Меню

Сражения у рек ларга кагул в чесменской бухте относятся

Гром Ларги и Кагула

А Румянцев бил турок, цепных псов извечных врагов русского мира – тёмных сил Запада.
План летней кампании 1770 года Пётр Александрович составил самостоятельно. Он добился от Императрицы того, чтобы Военная коллегия не вмешивалась в дела его армии. Главной целью ставил – уничтожение живой силы противника. Любил при этом повторять: «Никто не берёт город, не разделавшись прежде с силами, его защищающими».
Действуя наступательно, Румянцев собирался лишить турок возможности переправиться через Дунай и нанести им максимальный урон.
2-я армия должна была овладеть Бендерами и прейти к обороне украинных земель, именуемых Малороссией. Румянцев добился упразднения малочисленной 3-й армии и включил её в состав своей армии отдельной дивизией.
Ещё до начала кампании 1770 года Императрица, выполняя просьбу полководца, писала дала такое указание: «Оставляем вам самим делать и предпринимать… всё то, что собственным благоразумием за нужно и полезно находить будете».
Румянцев стремился определять свои замыслы, основываясь на характере возможных действий турок. А те готовились к кампании особенно тщательно, и план их, как отметил историк А.Н. Петров, «состоял в том, чтобы блистательного вознаградиться себя за неудачи прошлого года, что приписывалось единственно неспособности визиря Моладанчи-паши. Новым визирем был назначен Халил-паша. Крымский хан, Девлет-Гирей, также был сменён, и теперь султан успокоился в ожидании побед. Намереваясь сперва стать во главе армии, он предпочёл потом остаться в гареме».
Что же именно предполагал совершить враг, и какие силы для этого приготовил?
«План визиря, – указал далее А.Н. Петров, – состоял в том, чтобы, собрав у Бабадага 150 000 армию, перейти Дунай у Исакчи и двинуться вверх по правому берегу Прута на Яссы, в то время, как новый крымский хан Каплан-Гирей со своею 80 000 армиею соберётся в окрестностях Кишинёва и оттуда двинется на правый берег Прута с целью отрезать наши занимавшие Молдавию войска от главных сил графа Румянцева, расположенных на левом берегу Днестра. По мнению турок, этот одновременный удар с фронта и с тыла на наш многочисленный отряд в Молдавии должен был неминуемо его уничтожить, а затем ту же участь должна была испытать и остальная армия графа Румянцева».
Турки даже не подозревали о малочисленности войск, им противостоящих, не подозревали, что план их вполне достижим, но, правда, при одном немаловажном условии: он достижим в аналогичной обстановке и при аналогичном состоянии сил в борьбе с войсками любой армии мира, но только не русской.
Будучи спокоен за состояние границ России со стороны Кавказа, которые охранялись пятидесятитысячным ополчением грузинских царей Ираклия и Соломона, собиравшихся с помощью России добиться независимости от Османской империи, Румянцев решил развернуть активные наступательные действия на юго-западе.
31 марта 1770 года он писал графу Петру Ивановичу Панину:
«Придут ли рекруты, или нет, доставится ли всё потребное, или не будет, произрастёт ли трава или нет, я решусь 25 апреля первое движение своей армии сделать».
Действительно, в армии был большой некомплект. Румянцев сообщал в Петербург:
«Внутреннее состояние вверенной мне армии в своих великих недостатках, то есть рекрут и одеяний, а из последнего наипаче обуви, доселе ещё не поправляется по недоставлению того к полкам и уже не остаётся времени, а потому и надежды, чтобы сии нужды могли быть удовольствованы до начала кампании».
Румянцев предвидел правильно. Военная коллегия не успела и не смогла ничего сделать в оставшееся время. Быть может, уже тогда представилась Императрице возможность оценить состав этого важнейшего в Державе органа, быть может, уже тогда она решилась подыскивать для столь ответственных и в то же время трудоёмких и многотрудных дел действительного способного к ним человека?! Война не раз доказала настоятельную необходимость реорганизации и в армии, и в военном управлении.
Рекруты всё-таки стали поступать. Повлияло на действия Военной коллегии решительное вмешательство Императрицы. Но пополнение было совершенно негодным для боевых действий. Румянцев решил оставить вновь прибывшие подразделения в Хотине, включив их в состав гарнизона. Там предстояло подготовить воинов к предстоящим боям и подготовить должным образом. Пока же он приказал сформировать из каждых двух недоукомплектованных полков по одному полнокровному и боеспособному.
Вскоре главная армия выступила к Рябой Могиле. Чрезвычайно трудным и изнурительным был тот переход. Войска шли земле, разорённой неприятелем. Румянцев подробно рассказал об этом в письме к Императрице:
«Земля здесь во всём достатке опустошена, селения путы, а жители, то от неприятеля, то от возникшей заразы переселяясь в горы, совсем опустили поля, и не видно, чтоб и для пищи их собственной каков-либо на оных посевов».
О трудностях марша он повествовал в другом письме, восторгаясь мужеством русского солдата:
«Не могу я, Всемилостивейшая Государыня, толь достаточно изобразить словами, колико труда имели войска во всём, что совершили поныне в походе, восходя с одной превысокой горы на другую, ещё превысшую, между коими всегда есть глубокие дефилеи, не виляя края, так бы сказать в верх цепью связанным горам; тут выдержала артиллерия чрезвычайную пробу и оказала, в каком оная ныне наилучшем состоянии. Я думал в каждом месте, где насилу вылезть и подняться можно было верхом всаднику, что должно сокрушиться вдребезги её повозкам, но напротив она везде свои тягости не только без остановки, но почти и без порчи взвозила; на что все иностранные, при армии находящиеся, с удивлением взирают, так как и на подвиг наших солдат, что в них ни бодрости не умоляет, ниже приводят их в утомление повсеместные кручи и высоты, которые пройти со всеми тягостями армейскими, двигая их больше на ременах недели лошадьми, только собственный опыт отъемлет невероятность».
Вот когда представилась полная возможность заглянуть в душу русского солдата, увидеть величие защитника Родины – вчерашнего крепостного, а ныне мужественного витязя, которому не страшны ни жара, ни холод, ни тяжелейшие переходы, ни несметные полчища врага.
А враг действительно располагал значительным численным превосходством. И всё же Румянцев решил действовать наступательно, тем более он ощущал постоянную поддержку Императрицы и её доверие. Недаром же она поставила его во главе 1-й главной армии, не зря писала ещё 10 декабря минувшего года:
«С удовольствием читали мы и рассматривали мнение Ваше о будущей кампании, ибо находим в нём, совокупно, и предусмотрения разумного полководца, и похвальное стремление истинного природного русского к распространению нераздельной славы нашей и Отечества».
В том же письме она откровенно высказывалась о полном доверии к таланту и мастерству полководца:
«В совершенном удостоверении о вашем военном искусстве и патриотическом рвении о пользе Отечества и неприкосновенной ещё славы оружия его, кои толь праведно решили выбор наш в персоне вашей, а кои да пребудут верными и лучшими вашими светодателями, оставляем вам самим делать и предпринимать, как в предварительных распоряжениях кампании, так в самое продолжение её против неприятеля, всё то, что вы собственным благоразумием за нужно и полезно находить будете».
Зная о большом численном превосходстве врага, Императрица подбадривала полководца:
«Пускай армия наша не будет многочисленна, но она обычна уже побеждать. Последний солдат ободрен одержанными успехами и уверен в приобретении новых под предводительством вождя, коего искусство собственным испытанием знаем».
9 июня армия Румянцева достигла местечка Цецора. Там он получил сообщение о приближении неприятеля, который сосредоточивался у Подолян. Необходимо было установить силы неприятеля и цель его действий. Румянцев выслал вперёд авангард под командованием генерал-майора Фёдора Васильевича Боура. В состав отряда входили 9 батальонов пехоты, 19 эскадронов кавалерии и 14 полевых орудий.
