Меню

Поганое озеро в мещере

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Озеро Поганое в рязанской Мещере стало широко известно благодаря описанию похода, предпринятому известными писателями Паустовским, Гайдаром и Фраерманом осенью 1937 года. Эта экспедиция подробно описана в знаменитой «Мещерской стороне», а глава называется «Мшары» и из нее взяты все цитаты.

Давайте сначала разберемся с названием. Грибы тут скорее всего ни при чем. До 20 века озеро издавна именовалось как «Малое» и так же обозначалось на картах. Почему же оно стало Поганым.

Новое название озеру дали местные жители. В начале прошлого столетия, с открытием «Мещерской магистрали» — знаменитой узкоколейки, резко возросло население этого лесного края. Появились новые деревни и станции. А где крестьянские хозяйства, там и скотина.

Карта Паустовского

1970 г

В лесных деревнях коров и коз отпускали в свободный выпас. За день деревенское стадо проходило в поисках травы повкуснее 15-20 километров по редким лесным полянкам. А если вдруг какая скотинка заблудившись попадала на это озеро, то назад не возвращалась. Свалившись с заросшего травой берега в воду, буренке было выбраться невозможно.

Плавучие берега Поганого озера

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Берега Поганого озера плавучие, то есть, стоя на берегу у кромки воды, чувствуешь себя, будто стоишь прямо на водной зыби. Корни трав, кустов и прочих растений годами сплелись в густой, мягкий зеленый ковер толщиной до метра. По краям берегов — заросли клюквы.

Клюква

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Не знаю, как 100 лет назад, но сейчас там провалиться невозможно, проверял не раз лично.

Как-то в сентябре путники вышли из Солотчи и в первый день дошли до Черного озера, к нему вела хорошо известная Паустовскому лесная дорога. Там и заночевали. А вот дальше дороги не было – только болото с мхом и корягами. А озеро находилось всего в 4 километрах.

Путь от Черного до Поганого

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Гайдар пошел искать Поганое озеро. Оно лежало где-то рядом, но его, как и большинство озер во мшарах, было очень трудно найти. Озера окружены такими густыми зарослями и высокой травой, что можно пройти в нескольких шагах и не заметить воды.

Берег озера

Друзья повернули на закат и уже в полной темноте вышли по заброшенной дороге к хутору Кузьмы Зотова на Сегденском озере. На Поганое они дошли только через год.

С той поры многое изменилось. Сейчас попасть на Поганое озеро не составляет труда, 30-40 минут от кромки асфальта сквозь торфяные поля. На спутниковых картах озеро хорошо видно в зеленом квадрате леса на фоне коричневых плантаций торфяных разработок.

Озеро находится за лесом

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Туристических стоянок там нет, редко можно встретить одного-двух рыбаков. Берега также плавучи от сросшейся травы, с нее можно спрыгнуть и забраться, как на бортик бассейна.

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Как Паустовский с Гайдаром искали Поганое озеро

Озеро чудом сохранилось в 50-60 годы в период расцвета мелиорации. Поганое озеро действительно таинственно и красиво и ждет своих ценителей природы.

Источник



Зачарованная Мещёра. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова

Зачарованная Мещёра. Очерк рязанского писателя и журналиста Ивана Назарова - 62ИНФО

Что кроется в названиях озёр? Помню, в школьные годы я сильно заинтересовался озёрами, расположенными в пойменном лугу по соседству с нашим селом. Меня разбирало любопытство: почему у них такие разные названия?

У одних они какие-то странные, у других – прямо-таки нелепые. Я, конечно, догадывался, что озёра получили их по заслугам, а значит, в названьях кроется какой-то смысл. Есть, конечно, озёра, названья которых из-за давности времён теперь уже объяснить никто не может, ведь тех, кто что-то знал об этом давно уже нет в живых. Но причину некоторых названий я всё же узнал. Их помогла растолковать моя девяностолетняя бабушка.

