Меню

Почему нет рыбы в речках

Почему в реках стало мало рыбы.

Не замечать общего сокращения рыбных запасов в Волге уже нельзя. В условиях чрезмерной промысловой нагрузки щука переходит на короткий жизненный цикл и подобным способом ведет борьбу за выживание.

В конце прошлого года в рыболовном сообществе разгорелась нешуточная дискуссия — что же все-таки происходит со щукой. Для начала всего два факта. Первый: цена на щучью икру за два года выросла в два раза. В начале 2016-го банка весом 112 граммов стоила около 200 рублей, а в январе 2018 года уже 390 рублей. Второй факт: средняя длина особей щуки на Нижней Волге, которая традиционно считается у нас рыбьим царством, за 30 лет уменьшилась на 15 см. То есть в конце восьмидесятых средняя щука имела 57 см в длину, а сейчас всего 42-43 см. Ученые из «КаспНИРХ» говорят о большом проценте неучтенного вылова, который может составлять свыше 3 000 тонн, в то время как ОДУ (общедопустимый улов) составляет 6 000 тонн. То есть вылавливают на 50% больше, чем можно себе позволить.

О том, что с физиологией этого вкусного хищника происходит что-то не то, говорят и участившиеся случаи раннего полового созревания щуки. В прошлом году специалистами еще одного рыбного НИИ — ГосНИОРХа в озере Ильмень был обнаружен двухлетний щуренок массой 264 г, но уже со зрелой икрой. Это лишь подтверждает теорию, что в условиях чрезмерной промысловой нагрузки щука переходит на короткий жизненный цикл и подобным способом ведет борьбу за выживание. Вместе с тем, официальные надзорные органы щучью проблему предпочитают не замечать, оперируя двумя аргументами. Щуки во внутренних водоемах страны много, а цены на ее икру искусственно взвинчивают спекулянты из ритейла.

О третьем аргументе вслух они предпочитают не говорить, а именно: щука в последнее время стала основным объектом рыбалки первых лиц государства, а значит, и любое упоминание о ней в тревожном ключе является политически нежелательным. В каком-то смысле они правы, щука действительно стала рыбой Номер Один в России. Осетров в нашей стране ловить нельзя под страхом статьи 258.1 Уголовного Кодекса, предусматривающей лишение свободы сроком до трех лет, либо миллионные штрафы. Добычу еще одной трендовой рыбы — байкальского омуля в прошлом году тоже запретили из-за перелова: как легального, так и браконьерского.

С лососевыми на Дальнем Востоке тоже происходит что-то непонятное: то ли потепление воды в Мировом океане их все дальше отгоняет от сахалинских и амурских нерестилищ, то ли браконьерский пресс превзошел все допустимые нормы. Так или иначе, розничная цена на красную икру пляшет возле отметки в 5 000 рублей за килограмм, социальной эту продукцию уже никак не назовешь. А щука — это милый хищник из русских народных сказок, который к тому же еще и желания реализует. С ним априори должно быть все хорошо.

Безусловно, икру щуки потребители распробовали, и продажи ее заметно выросли, примерно на 40% за 2 года. По содержанию минералов, витаминов и других полезных веществ щучья икра не сильно уступает икре лососевых. А если подкрасить ее в черный цвет, то она по вкусу и внешнему виду мало чем будет отличаться от икры стерляди — ставь на любой праздничный стол и скажут, что жизнь удалась. Вместе с тем, торговая наценка на щучью икру, а также на фарш для столь популярных щучьих котлет, в рыбных супермаркетах редко когда превышает 10%, так что говорить о спекулятивных играх здесь не приходится.

Как спасти щуку?

