Меню

Партизаны у озера палики

Партизаны принимают бой (65 стр.)

Все вышедшие из окружения партизанские бригады и отряды сразу же приступили к подготовке и проведению боевых операций. Мы, как и до карательной экспедиции, контролировали главную артерию 3-й немецкой танковой армии — шоссейную дорогу Витебск — Лепель — Березино. Здесь особенно активно действовала Лепельская партизанская бригада, которая перешла в район Воловой Горы.

Самое активное участие приняли партизаны Полоцко-Лепельской зоны в отражении карателей на севере Минской области, в районе одного из труднодоступных, как говорят, гиблых озер Белоруссии — у озера Палик. Здесь очень редки места, где можно пристать к берегу на лодке. Заболоченные лесные массивы и топи тянутся на многие километры, и только в отдельных местах по специально проложенным лагам можно подойти к зыбкому берегу. Болото пружинит под ногами, дрожит, кажется, вот-вот проглотит того, кто осмелился здесь ступить. Человеку на каждом шагу угрожают «окна» — поросшие редким мхом топи, способные засосать любое живое существо. С внешним миром Палик соединен на севере впадающей в озеро и в южной вытекающей из него рекой Березиной. Проточность, вероятно, и спасает озеро от зарастания илом, водной растительностью и от заморов. Не раз уходили к Палику от карателей партизаны Борисовско-Бегомльской и Сенненско-Оршанской зон.

На этот раз боевые действия против партизан северной части Минской области фашисты начали одновременно на четырех направлениях: Зембин — Большое Заценье, Зембин — совхоз Любсея, Зембин — Кимия и Зембин — Поляны. В течение первого дня боев, 22 апреля, противник ценой значительных потерь потеснил партизанские отряды и занял ряд деревень. Партизаны закрепились на второй линии обороны. Имея превосходство в живой силе и технике, каратели продолжали теснить партизан вдоль дороги Зембин — Бегомль. Патриоты совершали дерзкие нападения на боевые порядки и расположения противника.

В этих боях оккупанты понесли большие потери в живой силе и технике. Озлобленные фашисты ограбили и сожгли дотла одиннадцать деревень, угнали жителей деревень Поляны и Кимия. В деревне Кимия они расстреляли больного тифом подростка Петра Шаховца и двоих мужчин.

В деревне Завидное гитлеровцы учинили расправу над 70-летним Иваном Крупским. Четырех мирных жителей, в том числе женщину с ребенком, фашисты подорвали на минах.

Вторая декада мая в Сенненско-Оршанской и Борисовско-Бегомльской зонах прошла относительно спокойно. К этому времени в район Палика из Полоцко-Лепельской зоны перешли Смоленский партизанский полк, Лепельская и 16-я Смоленская бригады, партизанская бригада имени ВЛКСМ, часть бригады «За Советскую Белоруссию», «Алексея», имени К. Е. Ворошилова, имени В. И. Ленина. Здесь им пришлось участвовать в боях против новой карательной экспедиции, охватившей территорию Борисовско-Бегомльской и Сенненско-Оршанской зон. По замыслу немецко-фашистского командования операция «Баклан» («Kormoran») должна была обеспечить беспрепятственное передвижение по дорогам партизанской зоны гитлеровских войск в случае их отступления и предотвратить в критический момент разрушение коммуникаций.

Враг упорно теснил борисовско-бегомльскую и сенненско-оршанскую группировки партизан в район непроходимых паликовских и домжерицких болот. К 8 июня каратели овладели дорогами Лепель — Борисов, Докшицы — Плещеницы — Логойск и оттеснили часть бригад Сенненско-Оршанской зоны на запад от дороги Лепель — Борисов. Противник продолжал наступление и на других направлениях. Командование соединения приняло решение прорываться из окружения. В боях с 8 по 15 июня удалось осуществить прорыв и выйти в западном и юго-западном направлениях восьми бригадам из Борисовско-Бегомльской и четырем из Полоцко-Лепельской партизанских зон. В восточном направлении прорвались шесть партизанских бригад Сенненско-Оршанской зоны.

