Меню

Путь из варяг в греки проходил через реку ловать

Путь Из варяг в греки

Начиная с VI века на юге, по берегам Черного моря, господствовала Византия, в ее столице Константинополе (Царьграде) сходились многие торговые пути. Сюда доставляли товары со всех концов света долгими речными, морскими и караванными путями.

Во второй половине VII века варяги-руссы с берегов Финского залива и Ладоги устремились по рекам Волхов, Ловать, Западная Двина и Днепр к югу, грабя проживавших на их пути финские племена весь, нарову, эстов, сетголов, мерю, мурому, а также пришедшие сюда славянские племена.

Собираясь в небольшие дружины до 20 человек, идя на лодках по рекам, варяги останавливались там, где указывал вождь-конунг. Часть варяжской дружины оставалась охранять лодки, а другие шли грабить местных жителей, забирая с собой одежду, продукты, оружие и жен.

К началу VIII века варяги добрались до Византии, называя себя там «руссами», хотя тогда не было ни такой страны, ни такого народа. К этому времени они носили, данное им финскими племенами имя, уже около 100 лет. Греческий летописец писал, что пришельцы, покорившие обитателей Финского залива и Приладожья, называли себя «руссами». В своей основной работе «История Российская с самых древнейших времен» Василий Никитич Татищев ссылался на безымянного автора, который в 839 году писал: «Император Константинопольский Феофил отправил послами неколиких, которые сказывали, что они и народ их рос называются. Их царь Каган (Гакон – А.Г.) к нему для дружелюбия отправил. Путь, которым они в Константинополь прибыли, между грубыми, дикими и весьма бесчеловечными народами проходил, они родом шведы».

В Византию с востока везли шелка, парчу, золото, медь, пряности, благовония и предметы роскоши. Варяги везли дорогие меха, воск, мед, зерно и самый дорогой товар – рабов. Первые сообщения о рабах из Прибалтики, преимущественно о финнах, балтах и славянах относятся ко времени правления арабского халифа в Кордове Омайяда-ал-Хакима I в 796-822 годах.

Прибалтийских рабов, привезенных варягами в Византию, покупали арабские халифы Испании, Северной Африки и Средней Азии. Юношей брали для службы в охране халифа, их использовали в домашнем хозяйстве и на галерах, а девушек направляли в гаремы.

Варяги привозили пленных финнов и славян также в Швецию, об этом подробно повествует исландская «Сага о людях из Лаксдаля», написанная в Х веке. Варяг по имени Гилли Русский привез в западную Швецию 12 молодых девушек и продавал их богатым шведским конунгам, исландцам и норвежцам по цене от одной до трех мерок серебра.

По землям от Балтийского моря до Черного варяги освоили два основных пути «Из варяг в греки» (из Скандинавии в Византию – А.Г.). Первый их путь пролегал от шведских городов Сигтуна и Бирке через Варяжское (Балтийское) море, Финский залив по реке Неве к Ладожскому озеру. Оттуда путь шел по реке Волхов, озеру Ильмень на реку Ловать, потом на Западную Двину и Днепр до Черного моря, а по нему до Византии.

На этом пути несколько волоков соединяли Ловать с Западной Двиной через их притоки и озера, в том числе: через озеро Усвят – 7 верст; Тестянское – 6 верст; Ужанское – 5 верст; Езерище – 8 верст и Залешанское – 2 версты. Три основных волока соединяли Западную Двину с Днепром: через озера Каспля и Куприно – 5,5 верст; Бабиновичское и Орехи – 5 верст; Лепельское, Берешта и Плевё – 7,5 верст.
Придя к устью Днепра, варяги шли на лодках вдоль западного побережья Черного моря к устью Днестра, затем – к устью Дуная и далее вдоль болгарских берегов в Константинополь.

