Меню

Река горетовка тамбовская область

Живая история ВОВ у Родников Горетовки.

1 1 мая Сажаем лес Победы на Родниках

Открытие памятного знака.

Elena Akulova

ЭКОУРОКИ Волшебники природы и Одноразовые вещи маленькое удобство-большая проблема.

ЭКОКВЕСТ призы победителям

МАСТЕР-КЛАСС ТАЙЦЗИЦИГУН — 18 форм вариант идеальной суставной и дыхательной от Елены Акуловой.

  • Все записи
  • Записи сообщества
  • Поиск

Живая история ВОВ у Родников Горетовки. запись закреплена
Живая история ВОВ у Родников Горетовки. запись закреплена
Живая история ВОВ у Родников Горетовки. запись закреплена

О НЕМ ДОКЛАДЫВАЛИ ЛИЧНО ГИТЛЕРУ — ПРИЗРАЧНЫЙ ЛЕЙТЕНАНТ

В этом видео речь пойдет о настоящем герое Великой Отечественной Войны, которого уважали солдаты и невзлюбили маршалы.

Так уж вышло, что об этом советском офицере очень мало информации и это при том, что его батальон внёс неоценимый вклад в оборону Москвы. Он первым использовал оригинальную тактику выхода из окружения, которую по сей день изучают в военных учебных заведениях.
Показать полностью.

О его способностях кошмарить элитные подразделения Вермахта докладывали лично Адольфу Гитлеру. Бауыржан Момышулы.

Живая история ВОВ у Родников Горетовки. запись закреплена
Живая история ВОВ у Родников Горетовки. запись закреплена
Лара Викторова

Из статьи Наталии Ефимовой//Стихотворение «Меня нашли» Сергея Белкина, написанное в ноябре 2014 года.//

Ну вот и всё. Земля на грудь уже не давит.

Теперь могу я прокричать родне:
Показать полностью.

«Меня нашли! Вам скоро весточку доставят

О «без вести пропавшем» на войне.

Меня нашли, родной, искать уже не нужно.

Уже прочтён мой смертный медальон.

Они пришли за мной — отряд неравнодушных.

Ах, сколько раз я видел этот сон!

Запросы, знаю, ты давно уже не пишешь,

Но папка твой не без вести пропал

Погиб под Ржевом я, сынок. Теперь ты слышишь?

Меня ты помнишь? Ты б меня забрал..

Ты плохо слышишь? Это возраст, понимаю

Ну, может, тогда внуки заберут?

Ведь я устал тут между адом быть и раем

И верю, что услышат и придут.

Но если я и внуками забытый,

То знаю, кто услышит голос мой

Откликнись, правнук! Это прадед твой убитый!

Я здесь под Ржевом. Забери домой!

Живая история ВОВ у Родников Горетовки. запись закреплена
Душевная Москва | ЗелАО

В Зеленограде у речки Горетовка пройдет Вахта Памяти по погибшим воинам Красной Армии ⭐

Посвященная Дню начала контрнаступления советских войск в битве под Москвой Вахта Памяти пройдет 7 декабря в 11 часов. В программе — экскурсия по линии обороны и солдатская каша. Организаторы приглашают всех желающих.

В связи с действующими ограничениями введена предварительная регистрация участников по телефону: 8(926)764-31-33.
Показать полностью.

«Для жителей Зеленограда и Солнечногорского района это поле стало памятным, и мы прилагаем усилия, чтобы увековечить память наших воинов: облагораживаем место, сажаем деревья на поле боя (Лес Победы), соорудили обелиск на месте начала контратаки, пытаемся найти заброшенные захоронения погибших бойцов, — 💬отмечают организаторы. — По историческим документам на поле погибли боле 1000 воинов, официально в братских могилах похоронены только 300. Остальные бойцы так и остались в окопах и воронках как без вести пропавшие и их потомки так и не знают, где остановился жизненный путь бойца. Наш долг — восстановить историческую правду того времени».

Участники Вахты Памяти 7 декабря возложат цветы к обелиску, узнают исторические сведения о бое у речки Горетовки, планы организаторов по дальнейшей работе на памятном месте, споют песни военных лет и отведают солдатскую кашу.

«7 декабря для зеленоградцев — памятный исторический день, — 💬говорит президент некоммерческой организации поддержки и развития экологии, культуры, искусства и спорта «Звезды и звездочки» Elena Akulova Елена Акулова. — 79 лет назад наши воины у реки Горетовки одержали первую с начала войны Победу. С 22 июня 1941 года наши войска отступали от превосходящего в вооружении противника, но отступать дальше было нельзя. Позади была Москва и в начале декабря наши воины перешли в контрнаступление. Для нас очень примечателен был решительный бой на поле у речки Горетовка. Это был небольшой эпизод войны. Впереди ещё был Сталинград, Курское сражение, взятие Берлина и много других сражений, но этот бой особый. Мы впервые с начала войны одержали победу над врагом, но главное — сорвали наглую спесь с лица фашистов и одержали психологическую победу. Наши доблестные воины оттолкнулись от правого берега речки Горетовка и под шквальным огнём противника сделали первые 300 шагов к будущей Победе. Примерно 300 метров разделяли передовые окопы противников и в первый день боя 7-го декабря 1941 года наши солдаты заняли первую линию окопов врага. По этой причине мы назвали проект создания военно-исторической тропы «300 шагов к Победе». Главное — враг дрогнул и уже 8-го декабря стал спешно отступать, бросая вооружение и технику. Главное сражение произошло у станции Крюково, где удар основных сил противника приняла на себя доблестная стрелковая дивизия Панфилова, но бой у речки Горетовка предопределил исход всего сражения за Крюково. Враг испугался окружения и отступил».

Организатор Вахты Памяти — АНО поддержки и развития экологии, культуры, искусства и спорта «Звезды и звездочки». Информационная поддержка Коворкинг-центр НКО в Зеленограде.

Источник



Река горетовка тамбовская область

Река Горетовка

ГОРЕТОВКА (быт.); Гаретовка (Москва и окрестности, 1928); Гаратовка (КОМ; Зд-1926), Горедво (?) и Роредва (?) (КОМ); Горедва? (версия И.Е. Забелина; Зд-1926) — правый приток реки Сходня в г. Сходня, самая многоводная река Зеленограда (особенно без учёта дополнительных городских вод искусственного происхождения). Длина 27 км, но участок с постоянным течением на 5 км короче. Площадь бассейна 95 кв. км (Всё Подмосковье, 1967).

Начинается в виде системы слабо выраженных ложбин в 1,4 км северо-восточнее Дедешина, затем пересекает заболоченную поляну — урочище Миронов Луг (АМО-01), проходит в Дедешине через каскад прудов (особенно велик верхний пруд, и иногда считается, что речка вытекает из него; чуть ниже этого пруда в канаве, выкопанной в ложбине весеннего стока, имеется постоянное течение, но ещё ниже оно иссякает).

Потом в виде неглубокой, но живописной балки с хорошо выраженным каменистым руслом Г. 2-3 км проходит на юг через лес до Голубого. На этом участке сухое летнее русло постепенно расширяется с 1 до 3 м. В Голубом в русле и вблизи него имеются родники, и с этого места Горетовка приобретает постоянное течение.

От Голубого до Баранцева Горетовка 4-5 км течёт на юг, постепенно поворачивая на восток и пересекая открытую и густо заселённую местность. Здесь на Горетовке расположены населенные пунткы Жилино, Горетовка (в прошлом — Горедовка и Горедово), Баранцево.

Левые притоки Горетовки. Слева в Зеленограде р. Горетовка, принимает четыре притока: р. Каменку и р. Глинушку (Крюковку, Кутузовский ручей), а также два ручья — Хуторской (Складской) и Малинский. Их, впрочем, правильнее считать не ручьями, а тоже маленькими речками, так как они в низовьях никогда не пересыхают и текут в собственных долинах. К сожалению, верховья всех этих водотоков уничтожены, но кое-где от них сохранились пруды. Пруды в 15-ом и 16-ом микрорайонах Зеленограда обязаны своим существованием речке Каменке и расположены в её полузасыпанной долине. То же можно сказать о большом пруде южнее 16-го микрорайона. Вблизи пруда на Заводской улице брал начало Хуторской ручей. Лучше всего сохранился Малинский ручей с каскадом из восьми маленьких узких прудов в Малине.