В очень трудном положении оказалась наша партизанская бригада имени ВЛКСМ. Несколько раз она пыталась атаковать вражеские укрепления. Но все было напрасно.

Ночью каратели выдвигали к болоту специальные заградительные отряды, места возможного выхода партизан окружали засадами, усиливали секреты, патрульную службу. Местность всю ночь освещалась ракетами, обстреливалась беспокоящим огнем. Вырваться из западни, казалось, было невозможно. Выручила смелая инициатива комбрига И. А. Куксенка и воля к победе партизан. Однажды утром, когда каратели, как обычно, стали снимать с болота усиленные ночные заслоны, вслед за ними двинулась группа переодетых в немецкую форму партизан. Каратели не обратили внимания на примелькавшееся зрелище: из разных мест по направлению к гарнизону Маковье бредут группы солдат. Вслед за переодетыми близко к деревне подошли и основные силы партизан. Схватка в гарнизоне была недолгой. Гитлеровцы опомниться не успели, как были перебиты. Бригада имени ВЛКСМ и присоединившиеся к ней группы вышли из паликовских болот.

Девять дней вели ожесточенные бои в полном окружении бегомльские, сенненские и ушачские партизаны у озера Палик, в домжерицких болотах. По нескольку суток людям приходилось стоять и передвигаться по пояс в воде, питаться прошлогодними ягодами, травами. Все больше наглели каратели. Преследуя партизан, они лезли в болото и многие гибли там, проваливаясь в топь, попадая под пули. Но преследования не прекращали.

Обе группировки готовились к прорыву. С Большой землей было условлено, что накануне атаки авиация пробомбит позиции противника в местах прорыва. Но в ночь на 23 июня, когда должен был осуществиться решающий штурм, радист принял сообщение о начале Белорусской наступательной операции «Багратион», прорыве на широком фронте вражеской обороны под Витебском и успешном продвижении советских войск на запад. Немецко-фашистское командование вынуждено было снять действовавшие против партизан части. Положение изменилось. Теперь уже партизаны стали преследовать метавшиеся по дорогам гитлеровские войска.

Партизанам бригад имени П. К. Пономаренко, имени С. М. Короткина, «Октябрь» пришлось драться с карателями на территории Вилейской области, куда они перешли в начале мая.

Волна карательных операций против партизан прокатилась по всей временно оккупированной территории Белоруссии. Бои в обороне патриоты умело сочетали с ударами по коммуникациям, гарнизонам и тыловым объектам врага. В течение зимне-весеннего периода белорусские партизаны провели 3731 операцию только по подрыву воинских железнодорожных поездов противника. В среднем ежемесячно организовывалось до 620 крушений вражеских эшелонов. Причем в период наиболее тяжелых оборонительных боев число крушений не уменьшалось, а возрастало. Так, в апреле было проведено 914 операций — самый высокий показатель за время зимне-весенних боев. Противник ежемесячно терял в среднем до 500 паровозов, более 3 тысяч единиц подвижного железнодорожного состава и до 15 мостов, не считая потерь в живой силе, технике и военных грузах.

В канун операции по освобождению Белоруссии Ставкой Верховного Главнокомандования перед партизанами Белоруссии была поставлена задача дезорганизовать оперативный тыл противника, сорвать подвоз его резервов к линии фронта, а также переброску войск между фронтами. В соответствии с этой задачей директивой ЦК Компартии Белоруссии от 8 июня 1944 года, переданной подпольным партийным органам, партизанским отрядам и бригадам, предусматривалось нанести всеми силами партизан мощные удары по железнодорожным коммуникациям противника и парализовать его перевозки на линиях Полоцк — Двинск, Полоцк — Молодечно, Орша — Борисов, Минск — Брест, Молодечно — Вильнюс, Вильнюс — Двинск. Первый удар предполагалось нанести одновременно в ночь на 20 июня 1944 года, а в дальнейшем наносить непрерывные удары, добиваясь полного срыва перевозок противника.

