Взыскание ущерба за загрязнение реки

Содержание
  1. Топ 10 споров о возмещении вреда окружающей среде (август 2020г.)
  2. 1. Взыскание денежной компенсации вреда возможно только в отношении веществ, которые подлежат государственному регулированию, и в отношении которых установлены ставки платы за негативное воздействие на окружающую среду.
  3. 2. От соблюдения требований законодательства при принятии мер по рекультивации загрязненных земельных участков зависит возможность возложения на причинителя вреда обязанности возместить ущерб сверх понесенных затрат.
  4. 3. По делу о взыскании вреда, причиненного окружающей среде, подлежит доказыванию наличие четырех квалифицирующих признаков: факт нарушения; наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками; размер требуемых убытков; факт принятия мер к предотвращению убытков. Только совокупность всех данных признаков позволяет принять решение о взыскании убытков.
  5. 4. Возложение на ответчика обязанности возместить вред, причиненный окружающей среде, в виде взыскания убытков без учета выполнения ответчиком фактических мероприятий по устранению нарушений лесного законодательства во исполнение судебного акта, возложившего на него такие обязанности, не соответствует закону не способствует целям и функциям юридической ответственности.
  6. 5. Превышение суммы затрат на мероприятия по предупреждению сверхнормативного сброса загрязняющих веществ в водный объект над суммой денежной компенсации вреда, рассчитанной по методике, может является основанием для отказа во взыскании исчисленной суммы вреда.
  7. 6. Возложение на причинителя вреда обязанности по возмещению ущерба при одновременном возмещении вреда в натуре будет свидетельствовать о возложении на ответчика двойной меры ответственности, что является недопустимым.
  8. 7. Наличие экологических потерь на момент причинения вреда презюмируется, в то время как их отсутствие подлежит доказыванию лицом, причинившим вред.
  9. 8. Исчисление вреда окружающей среде допустимо только по тем загрязняющим веществам, в отношении которых применяются меры государственного регулирования
  10. 9. По делам о взыскании денежной компенсации вреда подлежат поверке: обоснованность и разумность затрат по восстановлению земельного участка, соотношение таких затрат и заявленных убытков, и с учетом этого – возможность и правомерность возложения на причинителя вреда обязанности возместить ущерб сверх понесенных затрат.
  11. 10. Истечение сроков действия положительного заключения государственной экологической экспертизы и разрешения на строительство объекта с использованием отходов является основанием для взыскания денежной компенсации вреда, причиненного водному объекту размещением отходов.
  12. Арбитражный суд Республики Саха (Якутия)
  13. О суде
  14. Горно-добывающая компания должна возместить ущерб за загрязнение реки
  15. ЧМК попросил заменить выплату за загрязнение реки «отработкой»
  16. Обзор судебной практики по деликтной ответственности за ущерб, причиненный окружающей среде
  17. В КоАП ввели для компаний новые штрафы до 1 млн рублей
  18. Читайте в журнале «Уголовный процесс»: Незаконное предпринимательство: квалификация и освобождение от ответственности
  19. Ущерб окружающей среде: как доказать, и кто возместит?

Топ 10 споров о возмещении вреда окружающей среде (август 2020г.)

Ecology_top_10.jpg

* Мониторинг решений был проведен в августе.

1. Взыскание денежной компенсации вреда возможно только в отношении веществ, которые подлежат государственному регулированию, и в отношении которых установлены ставки платы за негативное воздействие на окружающую среду.

Министерство природопользования Рязанской области обратилось в суд с исковым заявлением к ООО «БиоФармКомбинат» о взыскании вреда, причиненного водным объектам.

Как установлено судами, Министерством в ходе проведения административного расследования при отборе проб воды установлено превышение содержания опасного вещества в сточной воде Общества ПДК[1] для водоемов рыбохозяйственного назначения.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования Министерства.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами судов, поскольку вещество («жиры»), в отношении которого Министерством осуществлен расчет вреда, отсутствует в Перечне загрязняющих веществ[2], в отношении него не установлены ставки платы за негативное воздействие[3]. Из обжалуемых судебных актов не представляется возможным определить, по каким критериям жиры отнесены к вредным веществам и какие таксы по жирам применены при исчислении размера ущерба, не приведены мотивы, по которым их применение признано обоснованным.