Чуть выше Баранцева она принимает справа Бакеевку (самый большой приток) и Баранцевский ручей, после чего мощность реки заметно возрастает. Истоки Баранцевского ручья — Хлюпинской ручей (правый) и Рапиревский ручей (левый) (ТК-1848).

От Баранцева до Зеленограда 2 км Горетовка протекает в восточном направлении в глубоко врезанной залесенной долине. Правый берег здесь везде лесной, а по левому берегу перелески чередуются с фрагментами застройки дачного типа. На этом участке слева впадает Малая Горетовка (Обухова, 2000), а справа — ряд маленьких безымянных лесных притоков с постоянным течением в самых низовьях.

В дальнейшем на протяжении 7,1 км Горетовка течёт по южной административной границе Зеленограда. Долина здесь становится не только глубокой, но и очень широкой. Правый берег, в основном, лесной (кроме участка с Рузиным), а по левому располагаются открытые пространства (луга, огороды) и сельская застройка (Каменка, Кутузово, Рожки). Пойма и низкие надпойменные террасы заняты приречными перелесками, лугами, небольшими ключевыми болотцами и огородами. На этом участке Горетовка принимает слева (с городской тер.) Каменку, Глинушку (Крюковку, Кутузовский ручей), ручей Ключи, Хуторской и Малинский ручьи, а слева — Журавку и Раздеришку. Этот участок изобилует родниками, среди которых имеются популярные у местного населения и примечательные в природном отношении.

Из «краснокнижных» трав на левом (городском) берегу зарегистрированы страусник, ландыш, ирис жёлтый, горец змеиный, ветреница лютиковая, горицвет, смолка, смолевка двудомная, хохлатка плотная, лунник оживающий, чина весенняя, колокольчики широколистный и раскидистый, нивяник. Из перечисленных растений наиболее интересен лунник, который в огромном количестве произрастает в одном месте по правому берегу и встречается в трёх точках по левому берегу (Бочкин и др., 2002). Здесь наблюдались также многочисленные виды птиц, занесённых в Красную книгу г. Москвы (Ерёмкин и др., 1999). Долина Раздеришки представляет собой одно из древних направлений течения самой Горетовки. Предпринимаются попытки придания почти всей долине Горетовки в Зеленограде статуса особо охраняемой природной территории.

Ниже Зеленограда на протяжении примерно 10 км Горетовка протекает по густо населённой местности, где довольно большие лесные массивы чередуются с сельской застройкой и полями, причём правый берег остаётся в среднем более лесным. На этом участке Горетовка принимает слева маловодный Лугининский ручей, а справа — ручей санатория «Мцыри» и Подолинский ручей. На её берегах расположены населенные пункты Лигачёво, Середниково, Подолино, Голиково, г. Сходня и Усково. Устье Горетовка расположено вблизи Подрезкова.

Происхождение гидронима «Горетовка» не выяснено, хотя, по предположению И.Е.Забелина (СОМ-1995, с.31), он появился раньше гидронима «Сходня» и относился также к нижнему участку Сходни, т.е. Горетовка считалась главной рекой по отношению к верхнему течению Сходни (СОМ-1995, с.31). Известно, что местность по Сходне называлась Горетовым станом. Горетов стан, упоминаемый в писцовых книгах 16 в., занимал пространство между реками Истра, Клязьма и Москва (Поспелов, 2000). Однако, согласно документам 1505-1512 гг., некоторые селения на Сходне числились в составе Соболева стана. Можно предположить, что Горетов стан изначально был по берегам Горетовки в современном понимании этого гидронима, а потом, после расформирования Соболева стана, селения на Сходне были приписаны к Горетову стану (СОМ-1995, с.31). Важно также, что в верховьях Горетовки имеется д. Горетовка. В некоторых старых источниках (Магнуссен, Уманец, 1902, с.16) она фигурирует как Горедовка. На одной из карт (КОМ) показан населённый пункт Горедово, река же подписана как «Горедво», ниже как «Роредва», т.е., если исправить явные опечатки, то — «Горедва». Нужно «поднять» архивные источники, чтобы выяснить, как назывались река и соответствующие населённые пункты изначально. Вероятно, это поможет понять, река ли названа по населённому пункту или он по реке.

Очень важно, что единственным притоком Горетовки, который соизмерим по размерам с главной рекой, является Бакеевка, названная по д. Бакеево (Ю.Н.). Именно в этой местности (Бакеево, Горедово, Баранцево) местную реку и сейчас нельзя называть просто «речкой»: требуются гидронимы. Можно предположить, что населённые пункты Бакеево и Горедово названы по фамилиям владельцев (Бакеев, Горедов), а уже с них названия перешли на реки. В дальнейшем название главной реки (речка из деревни Горедова, т.е. Горедова, Горедва, Горедовка или Горетовка) могло «спуститься» к её низовьям, а Горетов стан получил название уже по реке. Когда же река стала использоваться для судоходства, гидроним «Горетовка» в её низовьях был забыт, чему способствовала удалённость населённого пункта Горедово. Однако, эта вполне логичная версия должна быть отброшена, если выяснится, что соответствующий населённый пункт появился поздно и, значит, назван по реке. Пока д. Горетовка фиксируется в документах лишь с 18 в. (Поспелов, 2000). Это означает, что деревня названа по реке и что гидроним возник в низовьях и имеет общее происхождение с названием местности (Горетов стан). Эта версия тоже не исключает антропонимическое происхождение гидронима и местности: например, по имени Горет или фамилии Горетов (УМ-03). Но стан мог получить название и по старинному прилагательному «горетый», т.е. горелый, что могло иметь связь с введением подсечно-огневого земледелия (Поспелов, 2000). Можно напомнить также версию И.Е.Забелина, что изначальный гидроним — «Горедва», причём он древний, дославянский, стоящий в одном ряду с гидронимами Моск-ва, Прот-ва и т.п.. Делались недавние попытки возвести его к балтоязычному источнику «Гар-ет-(у)ва» или «Гар-ат-ува» (УМ-03).

Тем не менее, в пользу этой версии пока нет каких-либо аргументов, кроме звукового сходства слов, а названия относительно маленьких рек в Московском регионе редко оканчиваются на «ва».

Источники
Источник Ю.Насимович. Реки, Озёра и пруды Москвы.
Васильева Н.П. и др. Ценные природные объекты Зеленограда. М., 1999;
Насимович Ю.А. Природа окрестностей Середникова. М., 1999;
Мачульский Е.Н. и др. Середниково. М., 1999;
Экология Зеленограда и основы устойчивого развития. М., 2001.

Река Горетовка — правый приток реки Сходня, длина 25 км. Площадь водосбора 95 кв. км. Исток на лесной заболоченной поляне в 2 км к западу от д. Жилино Солнечногорского района Московской области; устье у пл. Подрезково Октябрьской железной дороги, в Химкинском районе (ныне городской округ Химки) Московской области. На всём протяжении река протекает по южным склонам Клинско-Дмитровской возвышенности, имеет узкую долину с высокими коренными берегами.

Источник

Экологический вестник Зеленограда

Если не мы, то — кто?

» alt=»»/>

ИСТОРИЯ РЕЧКИ ГОРЕТОВКА

Из писцовых книг и исследований историков, а также из книг при церквях следует, что около 800 лет назад речка Горетовка была полноводной, судоходной, полна рыбы и дичи. О прежнем русле свидетельствуют бывшие берега речки, достигающие в размахе 50-60 метров. Но с вырубкой лесов под пашню река обмелела и в настоящее время представляет собой небольшую речушку.

Речка Горетовка

Некоторые историки и исследователи предполагают, что река Горетовка в своё время была частью удобного водного пути из Москвы во Владимиро-Суздальское княжество. В районе современных посёлка Новоподрезково и села Черкизова действовал волок длиной более 5 километров. Здесь суда с реки Всходни ставили на катки и перетаскивали, волокли на Клязьму, а потом плыли далее – к Оке и Волге. Историк Москвы И.Е. Забелин писал в 1905 году: «Этот переволок в действительности существовал вверх по реке Всходне, несомненно так прозванной по путевому восхождению по ней в долину Клязьмы, и притом… почти к самой вершине этой реки». И.Е. Забелин к тому же полагал, что в те далёкие века Всходней именовалась не сама река, а особая местность, которая лежала выше по реке Москве . По версии историка, Сходня (Всходня), скорее всего, носила наименование Горедва: «…Вверху теперешней Всходни в неё впадает река этого имени более значительным потоком, чем верховья самой Всходни» .

