых дефицит воды обостряется с каждым годом. Это Ближний и Средний Восток, север и юг Африки, северный Китай, Центральная Азия, полуостров Сомали. В Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН подсчитали, что к 2030 году потребность в воде в мире возрастет на 60 процентов по сравнению с днем сегодняшним. Сегодня в мире ежегодно продается около 100 кубических километров бутилированной воды – по сравнению с нефтью это немного. Но это же не значит, что можно устраниться от участия в формировании мирового рынка воды только потому, что у нас есть нефть и газ.

– Значит, должна быть Водяная биржа?
– Такой вопрос уже обсуждается. Промышленники заинтересованы в том, чтоб покупать воду по заранее оговоренной цене и использовать фьючерсы как акции в спекулятивных целях.

– Если мы начнем продавать нашу воду – пусть в бутылках, – следующие поколения не будут в претензии?
– На большей части России водные ресурсы и возобновляемые: вода испаряется и возвращается в виде осадков. Исключение – южные регионы России, например Краснодарский край, где к тому же все так бездарно строится, что наверняка будут проблемы.

– А Китаю кроме как у нас воду взять негде?
– Китайцы и без нас собираются подпитывать водой из Янцзы свои северные провинции. Запланирован водоток в объеме 250 км3 в год. На сегодняшний день практически закончено строительство так называемого центрального луча, а два остальных луча – восточный и западный – намечено ввести в строй в 2030 году. (Отметим, что 700 миллионов кубометров воды, которая сбрасывается во время паводка из Гилевского водохранилища, – это всего 0,7 км3, то есть буквально капля в море. – Н.А.)

– Переброска стока рек – это насколько опасно?
– Переброска стока рек для нас не внове, все это осуществлялось в границах одного государства. Каналы Невинномыский и Большой Ставропольский орошали земли Ставропольского края водой из Кубани. Канал Иртыш – Караганда протяженностью 458 км обеспечивал водой население, промышленность и сельское хозяйство трех областей Казахстана. В современной России наиболее громко эту идею продвигал бывший мэр столицы Юрий Лужков, который предлагал ежегодно забирать из Иртыша в районе Тобольска порядка 4 кубических километров воды. Из них 3 км3 должны были идти на водообеспечение Тюменской, Курганской, Челябинской и Оренбургской областей, а оставшийся 1 км3 воды – на продажу в Казахстан. Это первый этап, и он потребовал бы или строительства открытого бетонированного канала длиной 500 км, или двух ниток трубопроводов, так что пришлось бы строить завод по выпуску антикоррозийных стеклопластиковых труб. На втором этапе был намечен забор воды из реки Оби в районе Ханты-Мансийска в объеме 27 км3 для обеспечения водой Средней Азии. Проект финансировали бы как частные инвесторы, так и государства, заинтересованные в строительстве. Но это все в теории, потому что среднеазиатские государства проектом не заинтересовались – у них нет на это денег. А за свой счет Россия, конечно, строить не будет.

Читайте также:  Как сделать реку в симс 4

– Может, логичнее было бы Аральское море спасать?
– И по сию пору предлагаются разные варианты. Конечно, те изыскания, которые были проведены в 1970-е, уже устарели: если возвращаться к этому вопросу, то все придется рассчитывать заново. Есть разные предложения, не только по поводу переброса части стока сибирских рек. Например, повернуть реку Урал или перебрасывать воду из Каспия. Но это все малоперспективно. Интересно выглядит вариант с плотиной Сарезского озера. Озеро образовалось на западном Памире в 1921 году в результате землетрясения: тогда мощный оползень запер в верхнем течении реку Мургай. Сейчас над образовавшимся озером навис неустойчивый горный массив, который, если вновь случится землетрясение, может обрушиться в озеро и вызвать волну в двести метров высотой. Тогда Усойский завал, благодаря которому возникло озеро, будет разрушен и вниз пойдут огромные селевые потоки. Есть смысл забрать воду из озера уже сейчас, чтоб не допустить катастрофы. Часть воды будет разбираться на орошение, а оставшаяся часть должна поступить в Аральское море.

