Меню

Озеро байкал отдадут китаю

Ольхон стал китайским. Байкал больше не наш?

Тут все разговоры и переубеждения, что Байкал наш не помогут, все знают, что его давно продали китайцам. Даже Сережа Зверев не помог. Но сегодня я хочу рассказать ситуацию без прикрас, я побывал в 2018 году на Ольхоне и почему все-таки наш родной Байкал больше не наш.

Начну с того, что когда я отправлялся в путешествие, а заодно навестить своего дядю, который много лет живет на Ольхоне, то мало что знал о самом острове. Мне казалось, что я приеду и окунусь в невероятную этнику: смесь русских и бурятских традиций, познакомлюсь с традициями и может быть дальше отправлюсь в Монголию. Я себе представлял уютный уголок природы, где мало народу и преобладает только лишь умиротворение.

Меня встретил дядя и мы отправились уже практически в полночь к нему домой. Надо сказать, что на острове нет асфальта и это так непривычно для городского жителя, что меня слегка растрясло на кочках. Поэтому когда добрались до дома, я даже ужинать не стал и быстро уснул.

Когда же я проснулся утром в предвкушении умиротворенного отдыха, то был сильно разочарован. Первый же наш выход на скалу Шаманка оказался прямо таки проходом в час-пик в метро.

Я был очень разочарован толпами китайцев. Все они громкие, быстрый и постоянно все фотографируют. Снуют толпами по всем туристическим маршрутам с достопримечательностями, заполонили весь город. У меня действительно сложилось впечатление, что это не они к нам приехали в гости, а мы к ним.

Помимо этого меня расстроило и то, что дядя рассказал мне: оказывается, купить участок на Ольхоне практически невозможно простому русскому человеку, а вот гражданину Китая — с радостью. Местные вообще не жалуют китайцев, но делают для них максимально удобный сервис, они же приносят деньги в регион.

Вывод от путешествия я сделал плохой — Байкал уже не наш и Ольхон больше китайский остров, чем наш. Они там хозяйничают как могут и никто не запрещает. Ощущение сложилось такое, словно к нам домой зашли непрошенные гости и лазят по шкафам. Надеюсь, что-то измениться в ближайшие годы, но пока ситуация по словам моего дяди с каждым годом все хуже.

Источник



«Это наш персональный ад!» Кому продают побережье Байкала

В начале марта небольшой байкальский поселок Култук прогремел на всю страну: местные жители взбунтовались против строительства китайским инвестором завода по розливу воды. Фотографии перепаханного берега разлетелись по соцсетям, петицию с требованием закрыть предприятие подписали более миллиона человек. После вмешательства прокуратуры стройку заморозили. Однако генеральный директор компании «Аквасиб» уже заявил журналистам, что будет добиваться возобновления работ. Впрочем, Култук — далеко не единственная «горячая точка» на побережье Байкала. Озеро уже давно обросло нелегальными гостиницами, возводимыми иностранцами под видом жилых домов. Местным жителям при этом бывает сложно выбить разрешение даже на строительство бани.

Корреспондент РИА Новости отправилась на Байкал, чтобы понять, как «священное море» становится товаром. Причем зачастую — экспортным.

Жительница поселка Култук Татьяна Кардакова едва протискивается к плите на своей крошечной кухне. На трех «квадратах» она умудрилась уместить обеденный стол, раковину, посудный шкаф, вешалку для верхней одежды. Татьяна давно мечтает расширить помещение за счет утепленной веранды, но разрешение на строительство ей не дают. Дело в том, что Култук, как и большинство прибрежных поселков, входит в центральную экологическую зону Байкала, где жилое строительство запрещено.

«За этот год я несколько раз обращалась в сельсовет, мне все время отказывают. Говорят, подождите, вдруг закон изменят. Но ведь это абсурд: люди, которые поколениями здесь живут, не могут выбить разрешение на строительство дома взамен сгоревшего. Один у нас не так давно баню поставил, так его обязали снести сруб. Через суд он с трудом добился отмены постановления. А параллельно в двадцати метрах от Байкала дают зеленый свет строительству целого завода!» — от возмущения Татьяна активно жестикулирует и задевает стоящую на плите кастрюлю с супом.