Конечно, Росрыболовство по мере сил и возможностей борется с незаконной добычей щуки, но когда количество инспекторов рыбоохраны сократилось практически в три раза по сравнению с 2004 годом, трудно с них требовать полного искоренения нелегального вылова. Сейчас, правда, перекрестными полномочиями по пресечению браконьерства хотят наделить сотрудников ГИМС (структуры МЧС, осуществляющей контроль за использованием маломерных судов на воде), но и в этом случае приоритет будет отдаваться борьбе с осетровым, или лососевым браконьерством. Щука же ценным видом не является, и ни в одну Красную Книгу не входит. В лучшем случае браконьер отделается штрафом за ловлю в период нерестового запрета, который составит от 2 000 до 5 000 рублей. Примечательно и то обстоятельство, что законодательство запрещает вылов щуки длиной менее 32 см. То есть, если меньше, то нужно отпускать. А если больше, то щука уже считается взрослой. Хотя еще несколько десятилетий назад щука размером в 33 см считалась если не ребенком, то, по крайней мере, подростком.

Впрочем, есть целый ряд косвенных моментов, которые показывают озабоченность властей щучьей проблемой. В прошлом году Правительство России представило Федеральную программу по очистке Волги до 2025 года. Цена вопроса — 257 млрд рублей, обеспечить финансирование предполагается как из федерального бюджета, так и с помощью регионов и бизнеса. Не замечать общего сокращения рыбных запасов в Волге уже нельзя. На популяции рыб негативно влияют чрезмерное количество ила на дне Волги и ее притоков в Астраханской области, а также изменения температуры воды и ее нерегулируемого уровня.

Второй момент — все больше аквафермеров стали заниматься искусственным воспроизводством щуки. С одной стороны, они видят перспективы для роста сбыта. Но с другой стороны, они пытаются себя подстраховать на случай сокращения естественных популяций щуки и уменьшения ее промышленного вылова. Росрыболовство пока этих опасений не разделяет, отмечая, что промысловые запасы щуки в Волго-Каспийском и Северо-Каспийском рыбохозяйственных подрайонах находятся в удовлетворительном состоянии: начиная с 2008-го они колеблются от 20 000 до 29 000 тонн.

Колебание размером 30% язык никак не позволяет называть естественным, и уж тем более, в рамках статистической погрешности. Падение численности омуля в Байкале тоже одно время списывали на колебания, пока от биомассы в 25 000 тонн не осталось всего 10 000. Теперь три байкальских рыбзавода в поте лица изо всех сил выращивают омулевых мальков. Хорошо хоть, что регулятор признает вредоносный фактор растущей антропогенной нагрузки на крупных водных артериях. Главное — не создавать параллельную благодушную реальность в угоду политическому спокойствию. Щука-то ведь сама голосовать не будет, даже если получит открепительное удостоверение в другом, более благополучном водоеме.

Источник

Почему в наших реках меньше рыбы

Ну вот все в нашей стране не так как в мире, и эта проблема также одна из тех, которая мучает ту половину человечества, которой небезразлична рыбалка и активный отдых на природе. Ведь раньше наши реки были заполнены огромным количеством рыбы, а сейчас лишь изредка попадается рыбешка, которая очень сильно разбавлена водой.

Читайте также:  Река краснодара 6 букв

Практически все в один голос кричат, что надо идти по стопам запада и пользоваться правилом «поймал — отпусти» и проблема исчезнет сама по себе. Я полностью отрицаю данную мысль и считаю, что причина кроется совершенно в другом, а именно нашем уровне жизни и жадности.

Издавна на наших территориях рыбный промысел был одной из основных статей дохода, ведь наши воды славились своими многопудовыми сомами, щуками и судаками. Водились в наших реках и осетровые, которых подавали к царским столам. Промысел был столь масштабен, что рыбные места передавались по наследству или как приданое. Количество рыбы вылавливалось огромнейшее, но ее в реках меньше никак не становилось. Пояснение этому довольно простое — народ уважал то, что дала ему природа и не насиловал ее, а относился с огромнейшим уважением. В нерестовый период на берегах рек запрещали церквям звонить в колокола, чтобы не спугнуть идущую на нерест рыбу. Про сети в нерестовый период и речи не шло. Также никто и не знал про намывные берега для своих многоэтажных дач.