Была обеспечена заброска в партизанские зоны по воздуху взрывчатки и боеприпасов. К 20 июня в партизанские соединения было доставлено самолетами 29 640 килограммов взрывчатки. Готовясь к третьему этапу «Рельсовой войны», партизаны провели тщательную разведку подходов к железнодорожному полотну, все предусмотрели на случай вражеских засад и подброски подкреплений.

Читайте также:  Озеро котором произошло ледовое побоище

В ночь на 20 июня 1944 года белорусские партизаны атаковали железнодорожные коммуникации группы армий «Центр» на всем протяжении от линии фронта до государственной границы и произвели их массовое разрушение. Только за одну ночь было перебито 40 775 рельсов. «Молниеносно проведенная в эту ночь операция партизанских отрядов, — писал начальник транспортного управления немецкой группы армий «Центр» полковник Герман Теске, — вызвала в отдельных местах полную остановку железнодорожного движения на всех важных коммуникациях, ведущих к районам прорыва… Партизаны провели блестящую операцию: путем разумного распределения своих сил и в тесном взаимодействии с Красной Армией они не допустили, чтобы наступление последней было остановлено благодаря подвозу по железным дорогам немецких соединений».

Источник



Партизаны у озера палики

Советские партизаны. Мифы и реальность - i_001.jpg

История партизанского движения на территории СССР, оккупированной в 1941–1944 гг. вооруженными силами Германии и ее союзников, даже сейчас — через 70 лет после изгнания оккупантов — остается мифологизированной. Этот факт объясняется живучестью коммунистической идеологии в постсоветских странах, в первую очередь в России и Беларуси.

Напомню, что «краеугольными камнями» идеологической системы, созданной коммунистами, служили тезисы о морально-политическом единстве советского народа; о беспредельной любви «простых людей» к коммунистической партии; о поддержке советской власти всеми слоями общества; о ненависти граждан к врагам партии и государства. Из этих тезисов следовал логический вывод: оказавшись в условиях вражеской оккупации, советские люди в своем подавляющем большинстве обязательно будут бороться с оккупантами всеми доступными им средствами и методами.

Но реальная действительность оказалась очень далекой от такого сценария. Поэтому неприятную правду бывшие партизанские начальники, историки, пропагандисты, литераторы, кинематографисты заменили выдумками. Давно пора «разобраться» с советскими мифами о партизанах и партизанском движении. Именно этому посвящено данное исследование.

Оно представляет собой переработку книги Сергея Захаревича «Партизаны СССР: от мифов к реальности», опубликованной издательством «Наша будучыня» в январе 2012 года. Книга вызвала огромный интерес у читающей публики. Два небольших тиража (вместе 550 экземпляров) разошлись в рекордно короткие сроки, буквально за две недели.

Несмотря на то, что книга не поступала в магазины «Белкниги», ее заметили и отметили некоторые официальные «товарищи». Естественно, что их мнения об исследовании С.С. Захаревича были сугубо негативными. Оно и понятно, ведь именно комплекс мифов о советско-германской войне 1941–1945 гг. является официальной «платформой» идеологов России и Беларуси.

Более того, в Республике Беларусь партизанская тема по сей день имеет статус своего рода «священной коровы», которой ни в коем случае нельзя вспороть брюхо для анатомического исследования, ибо это святотатство и виновного в таком деянии надо побить камнями. Во всяком случае, именно таково отношение к попыткам критического анализа «партизанщины» со стороны идеологов и пропагандистов, подвизающихся в органах власти различного уровня, а также тех авторов, чьи статьи публикуют государственные газеты и журналы.

Еще одной «священной коровой» на местном идеологическом пастбище является операция «Багратион». Без особого преувеличения можно сказать, что Беларусь живет сейчас не от Нового года до Нового года, а от «Багратиона» до «Багратиона», так как 3 июля (день освобождения Минска) из Дня города превратился в День Независимости, несмотря на то, что в 1944 году новых оккупантов просто сменили старые. Смешно и грустно слышать, как в этот день официальные средства массовой информации дружно долдонят о каком-то патриотизме и об «уроках любви» к некоей Родине, не называя конкретно ни этот патриотизм, ни эту Родину.