Второй путь шел от тех же шведских городов через Балтийское море, остров Готланд, Рижский залив по реке Западная Двина тем же путем на Днепр и далее до Черного моря. Выгодно расположенный остров Готланд, названный по имени готов, был центром торговли на Балтике. По найденным там монетам можно судить, что шведы тогда торговали с арабами, французами, англосаксами и византийцами.
«И был путь из варяг в греки, из грек по Днепру, и вверху Днепра волок до Ловати в Ильмень, озеро великое, из него течет Волхов, и входит в озеро великое Нево (Ладожское озеро – А.Г.), из того озера устье (река Нева – А.Г.) течет в море Варяжское (Балтийское море – А.Г.)».

Начиная со второй половины V11 века и до конца V111 века, шведские варяги на самых важных переходах и волоках торгового пути «Из варяг в греки» строили свои поселения. Одно такое поселение они построили в V11 веке на островах в Финском заливе, и назвали его Бьёркё, этим же именем назвали сами острова.

В V111 веке на торговом пути варяги построили или захватили у финских племен поселения Альдейгоборг (Старая Ладога), Холмгаард (Новгород), Алабор (Олонец), Милиниск (Смоленск), Полотеск (Полоцк), Киев. В этих поселениях можно было укрыться во время нападения финских аборигенов, пытавшихся вернуть себе награбленное варягами и отбить пленников. В них они останавливались на отдых и хранили награбленное богатство, позднее часть варягов оставалось постоянно проживать в этих поселениях. В Холмгаарде еще до прихода славян варяги-руссы построили христианскую церковь святого Олова.
Реки и озера, которые тогда были более многоводными, являлись важнейшими транспортными путями, поэтому первые поселения шведы строили именно на берегах рек. Некоторые русские города упомянуты в скандинавских сагах: Альдейгоборг (Ладога), Холмгаард (Новгород), Полотеск (Полоцк). Одна из улиц Смоленска – бывшая тропа варягов к поселению кривичей Гнездово до советского времени называлась Варяжской.

Известно, что в 839 году варяги были в Константинополе, где заключили мирный договор с Византией, они говорили тогда, что принадлежат к народу шведскому, но называют себя «руссами», их предводителя зовут Гаконом. Таким образом, не подлежит сомнению факт, что в 839 году один из шведских народов называл себя «руссами».
К тому времени варягов уже более века финские племена называли «руотсы», и они постепенно привыкли к этому слову. Поэтому в греческих письменных памятниках они известны, как «русь», начиная с 839 года, через сто с лишним лет, как они получили это название от финских племен.
Роль денег у варягов заменяли шкурки куниц, зайцев, белок и других зверей, а мелочью служили им беличьи лобки. Ведя торговлю с Византией, шведы-варяги знакомились с римской и греческой цивилизацией, бытом южных народов.

Во время раскопок на острове Готланд и юго-восточном побережье Швеции были обнаружены монеты римского и византийского происхождения с V по Х11 века. Одной из распространенных среди варягов монет был греческий золотой солид размером с червонец. Также они пользовались мелкой греческой серебряной монетой – шлягом. Торговый путь «Из варяг в греки» был первоначальной областью будущего Русского государства. Он стал началом многих последующих отношений между людьми севера и юга, между Древней Русью и Византией: экономических, культурных, образовательных, дипломатических.

Источник: А.Н. Головкин. «Прошедшие через века». Тверь, издательство «Итака», 2017 год. Ссылки на первоисточники в книге имеются.

Источник



Путь из варяг в греки

Путь из варяг в греки (или «Варяжский путь», «Восточный путь») — это древнее название водных торговых маршрутов, которые проходили от Балтийского моря к Средиземному, опоясывали всю Европу и соединяли Скандинавию с Византией.

В истории Древней Руси этот путь упоминает монах-летописец Нестор в Повести временных лет (12 век). Он называет его «путь из Варяг в Греки и из Греков…».

Где проходили маршруты?

Первый путь начинался от Балтийского моря (в то время оно называлось Варяжским), проходил по Неве к Ладожскому озеру, через реку Волхов в озеро Ильмень, далее по рекам Ловать, Днепр в Черное море. А затем по морю попадали в Царьград.

Царьградом в Древней Руси называли Константинополь — современный Стамбул.