Полную противоположность мы видим сейчас. Да, официально в нерестовый период ставить сети запрещено, но кто прислушивается к этому правилу. Раньше за такое могли отрубить руку, а сегодня вам выпишут маленький штраф, если вообще выпишут. Чаще всего вас попросят отдать часть улова для семьи инспектора и его тещи. Сети стоят сплошь и рядом. Если раньше сети ценили и берегли как зеницу ока, проверяя каждый день, то сегодня можно поставить десять китаек и проверить их через неделю, когда набьется достаточно рыбы и половина уже протухнет. Нерестилища находяться под огромными слоями песка и рыбе просто негде откладывать икру. Мало того замываются и участки дна с пищей для речных жителей. Так какая рыба сможет жить в водоеме, где нет еды и места для нереста?! То есть восстановление рыбы в водоемах практически полностью остановилось, так к этому мы еще и добавляем нещадное выбивание остатков электроудочками и прочими не очень хитрыми приспособлениями.

И после всего сказанного вы до сих пор думаете, что правило «поймал — отпусти» спасет наши биоресурсы? Уверен, что нет.

Поговорка: «на наш век рыбы хватит» может уже завтра стать былью.

Источник



Крупная рыба почти полностью исчезла из рек и озер, заявили ученые

МОСКВА, 12 авг – РИА Новости. Численность крупной пресноводной рыбы, чья масса превышает 30 килограмм, сократилась на 94% за последние два десятилетия, что радикально изменит все экосистемы мира. Об этом пишут экологи в журнале Global Change Biology.

«Подобные итоги наблюдений сильно шокируют. Мы даже не можем понять, возможно ли спасение некоторых вымирающих видов, так как у нас просто нет точных данных по их численности. К примеру, в акватории Меконга ситуация близка к критической, и некоторые виды, такие как гигантские сомы и карпы, уже могли исчезнуть с лица Земли», — заявил Фэнчжи Хэ (Fengzhi He) из Института пресноводной экологии в Берлине (Германия).

Ученые выделяют в истории жизни на Земле пять крупнейших массовых вымираний видов. Наиболее значительным считается «великое» Пермское вымирание, когда исчезло более 95% всех живых существ, населявших планету, в том числе причудливых звероящеров, близких родичей предков млекопитающих, и целого ряда морских животных.

Два года назад экологи заявили о том, что сейчас на Земле происходит новое, шестое массовое вымирание животных. По их расчетам, в эпохи, предшествовавшие антропоцену – веку человека, каждые сто лет исчезало примерно по два вида млекопитающих на каждые десять тысяч существовавших в то время видов животных. В XX и XXI веках эта цифра выросла в 114 раз.

Помимо хищнической рыбной ловли и браконьерской охоты, выживанию животных угрожает еще один «новый» фактор – глобальное потепление, спровоцированное человеком. Многие животные, как показывают расчеты климатологов, просто не успевают приспособиться или «сбежать» от растущих температур, что приводит к их массовой гибели.

Подобные перемены, как сейчас предполагают ученые, лучше переносят относительно небольшие представители животного мира. Наблюдения за некоторыми морскими рыбами и птицами в ЮАР показывают, что этот фактор уже сейчас влияет на жизнь животных и заставляет их мельчать. По этой причине самые крупные виды птиц, млекопитающих и рыб должны исчезнуть в первую очередь и в относительно недалеком будущем.

Хэ и его коллеги выяснили, что самые большие обитатели пресноводных озер и рек могут просто не дожить до этого знаменательного события, изучив то, как менялась численность всех крупных рыб Земли и прочих жителей этих водоемов за последние полвека.