Обнаружив русские войска, турки всполошились, выслали вперёд лёгкую кавалерию и успокоились лишь тогда, когда определили численность отряда, предводимого Боуром. Скорее всего, турки просто не верили в то, что на подходе главные силы Румянцева. По расчётам турок русские просто не могли в столь короткое время достичь Прута. Решив разделаться с русскими, командовавший объединёнными силами турок и крымских татар хан Каплан-Гирей переправил через Прут двадцатитысячный отряд пехоты и кавалерии. Однако, совместными действиями двух русских отрядов, которые возглавил Боур, враг был отброшен за реку.
Разведка Боура установила, что Каплан-Гирей сосредоточил в районе урочища Рябая Могила 50 тысяч татар и 22 тысячи турок при 44 орудиях.
У Румянцева было 38 – 39 тысяч. Правда, в артиллерии Румянцев имел солидное превосходство – у него было 115 орудий.
Пётр Александрович решил нанести врагу внезапный сокрушительный удар и захватить лагерь. Все имеющиеся у него силы он разделил на четыре отдельных отряда. Один из двух, предназначенных для действий с фронта, он возглавил сам, второй поручил генералу Боуру. Третий отряд по его распоряжению возглавил генерал Потёмкин и четвертый генерал Репнин. Конница генерала И.П. Салтыкова должна была поддерживать действия пехоты.
Историк А.Н. Петров, подробно разбирая замысел полководца, писал:
«Диспозиция графа Румянцева состояла в том, что корпус Боура после сигнала должен выступить из своей позиции и следовать прямо для атаки с фронта неприятельского ретраншемента; в то же время отряд Репнина атакует правый фланг неприятеля и, зайдя ему в тыл, отрежет отступление. Главная армия предназначалась для поддержания Боура в главной атаке правого фланга противника. Отряд же генерал-майора Потёмкина должен был переправиться верстах в шести ниже Рябой Могилы и атаковать неприятеля с тылу».
Большое значение уделялось маскировке и скрытности действий. К примеру, один из корпусов выступил из лагеря ночью, оставив на месте палатки и даже не затушив костры. Благодаря этому он занял исходные позиции на фланге неприятеля так, что турки даже не заметили этого.
Отряд генерал-майора Григория Александровича Потёмкина, выступив за темно, скрытно достиг реки, в полной тишине переправился на противоположный берег в шести верстах ниже Рябой Могилы и, совершив быстрый переход, изготовился для атаки противника с тыла.
Отряды, предназначенные для действий с фронта, выступили в 2 часа ночи и к 7 часам утра расположились на высотах перед лагерем неприятеля. Артиллерия открыла по туркам сильный огонь. Сражение началось…
«Сильно укреплённый татарский лагерь при Рябой Могиле был взят широким обходным движением. Наш урон всего 46 человек, неприятель оставил до 400 тел. Всякого рода препятствия – естественные и искусственные – затруднили преследование. Хан занял ещё более сильную позицию на реке Ларга, где решил выждать до прибытия главных сил визиря, переправлявшихся через Дунай, и конницы Абаза-паши (15 000), шедшей от Браилова».
Ещё более полного успеха, ещё более значительного урона вражеского помешал добиться генерал Н.В. Репнин, который вёл корпус вяло и не успел достичь к рассвету указанного рубежа, то ли по нерадивости, толи по трусости, то ли по злому умыслу. От ещё не разоблачённого в период царствования Екатерины врага России Н.В. Репнина ожидать можно было любой подлости. Да он и проявил свою подлую сущность в следующую войну, вредя Потёмкину и Суворова.
Его «опоздание» при Ларге, помешавшее отрезать пути отхода, позволило туркам стремительно покинуть поле боя и бежать так прытко, что догнать их и нанести полное поражение не удалось.
Точные потери врага установить было невозможно, поскольку турки успели вынести из боя значительную часть убитых и раненых. Но пленных и трофеев на этот раз досталось немало. Среди пленных оказались многие турецкие чиновники, находившиеся в лагере и не успевшие покинуть его. В их числе оказался и ханский секретарь Ахмет-ага, который сообщил, будто турки полагали, что в армии Румянцева не менее 150 тысяч человек. Очевидно, их сбил с толку глубокий манёвр, блестяще совершённый Потёмкиным и ошеломила решительная атака главных сил.
Между тем, армия продолжала преследование турок, о чём Румянцев докладывал Императрице следующее:
«После отправления всеподданнейшей моей реляции от 20-го сего месяца… не могла по сей день армия Вашего Императорского Величества более уже настигнуть неприятеля, который отбежал вдоль Дунаю со дня, как познал он наши силы при атаке на высотах, ведущих к Бендерам… Теперь впереди посылаемые разъезды от командующего на правом берегу Прута генерал-майора Потёмкина ближе неприятеля не находят как у села Онч Ончи, а на левом, по уведомлению генерал-квартирмейстера Боура, между двух речек, называемых Салтра, которые сливаются с рекою Салбаш, падающею в Дунай».
Противник исчез… Его армия бежала столь быстро, что догнать её не представлялось возможным. Лишь 2 июля были получены первые более определённые сведения о неприятеле. Сначала разведчики обнаружили 15-тысячный отряд Абды-паши, расположившийся в районе деревни Водяны. Румянцев сделал вывод, что это, вполне возможно, авангард главной армии визиря. Предстояло решить, что делать?
Узнав, что противник сосредоточивается в районе Ларги, Румянцев заявил:
«Слава и достоинство наше не терпят, чтобы сносить присутствие неприятеля, стоявшего ввиду нас, не наступая на него».
Он принял решение наступать, несмотря на то, что сам имел силы прежние, пополнения не получал ни разу, в то время как противник располагал уже 65 тысячами татарской конницы и 15 тысячами турецкой пехоты. Итого: 80 против 38!
Но, по мнению Румянцева, медлить было нельзя, поскольку к туркам подходили подкрепления, и численное превосходство их войск постоянно росло.
Подробности сражения при Ларге нам известны, как говорится, из первых рук. Вот что писал Пётр Александрович Румянцев генерал-аншефу Петру Ивановича Панину, вскоре принявшему 2-ю армию:
«Приступ мы сделали 7-го числа на рассвете к сему неприятельскому лагерю; атакующие впереди корпусы с разных сторон введены были генерал-поручиком и кавалером Племянниковым. генерал-майором Потёмкиным и генерал-квартирмейстером Боуром, а армия между ними всходила также на вершину штурмовать неприятельский ретраншемент. Неприятель и почувствовавши уже наш огонь с пушек и мелкого ружья, до четырёх часов противился однако ж нам как сильною своею канонадою, так и стрельбою с мелкого ружья. Но лишь только коснулись наши поспешно всходившие солдаты поверхности горы, то ни ретраншемент обширный, ни артиллерия не были больше этому защитою, а напротив от всюду потеснили мы его свои превосходнейшим огнём и выбивали штурмом из одного по другом отдельных укреплений, коих было четыре в сём лагере».
При овладении одним из тех укреплений отличился Григорий Александрович Потёмкин. На пути его был глубокий овраг. Турки же засели на крутой возвышенности. Обозначив атаку с фронта, Потёмкин провёл главные силы в обход и внезапно обрушился на фланг неприятельской позиции.
Одновременно атаковали турецкий лагерь и другие корпуса.
Сражение продолжалось с 4 часов утра до полудня. Противник был разбит и, отступив в беспорядке, оставил на поле свыше 1000 убитых. 2000 турок и татар сдались в плен. Румянцев взял в числе множества трофеев 33 орудия, большой обоз и лагерь.
«Я осмелюсь, Ваше Императорское Величество, удостоверить, – писал он Императрице, – что ещё с толиким ударом не был от наших войск рассыпан неприятель и никогда в толиком порядке и предприятии не действовал наш фронт, как при сей счастливой атаке. Чужестранные волонтеры и все, что теперь вообще служат, дадут мне в сём свидетельство…».
Победа при Ларге вновь доказала высочайшее превосходство русских войск над противником, и превосходство не в численности, в чём они как раз многократно уступали, а в силе боевого духа, в мастерстве, решительности, мужестве.
В рядах неприятеля начались разногласия. А.Н. Петров отметил:
«Татары, приписывая ларгское поражение тому, что они должны были согласовывать свои действия с участвовавшими в бою турецкими войсками, решились действовать впредь независимо от них, и ушли к Измаилу и Кили, где были оставлены ими пожитки и семейства перед выдвижением к Ларге. Турецкие войска двинулись в направлении к Рении, где были склады для армии…».
Однако визирь, решившийся наконец сам с главной армией выступить в поход против русских, приказал татарам присоединиться к нему. Предстояло сражение, которому суждено было решить исход всей кампании.
А в Петербурге широко праздновали победу при Ларге. Был издан специальный указ Военной коллегии о награждении генералов и офицеров армии недавно учреждённом Императрицей Екатериной II орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Этим орденом были отмечены первые 19 человек. Первым кавалером 1-й высшей степени, или как в некоторых документах значится, 1-го класса, стал Пётр Александрович Румянцев.
Императрица Екатерина II писала Румянцеву: «Граф Пётр Александрович! Вы легко себе представить можете, с коликим удовольствием я получила первые известия чрез полковника Каульбарса о совершенно Вами одержанной победе над неприятелем при речке Ларге. На другой день я со всем народом приносила Всевышнему достодолжное благодарение при пушечной пальбе в церкви Казанской Богоматери. Но наивяще чувствовала цену сего происшествия, когда 25 числа сего месяца усмотрела из привезённых поручиком гвардии Хотяинцовым и подполковником Мордвиновым писем обстоятельные описания сей славной Вам и всем в сражении бывшим войскам баталии, при которой вышнее воинское искусство предводителя было поддержано храбростию и неустрашимостию подчинённых ему воинов. Что более услуги к Отечеству, то менее цены оным может определить настоящее время; одном потомство означает степени славы знаменитым людям всякого рода. Вы займёте в моём веке несумненно превосходное место предводителя разумного, искусного и усердного. За долг почитаю Вам отдать сию справедливость, и, дабы всем известен сделался мой образ мысли об Вас и моё удовольствие о успехах Ваших, посылаю к Вам орден Святого Георгия Первого Класса. При чём прилагаю реестр тех деревень, кои немедленно Сенату указом повелено будет вам отдать вечно и потомственно».
Во всех вышепоименованных сражениях уже активно применялось войсками Петра Александровича Румянцева новое построение боевого порядка. Пехота строилась в несколько каре, число которых устанавливалось в зависимости от решаемых задач. Это, блестяще использованное Потемкиным под Фокшанами построение, совершенствовалось и оттачивалось в каждом новом деле с неприятелем. Турки и татары постоянно превосходили числом русских, но постоянно же и неизменно были биты. Однако, такого огромного превосходства, как под Кагулом, они прежде не имели ни разу.
Сражение произошло 21 июля 1770 года. Едва ли был в то время в мире полководец, который бы решился на схватку с врагом в подобных условиях. А.Н. Петров так описал тяжелейшее положение, в котором оказалась армия Румянцева:
«Находясь в узком пространстве между речек Кагул и Ялпух, имея в тылу 80 000 татар и с фронта 150 000 тысячную армию визиря; с провиантом не более как на трое суток, рискуя потерять весь транспорт, – нужно быть Румянцевым, чтобы не пасть духом…
План, составленный визирем для атаки наших войск, был очень основателен. Пользуясь чрезвычайным превосходством в силах, он решился устремить 150 000 турок на фронт и левый фланг нашей позиции у Гречени, опрокинуть нас в реку Кагул и в то же время атаковать 80 000 татар наш тыл.
Граф Румянцев… имея возможность заблаговременно отступить, не сделал этого потому, что хорошо знал, чего он может ожидать от наших войск. Сверх того, отступление было бы очень трудно. Сзади находились чрезвычайные горы, на которых неприятель мог бы настигать нас кавалериею на каждом шагу».
Каковы же силы были у Румянцева? А.А. Керсновский указал:
«У Румянцева оставалось в ружье всего 17 000 (около половины войск, с которыми он выступил из-под Хотина два месяца назад), однако он был уверен в своих войсках и решил разбить визиря до того, как он соединится с татарами».
Итак, 17 000 против 150 000 турок и 80 000 татар, то есть против 230 тысяч неприятеля. Действительно, не было ни до того, ни в последующем (исключая, конечно, Суворова) ни одного полководца в мире, который бы решился атаковать неприятеля при подобном соотношении сил. Но Румянцев решился, причем, несмотря на огромное превосходство врага, он по-прежнему не велел брать рогатки, говоря, что они служат «трусу заградою, а храброму помехою».
Обратимся к описанию этого баснословного сражения, сделанному Керсновским:
«20 июля турки, двигаясь вдоль речки Кагул, расположились лагерем у села Гречени, намереваясь на следующий день атаковать русских. 80 000 татар стояло на Ялпухе в 20 верстах… Но Румянцев предупредил турок и на следующее утро 21 июля сам атаковал их и одержал над ними блистательную Кагульскую победу, навсегда прославившую его имя. Визирь бежал, оставив в наших руках 200 пушек и весь лагерь, татарский хан последовал его примеру. Русская армия пошла на турок тремя дивизионными кареями и опрокинула их толпы. Внезапная контратака 10 тысяч янычар, набросившихся на дивизию генерала Племянникова, едва не имела успеха. Личный пример Румянцева, бросившегося в сечу, и его «стой, ребята!» спасли положение. Истреблением янычар закончилось поражение турецкой армии. Турки потеряли до 20 000 убитыми, свыше 2 000 пленными, до 300 знамён и значков, 203 орудия. Наш урон – 960 человек. Преследование велось энергично: 23 июля авангард Боура настиг турок на переправе через Дунай и под Карталом добил расстроенные полчища, захватив остальную артиллерию (150 орудий). Перебравшись через Дунай, Молдаванчи смог собрать из всей армии лишь 10 000 человек».
Результаты поистине баснословны. Получалось, что на каждого русского солдата приходилось более одного убитого неприятеля. А разве не впечатляет 353 отбитых орудия! Турки лишились всего…
Победа при Кагуле потрясла мир. Талант полководца, предводительствовавшего русской армией, мужество частных начальников, удивительная отвагу русских солдат сделали своё дело. В реляции Румянцев наряду с другими отличившимися отметил: «По справедливости я также должен засвидетельствовать и о подвигах… генерал-майоров и кавалеров Глебова, графа Подгоричани, Потёмкина и бригадира Гудовича…».
Отмечая вклад Румянцева и Потёмкина в развитие военного искусства в ходе кампании 1770 года, А.Н. Петров писал:
«Мы видели, что ещё при Фокшанах 4 января и при Браилове 18 января 1770 года Потемкин и Штофельн не употребляют своих рогаток при своих отрядах и строятся в три отдельных каре…».
Однако ведь мы привыкли считать, что впервые это новаторство применил Румянцев. Петров же справедливо называет заслуги Потёмкина частными, а заслуга Румянцева, по его словам, «состоит в том, что отмена рогаток введена в общее правило».
Нужен был полководческий гений Потёмкина, чтобы в определённый момент и в определённой обстановке применить новаторство, смело проявить инициативу и победить. Нужен был гений Румянцева, чтобы новаторство не только поддержать, но внедрить повсеместно и одержать во сто крат более блестящие победы при Рябой Могиле, Ларге и особенно при Кагуле.
Оба военачальника «из стаи славной екатерининских орлов» умели правильно выбирать время для атаки противника и направление главного удара, на опыте убедившись, что «всякая неожиданность поражает турок». Во всех битвах Румянцев выводил войска на исходные позиции ночью и с первым светом наносил по неприятеля тщательно согласованный по рубежам и времени внезапный удар.
Кагульская победа стала вершиной полководческого мастерства Румянцева. 2 августа 1770 года состоялся указ Военной коллегии, в котором значилось:
«Высочайшим Её Императорского Величества указом, данным Военной коллегии сего августа 2-го дня, Её Императорское Величество всемилостивейше соизволила пожаловать Вас в свои генерал-фельдмаршалы».