По берегам этой реки находится около 20 населённых пунктов: Дедёшино, Жилино, Горетовка, Бакеево, Баранцево, Голубое, Кутузово, Рузино, Лигачёво, Середниково, Подолино, Усково и др. (в настоящее время некоторые из этих деревень слились и стали микрорайонами более крупных образований: например, Дедёшино стало микрорайоном Алабушево, а Кутузово — микрорайоном г. Зеленограда). Каждое из этих поселений представляет богатую историю, тесно связанную с историей не только родного края, но и историей Москвы и историей всей России.

В 1941 году на берегах речки Горетовка в районе деревни Баранцево проходил огневой рубеж защитников Москвы. Здесь воевала 18 дивизия народного ополчения. Защитники Москвы насмерть бились за родную землю. До сих пор во время земляных работ находят останки защитников Москвы.

Курган горетовка 25.01.13

Памятник битвы под Москвой федерального значения в д. Баранцево

(Этот снимок сделан 20 лет назад. В настоящее время этот памятник в таком ракурсе снять не представляется возможным, т.к. вокруг всё застроено коттеджами).

Памятник в Баранцево

ПАМЯТНЫЙ КОМПЛЕКС ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ В ЧЕСТЬ ГЕРОИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ МОСКВЫ В ДЕКАБРЕ 1941 ГОДА В ДЕРЕВНЕ БАРАНЦЕВО.

Именно отсюда в декабре 1966 года был доставлен прах неизвестного солдата и торжественно захоронен у стен Кремля. Впоследствии на этом месте сооружен памятник «Неизвестному солдату».

История реки Горетовка тесно связана с выдающимися фамилиями русских политиков и общественных деятелей, писателей, поэтов, артистов: князей Всеволжского и Черкасского, Кутайсова, Столыпина П.А., Рукавишникова К.В., М.Ю. Лермонтова, В. Фирсановой, Ф. Шаляпина и многих других.

Владельцами многих поселений в долине реки Горетовка были князья Черкасские, родоначальник которых, Михаил Черкасский, был опричником Ивана Грозного. Ему принадлежало и сельцо Легачёво (ныне Лигачёво), расположенное на левом берегу Горетовки. На правом берегу реки стоял небольшой дом князей. И называлось это местечко Середниково.

В 1693 году Иван Черкасский построил в Середникове каменную церковь, действующую и поныне и носящую имя Алексия Митрополита.

церковь в Середниково

В 1770 году поместье вместе с деревней было продано за долги с аукциона, а через 5 лет его приобрёл Екатерининский вельможа Всеволжский В.А. Он развернул большое строительство усадебного дома, парка, прудов. Усадьбу эту строили крепостные мастера. Историки предполагают [21],что в проектировании её принимал участие зодчий Старов И.Е.

DSC08397

Липовая аллея ведёт к дому классического стиля. Перед ним парадный двор. Все архитектурные формы стройны и гармоничны. С удивительным искусством подчёркнуто строителями усадьбы своеобразие здешней природы. Красоту ландшафта дополняет большой каменный трёхарочный мост, перекинутый через овраг – «чёртов мост». Разноуровневые пруды вырыты в старом русле Горетовки, а река отведена в ином направлении. Сейчас она узкая и мелкая, а в те времена была широкая и полноводная благодаря плотинам. Их следы сохранились до наших дней. Большая каменная белоснежная лестница спускается от дома на высоком холме к прудам, где в своё время господа катались на лодках и кормили лебедей. Несмотря на то, что всё было сделано из камня, изящество всех архитектурных форм создавали впечатление лёгкости и воздушности всего ансамбля.

Для обслуживания усадьбы Всеволжский привёз из других своих владений 2 семьи крепостных столяров-краснодеревщиков: Зениных и Будкины – и поселил их в лесу, против церкви. Они-то и положили развитию деревни Лигачёво. Мастерство мебельщиков-краснодеревщиков распространялось из Лигачёва по всей округе. Деревня быстро росла. Впоследствии на этом месте возник Сходненский мебельный комбинат, действующий и поныне.

Но усадьба в Середниково знаменита не только своей красотой, но и тем, что здесь 4 года проводил летние месяцы М.Ю. Лермонтов у своего деда, брата его бабушки-воспитательницы (с 1829 по 1832 гг.).

«…Блистая, пробегают облака

По голубому небу. Холм крутой

Осенним солнцем озарён. Река

Бежит внизу по камням с быстротой…»

писал юный Лермонтов в 9831г. в Середниково.

Память людская бережно хранит каждое событие, каждый предмет, связанный с пребыванием юного Лермонтова в Середникове. Об этом написано много книг, проспектов, путеводителей. Бережно сохраняется вяз Лермонтова.

В 1991 году в 150-ую годовщину смерти М.Ю. Лермонтова здесь были собраны потомки Лермонтова, живущие как в России, так и за рубежом. Во время этого слёта было решено создать здесь Лермонтовский центр. Дело в том, что в советское время в усадьбе Середниково существовал санаторий по лечению туберкулёза с поэтическим названием «Мцыри». В настоящее время там открыт музей Лермонтова.

С того времени без явного новодела, профессионально восстановлены Центральная часть сооружений, интерьеры, ландшафт английского парка. В Середниково волшебная красота пейзажей, комплекс архитектурно-паркового зодчества высокого классицизма, аллеи, дорожки, мосты, каскад прудов великолепного парка изящно вписанные в причудливо изрезанный рельеф — всё это создаёт благоприятные условия для съёмок фильмов с историческими интерьерами. Там проводились съёмки фильмов: «Бедная Настя», «Адмираль», «Дело о мёртвых душах», «Чёрный монах», «Лермонтов», «Слуги государевы», «И всё-таки я люблю…», «Гоголь. Ближайший», «Тёмный инстинкт», «В гостях у Сказки».

Источник

Неизвестная речка Горетовка

К.э.н. В.Г. Семенов, президент НП «Российское теплоснабжение», г. Москва

«…Блистая, пробегают облака

По голубому небу. Холм крутой

Осенним солнцем озарён. Река

Бежит внизу по камням с быстротой…»

– писал юный Лермонтов о Горетовке (рис. 1).

Рисунок 1. Художник К.Ф. Юон. 1917 г. «Летний день». Вид на Горетовку и холм, описанный М.Ю. Лермонтовым.

Горетовка (Горедва) — приток реки Сходня, впадающей, в свою очередь, в реку Москву. В древности Горетовка и Сходня были полноводными, судоходными, полными рыбы и дичи. О прежнем русле свидетельствуют бывшие берега рек, достигающие в размахе между собой 50-60 м. Но с вырубкой лесов под пашни, в т.ч., и на территории нынешнего Зеленограда, реки обмелели.

В прошлом Горетовка считалась главной рекой по отношению к Сходне, т.к. она древнее, длиннее и была мощнее её.

Вятичи

В Х в. на территории немного севернее Москвы сошлись два славянских колонизационных потока. С северо-запада пришли окающие кривичи, а с юго-запада – акающие вятичи. Неширокая полоса их совместного проживания проходила через нынешний Зеленоград, а территория южнее его принадлежала государству вятичей, включая такие города, как Москва, существовавшая задолго до Юрия Долгорукого, и Старая Рязань.

Ровно 100 лет, начиная с 966 г., гордые и воинственные вятичи с переменным успехом воевали с Киевом. В последний раз они восстали в 1066 г., но Владимир Мономах смог окончательно их усмирить, правда только в четвёртом, основательно подготовленном походе. Интересно, что первые два похода из Залесья закончились ничем, дружина, поплутав по лесам, не нашла неприятеля.

Земля вятичей, затерянная в глухих лесах, считалась жителями других областей малодоступной и опасной. Мало кто из путешественников отваживался проехать через лесную страну. Переезд в 980 г. Ильи Муромца через «страну на замке» по прямоезжей дороге считался одним из его главных богатырских подвигов.

В то же время, вятичи вели оживленную торговлю. Были установлены торговые связи с арабским миром, Западной Европой и с Византией. Поток товаров шёл также транзитом, за охрану которого вятичи получали существенную плату.

