Меню

У чистых рек среди лесов

Среди лесов, озёр и рек

Лось, выйдя на опушку леса
Костра, увидел яркий свет.
Животное остановилось,
Поняв, что здесь прохода нет.

Застыл, как вылитый из бронзы.
Откинув голову назад,
Рогами зацепил орешник
И получил орехов град.

Но тут не выдержало сердце
И в чащу ломанулся лось,
А у костра никто не понял,
Случилось, что и что стряслось.

У нас такое сплошь и рядом!
Волков и лис не сосчитать,
А если смелости набраться
Медведя можно повстречать.

Ну, а какая здесь рыбалка!
Сом и судак, и щука есть,
Форель встречается порою,
Да и всего не перечесть.*

Край этот Марий Эл зовётся.
Среди лесов, озёр и рек,
Нет, сердце право не обманешь,
Он для меня родной навек.

*Вот неполный список экологически чистых рек республики: Илеть, Вонча, Малый Ку”ндыш, Юнга (водит в десяток чистейших рек Европы)
01.08.2019г.

Вы мастер слова! Можете припечатать, а можете и художественно изобразить. Все подвластно перу автора у которого музы в друзьях. С уважением,

Безмерно благодарен за такую оценку.
С уважением Сергей Ф.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Источник



У чистых рек среди лесов

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 272 655
  • КНИГИ 639 372
  • СЕРИИ 24 285
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 601 376

Серебряков Александр Владимирович, отставной профессор.

Елена Андреевна, его жена, 27 лет.

Софья Александровна (Соня), его дочь от первого брака.

Войницкая Мария Васильевна, вдова тайного советника, мать первой жены профессора.

Войницкий Иван Петрович, ее сын.

Астров Михаил Львович, врач.

Телегин Илья Ильич, обедневший помещик.

Марина, старая няня.

Действие происходит в усадьбе Серебрякова.

Сад. Видна часть дома с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит гитара.

Недалеко от стола качели. – Третий час дня. Пасмурно.

Марина (сырая, малоподвижная старушка, сидит у самовара, вяжет чулок) и Астров (ходит возле).

Марина (наливает стакан). Кушай, батюшка.

Астров (нехотя принимает стакан). Что-то не хочется.

Марина. Может, водочки выпьешь?

Астров. Нет. Я не каждый день водку пью. К тому же душно.

Нянька, сколько прошло, как мы знакомы?

Марина (раздумывая). Сколько? Дай бог память… Ты приехал сюда, в эти края… когда. еще жива была Вера Петровна, Сонечкина мать. Ты при ней к нам две зимы ездил… Ну, значит, лет одиннадцать прошло. (Подумав.) А может, и больше…

Астров. Сильно я изменился с тех пор?

Марина. Сильно. Тогда ты молодой был, красивый, а теперь постарел. И красота уже не та. Тоже сказать – и водочку пьешь.

Астров. Да… В десять лет другим человеком стал. А какая причина? Заработался, нянька. От утра до ночи все на ногах, покою не знаю, а ночью лежишь под одеялом и боишься, как бы к больному не потащили. За все время, пока мы с тобою знакомы, у меня ни одного дня не было свободного. Как не постареть? Да и сама по себе жизнь скучна, глупа, грязна… Затягивает эта жизнь. Кругом тебя одни чудаки, сплошь одни чудаки; а поживешь с ними года два-три и мало-помалу сам, незаметно для себя становишься чудаком. Неизбежная участь. (Закручивая свои длинные усы.) Ишь громадные усы выросли… Глупые усы. Я стал чудаком, нянька… Поглупеть-то я еще не поглупел, бог милостив, мозги на своем месте, но чувства как-то притупились. Ничего я не хочу, ничего мне не нужно, никого я не люблю… Вот разве тебя только люблю. (Целует ее в голову.) У меня в детстве была такая же нянька.

Марина. Может, ты кушать хочешь?