Строящихся домов в Култуке действительно почти нет — мы, пока ездили, насчитали два. Местные замечают: в экологическом экзорцизме контролирующие органы порой доходят до абсурда.

«На берегу стояли лодочные гаражи — снесли. Затем предписали разровнять насыпь, по которой пожарные машины могли подъехать ближе к воде и наполнить цистерны», — Николай Лупынин, чей дом у самого берега, загибает пальцы. Он уверяет: даже детскую горку, что каждую зиму сооружали на берегу, и ту признали экологической угрозой Байкалу и демонтировали. «А китайский завод все побережье разрыл. Пока народ не возмутился, глаза на это контролирующие ведомства закрывали».

Если пройти чуть дальше, действительно упираешься в траншею метра полтора глубиной. Ее вырыли для прокладки труб. Парадокс, но завод, который, согласно проектной документации, должен был качать воду с глубины 400 метров, начали строить на одном из самых мелких участков озера. Чтобы достичь заявленной глубины, водовод требовалось проложить на три километра к центру Байкала.

«У нас здесь всегда детский пляж был, малышам по пояс, как в Анапе», — Зинаида Морозко взбирается на гору вывороченного экскаватором песка. Лед еще не сошел, на поверхности озера хорошо видны колеи от труб — будто шрамы. Сами водоводы вывезли за одну ночь. Зинаида Георгиевна рассказывает, что раньше сюда, на мелководье, приходил нереститься омуль. «Но главное — здесь ведь раскинулись уникальные Таловские болота, на них во время перелета останавливались отдыхать журавли. Вот даже сегодня местный фотограф-натуралист заснял небольшую стаю. Однако кому есть дело до краснокнижных птиц, когда здесь миллионы можно бутылками черпать?»

«Подписывали пустые бланки»

Западно-Байкальский межрайонный природоохранный прокурор Василий Касьяненко сразу предлагает расставить акценты: в самом факте строительства завода по забору байкальской воды ничего противозаконного нет. Даже наоборот, это один из немногих видов хозяйственной деятельности, которую разрешает вести в центральной экологической зоне озера постановление правительства № 643. В документе четко прописано, что можно строить на побережье, а что нет. К слову, запрет на возведение жилых домов содержится как раз в этом акте.

Сейчас вокруг Байкала функционируют несколько аналогичных заводов. И вопреки апокалиптическим прогнозам «экспертов из соцсетей», уровень воды в озере из-за этого не сократился ни на сантиметр. «Согласно разработанной в 2014 году схеме комплексного использования и охраны водных объектов (СКИОВО), объем разрешенной добычи воды из Байкала — 270 миллионов кубометров в год. Достаточно сравнить это с заявленными мощностями «Аквасиба» — 190 тысяч кубов в год, чтобы понять: речь идет о капле в «байкальском море»,— замечает прокурор. — Сами по себе заводы по розливу воды экологически безопасны. Претензии были связаны с местом, где пытались его разместить».

Касьяненко не скрывает: проверка начиналась со скрипом. Предприятие два года готовилось к строительству, имело всю разрешительную документацию. Чтобы рассчитать предполагаемый вред экосистеме озера, даже организовали полевую экспедицию. Два месяца специалисты с биноклями бродили по Таловским болотам, пытаясь обнаружить там краснокнижных птиц. Но так ни одной и не увидели. Только когда к прокурорской проверке подключились ведущие орнитологи, стало ясно: искали не в то время и не в том месте.

«Поскольку на Таловских болотах птицы не гнездятся, а останавливаются во время миграции, наблюдения следовало проводить как минимум два раза в год. Но по данному проекту их организовали только осенью. В весенний период посчитать птичек забыли, — иронизирует прокурор.— Хотя орнитолог, доктор биологических наук Игорь Фефелов, которого мы привлекли к проверке, в своем заключении отметил, что на спорных территориях наблюдал ряд редких пернатых, в том числе фламинго».