О какой Родине ведут речь господа-начальники? О Беларуси? А что, она в 1941-м являлась независимой державой? Ах, была «свободной советской республикой»! Свободной от чего? Разве что от возможности спокойно жить и работать с уверенностью в завтрашнем дне! Ныне известно, что за первые 23 года своего существования (1918–1941 гг.) органы советской власти предали смерти (казнили) свыше 4-х миллионов граждан СССР (в том числе более 350 тысяч жителей Беларуси), а еще 6 миллионов замучили до смерти, уморили голодом и непосильным трудом в тюрьмах, на этапах, в лагерях, спецпоселениях (в том числе не менее 700 тысяч граждан БССР)? Не мы придумали характеристику для периода 1937–1938 годов — Большой Террор.

Советские партизаны. Мифы и реальность - i_002.jpg

Приемы советской пропаганды по-прежнему в чести.

Защиту этого людоедского режима вы называете «советским патриотизмом»? В таком случае заявляем: все, что связано с защитой власти большевиков (коммунистов) и «новых господ» (партийно-советской номенклатуры) ни автор, ни редактор, ни издатели патриотизмом не считают.

Но вернемся к партизанской теме. «Священная партизанская корова» пасется между трех «сосен-аксиом».

Первая. После оккупации войсками Вермахта территории западных республик и областей СССР преобладающая часть местного населения в едином порыве ненависти к врагу (а также огромной любви к родной Красной Армии и лично к товарищу Сталину) поднялась на борьбу против германцев, — кто с ружьем, кто с топором, кто со спичками…

Вторая. Партизанская борьба советского народа в значительной мере способствовала поражению Вермахта на фронтах, так как причинила врагу огромные потери в живой силе (один миллион человек!), военной технике, железнодорожном и автомобильном транспорте.

Третья. Моральный облик советских партизан был не просто положительным, а сугубо рыцарским. Они не только храбро атаковали войска оккупантов, но и защищали гражданское население от грабежей и репрессий со стороны тех же оккупантов и их «местных пособников».

Итак, в партизанской тематике нас интересуют три главных вопроса:

1) Было ли партизанское движение ОБЩЕНАРОДНЫМ?

2) Было ли оно ЭФФЕКТИВНЫМ с военно-стратегической точки зрения?

3) Совершали ли партизаны военные ПРЕСТУПЛЕНИЯ?

Предлагаемая книга — попытка объективного ответа на указанные вопросы. По сравнению с картиной, давно нарисованной советской историографией, советской пропагандой и советским искусством многое в ней покажется читателям весьма непривычным.

Основные изменения в тексте следующие:

— Поменялись местами первая и вторая части. Та, что раньше была второй, теперь стала первой. При этом текст бывшей первой части (ныне второй) сокращен.

— Глава о Беларуси увеличена более чем вдвое (с 46 страниц до 105) и стала отдельной частью, включающей 7 глав.

— Весь текст заново отредактирован, в нем сделано много сокращений, перемещений, изменений.

Фактически — это новая книга, хотя основные идеи предыдущего издания сохранены.

Автор, редактор и издательство не ставили своей целью полное описание истории партизанского движения на оккупированной части территории СССР в годы Второй мировой войны. Такое исследование составило бы не одну книгу, а времени заняло бы не меньше, чем понадобилось Карлу Марксу для сочинения трех томов его «Капитала». Но и то, что удалось сделать, является своего рода «революционным переворотом» во взглядах на партизанское движение.

Михаил Пинчук,

24 мая 2014 г.

ЧАСТЬ I. СТРАТЕГИЯ, ТАКТИКА, ЭФФЕКТИВНОСТЬ ДЕЙСТВИЙ

Глава 1. Сущность партизанской войны

«Партизанская борьба — это борьба иррегулярных сил, или специально засланных в неприятельский тыл специально подготовленных отрядов и групп регулярных войск или спецслужб для развертывания борьбы партизанскими методами…»

«Партизаны не ставят цели нанести противнику решающего поражения, но наносят ему ряд мелких чувствительных ударов. Методы партизанской борьбы сводятся к отказу от концентрации сил на одном направлении, и в нанесении ударов в разных местах небольшими силами, чтобы максимально распылить силы противника…». (Соколов Б.В., Фронт за линией фронта, с. 4–6).

