Меню

Река не куда не поплывет

Сезон большой воды. Россиянам напомнили, где ждать паводков и как с ними жить

Начинаются паводки в России. В некоторых регионах малое половодье скажется на урожае и рыбацком улове. Где-то уже борются с подтоплением, а жители выкладывают в соцсетях виды на затопленные деревни и реки вместо улиц. При этом защитить свой дом от большой воды вполне реально, если подготовиться заранее.

Россиян еще в середине марта предупредили о начале весеннего паводка. Первые половодья ожидались на территориях Южного и Северо-Кавказского федеральных округов.

Большая вода ожидалась и в Подмосковье. Синоптики прогнозировали, что в реках Московской области уровень воды поднимется на один-два метра. Специалисты предупреждали, что в апреле под угрозой подтопления могут оказаться более 150 населенных пунктов. Подмосковные спасатели провели учения и отработали эвакуацию людей.

И половодье не заставило себя ждать: в реках Москве и Оке паводок уже значительно повысил уровень воды. В Коломне разведены Бобреневский и Митяевский наплавные мосты, в Луховицах ограничена работа переправы у села Белоомут. В Озерах перекрыто движение через наплавной мост на Оке.

Жителей временно перевозят с помощью пассажирских понтонов. Паромы и наплавные мосты были отведены в затоны для сохранности конструкций. В ближайшее время возможно ограничение движения на Черкизовском мосту и Дединовской переправе, сообщила пресс-служба Минтранса Подмосковья.

Паводок в России

Половодье уже отрезало от Большой земли три села Рязанской области. Вода затопила деревянный мост через реку Мостья. Местные жители остались без больниц, магазинов, аптек. Единственный способ передвижения — лодки. Но местная администрация уверяет, что ситуация находится под контролем.

Река Мостья затопила мост в рязанском селе. Фото прислали редакцию «360» через приложение «Репортер»

В Иркутской области в зоне подтопления талыми водами уже находятся шесть населенных пунктов и четыре садоводства. Сейчас вода стоит на 159 участках, где живут почти 400 человек. Строят заградительные насыпи, чистят и углубляют водоотводные каналы. Уже удалось освободить от потопа более 20 дворов, сообщила телекомпания «Актис».

Паводок в Оренбуржье может начаться в ближайшие часы, сообщило в соцсетях Министерство природных ресурсов, экологии и имущественных отношений региона. А между тем жители Орсы уже выкладывают видео с улиц, которые больше напоминают бурные горные реки.

МЧС России сообщило, что весенним половодьем подтоплено 440 приусадебных участков, 58 низководных мостов и 10 участков автомобильных дорог. Отрезаны 18 населенных пунктов, но подтопленных жилых домов нет. Специалисты расчистили свыше 240 километров русел рек, мониторят ситуацию с беспилотников.

При этом в ряде регионов половодье — не беда, а спасение. Как только придет большая вода, рыба поплывет на нерест, шансы на хорошую путину сильно возрастут.

Но пока прогнозы неутешительные. Запасы воды в водохранилищах на уровне 30–40%, и нет особых надежд, что их восполнит снег из верховий, рассказал телеканал «Астрахань 24».

Режим рек: от Оки до Камы

Специалист по наводнениям и использованию водных ресурсов, заведующий лабораторией моделирования поверхностных вод Института водных проблем РАН Михаил Болгов в беседе с «360» отметил, что в целом планируется среднее протекание половодья. Особенно экстремальных наводнений не будет.

«Весеннее половодье в бассейне Оки ожидается больше, чем в других регионах. Как всегда, затопит жителей, которые проживают в обычных зонах затопления. А в среднем на этот год, по крайней мере на европейской части страны, планируется очень спокойный режим половодья, в пределах, близким к нормам. Может быть, чуть выше», — сказал гидролог.

А вот на севере возможны поводы для беспокойств, отметил Михаил Болгов. В верховьях Камы с запозданием на две-три недели, а то и месяц начинается половодье. Там прогнозы давать сложно. Возможно, будет более сильный паводок, но каких-то катастроф в этом году не ожидается.