В общей сложности, ученые проанализировали состояние свыше 120 видов речной и озерной «мегафауны», объединив результаты наблюдений, которые велись специалистами Международного союза по охране природы и экологами из национальных профильных ведомств США, стран Европы, Африки и Азии.

Особое внимание ученые обращали на самую крупную рыбу и прочую фауну, чья масса превышает 30 килограмм. Многих подобных обитателей рек и озер, как отмечает Хэ, жители Китая и местные специалисты не видели на протяжении одного или даже двух десятилетий, что и побудило его провести это исследование.

Оказалось, что подобная ситуация была характерна не только для предположительно вымерших китайских речных дельфинов и рыб-веслоносов, семиметровых гигантов из реки Янцзы, но и фактически всех остальных крупных рыб, земноводных и млекопитающих.

В среднем, их численность сократилась за последние полвека на 94%, тогда как число просто крупной рыбы упало в 5-6 раз. В некоторых регионах планеты, к примеру, в Западной Европе на северо-востоке США, а также в определенных реках, таких как Меконг, Дунай, Волга и Днепр, она снизилась практически до нуля, причем это произошло совсем недавно, в последние три поколения жизни рыб.

К примеру, атлантический осетр исчез из всех европейских рек, за исключением французской Гароны, а его «российский» собрат теперь обитает только в низовьях Волги и отсутствует выше по течению и в ее притоках из-за строительства большого числа дамб и прочих речных сооружений. Аналогичная судьба постигла аллигаторов и рыб-веслоносов, живших в водах американских рек Миссисипи и Миссури.

Читайте также:  Дом у реки оки рязанская область

В реальности, как отмечает Хэ, картина может быть еще более неприглядной, так как надежной статистики по размерам популяций, ареалам обитания и видовому разнообразию рыб, живущих в Африке и Азии, у ученых пока нет. Иными словами, их численность могла сократиться еще сильнее, чем предполагают сейчас исследователи, примерно на 60-80%.

Получение этих данных, по его словам, крайне важно для раскрытия причин того, что именно послужило причиной резкого сокращения в численности этих мега-рыб. Это крайне важно не только для того, чтобы попытаться спасти еще живущие виды, но и понять, как исчезновение подобных обитателей рек повлияет на жизнь всех экосистем в целом, заключают экологи.

Источник

Почему каждый год в реках все меньше рыбы?

Почему каждый год в реках все меньше рыбы?

«Клева нет» все чаще слышим мы удивленно от знакомых. Странно, ведь еще в прошлом году на том же самом пруду мы ловили по полтора килограмм лещей, а сегодня здесь тишь да гладь. Куда же рыба уплыла? Почему нет рыбы в прудах и реках и, что тому причина? Список причин, по которым рыбы в водоемах стало значительно меньше составлен на основе рассказов и мнений опытных рыбаков.

Падение уровня воды. ГЭС в местах нереста рыбы

Бывалые рыбаки считают, что главная причина снижения количества рыбы в водоемах — власть, которая перестала строго следить за водными биоресурсами. Старожилы говорят, что в былые времена, когда реки не были обременены многочисленным ГЭС, рыбы было предостаточно, и была она крупного размера.

Без улова домой не возвращались даже новички. Новоиспеченные чиновники стараются подсчитать количество купюр в кармане, а не количество подводных жителей.

В 2019 году по отзывам наших единомышленников рыбы стало совсем мало, да и мест для нереста становится все меньше и меньше.

Фабричные сливы

Берега рек заросли промышленными предприятиями, круглогодично сбрасывающими отходы. Раньше подобных предприятий было может и не меньше, но контроль был более пристальным.

Браконьерство

Браконьерство – еще одна серьезная причина исчезновения подводной популяции. Браконьеры, увы, будут всегда. Одного поймали, на это место придут еще два. Технологии и запрещенные приемы с каждым разом становятся все более изощренными. Волжское поголовье щуки резко снизилось.