Читайте также:  Понятие река для 3 класса

Схема пути из варяг в греки от Балтийского моря в Средиземное

Схема пути из варяг в греки от Балтийского моря до Константинополя.
Источник: ПостНаука, Путь из варяг в греки. Автор Т. Пушкина

Маршрут тянулся на более чем 2,5 тысяч км. Торговцам приходилось идти и через вóлоки — участки суши между реками, когда судно приходилось волочить по земле.

Путь пролегал через города:

  • Новгород (Великий),
  • Псков,
  • Полоцк,
  • Смоленск,
  • Чернигов,
  • Киев,
  • Переяславль,
  • Царьград (Константинополь).

Другой путь — из Балтийского моря на запад, через Северное море и затем Бискайский залив. Этот путь опоясывал Европу с левой стороны и приводил в Средиземное море.

Третий — из Балтийского моря в Каспийское: через реку Неву и Ладожское озеро, по реке Волхов в озеро Ильмень, затем через реки Мста, Пола и др. — до реки Волги и в Каспийское море.

Кто открыл путь из варяг в греки?

Историки спорят о том, кто был первооткрывателем пути. Наиболее популярная версия — это маршруты древнескандинавских правителей и викингов.

У торговцев путь из Балтийского моря через Древнюю Русь по рекам в Царьград стал популярным в 9–12 вв. Так они попадали в Византию и обратно.

Каково значение пути?

Путь из варяг в греки был важнейшим торговым маршрутом. Он не просто проходил через Древнюю Русь. Славяне сами активно использовали его для внутренней торговли; он соединял два важнейших в то время города — Новгород и Киев.

Транспортом служила ладья — судно с парусом и вёслами. Оно было лёгким с неглубокой посадкой. Это позволяло славянам проходить волоки (участки суши) и пороги на реках.

Картина Н.К.Рериха

На картине русского художника Н.К. Рериха «Заморские гости» изображена ладья. Парус у судна был, как правило, с красивым цветным орнаментом.
Серия «Начало Руси. Славяне». 1901. Холст, масло. 85×112,5 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва

С севера на юг везли меха и шкуры, а также мёд, воск, оружие, серебро, ювелирные изделия и другие товары.

Из Византии в Скандинавию (с юга на север) доставляли специи, вино, масло, украшения (бусы, браслеты), шёлк и другие ткани, книги, стекло, оружие и др.

Что случилось с маршрутом?

Окончательно путь перестали использовать с 13 века, когда произошло монгольское нашествие на Русь.

До этого маршрут постепенно терял свою популярность. Это было связано с несколькими причинами:

  1. Путь был нелёгким: торговцам приходилось преодолевать пороги, идти против течения, и тащить суда по суше.
  2. Путь был опасен ещё и тем, что он проходил через территорию, занятую кочующими племенами — печенегами и половцами. Они нападали на суда и забирали добычу.
  3. Стали развиваться пути по суши из Европы.

Источник

Д. Ловать

На самом деле Ловать — ключевой участок классического пути из варяг в греки. Как мы уже говорили, из Днепра вполне можно было идти в Двину и не забираться на север. Пройдя же северную часть пути до Новгорода, вполне реально было уйти на восток по Мсте, Тверце, Волге. Так что именно от того, проходима ли Ловать, зависит, по большому счёту, ответ на вопрос о существования летописного маршрута.

Так, что же об этом говорят источники?

«Ловать, река, берёт начало в озере Завесно Витебской губернии, Городокского уезда. Всего течения 444 вёрст, первая часть течения до озера Меже — на юго-восток, затем главным образом на северо-восток по уездам Велижскому, Невельскому (Витебской губернии), Великолуцкому, Холмскому (Псковской губернии) и Старорусскому (Новгородской губернии). Вообще в верхнем течении до города Великих Лук Ловать несудоходна, проходит через несколько озёр, глубина мала. Берега до оз. Меже отлоги, ниже вообще круты. Среднее течение от Великих Лук до границы Новгородской губернии. Здесь Ловать уже сплавная, судоходство затрудняется многими порогами. Ширина до 50 сажень, глубина очень изменчива, в малую воду на порогах до 2 футов и менее. Течение довольно быстро, и ложе каменисто. Нижняя часть судоходна в разлив, летом же препятствует мелководье. Ловать местами расширяется до 100 сажен. Берега по большей части круты, но невысоки. Ловать судоходна на протяжении 125 вёрст, сплав же производится на 238 вёрст. Ловать впадает в оз. Ильмень, образуя при устье своём дельту. От устья вверх по Ловати до д. Бол. Юрьева в половодье ходят пароходы. Судоходство по Ловати производится главным образом весною, в остальное время оно затруднительно вследствие порожистого и местами каменистого дна».