Читайте также:  Карта дорог иркутской области с реками

Румянцев стал не просто командующим, не просто боевым генералом, он стал теоретиком военного дела. Недаром существует целый раздел военной науки, именуемый Школой Румянцева.
Один из наиболее авторитетных исследователей Русского военного искусства ординарный профессор Николаевского академии Генерального штаба Дмитрий Фёдорович Масловский писал: «Есть многие отделы, в которых не видно следов влияния, например, великого Суворова или Потёмкина, но нет ни одного отдела, где не осталось бы следов Румянцева».
Масловский назвал Румянцева самым видным деятелем «в истории военного искусства в России, не имеющим себе равного и до последнего времени», то есть до второй половины XIX века, когда писал эти строки историк.
Антон Антонович Керсновский указал:
«Лишь в великой Румянцевской школе могли создаваться такие военные гуманисты, как Вейсман, Потёмкин, Пётр Панин, сам Суворов… Гению Румянцева обязана Русская армия появлением Суворова, творчество которого смогло благоприятно развиваться лишь в обстановке, созданной Румянцевым. Не будь Румянцева, в силе бы оставалась пруссачина – и командир Суздальцев не преминул бы получить от военной коллегии «реприманд» за несоблюдение устава и требование наистрожайше впредь руководствоваться лишь артикулами оного. Полк лишился бы «Суздальского учреждения», а армия – «Науки побеждать. ».