А все потому, что в нерестовый период, реку заставляют сетями. Электрические уловки наносят непоправимый вред рыбной популяции. А рыбнадзор в это время или спит или ведет сотрудничество с теми же нарушителями закона.

Рыболовное содружество

Речь идет о простых рыбаках, а их ни много ни мало более 20 миллионов по всей стране. Если один собрат прихвастнул о богатом улове, в «злачное» место тут же приедут толпы завистливых рыбаков и примутся удить рыбу в одном и том же месте. Каждый забирает по 2-3 мешка с собой.

А что говорить о берегах, засыпанных мусором после «рыболовных вечеринок».

Современные снасти

Новомодные снасти заполонили полки рыболовных магазинов. Рыбалка как хобби все больше привлекает внимание простых обывателей, которые косят «троллингом» нерестовые места и используют джиг в речных руслах. Современные «обманки» позволяют ловить без нормы трофейные экземпляры, которые сегодня уже становятся редкостью.

Причин обезрыбливая водоемов, может быть еще очень много. Например, старение водоема, высыхание, гниение под водой деревьев, нехватка кислорода.

Если мы не возьмемся за голову и не начнем заботиться о подводном поголовье, в ближайшем будущем мы рискуем и вовсе остаться без рыбы.

Источник

Волга – незаметная катастрофа. Почему иссякают рыбные запасы великой реки

Совсем недавно зафиксирован случай массовой гибели рыбы в Аршань-Зельменском водохранилище Калмыкии, предварительно, из-за недостатка кислорода.

Берег заполонила мертвая рыба — плотва, серебряный карась и другая. Специалисты провели первую экспертизу и выводы там такие: уровень воды снизился, кислорода не хватило — и вот результат.

В Саратовской области таких масштабных чрезвычайных происшествий не было. Однако в сентябре в реке Аткара Аткарского района выявили массовую гибель рыбы. Прокуратура организовала проверку, которая позволит установить источник загрязнения, причины гибели рыбы и ущерб, причиненный водным биоресурсам. Также проведут обследование реки и возьмут пробу воды из водоема. Результаты проверки пока не известны.

Летом в районе Маркса рыбаки зафиксировали массовый мор толстолобика – причины не выявлены. Годом ранее был отмечен мор рыбы – в основном толстолобика и белого амура в реке Большой Караман – левом притоке Волги.

В этом году в акватории Волги отмечены несколько случаев разлива нефтепродуктов. Но все же для такого огромного водоема, как Волга, эти случаи незначительны. И все-таки Волга давно уже стала рекой без рыбы. По крайней мере, исконных волжских видов. Не зря же рыбаки-любители жалуются, что основным видом добычи стал белый (серебристый) карась, рыба отнюдь не коренной Волги, а тихих заливов и заводей.

Ответ на вопрос, почему исчезают волжские виды рыбы, давно известен.

По словам заместителя директора ФГБНУ «КаспНИРХ» Сергея Шипулина на одном из совещаний, посвященных этой проблеме, зарегулирование реки повлекло потерю значительной части нерестилищ осетровых и других проходных рыб. «Естественные нерестилища русского осетра потеряны на 80 процентов, севрюги – на 40 процентов, белуги – 92. Некоторые виды, например, волжская сельдь, исчезли. Запасы белорыбицы и миноги потеряли категорию промысловых».

Участники совещания отметили, что водный режим, пропуски воды с гидроузлов Волжско-Камского каскада водохранилищ, должны в максимальной степени учитывать интересы рыбной отрасли, поскольку от расходов воды зависит уровень и температура воды на нерестилищах, продолжительность половодья, то есть те факторы, которые напрямую определяют эффективность естественного воспроизводства полупроходных и речных рыб.

Такое положение на Нижней Волге. На Верхней ничуть не лучше. Специалисты отмечают, что запасы основных промысловых ценных и особо ценных видов рыб (судака, леща, щуки) в Верхней Волге находятся в «депрессивном состоянии». С начала 1980-х и до 2010-х годов улов судака, например, сократился более чем на 77 процентов — с 250 до 55,6 тонны. А за последнее десятилетие этот улов упал уже до 39 тонн.