Это всё те же Брокгауз и Ефрон. А вот ещё, пожалуй, более любопытное свидетельство. Взято оно с сайта Великих Лук[223], где было опубликовано 28.12.2003 года.

«Михаил Иванович Семевский писал: „Ловать была встарь столь полноводной, что по всему её течению свободно плавали в Ильмень-озеро. Народное предание говорит, — пишет далее Семевский, — что мельчать Ловать начала с 1707 года, когда в Великих Луках был Пётр I (13 и 19 октября) и Ловатью отправился в Новгород: ‘Отплыл царь-батюшка и начала мелеть Ловать великая.“

К сожалению, это не так: Ловать в своём верховье, у Великих Лук, никогда ни великой, ни полноводной не была.

В своём дневнике Ян Зборовский, командир одной из частей армии польского короля Стефана Батория, штурмовавшей великолуцкую крепость в конце XVI столетия, пишет об окрестностях Великих Лук так: „Но река Ловать в верхних своих частях была так мелка, что через неё можно было во многих местах переправиться вброд“.

Польская армия переправлялась через Ловать не только в пешем и конном строю, но и вместе с артиллерией, и это было в августе месяце и писалось в 1580 году, за 127 лет до визита Петра I в Великие Луки.

В „Географических известиях 1774 года“ пишется про Ловать так: „По сей реке, расстоянием от Великих Лук в 20 вёрст начинаются каменные пороги, коих числом более 150 и величиной иные без мала на версту, а другие на полверсты и менее и продляются без мала 200 вёрст… Из Великих Лук по реке Ловать ходят суда-водовики до Новгорода и Санкт-Петербурга, в которых весной грузу бывает до 400 пудов (6,5 тонны) и более, а в межень по 200 пудов и менее… В вышеупомянутых порогах во время проходу судов с товарами весной, особенно в межень, от мелководья и от множества каменья бывают немалые остановки и приключаются многие повреждения судов и товарам подмочка. Порожние суда обратно не возвращаются“».

Прошу прощения за столь обширную цитату, но уж больно она хороша. Сам я дневников Яна Зборовского в руках не держал, но без особых проблем нашёл подтверждение приведённым выше словам у Рейнгольда Гейденштейна в третьей книге его «Записок о московской войне». Действительно, Замойский, командовавший войсками при осаде Великих Лук, несколько раз переправлял свои войска вброд через Ловать. Хотя был случай, когда он пользовался плотом. А однажды отряд Радзивилла не смог перейти реку, поскольку с ним не было проводников. То есть, глубины на Ловати были, но и бродов предостаточно.

Но наиболее примечательно то, что по Двине, и даже по Усвячи поляки везли свою артиллерию водой (хотя остальная армия и даже обоз шли берегом). Но от Усвята на Луки все двигались по суше. Причём это была дорога от Смоленска на Луки, по которой, по словам Гейденштейна, московский царь водил всегда свои войска. А поскольку шла она во многих местах по болотам, то по ней были проложены большие «мосты» (гати).

И никакого тебе пути из варяг в греки. Так что автор приведённой выше цитаты (жаль, там нет его фамилии) вполне закономерно пришёл к следующему выводу:

«А как же Великий водный путь из варяг в греки? А так: с большими трудностями, то и дело застревая на порогах и отмелях, плыли до Великих Лук, а в Луках, может быть, напротив Пятницкой церкви, там пологий берег, а может быть, на левом берегу, напротив Веденщины (её тогда ещё не было) перегружали товары на маленькие лодки, которые то по воде, где было можно, то посуху волоком тащили до Западной Двины». Хотя точнее нужно было бы, наверное, сказать: никто и не собирался здесь плавать. Кому и зачем нужны были подобные приключения, когда есть значительно более удобные пути?