Водные пути

Если внимательно посмотреть на карту России, то можно увидеть огромный водный путь, пересекающий с запада на восток её Европейскую часть от Можайска до Уфы по участкам рек Москва, Сходня, Клязьма, Ока, Волга и Кама. На этом пути на восток, по ранее гораздо более полноводным рекам, был всего один сухопутный разрыв – от места впадения речки Горетовки в Сходню и до Клязьмы – в районе нынешнего аэропорта Шереметьево (рис. 2).

Рисунок 2. Что осталось от некогда полноводных рек Горетовка (впадает сверху слева) и Сходня (бывшая Всходня).

Ещё в первом тысячелетии здесь существовал волок длиной всего 4-5 км. Ещё один волок был до реки Волгуши, по которой начинался путь на север – верхнюю Волгу и далее в Ярославль или в Новгород через Тверцу. От нынешней Москвы этот путь имел длину всего около 200 км, что в 10 раз короче обходного по большой воде Оки и Волги (поэтому по нему построен сегодня канал им. Москвы). Для охраны этих водных путей появились города Дмитров и Владимир (ранее Залесский, т.е. «за лесом» или «в залесской земле»).

Река Истра (ранее Истр, что тождественно древнему названию Дуная) и ещё несколько рек текут по этой же местности на юг, впадая в Москву-реку.

С небольшой территории около нынешнего Зеленограда по рекам можно было передвигаться во все стороны света (в т.ч. зимой по льду), недаром её, как ценнейший форпост, долго удерживали за собой вятичи.

Автор первой официальной истории Москвы академик Забелин утверждал, что всю эту местность ранее называли Всходней, т.к. через неё вятичи всходили в чужие миры. Плотность поселений в этих местах на порядок превосходила все окрестности.

Ценность территории повысилась ещё больше, когда появились и первые российские прямоезжие дороги (более тысячи лет назад). Их было всего две.

Дороги

В 1921 г. была создана Историко-географическая комиссия по исследованию вопроса происхождения города вятичей – Москвы и объяснения причин его возникновения на Боровицком холме. Эта комиссия и восстановила трассы двух главных древних сухопутных дорог.

С юго-запада на северо-восток Землю вятичей пересекала дорога из Киева через Смоленск в Ростов и Ярославль. Первое указание о ней содержится в «Поучении» Владимира Мономаха. Дорога дожила до XVIII в.

Другая, Волоцкая, названная так потому, что пересекала водный путь у «Волока» из реки Ламы в реку Рузу, где в 1135 г. встал город Волоколамск, шла с северо-запада на юго-восток – из Великого Новгорода в древнюю Рязань и далее – в Булгарию. К Москве-реке она подходила в районе брода у нынешнего Большого Каменного моста, предварительно пересекая Неглинную по первому в Москве мосту – Волоцкому, в районе нынешней Красной площади (на Волоцкой дороге построены современные стены Кремля от Средней Арсенальной до Боровицкой башни).

На пересечении этих стратегических сухопутных путей у вышеназванного брода, и появилось во второй половине XI в. поселение Кучково, в дальнейшем – Москва.

Сегодняшнее Пятницкое шоссе, бывшая Волоцкая дорога, пробитая через леса по водоразделам рек, является древнейшей стратегической дорогой России. Её значимость прослеживается даже по сегодняшнему, практически прямому, пути проходящему через Ангелово, по Митинской улице, далее, приняв справа Волоколамку, слева Ленинградку, по главной улице Москвы и через Красную площадь на Рязанское шоссе.

До начала XIX в. в России не было ни одной версты дороги с твёрдым покрытием. То есть, два сезона из четырёх – весной и осенью – дороги отсутствовали, просто как таковые. Гружёная телега могла перемещаться только героическими усилиями и с черепашьей скоростью. Дело не только в грязи, но и в подъёме уровня воды. Большинство дорог (в нашем понятии обычных троп) шло от брода к броду. Ситуацию спасала длинная русская зима, когда сама природа создавала удобный снежный путь – «зимник» и надёжные ледовые «переправы» по замёрзшим рекам.

Перевоз одного и того же груза на санях был минимум в два раза дешевле его же перевозки телегой. Здесь играла роль не только разница в состоянии дорог зимой и летом. Деревянные оси и колёса телег, их смазка и эксплуатация были в то время весьма сложной и недешёвой технологией. Куда более простые сани были лишены этих эксплуатационных сложностей. Поэтому сухопутное перемещение грузов в России до железных дорог было приспособлено к этой смене сезонов. Каждую осень в городах шло накопление товаров и грузов, которые, после установления снежного покрова, перемещались по стране большими обозами из десятков и сотен саней. Зимние морозы способствовали и естественному хранению скоропортящихся продуктов, – в любой другой сезон, при почти полностью отсутствовавших тогда технологиях хранения и консервации, они сгнили бы в долгой дороге. Зимой из Рязани везли в Новгород даже хлеб.

Горетов стан

Купцы, шедшие «с бременем тяжким» на своих постоянных конях, вынуждены были делать промежуточные ночевки между двумя «станциями» (русское – стан, становище, татарское – ям).

Характерно, что расстояние между древними вятичскими поселениями (как, впрочем, и между всеми поселениями древнего мира) соответствует дневному перегону примерно в 35 км, то есть пути, который могли осилить лошади за один день. Некоторые станы размещали при пересечении дорогой небольших рек или у естественных гаваней и названы их именами.

В 35 км от торга у впадения Неглинной в Москву-реку по Пятницкому шоссе находится древнее поселение – деревня Рузино, с 1505 г. более известная в письменных источниках по храму, как село Покровское.

Как называли это место вятичи, неизвестно. Письменных источников от них не осталось, но логично предположить, что на Рузинской горе вместо Покровского храма находилось языческое капище. Валентин Байков, живущий сегодня в д. Рузино, помнит небольших каменных идолов, украшающих огород его матери (рис. 3).

Рисунок 3. Валентин Байков около найденного им валуна на берегу р. Горетовки.

В 1237 г. по Волоцкой дороге до Волока Ламского и Торжка двигались войска монголов, разоряя всё на своём пути. Было уничтожено большинство селений, но жизнедеятельность дорог и после нашествия продолжалась. Так как стан находился у р. Горетовки, он, соответственно, был назван Горетовым, а уже в христианское время Горетовым станом назвали весьма значительную окрестную территорию.

Из-за развитых транспортных путей, плотности населения и, соответственно, больших доходов, Горетов стан находился на особом положении у московских князей — он был их личной вотчиной. Землями в ней наделялись только наиболее приближенные, те, кто всегда должен быть под рукой – жены, подчиненные служилые князья и даже княжеские псари и конюхи. В условиях тогдашнего хозяйства каждый феодал стремился завести небольшую вотчину поближе к столице, откуда он мог получать трудноперевозимые и громоздкие припасы (сено, дрова и т. п.).

К Горетову стану относились земли нынешних городов Истра, Красногорск, Зеленоград, Химки и множества других поселений. Но были земли и в пределах нынешней МКАД – это всё Тушино, Пресненский и Хорошевский районы от Москвы-реки до метро Динамо и Аэропорт, улицы Красная Пресня, Никитские и Тверская до Кремля.

В XIV в. от Кремля на Тверь была пробита Тверская дорога, а после присоединения в 1485 г. Твери к Московскому княжеству, Волоцкая дорога постепенно потеряла своё значение, так же, как и постоялый двор на р. Горетовке, сохраняясь более в названии существовавшего ещё сотни лет Горетова стана.

Но сам постоялый двор просуществовал до революции. На карте окрестностей Москвы 1917 г. ещё показано 5 древних дорог, сходившихся в д. Рузино: из Волоколамска, две – из Москвы, из Чёрной Грязи (первой от Москвы станции на Тверском тракте) и из Клина (рис. 4).

Рисунок. 4.

Причём, для дороги в Черную грязь при строительстве Николаевской железной дороги был заложен специальный туннель, по которому и сегодня ездят автомобили (рис. 5).

Рисунок 5. Старинный автомобильный туннель.

Софья Витовтовна

Первой доподлинно известной владелицей окрестных земель была великая княгиня Софья Витовтовна, дочь великого князя литовского Витовта и жена великого князя московского Василия I, которая оставила огромный след в российской истории.

Рисунок 6. Великий князь Василий I и великая княгиня Софья Витовтовна. Фрагмент «Большого» саккоса митрополитп Фотия. 1-я пол. XV в.