Также, в нарушение положений Методики № 87[4], расчет вреда произведен без учета величин фоновых концентраций качества воды водного объекта.

С учетом этого, суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение.

2. От соблюдения требований законодательства при принятии мер по рекультивации загрязненных земельных участков зависит возможность возложения на причинителя вреда обязанности возместить ущерб сверх понесенных затрат.

В результате несанкционированного подключения к принадлежащему ООО«Лукойл — Западная Сибирь» трубопроводу, произошел разлив нефти на двух земельных участках из земель населенных пунктов.

Согласно заключению по результатам исследований отобранных проб почвы ФГБУ «ЦЛАТИ по УФО», на загрязненных участках обнаружено превышение содержания нефтепродуктов в 114 раз и хлоридов в 14 раз по сравнению с фоновыми показателями на прилегающей территории.

Поскольку Обществом в добровольном порядке вред возмещен не был, Северо-Уральское межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования обратилось в арбитражный суд с соответствующим иском.

Судом первой инстанции требования удовлетворены.

Решение отменено судом апелляционной инстанции в связи с добровольным возмещением Обществом вреда посредством рекультивации нефтезагрязненных земельных участков, восстановлением свойств почвы и значительным превышением понесенных при этом расходов над размером исчисленного Управлением ущерба.

Апелляционный суд пришел к выводу о доказанности факта восстановления Обществом нарушенного состояния загрязненных земельных участков путем выполнения необходимых мероприятий, результатом которых явилось достижение допустимого уровня остаточного содержания нефтепродуктов в почвах, тогда как Управление не представило доказательства причинения почвам на спорных земельных участках трудновосполнимого или невосполнимого вреда.

Кассационный суд, направляя дело на новое рассмотрение, указал, что достижение регионального норматива содержания нефтепродуктов в почвах без иных доказательств, отражающих качественное изменение окружающей среды, не может свидетельствовать о полном восстановлении экологического вреда в результате проведенных мероприятий; представленные Обществом протоколы количественного химического анализа почв подтверждают лишь то, что в поверхностном слое почвы, завезенной при проведении рекультивации земельных участков, не содержатся нефтепродукты в размере, превышающем региональный норматив; при этом не дана оценка доводам Управления об отсутствии доказательств освидетельствования рекультивированных земельных участков уполномоченным органом в установленном порядке.

3. По делу о взыскании вреда, причиненного окружающей среде, подлежит доказыванию наличие четырех квалифицирующих признаков: факт нарушения; наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками; размер требуемых убытков; факт принятия мер к предотвращению убытков. Только совокупность всех данных признаков позволяет принять решение о взыскании убытков.

ДПРР ЯНАО обратился в суд с иском к ПАО «НК «Роснефть» о возмещении ущерба, об обязании в течение 7 месяцев с даты вступления в силу решения суда разработать и согласовать с Департаментом проект рекультивации участков лесного фонда, рекультивировать участки лесного фонда и предоставить Департаменту акт о рекультивации.

Как следует из материалов дела, при осмотре лесного участка Департаментом выявлены пятна маслянистой жидкости с характерным запахом нефтепродуктов. По мнению Департамента, поскольку лицензия на право пользования недрами для разведки и добычи полезных ископаемых на Харампурском участке недр выдана Обществу, то именно оно ответственно за причинение вреда участкам лесного фонда.

При этом судами установлено, что Общество не является арендатором земельного участка, на котором выявлено нефтезагрязнение, на данном лесном участке Общество не выполняло работы, связанные с эксплуатацией месторождений, строительством объектов инфраструктуры и иные работы.

На трубопроводе, принадлежащем Обществу, некатегорийные отказы трубопровода отсутствуют. Выявленная замазученность участка находится вне технологического коридора трасс трубопроводов.