Читайте также:  Иван антропов теплая речка

И опять заметим: подробно расписывая городища севернее Новгорода, Г. С. Лебедев, при всех своих стараниях доказать существование легендарного пути, на Ловати называет лишь Городок на Ловати возле Великих Лук. И чтобы хоть как-нибудь обосновать такую бедность маркировки, пишет: «Это тот участок речного пути, где мореплаватели находятся в наибольшей зависимости от контактов с местным населением»[224]. Хотя, из описания реки ясно видно, что максимальные сложности ожидали путешественников как раз в верхнем течении. И это ещё примерно половина пути.

Так что положение Великих Лук на переходе от несудоходной к частично судоходной Ловати, конечно, выгодное, но, если не передёргивать, означает оно, очевидно, только то, что выше этого места по воде просто не ходили. Городок на Ловати, скорее всего — то место, в которое сушей свозили с округи товары, чтобы отправить их вниз по реке. И здесь же раскупали те, что были привезены снизу. Такой вот торг местного значения, а уж никак не «один из важнейших „ключей“ Пути из Варяг в Греки в земле ильменских словен»[225].

Интересно отметить, что изучавшая Городок на Ловати В. М. Горюнова время его существования датирует X—XII веками. Поговаривает о возможности нахождения здесь поселения с конца IX века, но очень осторожно. В X веке тут «поселение усадебного типа» со следами ремесла и торговли. Масса балтских украшений. Почти шестьдесят процентов лепной керамики относится к некому типу, промежуточному между смоленскими и псковскими кривичами. Тридцать процентов гончарной — западнославянской, близкой к посуде с Рюгена. Анализ состава сплавов, из которых ловатские ремесленники делали всякого рода украшения, показывает: они аналогичны тем, которыми пользовались в Латвии, а не в Новгороде[226]. Североевропейских вещей («Скандинавия, в частности») — одна фибула, одна крупная бусина, костяные шашки[227]. То есть минимум. Сама археолог делает вывод: «Итак, всё, вместе взятое: особенности употребления сплавов, широкое применение серий каменных форм, глубоко древние формы тиглей — существенно отличает технологию ювелирного производства Городка на Ловати от новгородской школы и позволяет говорить о существовании в X веке в прибалтийской зоне металлообработки особого региона, который сформировался в результате развития традиций КДК (кривичской культуры длинных курганов. — Прим. авт.). Можно предположить, что в этот регион входило также ювелирное производство Гнёздовского поселения»[228]. То есть Городок на Ловати сообщался, скорее, со Смоленском и Двинским путём, чем с Приильменьем!

Самое смешное, что археологические находки более позднего периода настойчиво утверждают: в конце XII века у Городка на Ловати опять связь больше со Смоленском, чем с Новгородом! Об этом особенно ярко свидетельствует керамика. Если во второй половине XI века в городке много полоцкой и новгородской посуды, то через век уже господствуют смоленские горшки и миски. «Это обстоятельство находится в противоречии с установлением с XI века политических связей Лук с Новгородом», — удивляется Горюнова[229]. Да, в общем-то, ничего странного. Просто нужно отказаться от необоснованного представления о существовании в этих местах торгового пути от Ильменя на Днепр, и всё встанет на свои места. Политически Новгород мог подчинить среднее течение Ловати, а вот экономически… Ну, неудобно из Новгорода сюда вещи везти, и всё!

И вообще на Волхове на два порога приходится целых четыре городка, а на Ловати на 150 — один? Ладно, готов к нему приплюсовать ещё пару мест, где археологи предполагают наличие древних городищ (деревни Курско, Верясско). Вот, только всё это опять-таки в низовьях.

Причём заметьте: в устье крупного городища нет. Есть Старая Русса, поселение явно древнее, да только располагается оно не на Ловати, а на Полисте, впадающей в Ловать уже в самом низовье. Вернее даже сказать, формирующую с Ловатью и Полой нечто вроде дельты, по предположениям некоторых учёных, в древние времена залитой водами Ильменя.