Источник



Тест по истории Внешняя политика Екатерины II 8 класс

Тест по истории Внешняя политика Екатерины II 8 класс с ответами. Тест включает в себя 2 варианта, в каждом варианте по 15 заданий.

1 вариант

1. Выберите из списка три основные задачи внешней политики, которые стояли перед правительством Екатерины II. Запишите цифры, под которыми они указаны.

1) выход России к Чёрному морю
2) выход России к Каспийскому морю
3) присоединение территории Поволжья
4) возвращение в состав России Левобережной Украины
5) возвращение в состав России Правобережной Украины
6) обеспечение безопасности завоеваний в Прибалтике

Читайте также:  Река кусь костромская область

2. Кто возглавил русские войска в битве у реки Ларги в июне 1770 г.?

1) П.А. Румянцев
2) М.И. Кутузов
3) Б.П. Шереметев
4) А.М. Курбский

3. В каком году произошло сражение в Чесменской бух­те, когда эскадра Балтийского флота под командованием А.Г. Орлова и Г.А. Спиридова уничтожила турецкую эска­дру?

1) 1762 г.
2) 1767 г.
3) 1770 г.
4) 1785 г.

4. Где был заключён мир после первой Русско-турецкой вой­ны?

1) Стамбуле
2) Париже
3) Кючук-Кайнарджи
4) Хотине

5. Расположите в хронологической последовательности исто­рические события.

1) указ Александра I о принятии Грузии в вечное поддан­ство России
2) обращение Ираклия II к Екатерине II с просьбой при­нять Грузию под покровительство России
3) заключение Георгиевского трактата между Россией и Картли-Кахетией
4) указ Павла I о принятии Грузии в подданство России

6. О присоединении к России какой территории Екатерина II издала манифест в 1783 г.?

1) Северного Кавказа
2) Крыма
3) Восточного Средиземноморья
4) Южного побережья Чёрного моря

7. После какого сражения выдающийся полководец А.В. Суворов получил титул графа по месту этого сражения?

1) взятия крепости Измаил
2) сражения при Фокшанах
3) сражения при Рымнике
4) сражения при Кинбурне

8. В каком году началась вторая Русско-турецкая война в правление Екатерины II?

1) 1762 г.
2) 1768 г.
3) 1785 г.
4) 1787 г.

9. Одним из условий Ясского мира было(-а)

1) признание Турцией всех завоеваний России
2) передача Турции территории Северного Причерноморья
3) разоружение турецкой и российской армий
4) передача территорий, завоёванных Россией, под кон­троль Австрии

10. Назовите флотоводца России, который командовал рус­ской эскадрой в битвах в Керченском проливе и у мыса Калиакрия.

1) Г.А. Потёмкин
2) А.В. Суворов
3) Ф.Ф. Ушаков
4) Б.П. Шереметев

11. Какие государства принимали участие в разделах Речи Посполитой наряду с Российской империей во второй поло­вине XVIII в.?

1) Австрия и Англия
2) Австрия и Пруссия
3) Англия и Германия
4) Италия и Пруссия

12. Согласно Греческому проекту Екатерины II, предполага­лось создание Греческой империи, зависимой от России, со столицей в городе

1) Афинах
2) Константинополе
3) Херсонесе
4) Будапеште

13. Какую позицию заняла Россия во время войны английских колоний в Северной Америке за независимость?

1) Россия выставила войска для поддержки Англии
2) Россия признала независимость Соединённых Штатов Америки
3) Россия признавала любое восстание незаконным
4) Россия отправила флот для подавления восстания

14. Установите соответствие между событиями и датами.

А) подписание Ясского мира
Б) сражение у реки Кагул
В) начало первой Русско-турецкой войны в годы правления Екате­рины II
Г) первый раздел Речи Посполитой

1) 1768 г.
2) 1770 г.
3) 1772 г.
4) 1791 г.

15. Отметьте один из итогов внешней политики Екатерины II.

1) увеличение населения Российской империи
2) присоединение Левобережной Украины
3) сокращение территории России
4) заключение союза с революционной Францией

2 вариант

1. Отметьте три цели внешней политики Российской импе­рии во второй половине XVIII в. Запишите цифры под ко­торыми они указаны.

1) выход к Балтийскому морю
2) выход к Чёрному морю
3) выход к Северному Ледовитому океану
4) присоединение Крыма
5) возвращение в состав России Правобережной Украины
6) возвращение в состав России Левобережной Украины

2. В каком году началась первая Русско-турецкая война в правление Екатерины II?

1) 1762 г.
2) 1768 г.
3) 1775 г.
4) 1785 г.

3. Кто возглавил русскую эскадру Балтийского флота в сраже­нии в Чесменской бухте?

1) Б. Шереметев и А. Меншиков
2) А. Орлов и Г. Спиридов
3) К Минин и Д. Пожарский
4) А. Суворов и М. Кутузов

4. Что послужило главной причиной, по которой был заклю­чён мир в первой Русско-турецкой войне в годы правления Екатерины II?

1) русская армия утратила боевую готовность
2) Османская империя заключила союзнические договоры практически со всеми странами Европы
3) Россия вынуждена была задействовать войска в борьбе с крестьянскими волнениями
4) русской армии не хватало орудий и боеприпасов

5. Назовите три условия принятия Георгиевского трактата 1783 г. Запишите цифры, под которыми они указаны.