Читайте также:  Карты глубины озер забайкалья

Если кто-то считает, что две эти цитаты из книги Бориса Соколова дают исчерпывающее определение сущности партизанской войны, то он заблуждается. Приведенный текст важен в ином смысле — он иллюстрирует непонимание сути партизанской войны, характерное для многих авторов, пишущих на темы военной истории.

Источник

Как партизан немца в мешке тащил…

Я хочу рассказать о своем прадедушке Пайграй Иосифе Афанасьевиче (1912-1984). Он родом из д. Боровляны Борисовского района. Когда началась Великая Отечественная война, прадед ушел в партизаны.

В лесах около озера Палик (в Борисовском районе Минской области Белоруссии в 30 км от города Борисова) находилась партизанская зона. В те дни партизаны вели жесточайшие бои у озера и в болотах. Жили в землянках. Мой прадед воевал в партизанском отряде, который вошел в состав бригады «Дяди Коли». Он очень хорошо знал места в болотах, знал, где и как можно выбраться. Партизаны бригады проводили диверсии на железных дорогах. По шоссе немцы боялись ездить без охраны даже днем.

«Дядя Коля» — бригада партизанского движения на территории Минской и Витебской области в годы войны. Лопатин Павел Григорьевич — легендарный партизанский командир, один из руководителей бригады, которому присвоено звание Героя Советского Союза. Партизанский отряд прадеда находился в районе д. Буденичи Борисовского района.

Расскажу один из эпизодов фронтовой жизни прадеда. Эту историю мне передал мой дедушка Василий Иосифович, который родился уже после войны.

Однажды прадеду дали задание взять «языка». Он в лесу выследил немца, который ехал на велосипеде. Прадеду Иосифу удалось остановить немца, оглушив его. Немец упал с велосипеда. Тогда прадед скрутил немца и запихнул в большой мешок. Закинув мешок на плечи, он отправился в партизанский отряд и благополучно доставил пленного на место.

Командир отряда поблагодарил прадеда на проявленную смелость и смекалку. А партизаны еще долго шутили над ним: «Не надорвался ли, когда тащил немца в мешке?»

Но прадед был сильным в молодости. Дедушка Вася рассказывал, что он мог нести одновременно два больших бревна. Одно бревно нес на плече, а другое подхватывал под мышку.

В деревне его звали «Юзя». Прадед был работящий, хозяйственный, высокий, крепкий, с темными волосами. Он хорошо играл на скрипке (самоучка), поэтому его часто приглашали на разные веселые мероприятия в деревне. В жизни был веселым, отзывчивым человеком. Сельчане его уважали и любили.

В июне 1943 года прадеда призвали на службу в Красную Армию, как и многих других его товарищей. Он продолжал воевать, участвовал в боях, был ранен осколком в спину, лечился в госпитале, остался жив.

Прадед воевал во многих городах, участвовал в освобождении города Кенигсберга (в наше время это город Калининград), там и закончил войну. За заслуги в годы войны прадедушка был награжден медалью «За мужество и отвагу».

У прадедушки было много наград. Но, к сожалению, почти все они сгорели при пожаре дома. Осталась только одна награда — орден Отечественной войны I степени. Этим орденом прадед был награжден за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, в ознаменование 40-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Умер прадед в 1984 года. Похоронили его на сельском кладбище д. Боровляны Борисовского района. Орден теперь хранится в нашей семье, у моего отца, как самая большая ценность.

Я горжусь своим прадедом, горжусь тем, что он был храбрым, решительным, находчивым партизаном и достойным солдатом.

Максим Пайграй, учащийся 9 «В» класса гимназии №8 г. Минска.