Астров. Нет. В великом посту на третьей неделе поехал я в Малицкое на эпидемию… Сыпной тиф… В избах народ вповалку… Грязь, вонь, дым, телята на полу, с больными вместе… Поросята тут же… Возился я целый день, не присел, маковой росинки во рту не было, а приехал домой, не дают отдохнуть – привезли с железной дороги стрелочника; положил я его на стол, чтобы ему операцию делать, а он возьми и умри у меня под хлороформом. И когда вот не нужно, чувства проснулись во мне, и защемило мою совесть, точно это я умышленно убил его… Сел я, закрыл глаза – вот этак, и думаю: те, которые будут жить через сто – двести лет после нас и для которых мы теперь пробиваем дорогу, помянут ли нас добрым словом? Нянька, ведь не помянут!

Марина. Люди не помянут, зато Бог помянет.

Астров. Вот спасибо. Хорошо ты сказала.

Входит Войницкий.

Войницкий (выходит из дому; он выспался после завтрака и имеет помятый вид; садится на скамью, поправляет свой щегольской галстук). Да…

Астров. Выспался?

Войницкий. Да… Очень. (Зевает.) С тех пор как здесь живет профессор со своею супругой, жизнь выбилась из колеи… Сплю не вовремя, за завтраком и обедом ем разные кабули, пью вина… нездорово все это! Прежде минуты свободной не было, я и Соня работали – мое почтение, а теперь работает одна Соня, а я сплю, ем, пью… Нехорошо!

Читайте также:  Солнце река дети картинки

Марина (покачав головой). Порядки! Профессор встает в двенадцать часов, а самовар кипит с утра, все его дожидается. Без них обедали всегда в первом часу, как везде у людей, а при них в седьмом. Ночью профессор читает и пишет, и вдруг часу во втором звонок… Что такое, батюшки? Чаю! Буди для него народ, ставь самовар… Порядки!

Астров. И долго они еще здесь проживут?

Войницкий (свистит). Сто лет. Профессор решил поселиться здесь.

Марина. Вот и теперь. Самовар уже два часа на столе, а они гулять пошли.

Войницкий. Идут, идут… Не волнуйся.

Слышны голоса; из глубины сада, возвращаясь с прогулки, идут Серебряков, Елена Андреевна, Соня и Телегин.

Серебряков. Прекрасно, прекрасно… Чудесные виды.

Телегин. Замечательные, ваше превосходительство.

Соня. Мы завтра поедем в лесничество, папа. Хочешь?

Войницкий. Господа, чай пить!

Серебряков. Друзья мои, пришлите мне чай в кабинет, будьте добры! Мне сегодня нужно еще кое-что сделать.

Соня. А в лесничестве тебе непременно понравится…

Елена Андреевна, Серебряков и Соня уходят в дом; Телегин идет к столу и садится возле Марины.

Войницкий. Жарко, душно, а наш великий ученый в пальто, в калошах, с зонтиком и в перчатках.

Астров. Стало быть, бережет себя.

Войницкий. А как она хороша! Как хороша! Во всю свою жизнь не видел женщины красивее.

Телегин. Еду ли я по полю, Марина Тимофеевна, гуляю ли в тенистом саду, смотрю ли на этот стол, я испытываю неизъяснимое блаженство! Погода очаровательная, птички поют, живем мы все в мире и согласии, – чего еще нам? (Принимая стакан.) Чувствительно вам благодарен!

Войницкий (мечтательно). Глаза… Чудная женщина!

Астров. Расскажи-ка что-нибудь, Иван Петрович.

Войницкий (вяло). Что тебе рассказать?

Астров. Нового нет ли чего?

Войницкий. Ничего. Все старо. Я тот же, что и был, пожалуй, стал хуже, так как обленился, ничего не делаю и только ворчу, как старый хрен. Моя старая галка, maman, все еще лепечет про женскую эмансипацию; одним глазом смотрит в могилу, а другим ищет в своих умных книжках зарю новой жизни.

Астров. А профессор?