С учетом данных обстоятельства суды пришли к выводу о том, что Департаментом не доказан факт причинения Обществом вреда почве, не доказаны противоправность действий (бездействия) Общества, направленных на причинение вреда почве, а также причинная связь между действиями (бездействиями) Общества и причиненным вредом.

4. Возложение на ответчика обязанности возместить вред, причиненный окружающей среде, в виде взыскания убытков без учета выполнения ответчиком фактических мероприятий по устранению нарушений лесного законодательства во исполнение судебного акта, возложившего на него такие обязанности, не соответствует закону не способствует целям и функциям юридической ответственности.

Ленинградское ОГКУ «Ленобллес» и государственный лесной инспектор Ленинградской области обратились в суд с иском к ООО «Лель-ЭКО» о взыскании ущерба, нанесенного лесному хозяйству.

Как видно из материалов дела, при патрулировании территории лесничества обнаружено лесонарушение – самовольное использование лесов на увеличение площади полигона ТБО.

При этом по делу № А56-70755/2016 прокурором заявлены требования об истребовании из незаконного владения Общества спорного земельного участка об освобождении данного участка от отходов и приведении в состояние, пригодное для последующего использования в сфере лесного хозяйства. Иск удовлетворен в полном объеме.

Суд, удовлетворяя иск уполномоченных органов, не учел судебные акты по делу № А56-70755/2016 и взыскал убытки по соответствующей методике[5].

Судом кассационной инстанции дело направлено на новое рассмотрение, т. к. судами не исследован факт возможной двойной ответственности за одно и то же нарушение.

Кассационный суд указал, что, поскольку целью ответственности за причинение вреда окружающей среде является достижение компенсации, восстановления ее нарушенного состояния, истец вправе выбрать способы возмещения вреда, а суд – применить тот, который наиболее соответствует этой цели. Однако возложение на ответчика обязанности возместить вред, причиненный окружающей среде, в виде взыскания убытков без учета выполнения им мероприятий по устранению нарушений лесного законодательства во исполнение судебного акта, возложившего на него такие обязанности, не соответствует положениям закона[6] и не способствует целям и функциям юридической ответственности.

5. Превышение суммы затрат на мероприятия по предупреждению сверхнормативного сброса загрязняющих веществ в водный объект над суммой денежной компенсации вреда, рассчитанной по методике, может является основанием для отказа во взыскании исчисленной суммы вреда.

На основании решения о предоставлении водного объекта в пользование ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» осуществляет сброс сточных вод в реку Славянку.

По итогам оперативного выезда в отношении Предприятия возбуждено административное расследование, в ходе которого экспертной организацией были отобраны пробы сточной воды на выпуске ОбщМет и природной воды в реке Славянке в 20 м выше и 200 м ниже выпуска ОбщМет.

Поскольку лабораторными исследованиями установлены ухудшение качества воды в реке Славянке и негативное влияние сточных вод на водный объект, Департаментом Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Западному федеральному округу в соответствии с требованиями Методики № 87 рассчитан размер вреда, причиненного водному объекту, и подан иск в суд в связи с неоплатой Предприятием рассчитанного размера вреда.

Суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска на основании следующего.

Предприятием заключен договор на выполнение строительно-монтажных работ по объекту «Наружные канализационные сети по Северному проезду для переключения выпуска ОбщМет на сети коммунальной канализации» со сроком окончания работ 30.11.2019. Это мероприятие направлено на предупреждение сверхнормативного сброса загрязняющих веществ в водный объект. Предприятием представлены в Департамент копии документов, подтверждающих несение в 2018 году затрат в сумме, превышающей размер вреда, исчисленного по Методике № 87.

6. Возложение на причинителя вреда обязанности по возмещению ущерба при одновременном возмещении вреда в натуре будет свидетельствовать о возложении на ответчика двойной меры ответственности, что является недопустимым.

В результате проверки, проведенной Южным межрегиональным управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, установлено, что на земельном участке из земель лесного фонда размещена несанкционированная свалка отходов, а именно: «тело свалки» выходит за пределы участка, предоставленного МП «Апшеронск» для целей размещения полигона ТБО и фактически занимает площадь 2,4 га.