К моему удивлению всё оказалось просто. Например, находящиеся неподалёку от села два озера с одинаковым названьем Пожарные величали так потому, что они исстари служили водоёмами для забора воды при тушении пожаров, потому как к ним было удобно подъезжать на лошадиных подводах. В наше время из-за отсутствия вешних разливов на Цне эти озёра высохли и заросли осокой, теперь о них уже мало кто помнит. Или взять соседствующее с лесом озеро Портки. Названье прямо скажем курам на смех. Чудаковатое! Но объясняется опять же просто. Дело в том, что своим обличьем оно напоминает не что иное как штаны (по-деревенски портки), если, конечно, посмотреть на озеро сверху, забравшись на прибрежную ветлу.

Растолковала бабушка и кое-какие другие названия. Озеро Лебединое действительно связано с лебедями: в довоенные годы эти чрезвычайно редкие для наших мест птицы гнездились в его камышовых зарослях. А соседствующее с селом озеро Заухино своим очертанием с кочковатыми закрайками напоминало слегка вытянутое человеческое ухо, будто его тянут за мочку, то есть за ухо. Отсюда – Заухино. Особенно это хорошо угадывалось с бугра, высившегося на околице. Сейчас, к сожалению, оно тоже изрядно заросло, потеряв прежний облик и, как и другие небольшие озёра, летом пересыхает, – сказывается мелиорация, проводившаяся на лугу в шестидесятых годах прошлого века. Но те, что были больше и глубже выживают и через толщу времени продолжают нести свои названия, какими бы странными и чудаковатыми они ни были.

Озеро Келецкое Озеро Келецкое

По тем же простым причинам названы и озёра Мещёры. Причём многие из них объяснений даже и не требуют. Вот, вдумайтесь: Пиявское… Окунёк… Щучье… Куликово… Великое… Бездонное… Тёмное. Однако озёр в Мещёре на удивление много, только на территории заповедника их 480(!), и у большинства есть названия, поэтому упомянуть все не представляется возможным.

Есть в нашем крае озёра, названья которых настолько странные, что прямо-таки режут слух и цепляются за уши, как репей за штаны путника. Взять хотя бы озеро Поганое. Наверное, более «ершистого» и таинственного озера в Мещёре больше нет. Паустовскому, забредшему с друзьями в этот комариный край, бабы рассказали, что по его берегам растут клюква величиной с орех и поганые грибы «более телячьей головы». И что ступать на его берега страшно и опасно, – они изобилует предательскими «зеленущими трясинами», а само озеро без дна, чёрное. Одним словом – поганое!

Страху натерпелся и сам Паустовский, побывав на озере вопреки всем предостережениям. Вот что он написал:

Паустовский описал, как с друзьями ловил на озере жирных окуней, и как в полдень их накрыла грозовая туча. Молнии хлестали рядом с устрашающей силой, и на душе у них было неважно.

Но писатель бывал на озере ещё в довоенные годы. Оправдывает ли оно своё название в наше время? С этим вопросом я обратился к лесничему Борисковского лесничества Павлу Александровичу Шалашову. Он проживает в посёлке Приозёрный (ранее назывался Красный), оттуда до озера Поганое около двух километров.

Тут надо заметить, что цвет воды в озёрах Мещёры везде разный и некоторые названья исходят именно от их цвета: Беленькое… Чёрненькое… Светлое. Как-то неподалёку от лесного посёлка Ольгино я пробирался по лесистому берегу реки Пры и вышел к небольшому озерцу, вода которого меня просто шокировала: она была настолько чёрной, что казалась неестественной, будто в озеро налили чернила. Выбравшись к реке, я увидал на берегу рыбака с удочкой, и поинтересовался: знает ли он названье этого озерца? «Чёрное!» – услышал я в ответ.

Озеро Чёрное Озеро Чёрное

В мещёре встречаются озёра не только с коричневатой или чёрной водой, что характерно для водоёмов, находящихся на торфяниках, но и сиреневого, и зеленоватого и даже серебристого цвета. Вода на Святом озере близ села Старый Киструс Спасского района – яркий тому пример. Она воистину серебристого цвета. Особенно это хорошо видно в солнечный день.