Источник

В аду операции «Котбус»

Отборными головорезами фюрера руководил начальник СС и полиции в Белоруссии бригадефюрер Курт фон Готтберг. Под его руководством с июля по август 1943 года была проведена крупная операция «Герман» против белорусских партизан на территории Барановичской области.

Аналогичную операцию под названием «Котбус» гитлеровцы провели в Минской области. Согласно донесению Готтберга от 26 июня 1943 года, в ходе ее было убито 6084 партизана, 3709 расстреляны после сдачи в плен, потери германских войск составили 59 человек. Очевидно, эсэсовцы значительно «сократили» собственные жертвы, а к убитым «партизанам» отнесли всех жителей, которые встречались им в ходе карательной операции. Германский генеральный комиссар в Белоруссии Вильгельм Кубе докладывал об операции «Котбус» следующее: «Ее моральное воздействие на мирное население было просто ужасным из-за большого количества расстрелянных женщин и детей».

Реальный участник событий, связанных с проведением фашистской Германией операции «Котбус», бывший командир партизанского отряда имени С.М. Кирова, а впоследствии начальник штаба Кировской бригады Василий Антонович Шарков оставил бесценные рукописи воспоминаний о тех трагических днях.

Начало лета 1943 года.

Место действия: леса Минской области

Из воспоминаний Василия Антоновича ШАРКОВА:

— С донесением в межрайонный партийный центр уехали комиссар партизанского отряда имени Кирова И. Германов, радист бригады А. Миронов и бывший летчик капитан Машков. Необходимо было преодолеть расстояние в 30 километров. К вечеру достигли озера Палик, остановились. Предстояло проплыть по озеру 4 километра на противоположный берег. Пошли в деревню Уборок Бегомльского района, откуда на подводе их доставили в штаб к командиру соединения, секретарю Минского подпольного обкома партии Роману Мачульскому.

— Откуда вам известно, что гитлеровцы спешно направляют новые дивизии на Витебск? — спросил заместитель командира партизанского соединения К.И. Доморад.

— Наша разведка и связные из Борисова и Лепеля об этом доложили, — ответил Машков. — Намечается операция «Котбус», которую будет возглавлять бригадефюрер СС Курт фон Готтберг. Против партизан будут брошены формирования Дирлевангера, Клупша, Дормагена, Гиль-Родионова, а также авиация.

Роман Мачульский срочно передал радиограмму в Москву, в Белорусский штаб партизанского движения. Гитлеровцы действительно готовились к большой карательной экспедиции против партизан и местного населения в Холопеничском, Крупском, Бегомльском, Борисовском и Лепельском районах. Об этом свидетельствовали сосредоточение сил противника на ближайших железнодорожных станциях и в гарнизонах вблизи партизанской зоны, активизация немецкой разведки, повышенный интерес к шоссе Борисов—Лепель. Мы уже знали, что придется нелегко.

Каратели рассчитывают использовать район Домжерицких болот восточнее реки Березины, где обычно укрывались партизаны. Если раньше фашисты старались не допускать отхода народных мстителей в болота, то на этот раз они преднамеренно решили загнать нас в непроходимые топи. Подтверждением тому послужили документы, захваченные у летчика сбитого немецкого самолета. В бою возле деревни Чисти Мельчанские в планшете убитого немецкого майора оказались карта с планом карательной операции и боевой приказ, подписанный фон Готтбергом. Тем не менее мы по-прежнему контролировали Холопеничский район, делали налеты на железную дорогу Борисов—Крупки.

Палик кровавые берега

Наступление гитлеровцы начали силами фронтовых резервов, превосходящими партизан в несколько раз, — более 80 тысяч солдат, артиллерия, танки и авиация. Вернувшийся из окрестностей Борисова разведчик Александр Кулаков доложил, что в Борисов понаехало много гитлеровцев, там же видел танки, самоходные пушки и даже самолеты. Фашисты срочно готовятся к броску в район озера Палик. Ввиду отсутствия комбрига Ф.Т. Пустовита, обороной приказали командовать мне.