Источник

Путь из варяг в греки

Путь «из варя́г в гре́ки» (также Варя́жский путь или Восто́чный путь, др.-исл. Austrvegr ) [1] — водный (морской и речной) путь из Балтийского моря через Восточную Европу в Византию. Один из водных путей экспансии варягов из района проживания (побережье Балтийского моря) на Юг — в Юго-Восточную Европу и Малую Азию в VIII—XIII веках н. э. Этим же путём пользовались русские купцы для торговли с Константинополем и со Скандинавией. Летописец Нестор в Повести временных лет называет его путём «из варяг в греки». [источник не указан 284 дня]

Содержание

География

Как указывается в «Повести временных лет», «бѣ путь из Варягъ въ Грѣкы, и изъ Грѣкъ по Днепру, и вѣрхъ Днѣпра волокъ до Ловоти, и по Ловоти внити в Илмерь озеро великое, из негоже озера потечеть Волховъ и втечеть въ озеро великое Нево, и того озера внидет устье в море Варяское».

В переводе на современные названия, путь от древних торговых центров Скандинавии — Сигтуны, Бирки или Висбю и южного берега Балтики — Волина (Винета, Йомсбург), Старигарда, Ральсвика на Рюгене, Щецина проходил Балтийским морем через Финский залив, затем по реке Неве (здесь были пороги), по штормовому Ладожскому озеру, реке Волхов (ещё одни пороги) в озеро Ильмень. Оттуда — вверх по рекам Ловать, Кунья, Серёжа; затем в районе нынешней деревни Волок волоком в реку Торопа, впадающей в Западную Двину. Вниз по Двине — до Каспли, а по этой реке — вверх до её истока из озера Каспля, где в районе городища Гнёздово существовал древний волок в речку Катынь, впадавшую в Днепр. Далее путь выходил в Чёрное море, минуя Днепровские пороги. По морю — вдоль европейского побережья (Румелийского берега) до Константинополя. Перед тем как выйти в Чёрное море, суда требовали дополнительной оснастки. Близ устья Днепра на острове Березань либо на острове Хортица на Днепре купцы делали остановку для этих целей. Ещё один остановочный пункт существовал на острове Змеиный близ дельты Дуная.

Путь имел многочисленные разветвления:

  • Существовал и более древний вариант северной части Пути. Он шёл напрямую из Балтийского моря по Западной Двине через Полоцк. Затем через волоки в Верхнее Поднепровье (р. Друть) и далее вниз по Днепру в Чёрное море. Об этом варианте пути могут свидетельствовать два захоронения из Лесной группы Гнёздова. Это курганы № 38 и № 47, безусловно связанные как со скандинавской, так и с балтской культурами.
  • Южная часть Пути также имела разветвления: от устья Днепра, помимо Константинополя, шёл путь на восток, через Перекопский перешеек в Азовское море. Через Перекоп существовал древний канал, «но с течением времени канал засыпался и обратился в густой лес» [2] . Далее путь шёл к устью Дона, вверх по Дону, затем по его левому притоку — Иловле, волок к правому притоку Волги — Камышинке и вниз по Волге в Каспийское море.
  • Также от устья Днепра шёл торговый путь к устьям Южного Буга, Днестра и Дуная, ведущим в Западную Европу.

Параллельно ему существовал также Восточный водный путь «из варяг в Персы» [источник не указан 317 дней] — через Волгу и Каспий. А также Западный путь — вдоль Атлантического побережья Европы вплоть до портовых городов Италии в Средиземном море, что подтверждается многочисленными письменными источниками и археологическими находками.

Среди историков существует также мнение, что Путь «из варяг в греки» распадался на три основных направления: 1) Смоленско-Новгородско-Балтийское — по нему, начиная с XIII в., шла основная торговля с Ганзой; 2) «греческое» — по нему до середины XIII в. осуществлялись связи Киева с Византией; 3) Киево-Новгородское — использовавшееся главным образом для внутренней торговли и сношений [3] .