1) Грузия сохраняла право ведения собственной внешней политики
2) Грузия сохраняла внутреннюю самостоятельность
3) Грузия принимала покровительство России
4) внутренняя политика Грузии полностью определялась правительством России
5) Грузия отказывалась от собственной армии
6) Россия выступала гарантом независимости Грузии

6. В каком году произошло присоединение Крыма к России?

1) 1701 г.
2) 1765 г.
3) 1783 г.
4) 1792 г.

7. Как называется книга выдающегося русского полководца А.В. Суворова?

1) Наука побеждать
2) Искусство войны
3) Великие победы
4) Воспоминания и размышления

8. В каком году произошло взятие неприступной крепости Измаил войсками под командованием А.В. Суворова?

1) 1762 г.
2) 1768 г.
3) 1783 г.
4) 1790 г.

9. Где был заключён мир после второй Русско-турецкой войны в правление Екатерины II?

1) в Яссах
2) в Каменец-Подольском
3) в Херсоне
4) в Кременчуге

10. Инициатором присоединения Крыма и человеком, который реализовал это направление внешней политики России, был

1) А.В. Суворов
2) Ф.Ф. Ушаков
3) Б.П. Шереметев
4) Г.А. Потёмкин

11. Кто возглавил восстание в Польше, направленное против разделов земель Речи Посполитой соседними государства­ми во второй половине XVIII в.?

1) С. Понятовский
2) А. Орлов
3) Т. Костюшко
4) Владислав IV

12. Как складывались отношения России и Швеции в годы правления Екатерины II?

1) Швеция была постоянным союзником России в борьбе с Турцией
2) Швеция воевала с Россией и пыталась возвратить Балтийское побережье, но после поражения признала итоги Северной войны
3) Швеция вернула земли Балтийского побережья, поте­рянные в ходе Северной войны
4) Швеция не вела самостоятельной внешней политики

13. Как отнеслась Екатерина II к революционным событиям во Франции в конце XVIII в.?

1) Екатерина II поддержала революционеров и их преобра­зования
2) Екатерина II выступала за смещение королевской фран­цузской династии
3) Екатерина II поручила подготовить побег французского короля Людовика XVI, разорвала торговые и дипломати­ческие отношения с революционной Францией
4) Екатерина II приказала подготовить русскую армию для поддержания завоеваний революционной Франции

14. Установите соответствие между событиями и датами.

А) подписание Кючук-Кайнарджикского мира
Б) второй раздел Речи Посполитой
В) битва у реки Ларги
Г) сражение при Фокшанах

1) 1770 г.
2) 1774 г.
3) 1789 г.
4) 1793 г.

15. К итогам правления Екатерины II можно отнести

1) значительный рост территории России, присоединение к ней множества новых территорий
2) сокращение населения России
3) уменьшение влияния морского флота России
4) улучшение отношений с Англией вследствие поддержки политики Англии в борьбе с её североамериканскими ко­лониями

Ответы на тест по истории Внешняя политика Екатерины II 8 класс
1 вариант
1-156
2-1
3-3
4-3
5-2341
6-2
7-3
8-4
9-1
10-3
11-2
12-2
13-2
14-4213
15-1
2 вариант
1-245
2-2
3-2
4-3
5-236
6-3
7-1
8-4
9-1
10-4
11-3
12-2
13-3
14-2413
15-1

Источник

Сражение при Кагуле: как русская армия разгромила османское войско

Битва на реке Кагуле в 1770 году стала переломным событием русско-турецкой войны: после сокрушительного поражения османская армия не смогла восстановить свои силы. На одного русского солдата приходилось пять турецких: благодаря новой тактике сражения победа русской армии под командованием Петра Румянцева была безоговорочной и впечатляющей.

Свою нелинейную тактику генерал Румянцев опробовал в битве при Ларге 18 июля 1770 года. Он отказался от построения войска в единое каре, разбив его на несколько дивизионных. Они были более мобильны и открывали возможность для взаимной обороны. Перед фронтом каре ставилась артиллерия, выстроенная батареями. Большая роль отводилась рассыпному строю егерей.

Перед битвой при Кагуле великий визирь Иваззаде Халил-паша, командующий турками, допустил старую ошибку: переоценил силы османской армии. Действительно, 150-тысячное войско, состоявшее на две трети из конницы и на треть из пехоты, значительно превосходило по численности русское. Вместе с нерегулярными кавалеристами и казаками со стороны Российской империи в бою приняло участие около 30 тысяч человек. Именно численное преимущество, по замыслу визиря, должно было принести победу.

31 июля османское войско расположилось по левую сторону реки Кагул и начало строить окопы. Русская армия была зажата между озерами Кагул (куда впадает одноименная река) и озером Ялпуг, продовольствия оставалось лишь на несколько дней. Румянцев мог бы отступить, чтобы подождать подкрепления и провизии, но не стал этого делать. Было решено застать врага врасплох.

В ночь на 1 августа русская армия вышла из лагеря в сторону османских укреплений. Румянцев принял решение выстроить войско в пять различных каре с небольшим резервом в каждом. В главном насчитывалось около 6 тысяч человек, остальные были вдвое меньше. Напасть внезапно не удалось: когда русские подошли к османскому лагерю, то увидели готовую к бою конницу. Тогда Румянцев подключил артиллерию, чтобы переместить атаку турков с центра: после удара главной батареи османы бросились на русских волной с флангов.

В то же время Петр Румянцев отправил резервные колонны создать для турков препятствия к отступлению. Видя этот маневр, османы ринулись назад, осыпаемые артиллерийским огнем.

К утру русские отбили вражескую атаку и двинулись на главный ретраншемент турков. Артиллерийский обстрел велся с обеих сторон, но удары армии Румянцева были более точно спланированы, турки же стреляли беспорядочно, целясь преимущественно по главному каре.

Читайте также:  Реки устья которых представляют собой дельты

В один момент порядка 10 тысяч янычар с саблями ворвались в одно из каре и опрокинули некоторые полки, расстроив его неожиданной атакой. Часть полков побежали искать спасения в центральный. Тогда в расстроенное каре въехал сам главнокомандующий и лично остановил солдат. Увидев Румянцева ошарашенные воины пришли в себя и отбили атаку, поддерживаемые центральной батареей артиллеристов. Русская конница ударила по вражеской пехоте. Оборона турков рухнула под натиском кирасиров и карабинеров. Армия Румянцева вошла в османский лагерь, враги бросились бежать. К трем часам дня бой был закончен.