В МЧС России продолжаются противопаводковые мероприятия. Спасатели провели более 740 подрывов, распилили 200 километров льда, расчистили свыше 240 километров русел рек.

Они также убирают ледовые переправы. За неделю закрыли 216 переправ и 19 зимников. Продолжают функционировать более 700 ледовых переправ и 120 зимников.

Зона риска

Михаил Болгов отметил, что власти для борьбы с большой водой строят дамбы, устраивают противопаводочное регулирование, сажают деревья. Гидролог пояснил, что способов защитить жилой сектор от подтопления множество — от стратегических до тактических. Каждый, кто живет в такой местности, должен понимать, что он в зоне риска.

Однако, по мнению гидролога, население не слишком стремится обезопасить свое жилье. Михаил Болгов рассказал, что в 2013 году на Амуре беседовал с пожилым местным жителем, чей дом и участок пострадали от половодья.

«Я спросил, как он пережил наводнение. „Хорошо, — говорит. — Огород затопило, и черт с ним. Мне 100 тысяч выдали, я доволен — зиму буду зимовать“. Это нередкое отношение народа к проблеме: придет государство и все компенсирует. А помрешь — так и ладно, чего уж тут», — рассказал эксперт.

Как спастись от большой воды

Прежде всего нужно точно знать, есть ли риск подтопления. Если да, то стоит вырыть канавы по периметру жилища и увести их на периферию участка.

Если средства позволяют, есть смысл приобрести дренажный насос для откачки воды. Также нужно заделать щели и трещины в стенах, запастись мешками с песком.

Даже если дом защищен от половодья, нужно заранее наметить пути отступления, подготовить лодку или другое плавсредство, определить место для эвакуации животных.

Кроме того, нужно собрать «тревожный чемоданчик» с необходимыми вещами в непромокаемой упаковке. В комплект первой необходимости положить фонарик, универсальный нож с набором инструментов, охотничьи спички или зажигалку, воду и еду на первое время, документы и аптечку, свисток и средства гигиены.

Не забудьте радио и мобильный телефон. При угрозе затопления отключите все электроприборы и перекройте газ.

Источник



Текст песни Александр Звенигородский — Мимо текла, текла река

Мимо текла-текла река,
плыли куда-то облака,
Шел человек,
была дорога нелегка, да не легка.
И человек мечтал о том,
что он построит где-то дом,
И поселится счастье в нем,
В доме одном, в доме одном.

Читайте также:  Река это пресный водоем или соленый

Часто, бывало, уставал,
Но неизменно напевал
Песню любимую свою,
Ту, что пою, ту, что пою.
Дом, как известно всем давно,
Это не стены и окно.
Даже не стулья за столом,
Это не дом, это не дом.

Дом, это там, куда готов
Ты возвращаться вновь и вновь
Яростным, добрым, нежным, злым,
Еле живым, еле живым.
Дом – это там, где вас поймут,
Там, где надеются и ждут,
Там, где забудешь о плохом –
это твой дом, это твой дом.

За облаками в вышине
Там дом дарован вам и мне,
Там приготовлен он Христом,
Чтоб жить с Отцом, чтоб жить с Отцом.
Но, чтоб в небесном доме жить,
Нужно в земных домах хранить
Радость, тепло, уют и свет,
Божий Завет, Божий Завет.

Мимо текла-текла река,
плыли куда-то облака,
Шел человек,
была дорога нелегка, да не легка.
И человек мечтал о том,
что он построит где-то дом,
И поселится счастье в нем,
В доме одном, в доме одном. By flowing-flowing river,
sailed somewhere clouds
Walking man
the road was not easy, but not easy.
And the man dreamed of
that he would build a house somewhere,
And happiness dwell in it,
In one house, one in the house.

Often used to get tired,
But always humming
His favorite song,
The one that I sing, the one that I sing.
House, all known long,
This is not the wall and the window.
Not even the chairs at the table,
This is not a house, it’s not a house.

The house is there, where is ready
You come back again and again
Violent, kind, gentle, angry,
Barely alive, barely alive.
House — this is where you realize
Where are hoping and waiting
Where you will forget about the bad —
This is your house, this is your house.