Танкерами из Ладоги

Есть еще такое хитрое экономические понятие, как «виртуальная вода».
– Виртуальная вода – это термин лондонского профессора Джона Аллана, и означает он воду, потраченную на производство промышленного или сельскохозяйственного продукта, – объясняет академик Румянцев. – К примеру, на тонну пшеницы приходится тысяча тонн воды. На тонну лекарственных препаратов или иной химической продукции – 15 тысяч тонн. Покупая айфон или головку сыра, импортер приобретает и энное количество воды, зато страна, в которой он живет, свою воду, получается, сэкономила. Вывод: чем больше товара на экспорт производится в государстве, тем совершеннее в ней должны быть водосберегающие технологии. И вообще, чем меньше в стране пресной воды, тем меньше там должно быть водоемких производств. Пусть они покупают продукцию у тех стран, где воды много.

– Но это же очевидно: в засушливых районах не надо строить металлургические комбинаты. Поэтому их строят возле Байкала. Где тут новое слово в экономике?
– Конечно, Аллан изложил обычную рыночную концепцию и просто завернул ее в красивый фантик: призвал бороться с нарастающим дефицитом пресной воды. Но в развитых странах она уже весьма популярна. Мы поймем значение виртуальной воды, когда водосберегающие технологии станут отдельным товаром на рынке.

– То есть, возможно, европейцы захотят скоро экономить свою воду, и у нас как у страны, в которой воды много, появятся новые заводы, оживут полумертвые моногорода…
– Мировой рынок водоемкой продукции уже давно сформирован, и Россия на нем занимает не последнее место. Правда, до лидеров ей далеко: США, Канада, Финляндия, Швеция и т.д. неплохо обеспечены водой и пока не собираются переходить на сухой паек.

– Но водоемкие отрасли – они же воду загрязняют?
– Да, это и черная и цветная металлургии, химическая, нефтехимическая и целлюлозно-бумажная промышленности. Если выпускать больше продукта, а технологии не менять, загрязнение сведет на нет всю выгоду. Достаточно вспомнить Приозерский ЦБК, деятельность которого вывела 5-милионный Ленинград на первое место по онкозаболеваниям среди городов-миллионеров. Завод закрыли в 1986 году. А на Байкале ЦБК функционирует до сих пор. Норильский никель убил всю рыбу в озере Пясино. И так далее. Гораздо логичней торговать все-таки не водоемкой продукцией, а чистой питьевой водой, тем более что как минимум 80 стран испытывают дефицит. А население продолжает расти, и через 10 лет дефицит будет испытывать уже половина всего населения.

– Воду как выгоднее везти – в танкере или сразу в бутылках?
– Турция доставляет в Израиль воду в танкерах. Франция на Кипр – тоже.

– А откуда у нас могут пойти танкеры с водой?
– Самое перспективное – Ладожское озеро. Можно отправлять воду и в цистернах по железной дороге, и в танкерах. В страны Южной Европы, Ближнего Востока и Прикаспийские государства: Казахстан, Туркмению и Иран. Путь будет занимать около двух недель. Кстати, можно смонтировать трубопровод из Ладоги непосредственно к порту Санкт-Петербург – чтобы наполнять водой сразу морские танкеры, а не суда типа «река-море», у которых водоизмещение в 6 раз меньше, но которым разрешено ходить по Неве. Трубопровод нам и самим пригодится – как альтернативный вариант водоснабжения на случай ЧС. Затем можно подключить Онежское озеро .

Источник



Россия ведёт переговоры с Китаем о переброске сибирских рек

За «белым новостным шумом» осталась незамеченной важная тема: Россия ведёт переговоры с Китаем о переброске сибирских рек. Пока намечено использовать воду Оби. Она должна пойти в китайский Синцзян через Казахстан. Объём первой очереди водовода – 600-700 млн. кубометров в год. Инвестиции в проект полной мощности оценивается в $75 млрд.