Войницкий. А профессор по-прежнему от утра до глубокой ночи сидит у себя в кабинете и пишет. «Напрягши ум, наморщивши чело, всё оды пишем, пишем, и ни себе, ни им похвал нигде не слышим». Бедная бумага! Он бы лучше свою автобиографию написал. Какой это превосходный сюжет! Отставной профессор, понимаешь ли, старый сухарь, ученая вобла… Подагра, ревматизм, мигрень, от ревности и зависти вспухла печенка… Живет эта вобла в имении своей первой жены, живет поневоле, потому что жить в городе ему не по карману. Вечно жалуется на свои несчастья, хотя, в сущности, сам необыкновенно счастлив. (Нервно.) Ты только подумай, какое счастье! Сын простого дьячка, бурсак, добился ученых степеней и кафедры, стал его превосходительством, зятем сенатора и прочее и прочее. Все это не важно, впрочем. Но ты возьми вот что. Человек ровно двадцать пять лет читает и пишет об искусстве, ровно ничего не понимая в искусстве. Двадцать пять лет он пережевывает чужие мысли о реализме, натурализме и всяком другом вздоре; двадцать пять лет читает и пишет о том, что умным давно уже известно, а для глупых неинтересно: значит, двадцать пять лет переливает из пустого в порожнее. И в то же время какое самомнение! Какие претензии! Он вышел в отставку, и его не знает ни одна живая душа, он совершенно неизвестен; значит, двадцать пять лет он занимал чужое место. А посмотри: шагает, как полубог!

Источник

Медвежий угол (7 стр.)

— После-то действительно страшновато, а тут некогда было испугаться. Вдруг все…

Когда жар свалил, мы еще раз напились чаю, а потом я с Ефимом отправился на Дикую Каменку за утками. Он шел за мной без ружья и даже без шапки, как свой человек в лесу. Высокая и жесткая горная трава путала ноги, так что идти было тяжеленько. Перекосивши луг, мы попали прямо в болото, на какую-то тропинку, неизвестно кем проложенную. Меня всегда удивляют такие тропы: кажется, нога человеческая не бывала, а тут вдруг выпадает тропка, да еще такая чистенькая и утоптанная и точно нарочно для удобства пешехода посыпанная прошлогодней хвоей.

— Теперь утка к солнзакату на корм выплывает, — объяснял Ефим, разжевывая осиновый мягкий листик. — В жар она прячется по осокам.

— А ты уток не стреляешь?

— Нет, когда на варево пришибешь, а так чтобы нарочно — не доводится.

Болото шло параллельно реке. Пушистый зеленый мох выстилал почву, как дорогой ковер. Только кой-где он точно горохом усыпан был недозревшей, еще белой клюквой. Попадались низкие кустики болотной морошки, княженики, а на бугорках каплями крови алела совсем спелая земляника. Забравшиеся в болота сосны и ели покачнулись в разные стороны, точно они завязли в этой трясине и напрасно старались из нее выбраться. Что их безобразило, так это бородатый лишайник, который въедался в живое дерево, сушил сучья и умирал тут же. Особенно жалкий вид имели болотные ели, одетые серыми лохмотьями этого лишайника. Как-то жутко в таком болотном лесу; ни один птичий голос не оживляет его мертвого молчания, — птица выбирает веселые места и любит больше всего ютиться по лесным опушкам. В болоте до поры до времени прячутся молодые выводки да косачи, когда после весенних шумных раутов они начинают терять свое брачное оперение.

Читайте также:  Карась в реке как ловить

Река была густо опушена вербой, ольхой и кустами смородины. Повороты она делала изумительные, точно раздавленная змея. Здесь было уже прохладно, и опускавшееся солнце золотило только верхушки леса. После недавнего зноя, от которого струился воздух, как бывает только в самые сильные жары, идти по берегу Дикой Каменки было одно удовольствие. Раздвинешь куст смородины, и точно обдаст застоявшимся ароматом. Как все горные речонки, Дикая Каменка состояла из небольших плес, где вода стояла как зеркало, и мелких переборов, где она бежала с тихим ропотом. В одном месте из сухарника (сухой лес) образовалась целая плотина. Мы высматривали каждое плесо, каждую заводь, не покажутся ли утки.