The clouds in the sky
A house given to you and me,
There he prepared by Christ,
To live with his father to live with his father.
But, to the heavenly home to live,
You need to keep in terrestrial homes
Joy, warmth, comfort and light,
God’s covenant, God’s covenant.

By flowing-flowing river,
sailed somewhere clouds
Walking man
the road was not easy, but not easy.
And the man dreamed of
that he would build a house somewhere,
And happiness dwell in it,
In one house, one in the house.

Источник

Река не пустит — так говорят.

Татьяна Аверьянова Иллюстрация:
дракон — из интернета; туча, наступающая на деревушку – фото автора;
Светлый храм Воскресения (1790 г.) на одном из холмов старинного русского села Парфеньева – духовная жизнь, украшение и символ села, фото автора.

* * *
«Пусть я песчинка – РУССКАЯ ОСНОВА
Заложена историей в меня:
Во мне живут и поле Куликово,
И Сталинград, и Смольный, и Чечня.

Горжусь я чем-то, в чём-то каюсь,
Но непреложно правило одно:
Живу, ни от чего не отрекаясь.
И только так! – другого не дано»
(С.Н.Михайлов)

В годы моего детства и юности мы воспринимали деревню нашу русскую – как рай на земле, таинственный и простой, щедрый и прекрасный во всём и для всех, неизбывный и незыблемый. Стоит ли говорить, что этот рай созидали, хранили и передавали из лета в лето, из поколения в поколение, из века в век… простые труженики – крестьяне.
В простом и малом кроется великое, неиссякаемой силой традиций, добра и веры.

Города… Большие города…
Хорошо ли живётся вам, потребители?
Почему отвернулись от деревни русской?
От Истоков?
Кто отвёл руку дающего?
Не прервётся ли тончайшая золотая нить между большим и малым, между городом и деревней?
Да и, что теперь – малое? А что – большое?

В тот день, много после полудня, в доме нашем будто у всех разом душа по лесу затосковала. Да так сильно она пригорюнилась, что даже нестерпимое томление жарой никого не остановило – и мы отправились в лес.

Уже остался позади мост через реку Нею. Мы шли лугом, вдоль правого её берега. Река – как река, каких много в России… Не больно-то и широка сейчас, да и не сильно глубока. Только течение её, на вид такое спокойное, неожиданно оказывается непреодолимо сильным, если вдруг надумаешь плыть против него…

Скрылось за деревьями и старинное село Парфеньево, расположенное на высоком холме в излучине реки на левом берегу.

Старинное русское село…
Здесь, на высоком берегу реки Неи, по приказу Ивана III в 1520-1522 годах была построена оборонительная крепость-застава, которая стояла преградой на пути вражеских казанских набегов. Запись в Галичской летописи за 1522 год говорит о том, что «татаровя и черемисы» разогнали заставу великого князя в Парфеньеве, побили воевод и многих жителей увели в плен.

Официальной датой основания Парфеньева считается 1521 год, когда впервые появилось упоминание о «парфянах» в летописях.

А вот что пишет Виктор Константинов, ныне живущий в деревне Родино Парфеньевского района, в работе «Хотите – верьте, хотите – нет» (2004):
«… Анализ языка удивительно точно (и сверх того) совпадает с экстравагантными, необычными, противоречащими официальной истории предположениями. Язык, в отличие от летописей, до последнего времени нельзя было подделать. Он сохранял историю такой, какой она была…».

Рассматривая в этой же работе вопросы (они же – названия разделов): горят ли рукописи, кто написал нашу историю, сколько нам лет, когда возникла славянская письменность, кто у кого позаимствовал и другие, не менее важные и интересные, – Виктор Иванович Константинов пришёл к очевидному выводу:
«Возраст Парфеньева могут определить только серьезные профессиональные раскопки».

Но оставим пока открытым вопрос – насколько глубоко ‘в старину’ от официальной даты основания уходит история русского села Парфеньева. И пойдём дальше, вдоль реки Неи. На нашем пути ещё встретится деревушка с несколькими жилыми избами…
А потом – Лес.