Специалистами ФГБУ «ЦЛАТИ по ЮФО» произведен отбор проб почвы в непосредственной близости от мест несанкционированного размещения отходов, а также фоновых образцов проб почвы; установлено превышение содержания нефтепродуктов, свинца, кобальта, мышьяка и кадмия в почве по сравнению с фоновой пробой.

Неуплата Предприятием суммы вреда, рассчитанной по Методике № 238 послужила основанием обращения Управления в суд с иском.

Согласно разъяснениям Верховного Суда РФ[7], принимая во внимание необходимость эффективных мер, направленных на восстановление состояния окружающей среды, в котором она находилась до причинения вреда, суд вправе применить такой способ возмещения вреда, который наиболее соответствует целям и задачам природоохранного законодательства.

Также, в силу правовой позиции Верховного Суда РФ[8], целью ответственности за причинение вреда окружающей среде является достижение компенсации, восстановление нарушенного состояния, в связи с этим суд с учетом конкретных обстоятельств по делу, оценивая в каждом случае эффективность этих способов, должен применить тот, который наиболее соответствует этим целям.

Судами установлено, что вступившим в законную силу решением Апшеронского районного суда Краснодарского края на Предприятие возложена обязанность освободить земельный участок лесного фонда от накопленных отходов и провести работы по его восстановлению. Судами также установлено, что во исполнение названного судебного акта Предприятием осуществлен ряд мероприятий по рекультивации и иных восстановительных работ.

Исходя из того, что возложение на Предприятие обязанности по возмещению ущерба при одновременном возмещении вреда в натуре будет свидетельствовать о возложении на ответчика двойной меры ответственности, суды отказали в иске Управлению.

7. Наличие экологических потерь на момент причинения вреда презюмируется, в то время как их отсутствие подлежит доказыванию лицом, причинившим вред.

В связи с загрязнением почвы нефтепродуктами Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Пермскому краю направило ООО «Лукойл-Пермь» требование о возмещении вреда, в ответ на которое Общество сообщило, что на землях, которым в результате инцидента причинен ущерб, проведены необходимые работы по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды и возмещен вред в натуре. Причиненный вред почвам возмещен в добровольном порядке и в полном объеме.

Управлением предъявлен иск о взыскании с Общества исчисленной по Методике № 238[9] суммы вреда.

Судом первой инстанции требования удовлетворены, судом апелляционной инстанции решение суда отменено, в иске отказано.

Кассационным судом дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. Согласно разъяснениям Верховного Суда РФ[10], возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды, а при наличии экологических потерь возмещение вреда в соответствующей оставшейся части осуществляется в денежной форме.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 09.02.2016 N 225-О, при определении полного экологического вреда учету подлежат не только затраты на восстановление нарушенной природной среды, но и экологические потери. Таким образом, проведение одной только рекультивации не является способом полного возмещения причиненного экологического вреда.

В заключении эксперта подтвержден факт рекультивации земель и сделан вывод о положительном эффекте произведенной Ответчиком рекультивации. Вместе с тем эксперт не оценивал экологические потери, в заключении отсутствуют выводы об отсутствии таких потерь в состоянии экосистемы в целом в результате порчи земель.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ[11], наличие экологических потерь на момент причинения вреда презюмируется, в то время как их отсутствие подлежит доказыванию лицом, причинившим вред. Возложение судом на Истца обязанности по доказыванию таких потерь основаны на неправильном распределении бремени доказывания и противоречат правовой позиции Верховного Суда РФ[12].

Кроме того, принимая к уменьшению суммы вреда стоимость проведенных ответчиком восстановительных мероприятий, суд не учел, что работы по рекультивации выполнены в соответствии с Планом мероприятий по ликвидации последствий разлива нефтесодержащей жидкости, утвержденным Обществом.