В госдуме прошёл круглый стол «Экономическая интеграция России, Казахстана и Китая: перспективы и стратегические проекты». Главной темой для осуждения стал проект водовода из России в Китай, позволяющий перебросить часть водных запасов Оби и её притоков на юг, сообщает «Версия».

Вода южным соседям России очень нужна. По расчетам GlobalWaterInitiative, к 2025 году дефицит воды в Средней Азии и на северо-востоке Китая может достичь критического показателя — 1,7 кубических метра на человека в год. А к 2040 году дефицит водных ресурсов в одном только Казахстане может составить около 12 млрд. кубометров.

При этом Россия не только обладает большими запасами воды, но и страдает от них. Так, в Алтайском крае регулярно происходят мощные паводки – последний из них, случившийся весной прошлого года, нанёс ущерб в 400 миллионов рублей. Эту лишнюю воду, объём которой оценивается в 75-100 миллионов кубометров, и предлагается перебросить по водоводу в Казахстан и далее в Китай.

Подобный проект на рубеже 60-70-х годов прошлого века всерьез готовили в СССР. Над проектом работали около 20 лет более 160 организаций СССР, в том числе 48 проектно-изыскательских и 112 научно-исследовательских институтов, 32 союзных министерства и 9 министерств союзных республик. Было подготовлено 50 томов текстовых материалов, расчётов и прикладных научных исследований и 10 альбомов карт и чертежей. План по переброске части стока сибирских рек являлся одним из самых грандиозных инженерных и строительных проектов XX века.

Канал «Сибирь–Средняя Азия», длина которого составила бы 2550 км, был первым этапом строительства. Предполагалось, что канал будет «питаться» водой реки Обь, пройдёт через весь Казахстан на юг в Узбекистан и будет судоходным.

Для реализации проекта предполагалось использовать 20 геологических атомных взрывов, и один из них даже состоялся. Однако распад Советского Союза сорвал грандиозные планы. Поводом послужили протесты экологов — они пророчили катастрофу.

Скорее всего, эти пророчества были мотивированы политически: как утверждают геологи и гидрологи, ничего страшного не произошло бы. По словам ученых, всего лишь 10 тысяч лет назад (по меркам природы – мгновение) сибирские реки, стекающие на север, упирались тогда в гигантский ледник, остававшийся с эпохи глобального похолодания. И вода, естественным образом шла в Среднюю Азию и в сторону Кавказа и Азовского моря. Находки палеонтологов показывают, что природа, климат и жизнь в этих местах были намного более разнообразными.

Читайте также:  Река подюга архангельская область

О том, что искусственные водные артерии не обязательно наносят вред, свидетельствует и пример Северо-Крымского канала. С 1963 года он обеспечивал 85% водных потребностей полуострова, благодаря каналу стало возможным выращивать бахчевые и рис, зазеленели степи крымского Приазовья, Советского и Раздольненского районов. Устье Днепра лишилось 10% стоков – при этом никаких природных катастроф в этом регионе не произошло. А теперь степной Крым пересох и население бежит оттуда.

От былого размаха остался лишь один осуществленный на практике проект. В 1974 году в Казахстане ввели в эксплуатацию канал «Иртыш–Караганда» протяжённостью 458 километров.

Источник

В Китае задумали повернуть реки вспять

В Китае разработан грандиозный проект: обилие воды на юге страны и засухи на севере подвигли ученых к развороту течения рек. Все должно быть завершено в 2014 году. Пока экологи не могут предсказать все последствия такого шага. При этом многие признают, что разворот течения рек на север – мера во многом вынужденная.

Скрытые за плотной пеленой тумана дома — не что иное как водная столица Китая. Этот титул провинциальный городок Даньцзянкоу получил благодаря крупнейшему в Поднебесной водохранилищу. Здесь, кажется, даже воздух пропитан влагой. Перегороженное сложной системой дамб ущелье служит гигантским резервуаром.