Читайте также:  Место постоянного водотока реки

Лес… О, Лес! Спасибо, что принял нас в своём царстве, словно и не гости мы, а верные твои обитатели…

Вековые деревья укрыли нас от солнечного жара. Мы неспешно собирали сизо-синюю сладкую чернику, вкушали землянику, наслаждаясь её чудесным ароматом. Не теряя друг друга из вида, тихонько переговаривались.

Бабочка… всё кружилась и кружилась надо мной, видать присматривалась, а потом доверчиво расположилась на моём плече, и мы довольно долго вместе собирали ягоды. Её нисколько не беспокоили мои движения. Не было и, казалось, никогда не будет причин для тревоги в этом сказочном лесном царстве…

Тем временем день тянулся уже к вечеру, и мы повернули в сторону дома. Внезапно где-то далеко за лесом то ли в самом деле прогремело, то ли послышалось. Я посмотрела ввысь. На яркой синеве неба – в объятиях солнечного света узорочье хвойного леса…

«Верно, показалось», — подумала я и оглянулась на своих спутников, которые тоже вышли уже на едва заметную тропку. И тут снова, будто в ответ на моё «показалось», за нами, за лесом громыхнуло вдруг гораздо ближе, мощнее и раскатистее. Сомнений теперь не было – быстро надвигалась гроза. Но откуда. – из Ниоткуда, иначе не скажешь.

– Ау-у… идёмте быстрее, не ровен час нас гроза настигнет!
– Идём-идёо-о-ом…

Впереди лес уже открыл просветину. Я вышла на весёленькую поляну и, поджидая моих спутников, расположилась в радужном многоцветье трав, где хороводились в танце стройные молодые сосенки. Передо мной метрах в ста уже показалась освещенная вечерними бликами солнца деревенька, где когда-то был льнозавод. А позади… ужасающе быстро надвигалась стихия…

С сожалением и большой неохотой мы расстались с лесом и вошли в деревню, которая стремительно погрузилась не в сумерки, а почти во мрак. Я оглянулась и… и замерла. Из-за леса в полнеба выдвигалась живая, фиолетово-синяя туча… Она была похожа на дракона. Раскатисто с треском громыхая и в беспорядке разбрасывая яркие молнии, казалось, она вот-вот проглотит не только маленькую деревушку, а и весь видимый мир…

– Ты не бойся, — тихо обняла меня двоюродная сестрёнка, – Река не пустит.

Я вздрогнула и с трудом отвела взгляд от этой тучи-дракона.
– Как это «река не пустит». Почему не пустит. – я и верила, и… не верила.
– Откуда ты знаешь.
– Так говорят… люди, – не задумываясь, просто ответила она.

Люди… Народ…
В народе так просто не говорят.

Для тех, кому интересно, скажу: Река не пустила!
А я, вот о чём думаю – насколько же глубоко ‘в старину’ от даты основания уходит история русского села Парфеньева?! Сколько их, таких сёл, деревень и деревенек на холмах, берегах рек и речек раскинуто по всей России?!

Ник Иванов. Битва за Калинов мост на речке Смородине. http://proza.ru/2010/09/28/1083
Йенсен Т.В., Кондратьева И.Ю. Исторические города и села Костромской области, «Бывшие города». Кострома, 2006. 95 с.
Константинов В.И. Хотите – верьте, хотите – нет. Серия «Литературное Парфеньево». Кострома, 2004. 35 с.
Михайлов С.Н. Разжалованный город. Поэтический сборник. Кострома, 2006. 93 с.

© Copyright: Татьяна Аверьянова, 2011
Свидетельство о публикации №211082201275 Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении Другие произведения автора Татьяна Аверьянова Боль и проблема народов живущих в России в том, что они пытаются привязаться к земле, а их от неё всё время отвязывают. Народ пытается быть собственников на своей земле, которую уже пометил, а чиновник ищет в народе «оборванцев» без роду и племени и ставит их начальниками над всеми. Чиновнику, как управленцу, совершенно ничего не нужно. Он исполнитель чужой воли. Чьей?
Сегодня, как и при самодержавии, высший аппарат прекрасно устроился за рубежом, там, где другие управляют. А чтобы местные народы грабить, он и дальше будет их разорять, но, типа, по новому, запуская фейки: территории опережающего развития, комфортного проживания и т.п. Чем больше забота о нас, тем хуже жизнь. Где ещё такое увидишь? Только у нас.