Княгиня прожила долгую жизнь, в которой было множество взлётов и падений. Даже в 80 лет она смогла возглавить оборону Москвы и защитила её от нападения.

Княгиня родила 9 детей, 5 мальчиков (выжил только один) и 4 девочки, одна из которых, Анна, стала женой византийского императора Иоанна VIII Палеолога. Судьбе было угодно распорядиться так, что племянник Анны – Иван III в дальнейшем женится на племяннице её мужа – Софье Палеолог.

В 1447 г. Софья попала в плен и была вывезена Дмитрием Шемякой в Чухлому. В вызволении её приняли участие два боярина: Василий Кутузов и Михаил Сабуров, за что они были вознаграждены княгиней самым ценным во все времена – землёй. Так в середине ХV в. появились Сабурово и Кутузово, а в соседнем Покровском (будущем Рузино) обосновались Пешковы-Сабуровы.

Село Покровское (Рузино)

Поражает богатство народного языка, давшего названия огромному множеству городов, сел и деревень. И ведь существуют уникальные, неповторяющиеся названия. Рузино в России единственное. Правда, ещё одно Рузино существует в Италии, недалеко от Генуи. Вероятно, его тоже основали выходцы из подмосковной Рузы – города с названием от угро-финского (ныне мордовского и эрзя) слова (руз – русский человек).

Деревня Рузино вплотную примыкает к московскому г. Зеленограду, гранича с ним по р. Горетовке. От древнего Покровского сегодня сохранились только надгробия ХV-ХVI вв., обнаруженные при разборке старого фундамента вначале восстановления Покровской церкви.

Первые белокаменные надгробия появились в Московской Руси в XIII в., в это время исчез распространенный у славян обычай захоронений в курганах. Несмотря на свою простоту, белокаменное надгробие в Московской Руси было недёшево: в XVI в. за его изготовление платили, примерно, два с половиной рубля, а за корову – от полутора до двух рублей. На самых ранних плитах вырезались линии из двух рядов мелких треугольников «волчий зуб», обращённых вершинами друг к другу. Надписи не делались до конца ХV в. – потомки тогда помнили своих предков и без них. Одна из древнейших надписей “БОГ” на осколке древней плиты из Рузино не похожа на ровные строчки ХVI в. (рис. 7).

Рисунок 7. Древнейшая надпись слова «БОГ» на осколке древней плиты.

Первое доступное упоминание о с. Покровском, располагавшемся на Рузинской горе – верхней части нынешнего Рузино, относится к 1505 г., – в виде купчей записи о покупке Захаром Копытовым у Ивана Пешкова с. Покровское на р. Горетовке. Продавалось само село и окрестные деревни “съ лесы и съ луги и съ пожнями и со всеми угодьи, и со всем съ темъ, что къ тому селу и къ деревнямъ и к починку из старины потягло, куды изъ того села плугъ и соха и коса и топоръ ходилъ”.

Пешковы относятся к ответвлению рода Сабуровых, родственного роду Годуновых. Отец Ивана, ранее владевший Покровским, Дмитрий Пешков-Сабуров известен как боярин, главный сопровождающий в 1495 г. в Литву великой княгини Елены – будущей королевы литовской и польской.

Из многочисленных, весьма знатных свидетелей сделки, выделяется необычная фигура Микулы Ангелова. Грек по происхождению, он был приглашён в Москву царевной Софьей Палеолог из династии Палеологов, племянницей последнего византийского императора, в 1471 ставшей второй женой Ивана III (герб Палеологов – двуглавый орёл и сегодня является гербом России).

Рисунок 8. Герб династии Палеологов – прототип герба России.

Самое интересное, что Микула – не просто знакомый Софьи, он был её родственником, и, в соответствии с русифицированной фамилией, происходил из династии Ангелов – византийских императоров, правивших до Палеологов. Оказавшись в России, Микула женился на Феодоре – дочери Дмитрия Пешкова.

Софья Палеолог подарила молодым земли для вотчины недалеко от Покровского. И сегодня рядом с московским районом Митино существует село Ангелово, а в самом Митино есть Ангелов переулок.

Храм в Ангелово

Рисунок 9. Храм в с. Ангелово.

Через Микулу Ангелова Сабуровы породнились с потомками византийских императоров и смогли претендовать на родство с русским великокняжеским домом. В 1505 г. внучатый племянник византийского императора, сын Софьи Палеолог Василий III впервые в московской истории взял в жёны не иностранную принцессу и не русскую княжну, а невесту из семьи старомосковского боярства Соломонию Сабурову –троюродную сестру Феодоры.

Покупателем Покровского был Захар Копытов, более всего известный своей тесной связью с Чудовым монастырём, которому он и подарил село в 1525 г. Сохранилась Данная грамота о дарении села главному монастырю страны, находившемуся в Московском Кремле. В качестве возмещения монастырь продал Копытову по сходной цене с. Алексеевское, сохранившееся в московских названиях Алексеевской улицы и метро «Алексеевская». Сегодня с Захаром связана только московская речка Копытовка, спрятанная в трубу в районе ВДНХ.

Из истории села

Развитие территории вокруг Покровского продолжалось до середины ХVI в., вплоть до введения опричнины в 1564 г. После чумы 1571 г. численность населения резко снизилась, а оставшийся народ был полонён при набеге крымского хана Девлет-Гирея.

В писцовой книге, составленной для учёта населения в 1584 г., на многих страницах тянутся скорбные перечни «пустошей, что были деревни«. В ведении Чудова монастыря к “живущему” селу Покровское были приписаны 17 пустошей. Людей оставалось настолько мало, что их пришлось привозить из других отдалённых поселений.

В 1600 г. боярин из Рузы привез 5 семей столяров, работавших в Рузе на монастырь. С них начались столярные промыслы в окрестных деревнях.

Время царствования Бориса Годунова сопровождалось с 1601 г. жуткими катаклизмами. Наступил страшный голод, который продолжался до 1604 г., когда вымерла «треть царства Московского». Причиной был сильный неурожай, который стал результатом извержения вулкана в Перу. Это привело к накоплению пепла в атмосфере Земли и вызвало малый ледниковый период, характеризовавшийся 10-недельными проливными дождями летом и ранними морозами осенью.

Цена хлеба увеличилась в 100 раз. Масса голодного населения разбрелась по дорогам и стала грабить. «И много людей с голоду умерло, и много сёл позапустело, и много мертвых по путям валялось, и много иных в разные грады разбрелись и на чужих странах помроша«. Люди собирались в Москве, в которой умерло около 130 тыс. человек, несмотря на помощь, оказываемую Годуновым.

Грабежами и убийствами крестьян сопровождалось нашествие армии Лжедмитрия I, которому удалось в 1605 г. сесть на московский престол. Вслед за тем в стране развернулась крестьянская война под руководством И. И. Болотникова, а в 1608 г. началась новая польско-литовская интервенция. Армия Лжедмитрия II не смогла овладеть Москвой и встала лагерем на Тушинском поле. Полтора года находилось здесь войско Лжедмитрия, и каждый день из Тушинского лагеря отправлялись в окрестные селения военные отряды, отбиравшие у населения продукты и скот. Храм в Покровском сожгли.

Боярин увез всё-таки людей обратно в Рузу, но позже, когда все относительно успокоилось, привёз снова. Приезжие крестьяне были не крепостные. Когда их спрашивали – Вы откуда? Они отвечали – из Рузы, и территорию у монастырского двора постепенно стали называть Рузино. Сегодня ещё есть семьи, у которых родня проживает в Рузе.

Период после “смутного” времени (после 1613 г.) характеризуется значительным хозяйственным подъёмом на территории Горетова стана, но новый деревянный храм удалось построить только в 1646 г.

В 1678 г. значатся при монастырском дворе «один староста, 3 дворника, 3 воспитанника, взятые в малых летах, 6 дворов крестьянских и 2 бобыльских».

В 1754 г. князь Александр Яковлевич Голицин попросил соизволения построить новый деревянный храм Николая Чудотворца вместо сгоревшей церкви в его вотчине – с. Ильинском «так как доровые люди и крестьяне того сельца и деревни Савелки для всяких треб ходят в село Покровское в 10 верстах». Позволения не было дано, потому что «по осмотру Селецкого правления и допросу тамошних обывателей, никто не мог сказать, в каком году оная церковь сгорела. Погост порос лесом и на оном погосте вновь церкви быть не должно». Разрешение было получено только через 2 года, когда селение даже переименовали в Никольское. Сегодня Никольский храм является главным в Зеленограде.