Читайте также:  Озеро во время грозы

Вообще, как показала проверка, при подготовке экологической документации забыли о многом. Например, оценить воздействие на окружающую среду (ОВОС) на двух из четырех участков, где предполагалось строительство завода.

Не без нарушений проходили и публичные слушания. Так, часть местных жителей утверждает, что обсуждение проекта замаскировали под родительское собрание, после которого всем пришедшим дали подписать пустые бланки. «По данному факту Следственный комитет проводит проверку», — уточнил прокурор.

И это далеко не все нарушения. Так, есть основания предполагать, что переданные в аренду «Аквасибу» участки были сформированы в зоне рекреационного назначения, которая не предусматривает строительство каких-либо, даже самых безопасных, заводов. Сейчас в этом разбирается Арбитражный суд. Однако даже если судебные инстанции сочтут доводы прокуратуры убедительными, призвать к ответу допустивших это чиновников вряд ли получится. «Промышленными» земли в окрестностях Култука стали при бывшем главе Слюдянского района Василии Сайкове и его заместителе Хасане Рамазанове. В 2014 году оба были осуждены за убийство местного депутата Александра Бабученко. Первый сейчас находится в международном розыске, второй отбывает срок в колонии.

Мало? Тогда вот еще один небезынтересный факт: до шумихи вокруг завода генеральным директором «Аквасиба» числилась некая Ольга Мульчак. В августе 2013 года ее вместе с мужем, гражданином КНР Сунь Чжэньцзюнем, арестовали по подозрению в контрабанде леса в Китай. Обвинения с самой Ольги в итоге сняли, а ее мужа приговорили к пяти годам лишения свободы.

Как подарить Байкал?

Двадцать седьмого марта Кировский районный суд Иркутска признал незаконным разрешение на строительство завода. Сейчас на воротах висит замок, вдоль забора бегают бродячие собаки. Стройка заморожена. Но люди опасаются, что это далеко не последний завод, с которым им придется бороться. Если открыть приложение Кадастр.ру, легко убедиться, что вся прибрежная территория в Култуке уже «нарезана» под строительство предприятий по розливу воды. Блогеры насчитали еще как минимум восемь переданных в аренду участков. Среди местных упорно распространяется слух о запуске рядом аналогичного предприятия, уже корейского. Природоохранный прокурор успокаивает: пока ни на одном из участков хозяйственная деятельность не ведется. Однако возникает резонный вопрос: неужели вот так запросто можно передать в аренду или продать (один из четырех участков оформлен в собственность «Аквасиба») землю на берегу уникального озера? Лазейки, как выясняется, есть.

«В 1996 году ЮНЕСКО объявило Байкал и прилегающие территории объектом Всемирного наследия. В соответствии с Земельным кодексом такие участки ограничены в обороте, в собственность их передать нельзя, — объясняет прокурор. — Но из этого списка ЮНЕСКО исключило пять высокоразвитых промышленных территорий на побережье Байкала, в том числе и поселок Култук. Соответственно, формально землю здесь передавать, в том числе и в собственность, можно. Есть и другая точка зрения, связанная с позицией Верховного суда. Там считают, что территория озера Байкал как объекта Всемирного наследия совпадает с территорией центральной экологической зоны. И никаких урбанизированных участков не предусмотрено».

«На улицу выйти страшно: гиды кричат, автобусы газуют»

Листвянка — еще одна «горячая точка» Байкала. Это ближайший к Иркутску населенный пункт на побережье. Ежегодно сюда приезжают до 200 тысяч (а по некоторым данным — до 500 тысяч) туристов. Больше половины — гости из Поднебесной. Их здесь встречают гостиницы, рестораны. Вот только работают эти заведения не всегда в правовом поле.