Между тем, проект восстановительных работ не может быть произвольным, разработанным и выполненным причинителем вреда без согласования с соответствующим органом по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды с определением обоснованности, необходимости и разумности данных мероприятий[13]

8. Исчисление вреда окружающей среде допустимо только по тем загрязняющим веществам, в отношении которых применяются меры государственного регулирования

Межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Краснодарскому краю и Республике Адыгея обратилось в суд с иском к АО «Прогресс» о взыскании ущерба, причиненного почве.

Как следует из материалов дела, на принадлежащем Обществу земельном участке Управлением отобраны образцы почвы для исследования, в результате которого выявлена превышающая фоновый показатель концентрация нефтепродуктов, а также натрия, калия и фосфора.

Суды исключили из расчета данные по натрию, калию и фосфору, поскольку они не относятся к загрязняющим веществам почв, в отношении которых применяются меры государственного регулирования в области охраны окружающей среды[14].

Между тем, поскольку в результате проверки земельного участка выявлена концентрация нефтепродуктов, превышающая фоновый показатель, суды пришли к выводу о причинении Обществом ущерба почвам и взыскали денежную компенсацию вреда в соответствующем размере.

9. По делам о взыскании денежной компенсации вреда подлежат поверке: обоснованность и разумность затрат по восстановлению земельного участка, соотношение таких затрат и заявленных убытков, и с учетом этоговозможность и правомерность возложения на причинителя вреда обязанности возместить ущерб сверх понесенных затрат.

Управлением Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Ярославской области в ходе проверки установлено, что в охранной зоне магистрального нефтепровода имеются следы проведения земляных работ – выкопанная и засыпанная в дальнейшем траншея. Растительный покров на месте выемки кабеля практически отсутствует.

Согласно экспертному заключению ФГБУ «Тверская межобластная ветеринарная лаборатория» в образцах, отобранных на нарушенном участке, содержание органического вещества составляет менее 1 %, что подтверждает факт уничтожения плодородного слоя при проведении земляных работ.

В связи с неуплатой ООО «Союз-Телеком» суммы вреда, исчисленной по Методике №238 в добровольном порядке, Управление обратилось в арбитражный суд с иском.

Не оспаривая факт причинения вреда, а также размер ущерба, Общество указало, что произвело работы по рекультивации участка, направленные на восстановления плодородия, и представило соответствующие доказательства: проект рекультивации земель; ведомость объемов работ на биологическую рекультивацию; расчет стоимости затрат на рекультивацию; расходные кассовые ордера; акт выполненных работ; результаты агрохимических исследований почвы, проведенные ФГБУ «Тверская межобластная ветеринарная лаборатория»; акт проверки Управления об исполнении предписания, в котором отмечено, что уровень плодородия на земельном участке восстановлен.

Суды удовлетворили иск Управления, сославшись на то, что законодательство не предусматривает зачет понесенных нарушителем затрат по ликвидации последствий в сумму ущерба, поскольку такая сумма в силу закона определяется самостоятельно по факту затрат именно на восстановление нарушенного состояния, а не на ликвидацию последствий вреда.

Направляя дело на новое рассмотрение кассационный суд указал, что, удовлетворяя иск в полном объеме, суды не учли правовую позицию Верховного Суда РФ и не проверили обоснованность и разумность затрат Общества по восстановлению земельного участка, а также соотношение данных затрат и заявленных Управлением убытков, и с учетом этого – возможность и правомерность возложения на Общество обязанности возместить ущерб сверх понесенных затрат[15].

Суды также не учли, что результаты работ по рекультивации земли фактически приняты Управлением, что подтверждается упомянутым актом. Размер понесенных Обществом затрат на рекультивацию Управление не оспорило и не привело доказательств того, что именно взыскиваемая сумма без учета расходов на рекультивацию необходима для восстановления земельного участка.

10. Истечение сроков действия положительного заключения государственной экологической экспертизы и разрешения на строительство объекта с использованием отходов является основанием для взыскания денежной компенсации вреда, причиненного водному объекту размещением отходов.

Межрегиональное управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Самарской и Ульяновской областям обратилось в суд с требованием к ООО «Реконструкция плюс» о взыскании компенсации вреда, причиненного водному объекту.