В 1763 г.у появилась первая подробная карта окрестностей Москвы «План Царствующего Града Москвы с показанием лежащих мест на тридцать верст вокруг» (рис. 10). Из него определилось место бывшего монастырского двора, поглотившего древний стан.

Рисунок. 10.

Село принадлежало Чудову монастырю до 1764 г., когда по указу Екатерины II была проведена секуляризация церковных и монастырских земель. Вотчина Чудова монастыря отошла в государственную казну. Село Покровское относилось к Коллегии Экономии. Монастырские крестьяне стали государственными, в отличие от крепостных крестьян соседних деревень.

В 1806 г. деревянный храм сгорел второй раз, на сей раз – от неосторожного обращения с огнём. Местными жителями при разборе глухой часовни была найдена закладная медная дощечка, свидетельствующая об этом пожаре.

В 1815 г. надворным советником Щербачевым Александром Петровичем совместно с крестьянами был построен однопрестольный храм (в стиле ампир) во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

В округе развивалось кустарное производство мебели. Особенно хорошо пошли дела после пожара Москвы 1812 г. Брехово и Рузино специализировались на “кривой” мебели. Стала знаменитой мастерская Князева. Даже свое прозвище Князев получил потому что считался князем мебельщиков. У него работало до 70 человек работников и учеников. У местных жителей сохранилось немного старинной мебели, в частности стол, каждая ножка которого является фигурой льва.

Деревенские краснодеревщики долгое время вынуждены были пользоваться заготовками единственного имеющегося в Москве пильного завода, который, как монополист, завышал цены. Нашёлся толковый механик-самородок Зенин, который решился построить свою пильную мельницу, что и было осуществлено в 1845 г. в д. Лигачёво с использованием двигательной силы р. Горетовки. Началось соперничество заводов в количестве листов фанеры с одного дюйма дерева. Московский делал 8, крестьянский Зенинский довёл выпуск до 13. Москвичи смогли подняться до 12 и сдались.

В 1883 г. в селе даже была построена школа краснодеревщиков имени Лермонтова, являвшаяся филиалом Строгановского училища.

Во второй половине ХIХ века Подмосковье захлестнула волна раскопки курганов. Крупнейший, отмеченный в писцовой книге 1627 г. как «Великая Могила», поражал своими размерами: его насыпь имела высоту более 7 м и диаметр около 20 м. Курган находился на земле митинской крестьянской общины, и местные жители оберегали его, поскольку, согласно старинному поверью, в нём находились сокровища знаменитых разбойников или даже самого Лжедмитрия. Приехавшему летом 1883 г. с листом от Академии наук археологу А.И. Кельсиеву с трудом удалось уговорить крестьян проводить в этой местности археологические раскопки. Согласились на том, что за найденные в кургане золотые и серебряные вещи крестьянской общине будет выплачена их стоимость по весу, а за медные и железные, если их окажется больше пуда – платить за каждый пуд. Каково же было разочарование местных жителей, когда обнаружилось, что в погребении оказался лишь скелет старого воина с конскими удилами и двумя глиняными горшками в изголовье.

В 1898 г. церковный староста Иван Никифорович Комов обратился в консисторию с просьбой о расширении храма двумя приделами. Были построены: северный придел – во имя преподобного Сергия Радонежского и южный – во имя Тихвинского Образа Божией Матери (рис. 11).

Из-за древней истории и связи с Чудовым монастырём храм был очень почитаемым, достаточно сказать, что в Крюково, бывшим и до революции большим поселением и первой железнодорожной станцией после Москвы, так и не было построено своего храма и прихожане часто предпочитали ходить за два-три километра в Рузино.

Рисунок 11. 1900 г.

Перед Великой отечественной войной храм был разорён, но службы продолжались до самой войны. Дальнейшая судьба настоятеля храма и дьякона неизвестны.

Из воспоминаний Г.В. Молодкиной (книга Н.И. Завьяловой «Усадьба Середниково»): «Была церковь – село Покровское. Это сейчас вот теперь новое там Рузино. Церква была какая хорошая, большая, три алтаря. Ой, как пели хорошо! Ведь тогда не нанимали хор-то, а девушки пели-то деревенские прихожане. Бывало все нарядные, причёсанные. У всех косы какие!

Всё разорили. Я в церкву ту ходила и все. Разорили её в тридцатом, тридцать первом, тридцать втором. Церкву-то разломали всю. А доломали уж во время войны-то. Когда её разорили, там колхоз веники сушил, зерно сыпал. А уж вот как война началася, тут и бомбил, частью разбомбило и тут уж растащили её (…) жители».

В 1941 г. во время обороны Москвы храм вошёл в первую линию оборонительных сооружений. При обстреле была повреждена колокольня, западная часть храма, пробоина от снаряда в куполе. Небольшой подвал храма служил бомбоубежищем для артиллерийского расчёта, находящегося на горе. Покровский храм самый ближний к Москве храм, пострадавший от прямого обстрела. Если не учитывать разрушение колокольни в Середниково своими войсками в целях маскировки, и вызов огня на себя нашими бойцами, засевшими в храме Козино, то ни на более близких к Москве рубежах, ни в самой Москве не пострадало ни одного храма. Покров Богородицы защитил их.

Немцы неоднократно выдвигались из Крюково в сторону Москвы, но были отбиты обратно. 3-4 декабря они появлялись на окраине Рузино у моста через Горетовку.

Непосредственно в селе располагались два полка гвардейского кавалерийского корпуса Доватора. С началом контрнаступления корпус был выдвинут из Рузино в Рузу, где, по злой иронии судьбы, Доватор погиб.

После того, как немцев отогнали, из леса стали выходить жители близлежащих деревень, дома которых были сожжены или разрушены. Чтобы построить жилье, они стали растаскивать кирпич от разрушенной колокольни и потихоньку разбирать стены храма.

Рисунок 12. 1948 год

Приблизительно в 1960 г. храм был окончательно разобран на кирпичи, проданные табачной фабрике «Дукат» для устройства пионерского лагеря. Также из этого кирпича построен 3-этажный 12-квартирный жилой дом для персонала фабрики.

Кладбище вокруг храма сравняли с землей. Надгробия использовались при строительстве фундаментов домов, а на месте кладбища сделали футбольное поле.

Горетовка и Клязьма – реки, на которых остановились немцы на самых ближних подступах к Москве в 1941 году

Враг рассчитывал взять Москву в октябре 1941 г. Катастрофический исход сражений под Вязьмой и Брянском вызвал ликование в Германии. Только в плен было взято 650 тыс. наших солдат и офицеров. Впервые после начала восточной компании публично выступил Гитлер, объявив, что «противник разгромлен и больше никогда не поднимется!». Он даже дал указание подготовиться к расформированию 40 пехотных дивизий для освобождения рабочей силы, необходимой для промышленности.

10 октября из остатков Западного и Резервного фронтов был образован новый Западный фронт во главе с Жуковым. В него направлялись части, вышедшие из окружения и поступающие резервы, однако набралось всего 90 тыс. человек. Жуков сам рассказывал, что на участке фронта длиной около 300 км наши войска практически отсутствовали.

С 20 октября Москва объявлялась на осадном положении. В городе началась паника и беспорядочная эвакуация.

Но в операции «Тайфун» произошел сбой, объяснявшийся, в первую очередь, приходом осенней распутицы: со дня празднования Покрова Пресвятой Богородицы – 15 октября – начались интенсивные дожди. Как вспоминал позднее Гудериан: «последующие несколько недель кругом стояла непролазная грязь». Войска могли передвигаться только по шоссе, но немцы всё же смогли захватить Калинин, Можайск, Наро-Фоминск, Малоярославец и Алексин. В конце октября – начале ноября наступление прекратилось почти по всем направлениям. Несмотря на значительное продвижение на участке в 230-250 км, прорваться к Москве не удалось. Наше командование получило самое главное – время.

Немцы восстановили наступление на Москву 15 ноября. Предполагалось окружить город с севера и юга, а потом взять его, но бои под Серпуховом серьёзно затормозили немцев на юге, и реально наступление было успешным только с запада и с северо-запада.