Аналогичная ситуация с лещом, чуть лучше — со щукой. В настоящее время в водохранилищах Верхней Волги, где осуществляется промысел, существует реальная угроза необратимого подрыва естественного воспроизводства ценных видов рыб, и прежде всего — судака, — подчеркивает директор Всероссийского НИИ рыбного хозяйства и океанографии Кирилл Колончин. — Наиболее остро этот вопрос стоит для Рыбинского водохранилища.

Читайте также:  Кто живет в реке миссисипи

При этом, по словам Валерия Холодова, в последнее десятилетие наблюдается замещение ценных видов рыб менее ценными с коммерческой точки зрения. Например, в прошлом году доля уловов судака в общем объеме региональной промышленной добычи рыбы составила всего три процента, щуки — четыре, леща — 22 процента.

Наверное, стоит назвать и другие причины, которые привели к существенному сокращению поголовья волжских рыб. Конечно, первая, это зарегулированность стоков воды многочисленными плотинами, энергетики редко когда считаются с интересами рыбаков. К середине лета волжские водохранилища превращаются фактически в огромные стоячие озера, в воде которых не хватает кислорода.

Причина вторая – стоки неочищенных вод. Тем более что по берегам Волги появилось множество малых промышленных и сельскохозяйственных предприятий, природоохранную деятельность которых гораздо труднее проконтролировать.

Причина третья – массовое браконьерство. Меры наказания ужесточаются, рейды становятся чаще, но сотни километров сетей по-прежнему перегораживают Волгу и ее протоки.

И, наверное, не стоит забывать о варварском вылове рыбы в девяностых-начале двухтысячных траулерами с тяжелыми тралами, которые фактически уничтожали придонную флору оставляя рыбу без кормовой базы.

Что же делается для восстановления рыбных богатств великой реки? Чиновники полны оптимизма. Заместитель министра сельского хозяйства – руководитель Росрыболовства Илья Шестаков поставил комплексную задачу по восстановлению запасов и нерестилищ на Волге перед отраслевой наукой. Предполагается, что это будет пилотный проект, в случае его успешного испытания модель адаптируют на другие крупные пресноводные объекты.

В качестве нового прорывного проекта выбрана Волга. Как сообщили в пресс-службе федерального агентства, зарегулирование волжского стока плотинами ГЭС привело к существенным негативным изменениям: уничтожены все природные нерестилища осетровых. Каскады сделали невозможным проход рыбы вверх по течению, поэтому выпуски молоди дают минимальный эффект для восстановления естественного воспроизводства запасов.

Глава Росрыболовства поручил разработать масштабный проект, включающий мероприятия по рыбохозяйственной мелиорации и созданию системы современнейших рыбозащитных сооружений и противотоков на ГЭС. Планируется, что эта система обеспечит вертикальное сообщение между бьефами и проход рыбы вверх по реке. При разработке будет обобщен и адаптирован мировой опыт и лучшие практики в этой области, отмечают в ФАР.

«В течение года мы планируем подготовить и презентовать комплексную программу, связанную с восстановлением естественных нерестилищ, для прохода рыбы на нерест сквозь систему гидротехнических сооружений на Волге. Это масштабная задача, которая имеет практическое значение для всей страны и требует не менее масштабного бюджетного финансирования, сильного научного обоснования, новых разработок с точки зрения реализации. Программа станет частью национального приоритетного проекта «Оздоровление Волги», – подчеркнул Илья Шестаков.

Для разработки модели программы создана проектная группа. В нее вошли специалисты КаспНИРХ, Главрыбвода, ВНИИПРХ, ЦУРЭН, ГосНИОРХ. О ходе работ будут докладывать на каждом заседании Совета директоров НИИ.