На ограде участка Оксаны Такмаковой — объявление: «На забор не лазить, цветы не топтать». Фраза продублирована на китайском. В первый раз предупреждение Оксана повесила два года назад, когда у нее прямо под окнами открылась нелегальная китайская гостиница.

В Листвянку коллекционер советских кукол переехала из Иркутска: хотелось простора и спокойствия. Напротив ее участка, правда, стоял гостевой дом «Мандарин», но принимал он в основном одиночных туристов и особого беспокойства не доставлял. Проблемы возникли позднее, когда «Мандарин» стал бешено расстраиваться. Сейчас этот комплекс состоит как минимум из трех двухэтажных зданий, в сезон тут останавливаются до 300 туристов. «Это наш персональный ад, — не стесняется в выражениях Оксана. — В глубине частного сектора, на узкой улочке, паркуются автобусы с туристами — по три-четыре за день. Гостей высаживают прямо на дороге, они залезают ко мне на забор, ставят чемоданы на клумбы. В сезон — с весны по осень — на улицу выйти страшно: гиды кричат, автобусы газуют, туристы хлопают дверьми».

Естественно, Оксана Такмакова и другие жители улицы Чапаева решили поинтересоваться у главы Листвянки Александра Шамсудинова, на каком основании у них на улице вырос гостиничный комплекс. Ответ их озадачил: выяснилось, что это не отель, а частный жилой дом. «Естественно, меня такое объяснение не удовлетворило, я написала заявление в прокуратуру с просьбой проверить как «Мандарин», так и самого Шамсудинова», — говорит Такмакова.

С того момента к проблемам с соседями добавились проблемы юридического характера. Нюанс в том, что уже больше десяти лет Оксана собирает советских кукол. Переехав в Листвянку, она решила на первом этаже своего дома организовать музей. До заявления в прокуратуру претензий не было. «И вдруг я получаю извещение из Госкадастра с требованием перевести весь мой участок под коммерческое использование. Якобы мы на нем не живем, не ведем приусадебное хозяйство, а занимаемся извлечением коммерческой выгоды. И это притом что я официально зарегистрирована и в реестре музеев, и в качестве ИП, плачу налоги, страховые взносы. А рядом стоит «Мандарин», который не платит ничего. И всех это устраивает…»

На год, пока шел процесс, Оксане пришлось закрыть музей. Гостиница по соседству все это время исправно принимала туристов. В итоге суд Такмакова выиграла, доказав, что музей — не коммерческий объект, а объект культуры. Но, как говорится, осадочек остался.

«Фактически — ресторан, по документам — жилой дом»

То, что нелегальные китайские гостиницы — бич Листвянки, признают даже в администрации муниципального образования. «Иностранные соседи в свое время скупили у наших бабушек-дедушек участки и начали строиться. Но так как возведение объектов рекреационного назначения требует колоссальных вложений — нужно, к примеру, провести государственную экологическую экспертизу, —предприниматели пошли в обход закона и просто оборудовали гостиницы под видом жилых домов, — объясняет начальник юридического отдела администрации Листвянского муниципального образования Александр Васев. — Недавно, например, увидел технический план индивидуального жилого дома, в котором 36 туалетов!»

Юрист приглашает нас на тематическую экскурсию. Первый объект — три одинаковых, как однояйцевые близнецы, коттеджа на улице Чапаева. На первом этаже сквозь окна можно разглядеть несколько столов и с десяток стульев. Это явно кафе. «Однако по документам все это жилые дома для одной семьи. Похоже? — иронизирует Васев. — Собственник — гражданин Китая Чжао Лиган. Провести муниципальный земельный контроль мы не можем: стоит нам приехать, сотрудники разбегаются. На «букинге» этих гостиниц нет, стойки регистрации в них зачастую также не наблюдается».

В конце улицы — три аналогичных коттеджа. По документам это тоже жилые дома. Причем всё того же Лигана.

Поворачиваем на главную «магистраль» Листвянки — улицу Горького. В глубине сверкает зеркальное здание — ресторан. «А по документам опять же жилой дом гражданина Китая. Сейчас заведение закрыто, по нему уже есть судебное решение», — уточняет юрист.