— Должно быть, утка, — решил Ефим, когда мы с необходимыми предосторожностями высматривали одно из таких зеркальных плес… — Да, вот она, легка на помине…

Действительно, в глубине плеса от зеленой каймы осок отделилась черная точка и выплыла на средину. Только охотники понимают то захватывающее волнение, когда глаз увидит дичь. Это инстинктивное и странное чувство, неясным отголоском унаследованное, вероятно, от неизмеримо далекого прошлого, когда наши предки существовали исключительно одной охотой. Вся прелесть охоты именно в нем, когда весь человек превращается в зрение и в слух; когда же дичь убита — является чувство цивилизованного раскаяния. Мне случалось убивать немного, но каждый трофей сопровождался именно таким чувством, как было и теперь, когда Ефим достал из воды только что убитую мной утку.

— Черныш, — коротко проговорил он, взвешивая на руке добычу. — Не велика корысть.

Мы присели отдохнуть на берегу. Дикая картина развертывалась кругом, — сказочный дремучий лес, сказочная река, сказочное освещение. Царившая кругом молитвенная тишина невольно заставляла мысль уходить в себя, глубоко внутрь, в тот мир, который раскрывается только пред лицом вот такой природы. Мой молчаливый спутник лежал ничком на траве и тоже раздумывал какую-то свою раскольничью думу. Ведь здесь для него все было свое, родное…

— Прежде в Каменке много выдры водилось, — проговорил он наконец. — Нынче-то выбили ее…

— А трудно ее добывать?

— Ничего-таки, порядочно мудрено… Перед рождеством на нее ходим. Одному-то не справиться, так берешь товарища. Смышлястый зверь… Около полыньи живет по зимам-то, потому как рыбу жрет и передохнуть ему надо. Выследишь его все ходы и выходы, ну а потом и за работу. Сперва надо две канавы во льду прорубить и частоколом загородить, чтобы она не унырнула. Лед-то толстый, бьешься по горло в воде цельный день.

— В декабре… Канавы пройдешь, потом надо опустить лед с берегов, потому как река-то мелеет зимой и подо льдом воздух остается — она им дышит. Когда обрубишь лед с берегов, спустишь его на воду, тогда уж ей деваться-то некуда. Мечется-мечется она в воде, а потом в полынью морду и высунет — тут уж ее товарищ и покончит. Другой раз цельный день в ледяной воде так-то проваландаешься.

— Привычные мы люди… Сперва-то, конечно, как будто неловко, точно даже обожжет, когда в воду залезешь, а потом в работе разомнешься. Ежели бы одни ноги промочить, так от этого голова болит, а весь в воде — ничего…

— Сколько же ты получишь за такую выдру?

— А рублей пятнадцать дают, когда хороший зверь издастся. Тоже и выдра всякая бывает.

Рассказы об охоте на выдру я слыхал и ранее, но не доверял им. Ефиму же можно было верить на слово: не такой человек, чтобы соврать. Я с удивлением рассматривал его сухую, подвижническую фигуру и никак не мог себе представить, как может такой человек целый зимний день проработать в ледяной воде.

— Живущая тварь эта самая выдра, — продолжал Ефим. — Мы тогда с Пал Степанычем порешили одну. Ну, видим — мертвая, и подвесили ее за задние ноги к дереву, чтобы кровь стекла из нее. Этак с полчаса она висела, а потом собака и полюбопытствуй: подошла к выдре и только хотела крови лизнуть, а та ее за скулу, — да так ухватила, что мы едва ее отняли. Башку ей раскроили, ну, тогда собаку выпустила… Вот сколь она живущая, тварина!