Тут сразу надо оговориться: в Мещёрском крае озёр с названьем Святое великое множество. Только в Рязанской области их насчитывается семнадцать. Почему у всех одно и то же названье? Возможно из-за родников, делающих озёрную воду необычайно чистой, прозрачной и на редкость вкусной, поэтому для неё иного названия кроме как «Святая» не найдётся. А возможно, такие названья «узаконились» по случаю религиозного праздника – Крещения. По религиозному преданию вода в ночь на 19 января перед Крещением Господним становится святой и обладает лечебной силой. Не исключено, что наши предки ходили на эти озёра с намерением зачерпнуть из проруби ведерко-другое «живой» водицы или, невзирая на холод, раздеться и окунуться с головой. Кстати, этот обычай соблюдается мещеряками и поныне. Однако на других Святых озёрах вода обычного цвета, и только возле села Старый Киструс она серебристого цвета. Почему? – никто не знает. И это остаётся загадкой.

Читайте также:  Кто автор хореографии балета лебединое озеро

Многие названья озёр исходят от соседствующих с ними селений. Келелецкие озёра – Малое и Большое – находятся неподалёку от села Кельцы, озеро Ласковское соседствует с посёлком Ласково, озеро Селезнёвское расположено вблизи села Селезнёво, а озеро Кобылинское получило своё название от близлежащей деревни Кобылинка. Деревня эта давно уже переименована в Рябиновку, но названье озера осталось прежним, и быть может, последующие поколения людей уже будут теряться в догадках, каким боком их предки прислонили озеро к лошади.

В заключение надо сказать, что озёра Мещёры, какими бы нелепыми названьями их не наделили, не перестают пленять скитальцев своей неповторимой красотой и первозданностью. Их воды по-прежнему кишат разнообразной рыбой, в камышовых зарослях находят приют множество водоплавающей дичи, а окружающая природа радует взор своей безмятежностью. И хотя время отдыха, проведённое с удочкой в руках на каком-нибудь дальнем озере, пролетает неудержимо быстро, в душе путешественников это свидание с родной милой глушью непременно оставит глубокий завораживающий след, зовущий в объятья Мещёры снова и снова.

Источник

Гидрология от Константина Паустовского

«Лес вдруг кончился, оборвался – и перед нами открылось чистое озеро. Сам воздух, летевший с него в лицо, был другим – бодрящим и свежим», – писал Константин Паустовский. Озёр, подходящих под это описание, множество в Рязанском краю. Расскажем только о некоторых.

Если из Спас-Клепиков по дороге районного значения выдвинуться в сторону деревни Посерда, через 22 км открывается удивительный памятник природы – озеро Белое. Его глубина, согласно последним данным, – 50,2 м. Но даже с аквалангом пробиться ко дну можно не сразу: ниже трёх метров начинается пояс подводной растительности, который, как гигантская сеть, висит внутри озера, натянутый меж берегов.

Прозрачность воды в озере необыкновенная, и те, кто рыбачит с лодки, могут наблюдать, как рыба берёт наживку. За это озеро обрело популярность ещё в советские годы. Сюда нередко приезжали высокопоставленные любители рыбалки. Для них был заложен когда-то санаторий, расположенный у самых берегов Белого.

Лёд на Белом встаёт на месяц позже, чем на остальных водоёмах. Это, опять же, из-за глубины: холодные массы воды опускаются на дно, выталкивая кверху более тёплые; так что даже в ноябре температура воды на поверхности может достигать 15 градусов. А вот на глубине больше 10 метров даже летом – не выше +7.

Среди учёных-гидрологов бытует версия, что у Белого имеется «второй подводный этаж». Дно озера илистое, и, по рассказам водолазов, рука уходит в него свободно, не встречая сопротивления. В некоторых местах ил образует гигантские полости – донные пещеры. Однако их глубина не разведана: погружаться в них крайне опасно, поэтому до сих пор никто из водолазов не подтвердил и не опроверг это предположение.