Естественно, нарушают закон не только иностранцы. Например, в центре поселка стоит трехэтажное здание. На фасаде — вывеска «Байкальский кедр», при входе — ресепшен. Но по документам это строение для проживания одной семьи. Владелица — гражданка России. Впрочем, по словам Васева, если у отечественных предпринимателей почти все отели стоят на землях коммерческого использования, то полностью легальная китайская гостиница в поселке всего одна.

Читайте также:  Лебединое озеро балет афиша апрель

Понятно, что появились все эти «серые» объекты в Листвянке не без помощи чиновников. Разрешения на строительство, как предполагает следствие, выдавал глава поселка Александр Шамсудинов. Сейчас он обвиняется в превышении должностных полномочий.

«А страдают из-за всего этого обычные жители Листвянки. Сейчас в администрации лежат 19 заявлений от граждан с просьбой о разрешении построить на своем участке дом или реконструировать ветхое существующее жилье. Но пока не будет принято решение на федеральном уровне, всем им мы вынуждены отказать», — констатирует Васев.

Может показаться, что завод в Култуке и гостиницы в Листвянке, что называется, из разных опер. Однако кое-что их точно связывает: когда-то кто-то из чиновников нарушил закон и дал разрешение на строительство этих объектов. То есть фактически продал, сдал в аренду или подарил кусочек Байкала.

Источник

Должна ли Россия подарить Байкал дружественному Китаю?

Российские власти понемногу продолжают отдавать сибирские ресурсы Китаю.

Китайский завод по производству питьевой воды на берегу Байкала в Слюдянском районе Иркутской области лишит работы сотни местных жителей, которым запретят вылов рыбы. При этом администрация региона рапортует о создании 150 новых рабочих мест. Только вот заметную часть из них явно займут китайцы – местные или «импортированные».

Понятно, что такой завод – это еще и удар по природе: трубопроводы на дне, слив из очистных агрегатов, просто постепенное уменьшение объема воды в озере. Бутилированная байкальская вода будет продаваться в засушливом Китае под торговой маркой «Колодец земли».

Труба вместо бутылок

Одновременно ведутся переговоры по упрощению процесса – строительству водопровода из России в Китай. Российские власти отрицают факт наличия таких планов, но они есть: Ли Луоли, один из архитекторов китайских реформ, говорит о том, что сейчас Китай разрабатывает техническую часть, а потом к делу подключатся дипломаты обоих государств. Чтобы проект был понятнее для европейских читателей, The Guardian сравнила его с перекачкой воды из сказочно красивого итальянского озера Комо в Лондон через всю континентальную Европу.

На севере китайской провинции Ганьсу выпадает всего 380 мм осадков в год (вдвое меньше, чем в Москве), а живут там миллионы человек – больше, чем в любом сибирском или дальневосточном регионе России. Ресурсы распределены несправедливо, китайцам вода нужнее – считают в Китае и, кажется, соглашаются зачем-то в России.

Понятно стремление малонаселенных, бедных Бурятии и Иркутской области устроить у себя хоть какую-то «движуху» – но почему Москва шаг за шагом идет навстречу юго-восточному соседу? Не есть ли это предательство национальных интересов, частью которых, безусловно, является повторное освоение Сибири, возвращение на заброшенные территории, развитие этих бескрайних просторов?

Вода не бесконечна

Огромные потоки пресной воды, текущие по крайне малонаселенным просторам Сибири, вызывают зависть всего мира. Многие считают, что это вообще главный стратегический запас России, нефть с газом мы все равно сожжем – не за 30 лет, так за 100, а великие сибирские реки точно так же катили свои волны и 10, и 20 тысяч лет тому назад. Из этого делается ошибочный вывод, что водные ресурсы бесконечны. На самом деле горючие ископаемые точно так же тысячелетиями таились под землей, а пришел человек – и очень скоро оставил после себя зияющие провалы: посмотрите, например, на заброшенные угольные шахты.