Эту дамбу ещё в пятидесятые годы начали строить советские специалисты. Уже тогда избыток воды на юге и постоянные засухи на севере были для Китая настоящей бедой. Проблему решили в духе времени — часть воды перенаправили туда, где она нужнее. Уже в XXI веке этот долгострой получил второе рождение благодаря кризису — подстёгивая рост ВВП, правительство щедрой рукой выделяло средства на инфраструктурное строительство.

«Этот проект способствует развитию смежных отраслей. К тому же он позволяет трудоустроить огромное количество народу. Наконец, по завершении работ мы получим сеть судоходных каналов, по которым наши товары можно будет возить в Шанхай», — говорит Тянь Чэньчжун, заместитель губернатора провинции Хубэй.

Поворот южных рек — это, пожалуй, последний из сверхпроектов Мао Цзэдуна, благополучно доживших до наших дней. Именно Великий Кормчий предложил решить водный вопрос революционным путём. Строительство трёх каналов — каждый длиной более тысячи километров — обошлось казне почти в 60 миллиардов долларов.

Чтобы обеспечить безопасность главного ресурса, в районе водохранилища закрыли десятки вредных производств. Такая забота об экологии не удивительна. Прямо из водной столицы живительная влага самотёком пойдёт в столицу земную — и вовремя. В Пекине уже сегодня норма потребления воды в семь раз ниже, чем в среднем по стране.

От города Даньцзянкоу и одноимённого водохранилища до Пекина — добрых полторы тысячи километров. Поэтому по завершении проекта в 2014 году пройдёт не менее трёх суток, прежде чем первая вода попадёт в Пекин.

Этот посёлок на окраине города Сянфань пока пустует, но уже через несколько месяцев сюда прибудут первые жильцы, переселённые из затопленных районов крестьяне — это десятки тысяч семей, для которых спешно возводится новое жильё. По городским меркам довольно скромное, но зато с водопроводом, электричеством и телефоном. Связаться с бывшими односельчанами господин Чэнь отныне может на расстоянии — волна переселения раскидала бывших соседей по разным городам.

«Здесь ещё нужно всё отремонтировать, сделать пол, стены отштукатурить, провести свет. Тут у нас будет спальня — или детская, пока не решили», — показывает Чэнь Лянхэ, переселенец.

Гигантский водопровод, связавший самые отдалённые уголки Поднебесной, заработает уже в ближайшие годы. Каким будет Китай после этого, не берутся предсказывать даже экологи. Впрочем, и они признают — мера это вынужденная. Без неё засушливый север может превратиться в пустыню.

Источник

Китай повернул нашу реку

Как Китай реки поворачивает

Активно развивающиеся сельское хозяйство, промышленность, а также растущее население Северного Китая столкнулись с острой нехваткой воды из ограниченности водных ресурсов региона. Чтобы удовлетворить спрос на воду, для обеспечения промышленности и крупных городов использовались подземные воды, что привело к дефициту воды в сельском хозяйстве. Кроме того, использование подземных вод привело к проседанию грунта и частым песчаным бурям.

Китай страдает от жажды. Катастрофическая нехватка водных ресурсов в засушливых северо-восточных районах страны стала тормозить их экономическое развитие, вынудив власти начать реализацию крупнейшего инженерного проекта в современной истории человечества. До 2050 года часть стока реки Янцзы с помощью системы гидротехнических сооружений будет переброшена на север КНР. Каналы и акведуки длиной в тысячи километров, десятки миллиардов долларов и кубометров воды…

Давайте посмотрим, как китайцы с переменным успехом реализуют давнюю мечту советских коммунистов, поворачивая вспять реки.