Морена или метеориты?

«В Мещёре почти у всех озёр вода разного цвета. Больше всего озёр с чёрной водой. В иных озёрах (например, в Чёрненьком) вода напоминает блестящую тушь», – узнаём мы из другого описания Паустовского.

Эти близкие к Рязани озёра – Чёрненькое, Ласковское, Уржинское – действительно, отличаются друг от друга цветом, а об их происхождении учёные ещё спорят. Известно, что в конце Ледникового периода на север стремительно уходила морена – нечто вроде сухопутного айсберга высотой несколько сотен метров и шириной в сотни километров, который подминал под себя и захватывал деревья, камни, массивы земли. Отколовшиеся части этого льда и стали озёрами.

Сторонники метеоритного происхождения водоёмов возражают: на середине Ласковского и Сегденского озёр металлоискатель показывает наличие громадных железосодержащих масс – не иначе это осколки небесных тел, лежащие в земле ниже озёрного дна.

Правы могут быть и те и другие: ландшафт вокруг каждого из озёр очень своеобразный, и происхождение их может разниться. Так, Чёрненькое окружают берёзы, в него впадают многочисленные ручьи. На Ласковском и Уржинском преобладают сосны, хотя берега их более твёрдые и пологие.

Ближние воды

Так сложилось исторически, что лесные озёра под Ласковом мы знаем, все там бывали, а вот что у нас под боком, под Рязанью, – разобраться помогает только Константин Паустовский. Он первым обратил внимание на удивительные названия озёр в пойме Оки: Тишь, Бык, Хотец, Промоина, Канава, Музга, Бобровка, Селянское озеро и, наконец, Лангобардское.

Откуда такие взялись? У Тиши, как описывает Константин Георгиевич, очень высокие берега, поэтому туда не проходит ветер – на воде всегда тихо. Бык – «озеро таинственное, тянущееся на много километров», а мели в нём сменяются омутами. Хотец – озеро, заполненное упавшими дубами: они лежат на дне, и увидеть их можно прямо с берега. Лангобардским озеро прозвал сам Паустовский за то, что на его берегу в шалаше жил сторож расположенных поблизости огородов «с бородой, как у лангобарда» (т.е. с длинной, «лангобарды» с латыни – «длиннобородые»). Название прижилось, правда, уже на следующий год колхозники называли озеро проще – Амбарским.

Что же касается Музги – то слово это обозначает примерно то же, что и Канава или Промоина, и характеризует озеро как не самое глубокое и большое.

Сложнее обстоит дело с географическими координатами, каковых Паустовский не оставил, а в наши дни мало кто помнит, где Хотец, а где Тишь. Да и ландшафт изменился. Но если мы отойдём чуть-чуть на юг от вдохновивших писателя мест, наткнёмся в лугах на озеро, о котором помнят.

Скрипора

Оно имеет форму бумеранга и возникает неожиданно среди равнины, укрытое по берегам высокими травами и кустами шиповника. Наверно, поэтому как-то выбивается из «контекста» не только окружающего пейзажа, но и русского языка, ибо таких гидронимов в России больше нет, и никто не знает, откуда он появился.

Одни говорят, что вокруг была когда-то дубовая роща, которая на ветру так скрипела, что за то и назвали. Другие спорят: слово «скрипеть» тут ни при чём, здесь, мол, перекликались друг с другом часовые последнего рязанского князя Ивана Ивановича, когда он убежал из московского плена и засел в Шумаши. От слова «кликать» – и название. Интересно, что как первые, так и вторые ссылаются на неопровержимые факты. Но вот соотнести эти факты с озером Скрипорой напрямую получается с огромной натяжкой.

Больше верится, что это древнее мещёрское слово, обозначающее сакральное место. А все сакральные места, как известно, имеют свои примечательные особенности. В Скрипоре в одной песчаное дно, во всех остальных озёрах окской поймы дно илистое! А раз так, то и вода в ней чище, чем в остальных. А потому и купаться там приятнее, что хорошо знают жители Агра-Пустыни, ведь из этого села до озера ближе всего, стоит лишь проехать пару километров по луговой дороге в сторону Коростова.