Читайте также:  Расстояние между двумя пристанями по реке равно 80 км моторная лодка проходит

Альтернативная точка зрения

Некоторые исследователи (С. В. Бернштейн-Коган [4] , Ю. Ю. Звягин [5] , А. Л. Никитин [6] , С. Э. Цветков [7] и др.) подвергают сомнению существование пути «из варяг в греки» как постоянно действующей транзитной торговой магистрали (не отрицая возможности отдельных плаваний). Приводимые ими аргументы можно разделить на три группы:

География. Трудность плавания, в котором необходимо преодолевать волоком два водораздела — между Ловатью и Двиной и между Двиной и Днепром. Причем расстояние по маршруту Балтика-Волхов-Ловать-Двина-Днепр (с двумя волоками) в 5 раз больше, чем по маршруту Балтика-Двина-Днепр (с одним волоком), проходящему через города Рига, Полоцк и Смоленск. Существует и не менее удобный путь Балтика-Висла-Буг-Припять-Днепр (также с одним волоком), проходящий через города Хельм, Плоцк, Брест, Пинск и Туров, сразу выходящий в район Киева, функционирующий и в настоящее время [8] . Источники. Отсутствие упоминаний о подобных плаваниях в скандинавских сагах и отсутствие в византийских источниках упоминаний о скандинавских купцах и скандинавах вообще ранее второй половины XI в. Впервые о воинах скандинавского происхождения — «варангах» — говорится в императорском хрисовуле 1060 г. (прочие упоминания находятся в более поздних документах, даже если они описывают события более ранних лет). Археология. Малое количество археологических находок византийского происхождения, как в самой Скандинавии, так и по всему предполагаемому маршруту. Например: при раскопках в Бирке (Швеция) арабские монеты найдены в 106 погребениях, англосаксонские — в восьми, и только в двух — византийские; из более чем 110 тыс. монет, найденных в 700 кладах на острове Готланд к середине XX в., византийских всего 410 [9] [10] . Немногочисленные вещи византийского происхождения, найденные в Новгороде, относятся к культурным слоям XI в. Если по другому важнейшему торговому пути Восточной Европы — Волжско-балтийскому («из варяг в хазары», вариант «…в булгары») археологические находки: оружие, украшения, клады, в том числе с византийскими монетами (всего более трехсот монет), свидетельствующие о постоянном движении по этому маршруту, присутствуют и по Волге (вплоть до верховий и далее по Волхову до Ладоги), по Оке, по Западной Двине, то в Поднепровье, за исключением районов Киева и Смоленска, таких находок нет.

Перевозимые товары

Из Скандинавии вывозили железо-сырец, амбру, моржовую кость, изделия из китовой кожи (корабельные канаты и др.), оружие, художественные изделия, а также предметы, награбленные викингами в Западной Европе (французские вина, ювелирные изделия и драгоценности, шелковые и батистовые ткани, серебряную утварь); из Византии — вина, пряности, ювелирные и стеклянные изделия, дорогие ткани, иконы, книги; из Прибалтики — янтарь; из Северной Руси (Новгорода) — «мягкое золото» (меха соболей, куниц, выдр, бобров и др.), льняные ткани, лес, мёд, воск, кованую и керамическую утварь, оружие, кожи, смолу; из Южной Руси (Киева) — хлеб, различные ремесленные и художественные изделия, серебро в монетах и т. д.; с Волыни — шиферные пряслица и др.

Значение

Путь возник в начале IX в. (не позднее 825—830 гг.), о чём свидетельствуют находки кладов арабских серебряных монет — дирхемов 1-й четверти IX в. Наибольшее значение имел в X — 1-й трети XI вв., то есть во времена княжения Святослава Игоревича и Владимира Красное Солнышко. Во 2-й половине XI — начале XII вв. усилились торговые связи Руси с Западной Европой, и путь «из варяг в греки» уступил место Припятско-Бужскому, Западно-Двинскому и др.

Вначале этот путь, как и параллельные ему, использовались варягами для грабительских набегов на экономически и культурно более развитые города и страны Европы, а также Византию. Впоследствии этот путь стал важным торговым маршрутом между Скандинавией, Северной Европой, богатой Византией, Востоком.