4 ноября начались морозы и до весны снег и лёд не таяли. Распутица закончилась, и увязающая в грязи техника перестала быть сдерживающим фактором для действий обеих сторон. Постепенно образовался твердый наст. Снега было еще мало и техника могла передвигаться повсеместно. Наши оборонительные укрепления были сосредоточены вдоль главных дорог, но немцы, сохраняя силы, наступали по второстепенным, меняя направления ударов.

Несмотря на очень серьёзное сопротивление, немцы подошли к Москве практически вплотную. Были заняты Клин, Солнечногорск, Волоколамск, Истра. Гитлер был настолько уверен в успехе, что перебросил часть авиации от Москвы в Средиземноморье на помощь Муссолини.

1 декабря началось последнее массированное наступление на Москву, в результате которого были захвачены самые ближние к Москве населённые пункты. Вплотную к Москве немцам удалось создать только 2 опорные базы: в Красной поляне (ныне Лобня) и в Крюково (Зеленоград).

Бои в районе Крюково начались 29 ноября 1941 г. 30 ноября поступило распоряжение штаба группы армий «Центр»: «В последнее время установлено, что противник пытается облегчить свое положение, перебрасывая целые дивизии или части дивизий с наименее угрожаемых на наиболее угрожаемые участки фронта. Прибытие нового пополнения было замечено только на одном участке и в небольшом количестве. Из этого следует, что оборона противника находится на грани кризиса. Необходимо напрячь все силы, чтобы использовать эту слабость противника…». Командующий фон Бок ввел в бой последний резерв – 1-ю танковую дивизию.

Непосредственно Крюково оборонял 1073 стрелковый полк. Он смог удержаться до обеда 2 декабря и начал отходить. Не смотря на многочисленные директивы отбить Крюково, это не удавалось сделать. Немцы крепко держались за поселок. Они превратили его в укрепленный плацдарм, используя большое преимущество в танках и естественные возвышенности. В сторону Пятницкого шоссе была захвачена деревня Каменка, также возвышающаяся над местностью.

Таким образом, немцы заняли территорию по левому берегу р. Горетовка на расстоянии примерно 15 км (Бакеево, Общественник, Каменка, Горетовка, Крюково, Малино) и не смогли продвинуться за маленькую речку. Восточнее они дошли до левого берега р. Клязьмы в районе нынешнего аэропорта Шереметьево (район древних волоков), а далее до Красной Поляны и деревни Катюшки, по левому берегу Клязьмы.

На Рузино, находящееся на правом берегу Горетовки в 2 км от Крюково, немцы не покушались, кремлевская земля была уже им не по зубам.

За Крюково велись очень упорные бои. За 9 дней железнодорожная станция 8 раз переходила из рук в руки, иногда по несколько раз за день. Местные жители вспоминали, что, сидя в своих укрытиях, слышали то русскую, то немецкую речь. В течение 4 и 5 декабря 8-я гвардейская стрелковая дивизия вела бои в самом Крюково. Противник, сосредоточив два батальона пехоты и 60 танков (столько же было у немцев при обороне Берлина), оказывал упорное сопротивление, используя орудия и пулеметы, установленные непосредственно в домах, приспособленных для обороны. Два батальона 1075 стрелкового полка в результате атаки немецкой пехоты при поддержке 10 танков были окружены, но смогли выбраться из окружения. К исходу дня 5 декабря в 1075 стрелковом полку, осталось в строю 177 бойцов.

Следующая атака наших войск на Крюково случилась 5 декабря, для этого была создана оперативная группа, которой командовал лично командир 8-й дивизии Василий Андреевич Ревякин, сменивший на этом посту погибшего Панфилова. Но опять неудачно.

С рубежа Менделеево – Матушкино – Крюково – Кутузово – Рузино бойцы 16-й Армии под командованием Рокоссовского 7 декабря 1941 г. перешли в окончательное наступление, и в результате кровопролитнейших боёв, доходивших до рукопашных схваток, Крюково и Каменки были освобождены.

Из сообщения Совинформбюро о контрнаступлении: «В районе Москвы, которой хотели овладеть немцы, но вынуждены были отступить, настоящей зимы ещё не было, ибо морозы, как правило, ещё не превышали 3-5 градусов. Наоборот, погода была благоприятна для немцев. Зима началась в этом году поздно и медленно».

И на самом деле стояла обычная для тех лет погода, но в начале декабря сильно похолодало. Ещё в приказе войскам юго-западного фронта от 4 декабря говорилось: «В связи с наступлением холодов и вьюжной погоды противник, как показала практика последних боев, как правило, действует от одного населенного пункта до другого. Легкое летнее обмундирование немецких солдат и офицеров совершенно не приспособлено для действий в зимних условиях. В силу этого тактика немецких частей сводится к занятию и удержанию населенных пунктов. В тёплых хатах, сараях, стогах сена и оврагах прячется противник, спасаясь от холода и снега. Противник избегает вести длительный бой в поле, вне населённых пунктов».

Для предотвращения обморожений немцы были вынуждены занимать окопы и огневые рубежи только днём, а ночью оставлять полевые караулы. Вот почему так удачны были ночные атаки.

В первых числах декабря морозы стали настолько сильными, что боевая техника немцев окончательно потеряла способность к передвижению из-за размороженных двигателей и отсутствия зимнего топлива. Только в Крюково было захвачено 60 неподвижных танков и 120 автомобилей – всё, что имелось у немцев на тот момент. Лишившись танковой поддержки, испытывая колоссальные проблемы с подвозом боеприпасов из-за остановившихся локомотивов, немцы были выбиты из всех опорных пунктов.

И вдруг 8 декабря, после последней ночной атаки, когда Крюково было освобождено, резко потеплело – до –3 °С. Штаб управления погодой сделал свое дело. Враг добрался до границы земель кремлёвского Чудова монастыря и откатился так далеко, как не рассчитывало наше командование в самых смелых планах контрнаступления.

Восстановление храма

В 1997 г. вновь была зарегистрирована церковная община, и в 1998 г. появился временный деревянный храм (рис. 13).

Рисунок 13.

13 декабря 2008 г. общину постигло большое несчастье – пожар, третий за историю Покровского храма (рис. 14).

Рисунок 14.

Было решено восстанавливать каменный Покровский храм, превратив его в храм-памятник Битве под Москвой 1941 г. В 110 тыс. кирпичей, из 450 тыс., использованных при его строительстве, заложены поминальные записки о погибших защитниках Москвы, а в мемориальном парке установлено 8 памятников воинам с разных территорий Советского Союза, защитившим Москву.

Храм возводится таким же, как был раньше, и по старым технологиям. Толщина стен 4,5 кирпича (рис. 15).

Все работы осуществляются без государственного финансирования – на пожертвования неравнодушных людей, включая энергетиков Москвы и Московской области.

Лето 2112 года, начало

Ноябрь 2017 года.

Рисунок 15. Хронология восстановления храма в фотографиях: а –

лето 2112 г., начало; б – 2014 г.; в – 2016 г.; г – ноябрь 2017 г.; д – июль 2018 г.

Из воспоминаний жителей Рузино о войне

Мария Сергеевна Журавлева. Церковь большая очень, до войны действующая была. Все ходили. В войну же её разбомбили и всё растащили. Надгробия мраморные были, всё растащили.

– В войну выселяли?

– Ну было такое. Отсюда чтобы уехать. Ну и все собрались, вот так вот. И папа собрался, папа был на брони. И приехал и говорит, надо уезжать. Корова была у нас. Собралися, посадили Сашу, Серёжу на санки, корову запрягли, а мне 6 лет, пешком. Я уже большая.

– Нидокуда. Все собрались уже, всё, и вдруг он пошёл к одному соседу, пришёл и говорит, давай мать, распрягайте, давайте, всё – никто не едет. И никто не поехал.

На горе 12 домов было. Соседний пополам разбомбило, а у нашего воронка. Помню мы всё таскали оттуда, из леса, чтоб засыпать. Тут колодец был, в него неразорвавшиеся снаряды бросали.

Катюша, катюша орудие такое, стояло здесь вот.

Военные по домам были, но мало. Лошади были здесь ещё. На лошадях были. И вот одной лошади ногу оторвало. Трофимов дядя Серёжа, папа поймали лошадь, зарезали, мясо было. Дня три мы поели, потом у нас утащили.

Стреляли, когда немца отгоняли, очень. В окопе жили. Солдаты помогли, окоп рыли. У папы железо было, хорошо железом накрыли. Когда мы сидели в окопе, все прижались к маме, а по железу осколки.