Сергей Минутин 29.03.2021 11:38 Заявить о нарушении Уважаемый Сергей Анатольевич,
Что-то в Ваших утверждениях для меня прозвучало витиевато, что-то – грубовато. А по поводу «оборванцев-начальников над всеми» – вообще непонятно :)) По-видимому, мне мешает отсутствие знаний и кругозора.
При всём при этом, с последней позицией Ваших убеждений я почти согласна 🙂
К тому же я уверена, что если чаяния руководства и народа сольются в один поток – то всё будет хорошо!
Благодарю за Ваше мнение!
С уважением,
Татьяна Аверьянова

Увы, они не сольются. Это показывают такие понятия, как «эффективные менеджеры», «стратегические собственники», «новые русские» и т.п. Это всё об управлении, часто совершенно бездарном. Возьмите примеры войн с 1812 года, с точки зрения потерь война 1812 года была последней, в которой Россия победила уменьем, а не числом, хотя. всё тоже ополчение, партизаны.
Проблема России в том, что её власть, и аффилированные при ней алчные недоумки, даже несмотря на то, что часто меняются, используют образование, науку, культуру, искусство как шлюх. Отсюда бесконечные волны эмиграции из России. Отсюда же такая настороженная нелюбовь к нам со стороны всего остального мира, ибо если власть до такой степени ненавидит свой собственный народ, то что тогда говорить о других народах. В России, любой внимательный наблюдатель, видит только злобных сутенёров и покорных шлюх. Поэт это выразил словами: «И вы мундиры голубые и ты им преданный народ. Зато у нас нескучно.

Источник

Река не куда не поплывет

Шарик ( рассказ для поднятия настроения)

Приветствую читателей! Нашла еще один забавный рассказ для поднятия настроения. Прочтите, не поленитесь, Вам понравится.(Вера Белоусова_ Коломейцева)
********

Читайте также:  Река домикан амурской области

Иду с рыбалки. Поля. Перелески. Места безлюдные. Дикие даже. Чаще лося можно встретить, чем человека. Раза в два. Чаще. Я засекал.

Иду, значит, весь в себе. Тропочка-то – и не тропочка. Так. Ниточка в траве.

И вдруг навстречу на всех парах несется ротвейлер. Мощный такой. Ухоженный. Язык на сторону. Давно, видно, бежит.

А в этих местах ротвейлеры встречаются в четыре раза реже людей. Я засекал. Соответственно, в восемь раз реже лосей. Короче. На восемь виденных мной в этих местах лосей это был первый ротвейлер. Да.

Вы бегущего ротвейлера видели? А бегущего на вас?

Я встал. Наблюдаю. А что остается? Красиво бежит. Точно на меня. Смотрит, правда, неестественно как-то. Не вперед, а куда-то вверх. Так и скачет, башку задравши.

Ну я так подобрался слегка. Не, я собак-то никаких не боюсь. Кроме неадекватных пекинесов. И то больше из-за хозяек. Но этому-то куда тут еще так спешить, кроме как на обед мной?

Он мимо меня – шшшшух! Красивую такую переставку сделал, огибая. И дальше. Токо трава полегла. Я вслед посмотрел – а он уже за кустами. А там дальше нет ничего.
Река. И все. И луга на той стороне. Загадка.

Только я снова тронулся, нате. Из того же перелеска, откуда токо что псина выскочила, мчится мужик. Ага. И бежит, главное, точно так же, как этот ротвейлер. Ухоженный, лоснится, язык на сторону, и башка куда-то кверху задрана.

До меня добегает. Останавливается. Согнулся, руки в коленки упер. Хрипит. Видно же – редко бегает. Сдох, марафонец.

— Мужик! Пых-пых-пых! Блин! Пых-пых-пых! Ты собаку – пых – тут – пых – не видел? Хрррр!

— Ротвейлера? – я закурил.

— Точно! Пых-пых! Хрррр!

— А вон туда побежал. – я махнул сигаретой за спину в сторону реки.