Изрядно измотанное русское войско не стало преследовать отступивших турков в тот же день. 2 августа Румянцев направил им вслед корпус Фридриха Бауэра, который завершил полный разгром османской армии.

Потери турков в битве при Кагуле достигли 20 тысяч человек. В рядах русской армии было убито 353 человека, ранено 550, еще 11 пропали без вести. Победителям досталось немалое количество трофеев — орудия, знамена, большой обоз, снаряжение, припасы. Это была не последняя битва в том году, но благодаря Кагульскому сражению военная кампания 1770 года завершилась безоговорочной победой русских.

Источник

Чесменское сражение

Чесменское сражение (5-7 июля 1770 года) – морская битва в рамках русско-турецкой войны 1768-1774 годов. Сражение знаменательно тем, что оно внесло перелом в ход войны, а также привело к тому, что русский флот полностью уничтожил значительно превосходящий его турецкий флот. Сегодня поговорим о событиях войны 1768-1774 годов, а также рассмотрим, что в Чесменском сражении сегодня восхваляют историки.

Предпосылки военного конфликта

В 18 веке армия Османской империи входила в число сильнейших в мире. Прославленные янычары своей жестокостью наводили ужас на противников. Под турецким игом изнывали народы ряда балканских, африканских и причерноморских стран. В акватории Восточного Средиземноморья, Черного и Азовского морей господствовал турецкий флот. Российских кораблей в этих морях не было. На севере черноморского побережья (в Крыму и Приазовье) располагались мощные османские крепости, надёжно запирающие устья крупных рек для прохода русских кораблей. Этот плацдарм служил трамплином для постоянных набегов на русские земли турок и крымских татар.

К 1768-му году неизбежность войны между Российской и Турецкой империями обуславливалась следующими причинами:

Бой в Чесменской бухте

  • обострением конфликтной ситуации в Причерноморье и Приазовье;
  • турецким недовольством действиями России в Польше;
  • подстрекательством Порты Австрийским и Французским правительствами;
  • важностью для успешного развития экономики российского государства свободного выхода в акваторию Чёрного моря.

Война получилась продолжительной и кровопролитной, но одной из ее важнейших морских битв стало Чесменское сражение 1770 года. Оно проходило в Чесменской бухте Эгейского моря у побережья Малой Азии с 5 по 7 июля 1770 г.

Соотношение сил перед битвой

15 (9 линкеров, 3 фрегата, 3 бомбарды)

41 (16 линейных, 6 фрегатов, 13 галер, 6 шебек)

Турки обладали перевесом в 2 раза в количестве кораблей, пушек и людей. Кроме того неприятель был в более выгодной позиции. Их корабли располагались, так что был исключен возможность охвата или выхода противника в тыл. Достигалось это тем, что оба фланга турецкого флота упирались в берег. В передовой первой линии находилось 9 линкоров, во второй – 6 и 4 фрегата. Интервалы между кораблями составляли всего до 200 метров.

На берегу располагался укреплённый лагерь, служащий для пополнения флотом запасов боеприпасов и продовольствия. Руководство боевыми действиями осуществлялось адмиралом Гассан-беем, державшим вымпел на флагманском корабле «Реал-Мустафа» и командующим османским флотом Ибрагим Хусамеддин-пашой, наблюдавшим за развитием событий с берега.

Ход сражения

Карта Чесменского морского сражения

Чесменское сражение 1770 года

Первая часть Чесменской битвы

Ранним утром 5 июля 1770 года начался первый этап Чесменского сражения в Хиоском проливе. Когда между противниками осталось меньше 200 метров, турецкие суда начали обстрел. В основном огонь приходился по такелажу, с целью максимального затруднения маневров. Русский флот, продолжал движение на сближение с врагом. Ответный огонь не открывали, поскольку у русских кораблей находилось значительное число пушек малых калибров. Им было выгодно ведение ближнего боя. Кроме того малые дистанции между сторонами лишали крупные турецкие корабли возможности ведения прицельного огня.

Первым огонь по турецкому флоту начал линейный русский корабль «Европа» под командой капитана Клокачёва Федота Алексеевича (будущий командующий Черноморским флотом), сумевший подойти к передовым вражеским кораблям на 50 м. Близость скал вынудила судно повернуть и вперёд вырвался русский флагман «Евстафий», на который обрушился шквальный огонь с нескольких османских судов.

«Евстафий», приблизившийся вплотную к турецким позициям, развернул «оружейный» борти и начал обстрел турецкого флагмана «Реал-Мустафа». В течение часа битва стала повсеместной.

Особенно меткой стрельбой отличился линкор «Три Святителя», нанёсший турецким судам значительные повреждения. Но ответными вражескими залпами перебило брасы и парусник стало сносить по центру расположения неприятеля, прямо в промежуток боевых линий.

В центре битвы продолжался ожесточенный бой двух флагманов. Ядра «Евстафия» прошивали насквозь оба борта османского флагмана, оба экипажа вели интенсивную перестрелку из ружей и пистолетов. Оба корабля получили сильные повреждения. После того как корабли сошлись бортами, русские моряки бросились на абордаж. Турки, не выдержав яростной атаки, стали прыгать в воду. Выбросившийся за борт турецкий адмирал спасся на одной из шлюпок.

Неожиданно турецкий корабль охватило пламя, огонь, перекинувшийся и на русский корабль, добрался до порохового погреба. В результате взрыва оба флагмана затонули. Но адмирал Спиридов спасся и перешел на «Три Святителя», подняв на нём свой флаг.

Битва флагманских кораблей при Чесмене

Постепенно сражение затихало, деморализованные турки ретировались в бухту. Высокие берега и артиллерийские батареи на входе в Чесму, делали, по мнению турок, её неприступной для российского флота.

Подготовка к продолжению сражения

Вечером русское командование провело военный совет, на котором подвели дневные итоги и разработали план дальнейших действий. Разведка зафиксировала большую скученность турецких судов из-за небольших размеров бухты, и что большинство кораблей получили значительные повреждения, а их экипажи деморализованы. Совет принял решение не дать врагу возможности оправиться, и нанести удар по нему непосредственно в Чесме.