В Кутузово немец был. А как же, когда они к речке подошли у нас. Нашей речке.

Мария Сергеевна Шмелева. Сорокин Иван колокол снимал. Ну заставили. Как плакали все. Это, наверное, было в 33-м. А перед войной начали в церкви валенки валять. Священник ещё был,

а крестили на дому.

А в войну-то, Господи! У нас десять берёз стояло и все поспиляли снарядами. А мы-то были

в котловане, у нас отец только был в доме. Где речка, у нас там котлован был, убежище, картошка колхозная лежала. И вот теперь наши солдаты пришли к нам и говорят: «Вы что ж, куда уселись-то, где самая бойня? Идите домой!» Все по домам ушли. А в этом котловане тётя Катя Колганова двойню родила. Роды принимали. Ой, Господи…

Валентин Байков. Я, мама, сестра были в овощехранилище. И козу взяли. А бабка с двумя козами остались в деревне. Сказали так: если немцы прорвут, мы деревню сожгём, уже было всё готово.

Здесь стояли казаки Доватора.

Валентина Ильинична Комова. Дед мой старостой был в церкви. Тут было поле, и мы ходили по картошку, горох. Конечно, гоняли нас. На лошадях эти объезчики были. А что делать, есть хочется. Тютюшки ели, траву. Я с голоду уже умирала. Пришла соседка, которая у нас там жила и говорит: «Клавдия Михайловна, положи её, говорит, на скамейку, ей умирать будет легче, чем на мягкеньком». Положила мама меня на скамейку и уже глаза говорит закрыла, всё. И вдруг тётя Клава Леонтьева стучит в 4 часа утра, несёт яйцо. Курица снесла яйцо. Влили мне это яйцо, и здесь я ожила.

Людмила Васильевна Мазжюхина. Немец на Прудках был – это сзади Рузино, в сторону Кутузово, где автобусные остановки.

У Храма в купол попал снаряд, и вот тот угол совсем отвалился, и колокольня. И там убило троих солдат и парнишку. Снарядом били, они с Крюково били – немцы. А наши отсюда – туда.

Вот в лесу стояли. Здесь лошадей столько было убитых, вот на этом бугре.

Дома наши жгли. Мы в Надовражино были. Сначала матери говорили: «Мать, по-хорошему, забирай детей и уходи из дома». Ребята выкопали окоп в саду. А мать встала утром, печку затопила. А потом в сени зашли, говорят: «Всё мамаш, давай, детей забирай, вон из дома» – на неё. А у неё пузо-то – вот такое! И мы, пятеро детей вокруг, один одного меньше.

Выгнали нас и сразу начали бутылки кидать, и дома заполыхали. И наши сразу в лес и танк едет, и немцы в деревню заходят. И стреляют, не пойми, кто в кого стреляет. Дом горит, дышать нечем, мы поползли в другой окоп, он такой в три наката, буквой «Г» был. Приползли, нас пустили только у самого входа, а есть нечего, там сухарики мать взяла на скорую руку. Поползли к соседке, а тут немцы, тут как тут. Они у мамки выхватили сестрёнку-то мою, берут её, в снег кидают, а морозы-то какие были!

Потом мать: «Вась, Вить, ползите за Верой-то, жива она или мёртвая, притащите её!». Так вот они поползли. Так они, знаешь, проволокой её завертели – где уж они проволоку взяли, раскачивали и в снег кидали.

Вот они её притащили. Живую? Живую, да. Откачали её. Четыре годика было.

Вот так мы отсиделись, теперь смотрим, батюшки, приоткрыли дверку в окопе, выходите. Ну и вот, мы выходим друг за другом. А нас же пять человек, да мать с таким пузом. Теперь они нас в ряд поставили, по росту всех, вот так вот в ряд. Мамка: ну вот детки давайте прощаться. Они автоматами над нами вот так вот водят. Как сейчас вижу, один такой небольшого росточка, главный ихний немец, вот так ремни у него, и два солдата с автоматами. Дёргали, дёргали нас, потом командуют: «Идите в окоп». Мы развернулись, и, главное, чтоб опять друг за дружкой шли. И мамка оказалась последней, и опять: «Ну, детки, сейчас мы будем опускаться, и они… чтобы мы не наружи валялись». Но ничего, как-то они нас. А вот одну семью расстреляли и в туалет бросили.

И вот так вот мы там побыли, и соседка говорит: «Надюх, у тебя ребята, пускай на колодец сходят, водички принесут». И пошёл Витя, пополз за водой на колодец. Только начал качать, и немцы подъезжают на лошади с бочкой. Заставили его качать целую бочку. А у нас ни обуть, ни одеть нечего, тряпками заворачивали. Он как качал, так и остался у колодца.

Мамка опять говорит: «Ой Вась, что-то долго Вити нету, ползи, притащи его». Притащил, тот ноги отморозил.

Ночью Вася выполз в туалет, а тут – наш, из Рузино. Расспросил, где тут штаб, что они с вами делают, немцы. Ждите, говорит, будет ночь – их погонят. Крепитесь, держитесь. Вася спустился: «Мам, кого я видел сейчас! Витю, соседа!». Наши, потому что знают хорошо всю местность, вот их, как партизан, посылали везде всё узнать.

Наступила следующая ночь, ой, что ж творилось! Это, знаешь, белого света не было видно. Непонятно, кто в кого бьёт, кто в кого стреляет. Слышим только: и танки идут, и кричат, и стрельба идёт.

Вылезли из окопа, есть нечего, холодно. Мамка: «Пойдёмте в Рузино».

Зашли в лес, лежат наши. Знаешь, как дрова. Все убитые, кровь запечёная. И все в валенках. Витю-то на санках везли, у него ноги отморожены. Остановились, мамка и говорит: «Вась, знаешь, чего, на ноги надо чего-то одевать, может снимешь валенки с солдат-то?». Вася первый пошёл, Коля за ним, и я с дуру попёрлась.

Вася подошёл, стал дёргать, а разве ж снимешь, они же всё уже, закостеневшие. И вдруг едет командир, он на лошади верхом ехал. И теперь он так приостановился и спокойно говорит: Деточки, вы чего там? Вы знаете, что, давайте разворачивайтесь и идите след в след. Идите обратно сюда, на дорожку. Только мы вышли, он как мать начал ругать! Ты куда детей послала, ты пойми, здесь все заминировано!». Уж он нас. Уж он мать. Как же он её чистил! Она плачет, её всю трясёт, и Веру на руках держит, и сама вот-вот родит.

Ну они в одну сторону, мы в другую. Тут повозка остановилась и дали нам хлеба. Шесть буханок. И вот мамка и руки целовала: «Ой, спасибо, сыночки!».

И вот выходим к Рузино, а здесь танки ещё идут. А снега много. Танки на поворот крутой, так и так сразу. И все вылезли на снег, и Витю успели втащить на санках на обочину, а я опять сзади и получилось, что я не успела залезть, и танк прёт. Вася меня дёрнул на себя и танк вплотную проехал. Так вот мне суждено, наверное, жить.

Мария Михайловна Комова. Когда в Крюково был немец, храм-то всё стоял. А церковь хорошая у нас была. От Крюкова самолёт вылетел, бомбить стал, а его всё-таки сбили. Здесь он и рухнул.

Вот у нас кладбище, которое в лесу, туда немцы-то и пришли. Пробралися. А их наши как-то перехватили. Немцы их как-то быстро подобрали.

Вредительства было полно. Полно-полно. Потому что, я так понимаю, за кусок хлеба, так можно сказать… Голодовали мы. Вот сухарь был бы сухой, это было хорошее дело.

Самолёты и не видели мы. Они же хитрые были. Они же по ночам. Только гул был. Гууу, гууу, и – на Москву. Там уже обстрел большой был. Москву-то держут, не подпускают. Только у нас в деревне, вот они пришли к нашей деревне, здесь они и должны погибнуть. Наших много. Много наших погибло. Солдат конечно мало, очень мало было. Но потом как начали по этой дороге – по Пятницкой, и откуда всё взялось? И какие-то машины, и какие-то трактора. Всё! И как погнали туда к Солнечногорску.

Я, знаешь, что хочу сказать. Вот был бы Храм! Его как огурчик бы сделали. Туда тянулся бы, тянулся бы народ.

Источник

Читайте также:  Как строили набережную москвы реки
Adblock
detector