Мировая гидросфера непостоянна и неустойчива, средняя температура воздуха в мире растет и вносит свой вклад в дестабилизацию обстановки – кто сказал, что использованная в Ганьсу вода когда-нибудь вернется в Байкал, Ангару, Енисей? Посмотрите, Аральского моря уже нет – такими темпами мы избавимся и от «славного моря, священного Байкала». Да, полтора миллиарда китайцев так просто его не выпьют (на каждого приходится по 17,1 тыс. кубометров байкальской воды), но технические нужды и мелиорация рано или поздно сделают свое дело, если мы дадим Китаю доступ к Байкалу. В конце концов, сложным экосистемам порой достаточно одного толчка, чтобы равновесие в них нарушилось навсегда. Первые 24 кролика в Австралии тоже казались невинной шалостью, но из-за них вскоре погибли сотни местных видов животных и подверглись эрозии тысячелетние плодородные почвы.

На новом заводе Китай намерен бутилировать по 2 млн кубометров в год (это можно представить в виде исполинского водяного куба со стороной 125 м), но нет никаких гарантий, что этот завод останется единственным и что Россия под давлением Китая не пойдет на новые и новые уступки?

В заложниках у Китая

А уступки неизбежны, и причиной тому – американские санкции. Когда и если Европе под давлением США удастся избавиться от российских энергоносителей, Китай станет единственным крупным платежеспособным покупателем наших нефти и газа. И в этом качестве он без всяких проблем сможет выбивать скидки в тех размерах, которые ему нужны.

Прецедент есть: пока Иран находился под жесткими санкциями «мирового сообщества», именно Китай подбрасывал ему столь нужные деньги в обмен на подпольные поставки нефти по демпинговым ценам.

Пропагандистская кампания российских СМИ, утверждающая, что США – наши враги, а Китай – главный стратегический партнер, порой кажется продиктованной из Пекина. Да, США – держава, захватившая мировое господство и готовая обрушиться на каждого, кого не устраивает такое положение вещей. Да, риторика ястребов-республиканцев выглядит куда агрессивнее китайской «культуры доброжелательного молчания». И все же, как ни разбросали нас география и политика, Россия и США – страны изначально одной культуры, одних и тех же ценностей, не абстрактных общечеловеческих, а вполне конкретных христианских.

Китай опаснее именно тем, что российские чиновники его не понимают. Они могут понять логику Маккейна, могут залезть в почту к Клинтон, могут даже прислушаться к хаосу в голове Трампа – но никогда временщик не прочувствует тех, кто никуда не торопится.

Кремлю нужны деньги здесь и сейчас – уже не для накопления богатств, а для удержания власти. Китаю вода нужна вообще – не обязательно сегодня, можно и через 50, через 100 лет. Эти люди мыслят совсем иными категориями: поговорка о проплывающем мимо терпеливого наблюдателя трупе врага могла зародиться только на Востоке. Китай спокойно наблюдает за давлением Штатов на Россию, потому что спелый плод должен упасть именно к ногам Пекина.

Тактик всегда проигрывает стратегу. А стратегически мыслящие люди от управления Россией отодвинуты. Вот поэтому так тревожно за Байкал. Да, честно говоря, и за все российское Зауралье. Пока еще российское.

Источник

Россия продаст Байкал Китаю?

Резкое сближение России с Китаем повышает шансы реализации проекта переброски байкальской воды в северные районы этой страны. О разработке такого проекта учеными Поднебесной сообщила британская The Guardian. В России видят экономическую выгоду от такого сотрудничества, однако существуют и политические риски, считают эксперты.

По информации издания, речь идет о прокладке трубопровода длиной свыше одной тысячи километров от юго-западной оконечности озера Байкал, через территорию Монголии, пустыню Гоби до города Ланьчжоу — столицы провинции Ганьсу. Авторами проекта являются специалисты института городского и сельского планирования из Ланьчжоу.