Из-за узости входного горла Чесмы, в Чесменской битве решили задействовать только группу из 4 линкоров и 2 фрегатов. Задачей первых было ведение огня по вражеским судам. Для большей эффективности стрельбы планировалось подойти к противнику на расстояние, позволяющее вести стрельбу с нижнего и верхнего дека. Фрегаты должны были подавить огонь береговых батарей. Совместные действия такого отряда, должны были отвлечь внимание врага на себя, после чего должна была последовать атака брандеров – небольших судов с грузом взрывчатки и легко воспламеняющих веществ, которые при столкновении с судами противника должны были их поджечь и уничтожить в результате взрыва. Для этого чрезвычайно опасного дела были задействованы наполненные порохом и смолой парусные шхуны, команды которых состояли только из добровольцев. К вечеру следующего дня все было готово для начала атаки.

Турки, считая позиции Чесмы неприступными, и не допуская возможность атаки русского флота, сразу же после прошедшего ожесточенного сражения, отказались от выхода в открытое море, с целью оторваться от преследования. Вместо этого они в спешке занялись усилением своей обороны, с этой целью перебросив на береговые батареи пушки, снятые с части кораблей.

Заключительный этап

Чесменское сражение - картина Айвазовского

Русские корабли, встав перед входом в бухту, перекрыли выход из Чесмы, а выдвинувшийся вперёд «Гром» начал вести стрельбу с дальней дистанции.

В полночь русский флот получил приказ о начале атаки (заключительной стадии Чесменского сражения), после чего отряд снялся с якоря и двинулся в бухту. Вскоре их заметили, на береговых батареях и турецких кораблях объявили тревогу, и начался обстрел.

Несмотря на шквальный огонь противника, русские линейные корабли, прорвавшись в бухту и миновав береговые батареи противника, вступили в бой с турецкими судами. Фрегаты, остановившись у входа в бухту, начали обстрел береговых батарей. Так начался ночной бой. Подойдя к врагу на 200 метров, русские корабли открыли ураганный огонь, выбирая наиболее крупные цели. Дождь русских ядер обрушился на османский флот, отчего на одном из кораблей начался пожар, который привёл к взрыву порохового погреба. После последовавшего взрыва, горящие обломки разлетелись в разные стороны, поджигая другие суда. Стоявшие кучно корабли стали загораться от горящих обломков. Началась паника. Обезумевшие моряки, спасаясь, прыгали в воду. Через несколько часов взорвались ещё 2 линейных корабля турок. В наступление пошли русские брандеры. Но из 4 брандеров прорваться сумел только один, лейтенанта Дмитрия Ильина. Сблизившись с большим вражеским линейным кораблём, русский экипаж поджёг брандер и пересел на шлюпку. Огромный турецкий корабль, после столкновения с брандером, загорелся, что усилило пожары и взрывы на османских кораблях. Вся бухта превратилась в море огня. Спасшиеся турецкие матросы плыли к берегу. Сопротивление турок полностью прекратилось. Наступившим утром взорвался последний вражеский корабль. Крепостной гарнизон и уцелевшие турецкие экипажи убежали в Смирну. Разгром был полным.

Итоги Чесменского сражения

Потери турецкого флота:

  • 15 линкоров;
  • фрегатов;
  • все малые боевые и вспомогательные суда;
  • 1 линейный корабль и 5 галер были захвачены русским флотом;
  • более 11 тысяч погибших человек.

То есть произошло полное уничтожение османского флота.

Русская армия в Чесменском сражении (с учетом битвы в Хиосском) понесла следующие потери:

  • 1 линейный корабль
  • 4 брандера;
  • 554 погибших и 40 раненных.

В Чесменской битве в полной мере проявился талант адмирала Спиридова как флотоводца и мастерство командования всеми судами. Несмотря на двойной перевес турецкой армии в пушках и людях, османский флот был полностью уничтожен. Победу обеспечило:

  • На протяжении всего сражения русская армия владела инициативой;
  • Ведение боевых действий с предельным сближением к противнику;
  • Умелое маневрирование и максимальное использование всех корабельных орудий;
  • высокие боевые и моральные качества флотских экипажей;
  • не предоставление врагу времени на восстановление сил;
  • сочетание артиллерийских ударов с использованием брандеров и абордажных атак.

Историческое значение

Историческое значение победы при Чесме заключалось в следующем:

  • изменение стратегической ситуации в войне в пользу России;
  • ослабление военной мощи Турции;
  • установление полного контроля русского флота над акваторией Эгейского моря;
  • блокаде пролива Дарданеллы;
  • создание возможности возрождения и нового строительства русского флота на Азовском и Черном морях;
  • показала всему миру героизм и высокие моральные качества русских моряков;
  • высокой оценки действий русского флота ведущими морскими державами.

Победа при Чесме и её герои прославлены в произведениях лучших русских поэтах того времени: Державина, Хераскова, Майкова, ею восторгался Вольтер. Моменты битвы отражены в полотнах знаменитых отечественных и зарубежных художников. В театрах шли посвящённые славной победе спектакли, и был поставлен балет.

По указу Екатерины 2 в память о победе в Чесменском сражении произошло создание:

  • мемориального Чесменского зала в Петергофе;
  • возведение Чесменского обелиска в Гатчине и одноименной колонны в Царском Селе;
  • постройка в Санкт-Петербурге Чесменского дворца и Чесменской церкви;
  • золотые и серебряные медали для награждения участников битвы.

Победители удостоились следующих наград по императорскому указу:

  • Спиридов высшей награды Российской империи – ордена Андрея Первозванного;
  • контр-адмирал Грейг — Св. Георгия 2 степени, дававшему право на получение русского потомственного дворянства;
  • Орлов – Св. Георгия 1 степени, права добавления к своей фамилии «Чесменский» и чина генерал-аншеф;
  • капитаны Клокачёв и Хметевский – Св. Георгия 3 степени;
  • ряд офицеров и командиры всех брандеров – Св. Георгия 4 степени;
  • все участники сражения – памятные медали и монеты.

С 2012 года в России 7 июля стал днем воинской славы, а одна из белых полос, украшающих синие воротнички формы старшин и матросов российского ВМФ является символом победы в Чесменской бухте.

Источник

Adblock
detector