В Китае проживает около 20% всего населения планеты, при этом запасы пресной воды составляют всего лишь 7% от мировых. Ко всему прочему распределены они по огромной стране неравномерно. Если жители южных регионов КНР с полноводной Янцзы более-менее водой обеспечены, то население Северо-Китайской равнины, междуречья Хуайхэ и Хуанхэ, а это до трети от общекитайских 1,3 млрд человек, на регулярной основе страдают от засушливого климата.

Река Хуанхэ, крупнейший источник воды на севере КНР, в 1990-е годы вовсе постоянно пересыхала в нижнем течении. Меры, принятые китайским правительством, позволили более-менее нормализовать гидрорежим Хуанхэ, однако и сейчас ее низовья отличаются маловодностью, оказывающей негативное влияние на развитие сельского хозяйства и промышленности страны.

Это далеко не новая проблема для Китая. Еще в 1952 году Мао Цзэдун заявил: «На севере воды мало, на юге ее предостаточно, поэтому, если такое возможно, почему бы эту воду не перераспределить?» Как и в случае с иными крупными китайскими проектами, реализация концептуальной мысли председателя растянулась на десятилетия, пережив автора. Только в 1979 году в министерстве водных ресурсов страны было образовано специальное управление, главной задачей которого стала разработка плана по «повороту китайских рек» с юга на север.

Покойный председатель Мао Цзэдун во время визита в комиссию по реке Хуайхэ у модели коллектора Хэфэй в 1954 году. Работа над проектом началась спустя почти пятьдесят лет после того, как Мао впервые предложил эту идею.

Через 50 лет, 23 августа 2002 года, после всестороннего исследования, проектных работ и обсуждения, проект был одобрен Государственным советом, что послужило сигналом к началу строительства. И уже в декабре начались работы над Восточным Каналом, а через год запущено строительство Центрального канала.

Фактически правительство КНР выбирало из двух зол. Чтобы спасти густонаселенный сельскохозяйственный север от жажды и засух, необходимо было или запустить программу массового переселения местного населения в более благополучные в климатическом и гидрологическом отношении южные районы, или, наоборот, каким-то образом доставить с юга воду страдающим от ее нехватки северянам.

И тот, и другой проекты требовали огромных финансовых затрат и длительных сроков реализации. Возможно, на окончательный выбор определенное влияние оказали технократы, пришедшие к власти в Китае в конце 1980-х годов. Ли Пэн, премьер Госсовета КНР в 1988—1998 годах, получил образование гидроэнергетика, гидротехнический факультет окончил и председатель КНР в 2003—2013 годах Ху Цзиньтао.

В 1990-е решение осуществить «поворот рек» было официально утверждено, а в 2002 году, спустя полвека после того, как председатель Мао впервые эту концептуальную идею озвучил, масштабные работы, рассчитанные на десятилетия, наконец-то начали осуществляться.

Строго говоря, никакого буквального «поворота рек» не предполагалось. План подразумевал переброску части стока южнокитайской реки Янцзы и ее притоков в северные провинции страны с помощью системы гидротехнических сооружений. В среднем годовой расход воды Янцзы в ее устье составляет около 950 млрд кубометров и даже в самые засушливые годы ниже 600 млрд кубометров не падает.

Читайте также:  Самый узкая река в мире

Из этого колоссального объема всего лишь около 5% (в среднем до 45 млрд кубометров в год) должны в финале проекта (к 2050 году) уходить на север.

В течение 48 лет (с 2002-го по 2050-й) бассейны четырех крупнейших китайских рек (Янцзы, Хуанхэ, Хуайхэ и Хайхэ) будут объединены тремя грандиозными каналами: Восточным, Центральным и Западным. Это позволит существенно увеличить полноводность северокитайских рек, ликвидировать риск их пересыхания и обеспечить ресурсами водохранилища вблизи крупнейших городов севера страны — Пекина и Тяньцзиня.