Технология перекачки воды «не является проблемой», пишет СМИ, и теперь успех идеи зависит от политиков. «Как только технические вопросы будут решены, дипломатам следует собраться и переговорить о том, каким образом каждая сторона смогла бы получить выгоду от подобного международного сотрудничества», — заявил лидер группы разработчиков академик Ли Люоли.

Читайте также:  Составить предложение существительным озеро

По мнению представителей КНР, от реализации проекта выиграют обе стороны. Китай сможет решить проблему дефицита воды. Имея 20% мирового населения, он располагает всего 7% запасов воды. Так, в провинции Ганьсу, куда предполагается проложить трубу, за прошлый год выпало лишь 380 мм осадков. В свою очередь для России экспорт байкальской воды станет источником стабильного финансирования развития Сибири.

Отметим, что российские власти давно и с вожделением говорят о возможности торговать водными ресурсами страны. В 2015 году глава Бурятии Александр Наговицин предлагал продавать бутилированную байкальскую воду «по цене выше бензина». Кроме того, Минсельхоз РФ заявлял о готовности качать в Китай водные «излишки» из Алтайского края. Именно на этот факт, как на прецедент, ссылаются теперь специалисты из Ланьчжоу.

Как пояснил главный разработчик другого китайского проекта — «Поворот китайских рек с юга на север» Ши Вэйсинь, слабыми местами байкальского трубопровода являются экологические последствия для озера, а также транспортировка воды зимой. Кроме того, существует моральный фактор. Так, каждый пятый житель России (19%) считает озеро Байкал визитной карточкой России и это второй по популярности ответ после Кремля (36%).

Замдиректора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский подтвердил, что потребности Китая в водных ресурсах очень высоки, а импорт воды является одним из способов выйти из положения.

— С точки зрения обеспеченности водой Китай делится на две части: северная и северо-восточная часть, и вся остальная страна. Неслучайно там осуществляют проект переброски воды с юга на север. На территориях, лежащих южнее реки Янцзы излишек воды. Речь идет о провинции Сычуань, близ Тибета, где находятся истоки крупнейших рек: Янцзы, Хуанхэ, Брахмапутра, Меконг и др. А на севере еле-еле хватает на бытовые и промышленные нужды. Особенно остро вопрос водообеспечения стоит в крупных городах, в первую очередь в Пекине, где нет крупных рек.

Способов решения водной проблемы теоритически два. Внутренние источники — это как раз переброска рек, и импорт воды извне. Но пока в структуре импорта Китая вода отсутствует.

«СП»: — Видимо, скоро появится, раз речь зашла о переброске байкальской воды…

— Эта тема обсуждается уже давно. Есть даже старый китайский анекдот о том, как бесконечно откладывается строительство трубопровода от Байкала. Вообще, это очень дорогостоящий и трудоемкий проект. Хотя китайцы известны своими масштабными гидротехническими сооружениями. Еще до нашей эры был построен Великий канал — из Пекина в Ханчжоу. Он, кстати, частично действует и сейчас.

Исследователь Байкала, член Русского географического общества Леонид Колотило предложил оценить возможность забора воды из Байкала, решив простую арифметическую задачу.

— Чтобы оценить последствия водозабора надо прежде всего знать предполагаемую мощность трубопровода. Количество кубометров воды в секунду, которое будет уходить через трубопровод, надо сравнить с количеством воды уходящей из Байкала через Ангару (Ангара — единственная река, вытекающая из озера — авт.). Для Ангары это около 1800 тонн воды в секунду. Кроме этого, надо учесть сезонные колебания и колебания в течении нескольких лет. Это как в школьной задачке про бассейн. Сначала просчитывается механика процесса. А уже затем экологи должны будут просчитать более тонкие вещи. Ведь любая экосистема имеет параметры устойчивости.

Директор Лимнологического института РАН Михаил Грачев не видит в отборе воды большой проблемы.

— Надо понимать, что из Байкала в Северный Ледовитый океан и так ежегодно вытекает 60 кубических километров воды. Чтобы перевести в литры надо добавить еще двенадцать нулей. Это огромная цифра. Можно напоить многих.