Читайте также:  Рыбалка в градуевском озере

Торф под ногами

Ну, а если ехать из Рязани в сторону Деулина, но после Ласкова не сворачивать налево, а продолжить путь прямо, дорога упрётся в посёлок Приозёрный (на советских картах он почему-то называется Красный). Справа от этого посёлка расположено урочище колоссальных размеров, исторически названное Красным болотом.

Собственно болотом оно является только с октября до морозов и с начала весны до середины мая. Летом по болоту можно ходить, хотя и частенько захватывает дух от того, как упруго проминается (читай – проваливается) под ногами покров из сухого мха. Площадь болота колоссальна – 396 га, а на снимке из космоса оно представляет собой почти правильный круг, в центре которого расположено почти круглое крупное озеро – Чёрное.

Две тысячи лет назад озером было всё болото – в те времена воды в Мещёре вообще было едва ли не больше, чем суши. Постепенно вдоль зарастающих берегов откладывался ил и образовывалась почва, на которой сегодня замечательно растут сосны. В сосновых лесах, окружающих болото, тут и там можно напороться на заросли ежевики.

Если же взять от Приозёрного севернее, то через торфоразработки можно выйти (но не выехать!) на озеро Поганое. Название его происходит отнюдь не от качества воды – она здесь торфяная, как и в большинстве рязанских озёр. По берегам озера селится цапля-поганка, красивая птица, надо сказать.

Берега Поганого озера плавучие, то есть, стоя на берегу, чувствуешь себя, будто стоишь прямо на водной зыби. Однако почва здесь хотя и феноменально мягкая, но крепкая, и даже упитанный рыбак легко может дойти до лодки по волнующемуся берегу.

Бывал ли именно здесь Константин Георгиевич – доподлинно неизвестно. Но Паустовский оставил больше описаний озёр нашего края, чем кто-либо. Так кому же доверять в гидрологическом ликбезе, как не ему?

МЕЖДУ ТЕМ: В деревне Клепиковского района Тюрвищи соединяются два из клепиковских озёр – Шагара и Иванковское. Именно в Шагаре, по рассказам старых лесников, любил купаться Юрий Гагарин, который каждый год приезжал в наш край поохотиться.
В лесу под Тюрвищами сохранился и так называемый «Гагаринский домик» и мостки, выступающие в воду на 25 метров, – всё было сделано к удовольствию первого космонавта.

Источник

Чёрное озеро

Чёрное озеро ― самое большое среди боровых мещёрских озёр. Чтобы подобраться к нему, придётся преодолеть Красное болото.

«К востоку от боровых озёр лежат громадные мещёрские болота — «мшары». Это заросшие в течение тысячелетий озёра. Они занимают площадь в триста тысяч гектаров. Когда стоишь среди такого болота, то по горизонту ясно виден бывший высокий берег озера ― «материк» ― с его густым сосновым лесом. Кое-где на мшарах видны песчаные бугры, поросшие сосняком и папоротником, — бывшие острова. Местные жители до сих пор так и зовут эти бугры островами. На островах ночуют лоси». Наблюдения на мещёрских просторах вёл поселившийся здесь в тридцатых годах прошлого века советский писатель-журналист Константин Паустовский. За свою творческую юность и зрелость он успел наведаться и оставить природно-бытовой след в Соликамске, Астрахани и Калмыкии. А на рязанской земле появилась Тропа Паустовского. Как таковой её не существует ― она нигде и никем не натоптана и уж тем паче не покрыта асфальтом. Экскурсионный маршрут можно исходить в любой комбинации, главное ― знать, куда идти.