В 5 часов вечера противник, до тысячи солдат и офицеров, начал наступление на наши позиции. Подпустив гитлеровцев на близкое расстояние, мы открыли огонь из всех видов оружия, минометов и прямой наводкой из 45- и 76-миллиметровых пушек. Первая атака отбита. На поле боя осталось более полусотни убитых вражеских солдат и офицеров. Назавтра в 6 утра фашисты обрушили на нашу оборону огонь двух батарей. В воздухе появились два вражеских самолета. Они сбросили несколько десятков бомб разных размеров — особенно большой вред причиняли нам металлические ящики, в которых помещалось от 16 до 32 небольших бомб. Такие ящики на определенной высоте автоматически раскрывались, из них рассыпались небольшие бомбы. В два часа дня противник крупными силами начал наступление, стараясь окружить нас со всех сторон. Отряды отошли несколько назад. А в бой вступила лишь заградительная группа в количестве 50 автоматчиков. Обстреляв одну из вражеских групп и заставив ее залечь, партизаны так же быстро отошли к основным силам. С собой привели пленного обер-лейтенанта. Вторая вражеская группа, не разобравшись, с ходу атаковала свою первую. Бой между собой гитлеровцы продолжали несколько часов. Партизаны заняли оборону на хуторе Плясинка по большаку Селец—Пострежье. Поступил приказ снять бригаду с обороны и двигаться через Домжерицкие болота. Все остальные пути уже были для нас отрезаны. Долго шли по пояс в трясине. Небольшой привал сделали, когда достигли Долгого острова. Костров не разжигали, хотя промокли до нитки. В небе кружили вражеские самолеты, островок обстреливала вражеская артиллерия. С наступлением темноты мы начали марш в северо-восточном направлении. На рассвете 14 июня подошли к Среднему острову. Только стали на отдых, как гитлеровцы подтянули артиллерию к деревням Пострежье, Нешково, Красный Борок и со всех сторон начали обстрел Домжерицких болот. Поступило распоряжение нашей бригаде идти на соединение с бригадой «Дяди Коли». Вперед пошли разведчики Кричевский, Михайловский, Почекаев, Кошеваров. Только партизаны ступили на твердую почву, как гитлеровцы обрушили на них шквальный огонь. Вениамин Кричевский приказал всем отходить, огнем прикрывая товарищей. Вскоре кончились патроны. Кричевский взял из-за пояса гранату, выдернул чеку и бросил в группу наседавших фашистов. Однако пулеметная очередь прошила грудь партизана. Разведчик Кошеваров подполз к товарищу, но также был сражен. Николай Михайловский и Степан Почекаев продолжали отбиваться, но патронов оставалось мало, и они были вынуждены отойти к болоту. Пока разведчики держали бой, уничтожив более 20 немцев, мы соединились с бригадой «Дяди Коли». Объединенными силами пытались выйти из окружения, но безуспешно. Заканчивались продовольственные запасы. На Домжерицких болотах собралось более десяти тысяч партизан. Немцы, блокировав эти места, надеялись взять нас измором. Действительно, дальнейшее пребывание здесь грозило неминуемой гибелью — если не истреблением, то голодной смертью. Прорыв наметили на ночь с 18-го на 19 июня между хутором Могильное и деревней Пострежье. Разведали это направление, расставили пикеты, выделили группу автоматчиков. По пути к нам присоединились часть бригады «Железняк», отряды «Смерть фашизму», «За Родину» и «Гвардеец». Сформировали штурмовую группу до 600 человек пулеметчиков, автоматчиков и минометчиков. Они должны были двигаться на 100–150 метров впереди основных сил. Гитлеровцы и бригада Гиль-Родионова вместе наступали на партизан. Они со всех сторон окружили Домжерицкие болота. Стоял сплошной треск оружия, голову не высунуть. Воздух до того наполнился газами от сожженного пороха, что трудно было дышать. Командир минометного расчета Степан Спиридонович Почекаев, принимавший участие в разгроме немцев под Москвой, прицельно вел огонь в центр расположения противника. Под нажимом штурмовой группы гитлеровцы спешно отступали. Напор партизан был столь сильным, что после получасового боя блокада была прорвана и мы вышли из окружения в районе хутора Старина. Здесь, выставив охрану, партизаны расположились на отдых. Многих мы потеряли за время блокады. Но и врагу нанесли значительный урон в живой силе и технике. Только бригада имени Кирова в блокадные дни уничтожила 247 и ранила 217 гитлеровцев, подбила 9 автомашин и одну танкетку.