По мере освоения этого пути варяги расселялись на прилегающие к нему земли и ассимилировались с заселенными славянскими, балтскими и финно-угорскими племенами. Существовавшие сильные славянские племенные союзы, которые вели суровую борьбу с германскими племенами. В пору создания племенных союзов у восточных славян прибалтийские славяне уже имели государственные образования с князьями, дружинами, детально разработанной языческой религией, очень близкой к восточнославянскому язычеству. Отсюда и шли постоянные переселения на восток, на берега озера Ильмень. Приглашение Рюрика на княжение у ильменских словен в городе Ладогев. Затем он перешёл в Новгород, что и способствовало дальнейшему развитию государства-княжества династии Рюриковичей. Случай этот был весьма типичен для всей европейской истории. Сохранились сведения, что приглашенные князья были родственниками прежней местной княжеской династии приильменских словен. [11] . Сначала в Новгороде (Рюриково Городище [12] ) и Старой Ладоге [13] , а затем в Смоленске и Киеве.

Со временем значение торгового пути падало. Раздробленность Руси, централизация стран Скандинавии, упадок Византии, когда в 1204 году крестоносцы разрушили Константинополь и центр мировой торговли переместился в Венецианскую республику и, наконец, окончательно пришел в упадок, когда ордынцы захватили Нижнее и Среднее Поднепровье,и положили конец пути «из варяг в греки» [источник не указан 172 дня] . [14]

Торговля и грабеж. Последующие эпохи

Поскольку в эту историческую эпоху у племен подобных викингам граница между торговлей (обменом товарами) и грабежом была весьма неустойчива, трудно сказать — когда именно торговля стала превалировать над грабежом и водным пиратством. Даже после образования государства династии Рюриковичей («Киевская Русь») походы на Константинополь за «добычей» не прекратились.

В более позднюю историческую эпоху этот же водный путь и те же плавсредства использовались запорожскими казаками в их грабительских походах на столицу Османской империи Царьград (Стамбул). Сравните аналогичные процессы на водном пути Волга-Каспий — поход казаков во главе со Степаном Разиным в Персию «за зипунами».

Основные плавательные средства

Скандинавы для торгового плавания по Балтийскому морю и впадающим в него рекам использовали суда типа небольших кнорров [15] , а с XII в. — шнеккеры [16] (новгородцы называли их «шнеками»). Достоинством северного пути была возможность пройти шхерами, то есть почти не выходя на открытое морское пространство, от берегов нынешней Швеции до устья Финского залива. Это позволяло использовать относительно небольшие корабли, которые могли подняться по рекам до Новгорода, где часть товаров продавалась, часть покупалась, а все грузы переваливались на более мелкие суда, пригодные для плавания по небольшим русским рекам.

Древние русские суда, использовавшиеся для плавания как по рекам, так и морям, принято называть общим термином ладья (лодья) [17] . Также существовали «корабли» [18] , насады, скедии, бусы и шитики [19] . По сведениям Константина Багрянородного (X век) кривичи и другие племена весной возили в Милиниску (Смоленск) и Чернигогу (Чернигов) большие долбленые ладьи на 30-40 человек — однодеревки, которые затем сплавлялись по Днепру в Киев. Здесь их переоборудовали, загружали и отправляли вниз по реке. По прошествии порогов, на острове Хортица или Березань ладьи оснащались парусами для плавания берегом Чёрного моря. На местах переволок — в районах Торопца и Смоленска, очевидно, существовала инфраструктура, связанная с волоками — бечевники в мелководных верховьях рек, древесный ход с дрогами на самом волоке и обслуживающие их люди и животные; здесь же были и верфи для небольших речных ладей [20] .

Для плавания по Чёрному морю использовались и византийские торговые суда средиземноморского типа. Они не имели специального наименования и назывались просто «наус», то есть корабль [21] .

Проводка кораблей по шхерам, заливам и рекам осуществлялась под руководством людей особой профессии: по-варяжски их называли штурманами, по-славянски — кормчими, корщиками, а по-гречески — кибернетами.

Источник