Чёрное на Красном
Как вариант, в путь можно отправиться из Полково к Поганому озеру. На вопрос как пройти, местные жители не ответят, поскольку в большинстве своём они совсем не местные, а рязанские и московские дачники. Путь надо держать через Полково на восток в сторону деревни Лопухи. Накатанная песчаная дорога пересекает елово-сосновый лес и километров через пять упирается в южную окраину Красного болота. Мимо не пройдёшь — это красная поляна километров в 10 диаметром. Ещё пять лет назад здесь стоял невысокий, но крепкий лес из вялой сосны и берёзы. Посреди болота в кольце из ольхи лежит Чёрное озеро диаметром в один километр ― оно самое большое из боровых озёр, по площади как пять Ласковских. Подходя к Красному болоту можно натолкнуться на сетку-рабицу, за которой ней прыгают зайцы, а, по рассказам местных, ещё и олени. Внутрь нельзя — это частная территория с названием Потеряевка. Держаться нужно левее.

Красное болото можно, конечно, вовсе обойти (целее будете). Но если, как в русских сказках, топать напрямик, то вас ожидают все прелести короткого пути. Болото давно осушили, и трясина не поглотит, но главное препятствие — результат пожара 2007 года. Усилия пожарных помогли отстоять деревню Лопухи, но Чёрное озеро было выкачано почти до дна. Поговаривают, что после «разлива» лопушане ещё месяц ходили на озеро с корзинами, опустошая оставшиеся от озера лужи от рыбы. Следы пожарища — бескрайний навал сосны и берёзы, поросшие мхом, ветки старательно прокалывают даже резиновые сапоги, а непредсказуемые лужи заливают их (сапоги) болотной жижей. Пересекая болото, можно столкнуться и с дополнительной проблемой в виде осушительных каналов шириной до двух метров. Переходить их вброд не рекомендуется из-за метрового слоя ила. Лучше навести мосты из горельника. А можно воспользоваться переправой в виде бобровых плотин. Грызуны-трудоголики после начала работ по осушению болот решили не сдавать территорию и, перегораживая каналы, тормозят водосток, сохраняя в торфяниках воду.

Вообще у мещёрских болот, которые были осушены ещё 150 лет назад усилиями генерала Жилинского, судьба одна — гореть. И горят они примерно в 35-40 лет. Кстати, Паустовский описал ту же беду в повести «Мещёрская сторона». «Идти было трудно. Прошлым летом по мшарам прошёл низовой пожар. Корни берёз и ольхи подгорели, деревья свалились, и мы каждую минуту должны были перелезать через большие завалы. Шли мы по кочкам, а между кочками, там, где кислая рыжая вода, торчали острые, как колья, корни берёз. Их зовут в Мещёрском крае колками. Мшары заросли сфагнумом, брусникой, гонобобелем, кукушкиным льном. Нога тонула в зелёных и серых мхах по самое колено», ― писал он. Что ж, это история повторялась уже неоднократно. Такой же пожар спалил болото и в 1972 году. В пожарах 2010 года болото горело не меньше. Движение по нему опасно — выгоревшие пласты торфа грозят поглотить в подземную пустоту.

Пересекать Красное болото можно по-хитрому. Размеры его 10 на 20 километров. И, по мнению учёных, ещё несколько тысяч лет назад на его месте было одно огромное озеро. За это время оно успело заилиться, зарасти кольцом с берегов, и разбилось на два — Чёрное и Поганое. Границы древнего озера хорошо видны на карте из атласа Менде 1850 года, когда осушать Мещёру ещё не начали. На той карте все топи подписаны как болота, а сухие песчаные возвышения названы островами. И в районе Ласково можно найти Синий, Суслин и Мещёрский острова. Но для нас главное, что Красное болото пересекает цепочка мелких вытянутых безымянных островов. Они сливаются в песчаные гряды-вереи. Кстати, задавались ли вы вопросом, почему в районе Криуши и даже после спрямления асфальтовая трасса имеет 33 крутых поворота. Всё потому, что строительство велось в начале XX века, с техникой и тогда была напряжёнка, поэтому тогдашние дорожники использовали все преимущества природного рельефа, прокладывая асфальт по извилистым песчаным вереям. Заметьте, если съехать с той дороги, то можно потонуть в болоте. Ширина таких верей ― от 30 до 100 метров. Главная верея в районе Чёрного тянется с юга на север метрах в пятистах восточнее озера. По свидетельству Паустовского, на этих вереях и ночуют лоси. Потому от греха подальше лучше путешествовать днём. Но если вдруг кто захочет растянуть удовольствие на два дня, то заночевать можно и на верее ― здесь сухо и всегда есть дрова. Одна проблема — труднодоступность воды. Подход к Чёрному озеру есть только с северо-восточной стороны, где швартуются рыбаки. В других местах подход к берегу остановит жаждущего трясиной и завалом корней. От желания искупаться лучше отказаться сразу ― твёрдого дна у берега нет.