Источник

Из каких рек в России можно пить без риска для жизни

Когда мы говорим о плохом качестве водопроводной воды, то даже не подозреваем насколько грязной эта вода бывает до того,
как пройдет очистительные сооружения. Несмотря на неудовлетворительное и местами критическое состояние российских водоемов, только единицы из них могут претендовать на
место в рейтинге самых грязных рек на планете. В почетный список практически нетронутых антропогенным влиянием не попала ни одна российская
река. Вывод — человечество основательно подпортило окружающую среду, и не собирается прекращать разрушительное воздействие. Типично потребительское отношение — брать у
природы все необходимое, и выбрасывать самые грязные отходы и остатки.

Реки, которые ужасают неподготовленного зрителя

Словосочетание «загрязненная река» по-разному воспринимается на слух. Все воспринимается в сравнении, поэтому наш мозг не всегда находит подходящую визуальную ассоциацию. После знакомства с самыми грязными водоемами Земли, оно будет восприниматься иначе.

Оценка запущенности состояния одного водного объекта от разных экологических организаций может различаться, поэтому мы приводим их с краткой характеристикой без присвоения места:

Индонезийская Цинтарум/Чинтарум — сотни лет обеспечивала безбедное существование людям за счет сельского хозяйства и рыболовного промысла. Роста населенности прибрежных территорий принес реке большие проблемы. Сейчас в ее бассейне проживает около 5 000 000 человек.

Река Чинторум (Индонезия)

Простые индонезийцы и предприятия ежедневно сбрасывают в реку тонны отходов разного характера. Здесь нет служб по сбору мусора или привычных
канализационных систем для стоков. В некоторых местах легкий пластиковый мусор несколькими слоями покрывает водную гладь. Превышение допустимых норм загрязненности
ужасны: ртути больше в 100 раз, а свинца в 1000.

Читайте также:  Какие реки есть в моршанске

Сохранять чистоту удается водоемам, расположенным в труднодоступных местах или со строгим надзором и штрафами посетителей. В пределах населенного пункта у рек практически нет шансов избежать пустых бутылок, бытовых и промышленных стоков

Индийский Ганг с притоками — пожалуй, со степенью почитания и священности, может сравниться только ее загрязненность. Нам не понять, как индийцам удается одновременно горячо поклоняться и так загаживать любимую многомиллионным населением страны реку.

Ганг - одна из самых грязных рек

В здешней воде есть все: возбудители страшных болезней, токсины, тяжелые металлы, удобрения, промышленные и канализационные стоки, бытовой мусор и полуистлевшие останки людей.

Несмотря на царящую в реке и на берегах антисанитарию, из нее пьют, в ней купаются и стирают, причем все это
одновременно. В год от болезней и отравлений погибает 1 000 000 взрослых и детей, но для страны с миллиардным населением — это
капля в море. Попытки властей и независимых организаций как-то снизить интенсивность загрязнения и повлиять на предприятия терпят крах.

Филиппинский Пасиг — официально признан мертвым с 1990-х. Протяженность реки всего 25 километров. Она протекает столичным регионом, деля его на
2 части. Загрязнение было стремительным из-за быстрого роста населенности, промышленности и урбанизации. Чтобы максимально угробить водоем понадобилась четверть столетия. Многолетние
работы по восстановлению и оживлению реки начали приносить результаты.

Мариалао — тоже входит в список мертвых рек Филиппин. Из-за сброса большого количества промышленных отходов, в ней практически нет растворенного
кислорода. На одном берегу стоит завод по переработке использованных батареек. Состояние реки привлекло внимание международных экологических организаций, в том числе
Greenpeace. Судя по бездействию официальных властей Филиппин, они пока не видят в этом проблемы.

Бангладешская Буринанга — столичная река, которой не удалось избежать печальной участи своих коллег. Ее воды непригодны для питьевых или технических целей. Официально сброс мусора и стоков запрещен, но ежедневно в нее попадают тысячи кубометров промышленных и бытовых отходов. Река стала условно мертвой биологической средой.