Нюанс только в том, что все эти прекрасные планы были разработаны еще в начале 2018 года, и с тех пор об их реализации информации очень мало. Разве что сообщения об очередном совещании на тему восстановления рыбных богатств. К тому же ясно, что при нынешнем состоянии экономики ни о каких крупномасштабных проектах речи быть не может.

Пока же проводится так называемое зарыблевание Волги. Наше агентство направило запрос министру природных ресурсов и экологии Саратовской области Константину Доронину.

Для подготовки публикации в СМИ просим сообщить: какие предприятия, расположенные в Саратовской области, и в каких объемах обязаны осуществлять восполнение биоразнообразия рек и других водоемов (закупка малька рыб или самостоятельное производство малька рыб)».

В ответе, подписанном начальником отдела охраны БВР и среды обитания по Саратовской области Е. Орленко, нам сообщили: «В 2020 году наиболее крупные (в соответствии с наиболее крупным нанесенным ущербом) выпуски молоди рыб осуществили:

ООО «Газпром Трансгаз Саратов» — 112, 2 тыс. штук молоди стерляди;

АО «Порт» — 110,2 тысяч штук молоди стерляди;

ООО «КВС» — 786,5 тысяч молоди сазана;

АО «Транснефть Приволга» — 26,8 тысяч штук молоди стерляди;

МУП «Энгельс Водоканал» — 13,9 тысяч штук молоди стерляди;

ПАО «Саратовский НПЗ» — 82,9 тысяч штук молоди сазана».

Также помогла саратовцам волгоградское ГКУ ВО «ДВС», выпустившее 126 тысяч штук молоди стерляди.

Считаем и получаем внушительные на первый взгляд цифры: 389 тысяч штук мальков стерляди и 869 тысяч штук молоди сазана. И сразу возникают вопросы: почему только стерлядь и сазан? Запускают ли в Волгу и в каких количествах молодь толстолобика, белого амура, сома?

И главное – цифры никого не должны обманывать. Только выпущенному в реку мальку грозит множество опасностей. Злостным врагом икры и мальков являются лягушки. Известно, что в Волге лягушки в основном питаются икрой и молодью рыб. В июле у лягушек до 70 процентов веса содержимого желудка составляют мальки.

Икрой питаются не только хищные, но и самые мирные рыбы – плотва, уклейка.

Преследуют рыб и различные болезни, которые особенно опасны для икры и мальков.

Вот некоторые данные. В природе из 600 000 икринок, отложенных самкой карпа, 97 процентов не достигает трехлетнего возраста, причем 93 процента гибнет в первые 7–10 суток. У леща при средней плодовитости 103 000 икринок до половозрелого возраста доживает от 16 до 45 особей, а на нерест из них могут прийти лишь две самки, так как прочие бывают использованы промыслом.

Кстати, возможные потери учитываются заранее. Для каждого вида рыб установлены коэффициенты пополнения промыслового запаса, и количество выпускаемых мальков определяется с учетом их размера и возраста в уловах, с использованием коэффициентов естественной, промысловой и общей смертностей впервые определен коэффициент промыслового пополнения запасов сома от выпуска его молоди навеской 2 грамма в водоемах Волжско-Каспийского рыбохозяйственного бассейна. Показано, что коэффициент промыслового пополнения запасов рыб зависит от размера водоема. Для сома в водоемах водной площадью менее 10 тыс. га он может быть принят равным 0.6 процента, для более крупных водоемов – 0.4 процента. То есть до взрослого возраста доживают от 4 до 6 особей из тысячи. И чем крупнее выпущенная в реку молодь, тем больше у нее шансов выжить.

Ниже мы приводим таблицу коэффициента промыслового пополнения для нижневолжского региона для наиболее популярных видов рыб, разработанную Росрыболовством.

Вывод такой: до рыбного изобилия в Волге очень и очень далеко. Если оно вообще возможно.

Источник

Adblock
detector