Читайте также:  Озеро рица абхазия экскурсии из адлера

Болотный ликбез
Ну а пока мы пересекаем Красное болото ― впереди семь километров пути, и есть время разобраться в болотной науке. Обычный рязанец при слове «болото» представляет себе непроходимую топкость, где один неловкий шаг может навсегда избавить вас от мечтаний о будущем, а также боли и страданий. На самом деле, понятие «болота» гораздо шире. Болото в науке ― это переувлажнённый участок, где образуется торф. Почва пропитана влагой, её поры забиты водой, газообмен затруднён, кислороду путь закрыт, а азот, без которого белок, а значит и жизнь невозможны в принципе, улетучивается в атмосферу. Стремясь разжиться азотом некоторые растения пошли по скользкой тропе хищничества и научились ловить насекомых. Росянка, например.

Болота делят на две основные группы: верховые и низинные. Чтобы понять условия путешествия по болотам Мещёры нужно сначала разобраться в разнообразии болот. Как правило, болото ― это бывшее озеро. Чтобы понять, как образуются болота, в которых испокон веков плутали рязанские грибники, обратимся к геологам. В период 70-10 тысяч лет назад на северо-западе европейской России хозяйничал Валдайский ледник. Масса льда, подобно современной Антарктиде, охватывала колоссальную территорию. Подо льдом были сокрыты Ленинградская и Псковская, Новгородская и Вологодская, Калининградская, Мурманская, Архангельская области и Карелия, а южный край ледника достигал современной Твери. В Рязанской области в тот период господствовала тундра, как сейчас где-нибудь на Чукотке и Аляске. Почвы были скованы вечной мерзлотой, бродили мамонты и шерстистые носороги. Один из таких мамонтов, собранный, кстати, из останков трёх бедолаг, найденных в разное время в разных местах, встречает посетителей выставки «До нашей эры» в Рязанском кремле. Потепление наметилось 10 тысяч лет назад. Голоцен ― так учёные окрестили постледниковый период, в котором мы живём. Началось постепенное вытаивание мерзлоты. Обширные участки Мещёры стали проседать, и появившиеся котловины в рельефе были залиты водой. Так образовалось большинство озёр рязанской Мещёры. Их возраст гораздо меньше 10 тысяч лет. А что дальше? Озеро потихоньку охватывает кольцо тростника и осок, их отмершие останки из года в год копятся у берегов, и вот уже на месте прибрежной акватории возникает зыбкая трясина ― слой плавучих мхов и трав, начинающих сжимать хватку вокруг тающего на глазах озера. Это кольцо трясины и есть низинное болото. Та самая Гринпинская трясина из истории о собаке Баскервилей, куда можно ухнуть без шансов на спасение, ведь под слоем зыбкого сплетения корней и мхов ― грязная жижа полуподземного водоёма. Трясину по-научному зовут сплавиной. Тысячу лет спустя слой сплавины пухнет, его пронизывают корни берёз и сосен, поверх сплавины накапливается слой торфа и корни растений уже не достают грунтовых вод. Таким образом болото из низинного превращается в верховое. Трясин здесь уже не встретить, поверхность летом сухая. На кочках растёт голубика или гонобобель. Вот такие болота в Мещёре и называют загадочным словом «мшары». Слой торфа может достигать 3-4 метров и будучи осушенным такое болото превращается в пороховую бочку.