Проект существует уже 50 лет – с момента зарождения идеи до начала строительства. И понадобится ещё почти столько же лет, чтобы закончить его. Завершить грандиозное строительство планируется к 2050 году. В конечном счёте проект позволит обеспечить население Северного Китая 44,8 млрд. куб.м воды в год.

После окончания строительства четыре основные реки Китая – Янцзы, Хуанхэ, Хуайхэ и Хайхэ – будут связаны между собой. Для этого должны быть построены три огромных канала, которые протянутся с юга на север по восточной, центральной и западной части страны. Ориентировочная стоимость проекта $ 62 млрд. Это вдвое больше, чем стоимость известной ГЭС «Санься» (Три Ущелья).

Работы над первой очередью суперпроекта начались уже в декабре 2002 года. Восточный канал в значительной степени предполагал использование инфраструктуры Великого канала Пекин — Ханчжоу, уникального гидротехнического сооружения, строившегося две тысячи лет (VI век до н. э. — XIII век н. э.) и впервые соединившего Янцзы с Хуанхэ.

В целях контроля строительства, дальнейшей эксплуатации и технического обслуживания каналов была создана специальная компания с ограниченной ответственностью, а в каждой провинции созданы компании по водоснабжению для координации работы с местной администрацией и элементами инфраструктуры.
Восточный Канал

Восточный канал должен был снабжать провинцию Шаньдун и северную часть провинции Цзянсу в 2007 году – на год раньше запланированного срока – связав реку Янзцы с провинцией Шаньдун и принести живительную влагу на равнины «Хуан-хуай-хай», используя для этого Великий Канал Пекин – Ханьчжоу, но строительство было отложено.

Ответвляясь от основного русла реки Янцзы, неподалёку от города Янчжоу, вода пройдёт по существующим каналам в горах Уишань, затем под рекой Хуанхэ через туннель и попадёт в водохранилище города Тяньцзинь.

Длина завершённого канала составит немногим более 1155 км; строительство предполагает сооружение 23-х насосных станций мощностью 453.7 МВт в дополнение к 7 существующим, которые будут модернизированы.

В эту часть проекта входят и почти 9 км штолен, начинающихся у озера Донгпинг секцией сифона длиной 634 м и заканчивающихся у канала Вейлин, два горизонтальных тоннеля длиной 9.3 м и диаметром 70 м под руслом реки Хуанхэ.

В 2007 году были завершены несколько ключевых участков канала. Тем не менее, запуск канала был отложен из-за сельскохозяйственного и промышленного загрязнения, которое ухудшило качество воды.
Центральный Канал

Строительство Центрального канала началось в декабре 2003 года. Его постройку планировалось закончить до начала Олимпийских игр в Пекине в августе 2008 года, чтобы обеспечить Пекине питьевой водой. Однако к сентябрю 2008 года было проложено только 307 км канала.

Соседний город Тяньцзинь будет также получать воду из магистрали, проходящей вблизи г.Сюйшуй в провинции Хэбэй. На раннем этапе канал будет давать 9.5 млдр. кубических метров воды, но уже к 2030 году по этой системе будет течь 13-14 миллиардов кубических метров воды.

Канал также включает в себя два тоннеля внутренним диаметром 8,5 м длинной 7 км пропускной способностью 500 м ³ /с.

Из-за снижения объёмов воды в водохранилище Даньцзянкоу предложено осуществлять забор воды из водохранилища ГЭС «Три ущелья». Это позволит поддержать спрос и удовлетворить потребности этой части Китая.

Воде из реки Ханьшуй ещё только предстоит пройти завершённый канал, а пока она подаётся из различных водохранилищ провинции Хэбэй. Центральный канал планировалось завершить к 2010 году, однако запуск был отложен до 2014 года из-за экологических проблем и расширения водохранилища Даньцзянкоу.