Читайте также:  Эвакуатор озера московская область

Наша память, как часовые.

О тех трагических событиях вспоминает жена Василия Антоновича Валентина Ильинична ШАРКОВА (81 год, живет в Логойске):

— На тот момент в непроходимых лесах и болотах возле озера Палик находились не только партизаны, но и многие местные жители. Голод был жуткий, женщины пережевывали зерно и пытались кормить им детей. Были случаи, когда они в отчаянии даже топили детей в болоте, боясь, что немцы услышат их плач.

Во время партизанской блокады мою деревню Большое Осово гитлеровцы из Новобелицкого гарнизона почти всю сожгли. От нашего дома (его облили бензином и подожгли) осталось только пепелище. Наверное, нашелся предатель, который доложил немцам о том, что мои отец и дядя были связаны с партизанами. Поначалу немецкие самолеты-рамы разбомбили деревню. После бомбежки ее окружили со всех сторон, чтобы никто не смог убежать. Я каким-то чудом прорвалась через окружение и побежала на поросшую лесом горку, прозванную Свиридовкой. Немцы повели всех, в том числе женщин и детей, к лесу на расстрел. В этот момент рядом с деревней приземлился немецкий самолет, и какой-то чин в форме отменил приказ. Я думаю, это просто судьба уберегла людей. Моего же отца и его брата немцы несколько ранее доставили в тюрьму в Крупках. Когда партизаны начали выбивать фашистов из поселка, всех узников расстреляли, а тюрьму сожгли. Две женщины из нашей деревни выжили там только благодаря тому, что оказались внизу, под трупами. Они и рассказали, что мой отец с братом крепко обнялись перед смертью, так их и расстреляли.

Из воспоминаний Василия Антоновича Шаркова:

— Карательная операция «Котбус» против партизан Минской области вскоре была свернута не потому, что противник добился своей цели. Войска понадобились для нужд фронта, так как советские солдаты стремительно наступали. Вместо 10 дней, согласно плану фон Готтберга и его штаба, каратели застряли в партизанской зоне более чем на месяц. В ходе карательной операции они потеряли тысячи своих солдат, десятки автомашин, танкеток и различных орудий. Полковник Гиль-Родионов, который командовал в этой карательной экспедиции бригадой, вспоминал: «Бои в районе озера Палик показали, что партизаны непобедимы. Я и мои единомышленники стали думать о том, что нужно переходить на сторону партизан».

За время нашего прорыва фашисты сожгли деревню Лютец с ее жителями, отправляемся к месту фашисткой расправы. Нам необходимо найти хотя бы одного живого свидетеля. Подходим к редкому низенькому подлеску. Вдруг на разведчика Федора Попова со звонким лаем кинулась собака. Хотел хлестнуть очередью, но по лаю определяем, что это не немецкая овчарка, а простая дворняжка. Собака привела к мертвой девочке лет десяти в голубом платьице. Попов трясущимися руками ощупал худенькое тельце, на ее груди насчитали семь ран. Девочка с собачкой спасалась бегством, но вражеская автоматная очередь настигла ее здесь, на полянке. Пес, как верный друг, не покидал маленькую хозяйку, ожидал, когда же она проснется. Девчушку похоронили у молодой сосны. На холмик положили шесть букетов лесных цветов.

Во время блокады фашистские изверги не щадили ни женщин, ни стариков, ни детей. Во всех они видели своих врагов. Партизаны понимали это и готовились к новым сражениям. На повестке дня стояла задача очистить всю нашу зону от гитлеровских захватчиков.

Источник