Однако, что действительно вызывает озабоченность, так это то, что на берегу Байкала нет очистных сооружений, канализации и т. п. На первый взгляд это не очень страшно. Байкал огромный. Даже если всех людей на Земле утопить в Байкале, его уровень повысится всего на три сантиметра. Но сейчас, мы видим, что на озере начинается экологический кризис. Здесь выросла не характерная для озера водоросль — спирогира. Кроме того, болеют байкальские губки, появились новые бактерии. Государство только-только начало разворачиваться к теме реального спасения Байкала.

«СП»: — То есть экологическая опасность важнее, чем отбор воды для трубопровода в Китай?

— Мне непонятно, почему именно в Китай. У нас в Читинской области тоже колоссальный недостаток воды. Или, например, в Средней Азии. Пусть инженеры и политики решают, куда поставлять. На китайском направлении есть проблема — придется гнать воду через горы, где есть вечная мерзлота. Видимо, трубы придется греть электричеством. Все это надо еще обсуждать.

Сотрудник Байкальского интерактивного экологического центра Максим Воронцов опасается как экологических последствий от прокладки трубопровода, так и в целом высокой активности Китая на байкальском направлении.

— Информация о таких проектах время от времени появляется. Но пока, слава богу, дальше заявлений о намерениях дело не шло. Кроме дипломатических процедур и технических сложностей прокладки такого протяженного трубопровода по сопкам Забайкалья и Монголии, надо еще учитывать экологические последствия и экономическую рентабельность.

Дело в том, что после долгой транспортировки байкальская вода потеряет свои уникальные качества. Будет просто техническая вода, пригодная для орошения полей, но не для использования в качестве питьевой. Учитывая затраты на строительство и обслуживание трубопровода, возможно, вода окажется слишком дорогой.

«СП»: Каковы могут быть экологические последствия для местности, по которой пройдет трубопровод?

— С точки зрения экологии, надо учитывать ущерб тайге и побережью Байкала от строительства трубопровода: вырубки просек, прокладка дорог и электросетей, строительство жилья и т. п.

Байкал очень большой и выкачать его через трубу будет трудно даже китайцам. Но и про уровень воды в Байкале забывать нельзя. Если взять слой воды толщиной в 1 см со всей поверхности Байкала, получится больше 3 млн тонн. Много это или мало? Надо смотреть, какая будет пропускная способность трубопровода. В последние годы китайский бизнес активно присматривается к Байкалу. И как к туристическому объекту, и как к ресурсу — вода, газ, минералы, земля. У Китая есть свое видение развития этой территории. Но, вот, есть ли свое видение у России?

Глава общественно-политического движения «Новая Россия» Никита Исаев надеется, что российские политики воздержатся от байкальского проекта с Китаем, поскольку нацеленность Пекина на российские природные ресурсы становится все более очевидной.

— Полагаю, что Россия будет очень осторожно относится к любым проектам глубокой интеграции с Китаем, поскольку за три года «разворота на Восток» мы не получили от Пекина внятных экономических и политических бонусов, которые смогли бы компенсировать частичный отказ от западного вектора в политике. Мы рассчитывали не только на сбыт газа через «Силу Сибири» и китайских вложений в этот проект, но и на существенное использование китайских финансовых ресурсов без попыток влиять на экономические и политические процессы в России.

На деле же все китайские инвестиции направлены только на выкачивание наших ресурсов. Например, в лесопромышленном комплексе в приграничных регионах. А вот участвовать в строительстве моста через Лену по политическим причинам Пекин не стал. Когда обсуждалась продажа 19-процентной доли в «Роснефти», Китай надеялся получить особые права в сфере управления нашей компанией. Есть и другие примеры. Того же можно ожидать и в случае байкальского проекта. Конечно, Китай заинтересован в том, чтобы получать российскую воду, но выгоды России не так очевидны.

Источник

Adblock
detector