Поганое
Пересекаем Красное болото. Впереди ― поля добычи торфа. Гудит спецтехника, засыпая в кузова грузовиков тонны снятого топлива. Вы ― посреди торфпредприятия, но никаких заборов здесь нет. Верный путь вам подскажет железная дорога, ибо торф принято вывозить вагонами. Паустовский, видя работу по добыче, говаривал, что «торф здесь старый, мощный, и его хватит на сотни лет». В годы Великой Отечественной войны мещёрский торф, сгорая в топках Шатурской электростанции, давал тепло и свет Москве. …А посреди торфяных полей уцелел небольшой лесок. В нём-то и спряталось Поганое озеро его сохранили как водоохранную зону. Если верить Паустовскому, «Поганое озеро было таинственное. Бабы рассказывали, что по его берегам растут клюква величиной с орех и поганые грибы чуть поболе телячьей головы. На озеро бабы ходить опасались. Как ступишь ногой, так вся земля под тобой ухнет, загудит, заколышется. Ежели какая молодая бабёнка на него глянет — враз сомлеет. От страху». Между прочим, в походе Паустовского участвовал и автор «Тимура и его команды» Аркадий Гайдар. Тот в попытке разыскать дорогу от Чёрного к Поганому безнадёжно заплутал и, чудом вернувшись, рассказал, что, забравшись на одинокую сосну, видел, «какая чёрная, будто смола, вода в Поганом озере; редкие больные сосны стоят по берегам, наклонившись над водой, готовые упасть от первого же порыва ветра; вокруг озера, должно быть, непроходимые трясины».

Осталась последняя часть пути — войти в берёзовый лесок и через 200 метров выйти на берег Поганого озера. «Берега у него были плавучие ― не привычные твёрдые берега, а густое сплетение белокрыльника, багульника, трав, корней и мхов. Берега качались под ногами, как гамак. Под тощей травой стояла бездонная вода. Шест легко пробивал плавучий берег и уходил в трясину. При каждом шаге фонтаны теплой воды били из-под ног. Останавливаться было нельзя: ноги засасывало и следы наливались водой. Вода в озере была чёрная. Со дна пузырями поднимался болотный газ», — описывал увиденное Константин Паустовский. Сегодня картина иная: осушение сильно изменило Поганое озера. Трясина осталась, но лишь в виде узкого кольца шириной метров в пять по окружности. При попытке приближения к воде земля под вами будет качаться. Короче, ощущения как на водяном матрасе. Здесь растёт мох сфагнум. В войну он годился вместо ваты, потому как он любитель впитать влагу и враг бактериям. Именно сфагнум прокладывают между брёвен при постройке деревенских изб. И его имеют в виду, когда говорят «Если б не клин да мох — плотник давно бы сдох». Среди мха к осени созревает и клюква. В кустиках клюквы можно отыскать маленькую, но чрезвычайно хищную росянку. Само Поганое озеро невелико, поменьше Ласковского. Как и на Ласковском, в одиночестве здесь побыть трудно: повсюду будут сновать сердитые рыбаки. Ловят, скорее всего, они тех самых окуней, которыми хвастался Паустовский. «Мы привязывали длинные лески к кустам багульника или к деревцам молодой ольхи, а сами сидели на поваленных соснах и курили, пока куст багульника не начинал рваться и шуметь или не сгибалось и трещало деревцо ольхи. Тогда мы лениво подымались, тащили за леску и выволакивали на берег жирных чёрных окуней», ― писал он.

Если вы проделаете этот путь, то можете считать себя людьми отчаянными. «Больше на Поганое озеро мы не ходили», — признался Паустовский. — «Но всё же заслужили у баб славу людей отпетых, готовых на всё. Вовсе отчаянные мужчины, — говорили они нараспев. — Ну такие отчаянные, такие отчаянные, прямо слов нету!».

Источник

Adblock
detector