— Вот блин! Хрррр! Пых-пых-пых! Ух! Всё! Не могу! – и упал жопой в траву.

— Вернется. Там дальше бежать некуда. Река. Болото. Он же через реку не поплывет.

— А вот хрен его знает! Хрррр! Если шарик не улетит – поплывет как нефиг делать. Дай закурить. – мужик потихоньку приходил в себя.

Я протянул сигарету.

— Чего он ломанулся-то?

— Млять! За шариком!

— За каким Шариком?

— Понимаешь. Мы мимо просто ехали. Остановились по нужде. Ну а этому же размяться надо? Шесть часов в машине. Ну я шарик и надул. Ему шарик надувной – лучше ничего не надо. Будет его гонять, пока не лопнет. Я его к этим шарикам со щенка приучил. Специально. Ну, что б петард не боялся. Фейерверков этих. Звуков, короче, громких. Он шарик гоняет-гоняет, потом или прокусит, или лапой. Тот бац – и лопнет. У меня этих шариков полный бардачок. А чо? Не самому же мне с ним прыгать?

Мужик передохнул. Я ждал. Все ясно. Шарик ветром подхватило – пес за ним.

— Ну, вот. Я стекла пока протираю. Этот резвится. С шариком. Он шарик-то носом поддел, тот раз – и на кусты. Бах! И лопнул. Ну и все. Шарик лопнул – можно ехать.

Мужик вздохнул и сделал круглые глаза.

— И вдруг. Смотрю. Мля! Точно из этих кустов. Где шарик лопнул. Только далеко. Выплывает этот долбанный дирижабль! Красный! Как наш шарик. Этот как увидал, у него видно в мозгу чего-то закусило, и он кааааак побежит! За этим статосратом. Я – за ним. @л@дь! Даже машину не закрыл!

— Тут нет никого. Только лоси. – успокоил я — Какой сратостат?

— Ну ты чего, мужик? Вон же! – и ткнул рукой мне за спину и вверх.

С той стороны реки, километрах в двух навскидку, высоко в небе висел ярко-красный огромный воздушный шар. Настоящий. Большой. Взрослый. И визуально, если прикинуть, он да, точно соответствовал размерами обычному надувному шарику метров с десяти.

Я аж присвистнул. Откуда? И как я его раньше не заметил?

— Жопа! – сказал мужик. – А ты говоришь – не поплывёт за речку. Как два пальца! Он же на этих шариках повернутый. Пока не лопнет – хрен отстанет.

— Слышь? А ведь если на ту сторону поплывёт, сам обратно не вернется. Не поплывет.

— Точно? – я кивнул — Точно! Не знаешь, где тут ближайший мост?

— Знаю. Сам долго не найдешь. Я покажу. Пойдем сначала на реку глянем. Там далеко видно.

— Мля! Слушай! А машина?

— Джип. Паджеро. Может я ….?

— Да ладно. Местные не тронут. Мы быстро. Тут пять минут до реки-то. Если переплыл – увидим. Там поля, на той стороне. Может сплаваешь. Речка неширокая. А я к машине схожу. Покараулю. Или наоборот. Только он меня слушать не будет.

— Ладно. Пошли. Решим. – мужик явно приободрился – Слушай, спасибо тебе. Я без собаки отсюда один хрен не уеду. Год жить буду.

Я потянулся за удочками. Он тяжело поднялся, отряхивая задницу. И вдруг заорал:

— Ну что. Набегался, засранец?

Я оглянулся из-под руки.

От кустов, виновато тупя башку и поджимая то место, где у большинства собак хвост, мокрый как цуцик, понуро брел ротвейлер.

— Иди сюда, сынок! Иди, паразит! – радостно орал мужик и притопывал от счастья – Ща те папка знатных люлей вваливать будет!

Не доходя до нас метров десяти пес вдруг остановился. Повернулся к реке. Задрал башку и зло и обиженно гавкнул. Потом присел на задницу. Глянул в нашу сторону. И натурально, в голос, заплакал.

Там, за рекой, высоко в небе, непонятно каким ветром занесенный, парил огромный красный воздушный шар.

Источник

Adblock
detector