Строительство западного канала на Цинхай-Тибетском нагорье — на высоте 3 000-5 000 м над уровнем моря — начато в 2010 году и сопровождается решением крупных инженерных задач и сезонных проблем. После завершения в 2050 году, проект будет доставлять 4 млрд. кубических метров воды из трёх притоков Янцзы — Тунтянь, Ялунвань и Даду на расстояние 500 км через горы Баян-Хара-Ула и далее на северо-запад Китая.

В 2006 году на симпозиуме в Пекине чиновники из Комитета по водным ресурсам Хуанхе озвучили подготовительный этап работ, который необходимо предпринять в целях ускорения строительства этой части проекта. Согласно прогнозам, к 2030 году для поддержания экономического роста региона с быстрорастущим населением для развития крупных инфраструктурных проектов дополнительно понадобится ещё 4,5 млрд. кубометров воды.
Финансирование проекта

Затраты на строительство восточного и центрального каналов оцениваются в 254.6 млрд. юаней ($ 37.44 млрд.). Китай уже выделил на этот проект 53.87млрд. юаней ($ 7,9 млрд.). Из 53.87 мдрд. юаней центральное правительство выделило 15.42 млрд. средств в казначейских облигациях со счетов центрального правительства на сумму 10.65 млрд. юаней, а местные органы власти вложат 7.99 млрд. юаней. Также дополнительно привлечены займы на сумму 19.81млрд. юаней.

Стоимость проекта резко изменилась в связи с ростом цен на сырьё, изменений в национальной политике и инвестиционной структуре проекта. Около 30.48 млрд. юаней из целевой суммы было потрачено на строительство Восточного канала (5.66 млрд. юаней) и Центрального каналов (24.82 млрд. юаней).

Как и другие крупные китайские проекты (например, плотина «Трёх ущелий») проект переброски рек привел к ряду экологических проблем, в основном связанных с потерей древних исторических сооружений, переселением людей и разрушением пастбищ.

Кроме того, планы по дальнейшей индустриализации вдоль каналов представляют серьезный риск загрязнения воды.

В целях борьбы с загрязнением воды китайское правительство выделило чуть более $ 80 млн. для строительства очистных сооружений в Цзянду (г. Янчжо́у), Хуайане, Суцяне и Сюйчжоу и в восточной части провинции Цзянсу, хотя расчёты показывают, что фактическая сумма затрат более чем вдвое превышает эту цифру.

В общей сложности около 260 проектов были призваны уменьшить загрязнение и способствовать тому, чтоб вода в каналах соответствовала минимальным стандартам.

Компания «The South-to-North Water Transfer Project» является владельцем проекта, предпроектные строительные работы проводятся «Hanjiang Water Resourcesand Hydropower». Управление проектами в настоящее время осуществляют Государственная комиссия по развитию и планированию, Министерство водного хозяйства, Министерство строительства, Управление по охране окружающей среды и «China International Engineering Consultant Corporation» (GCW Consulting).

GCW Consulting предоставляет планы развития инфраструктуры. «Haihe Water Resources Commission» и «Tianjin Hydroelectric Investigationand DesignInstitute» ответственны за разработку и проектирование Восточного канала; «Changjiang Water Resources Commission» – Центрального канала, и «Yellow River Conservancy Commission» – Западного канала. Строительство Восточного канала ведёт «Hanjiang Water Resourcesand Hydropower», а «Danjiangkou Water Resourcesand Hydroelectric» сооружает Центральный канал.

Уникальным новым гидротехническим объектом здесь стал подземный комплекс, созданный в месте пересечения Великого канала с Хуанхэ. Воды Янцзы будут форсировать Желтую реку с помощью двух подземных тоннелей-водоводов диаметром 9,3 метра каждый и длиной 585 метров.

Далее самотеком миллионы ценных кубометров по Северо-Китайской равнине в конце концов окажутся в водохранилище у Тяньцзиня. Собственно, снабжение именно этого мегаполиса, его агломерации, а также густонаселенной провинции Шаньдун, одного из главных сельскохозяйственных регионов страны, — основная цель «поворота рек» на востоке.

Источник

Adblock
detector