Один из основных источников загрязнения рек и морей — это пластиковый мусор. Стаканы, бутылки, одноразовая упаковка и пакеты — это все накапливается в окружающей среде в огромных количествах. Сейчас в сети рыбаков попадает до 75% пластикового мусора

Китайская Хуанхэ — большинство знают о ней, как о «желтой» реке. Из-за десятков промышленных объектов в ее бассейне вода стала
непригодной для любых целей. Окружающие провинции сливали в реку канализационные отходы, как в коллектор. Местами река окрашивается в красный цвет
из-за спуска химикатов. Только после кризиса власти заставили перенести производства на большие расстояния, а за сброс отходов назначили огромные штрафы.
Ситуация медленно стабилизируется.

Нигер — тот случай, когда реке просто не повезло. В ее дельте обнаружены большие залежи нефти и ведется постоянная добыча.
Концентрация нефтепродуктов тут самая высокая в мире. Ежегодно сливается четверть миллиона баррелей черного золота. Это место самых больших экологических катастроф,
связанных с нефтяными разливами. Правительство Нигерии поступает потребительски, считая добычу нефти приоритетнее, чем состояние реки и окружающей среды.

Американская Миссисипи — самая грязная на территории США. Она важный ресурс для промышленности и сельского хозяйства. Как следствие — насыщение
токсичными отходами, удобрениями, стоками, нефтепродуктами и банальным бытовым мусором. В ее устье образовались «мертвые зоны». Огромные пласты водорослей поглощают кислород,
делая выживание других видов невозможным.

Священный Иордан — еще один пример того, как почитаемая миллионами верующих река становится помойкой. Табличка «Крещение запрещено» стала обычным зрелищем
на ее берегах. В низовьях Иордан больше похож на сточную запруду. Все началось с плотины, которая разрушила речную экосистему. Теперь
река обмелела и не в силах справится с увеличивающимися объемами стоков и отходов сельского хозяйства.

Во время Олимпийский игр-2016 спортсмены были шокированы антисанитарным состоянием реки Рио-Де-Жанейро. Выделенные миллионы долларов организаторы решили не тратить на очистку реки. Тонны мертвых рыбин — это обычная ситуация для местных жителей

Пока, что в России нет настолько ужасных загрязнений стратегически важных водоемов, но и похвастаться особо нечем. Состояние воды и прибрежных зон водохранилищ настораживает.

Волга — на ее берегах стоит большинство экологически неблагополучных российских городов. Из-за системного сброса промышленных и коммунальных отходов начались мутации рыб. По подсчетам Министерства природных ресурсов и экологии, в нее попадает 40% всех стоков. На восстановление из госбюджета выделяются миллиарды рублей.

Российские реки страдают из-за судоходства и деятельности горнодобывающей, нефтедобывающей и лесозаготовительной промышленности. Предприятия активно истощают природные ресурсы, и оставляют после себя тонны загрязняющих веществ и отравленной воды.

Реки, словно из сказки

Экологически благополучные реки на нашей планете стали большой редкостью. Большой чистотой отличаются удаленные озера с замкнутой системой водообмена.

Река Тара — за прозрачнейшую воду ее прозвали «Слезой Европы». Протекая по территории трех стан, ей удается не терять природной красоты. К ней устремляются тысячи туристов из многих стран, но и это не ухудшает состояние водоема.

Река Верзаска — самая прозрачная швейцарская речушка вытекает из гор. Сквозь ее воду легко просматривается дно, устланное разноцветными камешками. Купаться здесь не рекомендуется из-за низкой температуры воды, а вот для дайвинга тут раздолье.

Речушка Вонча — самая чистая в России. Она расположена в республике Марий Эл. Это настоящее сокровище, спрятанное среди лесов. Речку можно перейти вброд на всей протяженности. Главный фактор благополучия — удаленность от густонаселенных мест и отсутствие в республике крупных промышленных объектов.

река Верзаска

Очистка рек — это борьба с последствиями, а делать упор на модернизацию предприятий, которые являются потенциальными загрязнителями.

Источник

Adblock
detector