Удовлетворяя требования Управления, суды исходили из следующих, установленных при рассмотрении дела, обстоятельств. В ходе обследования акватории Управлением с привлечением специалистов филиала «ЦЛАТИ по Самарской области» ФБУ «ЦЛАТИ по ПФО» выявлен факт размещения строительных отходов V класса опасности и установлено наличие превышения концентраций загрязняющих веществ.

В ходе обследования искусственной насыпи обнаружено на глубине от 1 до 10 метров нахождение строительного мусора, сломанных железобетонных плит, остатков железобетонных столбов длиной до 4 метров, камней, бордюров, металлической арматуры.

В связи с неисполнением Обществом требований о добровольной уплате компенсации вреда, Управление обратилось в суд с рассматриваемым заявлением.

Судами установлено, что Общество в соответствии с разрешением на строительство, выданным на период с 01.04.2005 по 25.09.2009 на основании заключения государственной экологической экспертизы, осуществляло строительство волнозащитного сооружения с использованием строительных отходов. Между тем, сроки действия разрешения на строительство, а также заключение ГЭЭ истекли в 2009 году.

Строительство волнозащитного сооружения, согласно акту приемки работ, завершилось 05.08.2008, однако было введено в эксплуатацию только 09.12.2019, площадь сооружения согласно разрешению на строительство должна была составлять 1180 кв. м, а по материалам проверки площадь загрязнения акватории строительными отходами составляет 1950 кв. м.

Ссылка подателя кассационной жалобы на «Заключение эколого-технического обоснования возможности применения лома бетонных железобетонных бортовых камней при строительстве объекта», содержащее выводы о возможности использования отходов V класса опасности и отсутствия негативного воздействия на окружающую среду, отклонена, поскольку указанное Заключение исполнено в 2019 году на объекте, построенном в 2008 году, и не могло быть положено в основу судебных актов.

Обзор полностью посвящен спорам о взыскании компенсации вреда, причиненного окружающей среде, отобранным только за один месяц – август 2020 года. Это свидетельствует об актуальности данной категории споров для природопользователей, а также об активности уполномоченных органов по взысканию в бюджет денежной компенсации вреда.

Обобщая подходы судов при разрешении споров о взыскании вреда окружающей среде, можно сформулировать следующие выводы (и рекомендовать их для применения при построении линии судебной защиты).

Выводы по результатам анализа судебной практики по спорам о взыскании вреда окружающей среде по состоянию на август 2020 года

* В предмет доказывания по делам о взыскании вреда подлежат включению следующие обстоятельства: 1) факт нарушения; 2) наличие причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками; 3) размер требуемых убытков; 4) факт принятия мер к предотвращению убытков.

Последний пункт (4) означает обязательное исследование состава и размера затрат на устранение нарушения, их разумности и обоснованности – с целью учета при определении размера вреда.

Не исследование (неполное исследование) таких затрат является основанием для направления дела на новое рассмотрение[16].

Сложнее обстоят дела с доказыванием причинно-следственной связи (пункт 2), поскольку с учетом освобождения уполномоченных органов от доказывания факта причинения вреда[17], за факт причинения вреда принимается факт совершения действий (например, факт сверхнормативного сброса сточных вод) или факт инцидента (например, аварии), составляющие объективную сторону правонарушения.

Распределение бремени доказывания также отличается от такового в гражданских спорах[18].

Таким образом, гражданско-правовые подходы при взыскании убытков в «экологических» спорах применяются не в полном объеме.

* Взыскание денежной компенсации вреда возможно только в отношении веществ, которые подлежат государственному регулированию, и в отношении которых установлены ставки платы за негативное воздействие на окружающую среду.

Таким образом, нельзя взыскать вред по всем/любым загрязняющим веществам, превышение которых зафиксировано в сравнении с их фоновым содержанием. Следовательно, из расчета вреда подлежат исключению те загрязняющие вещества, которые не включены в Перечень № 1316.

При этом сравнение превышений загрязняющего вещества, включенного в Перечень №1316, с фоном допустимо только в случае отсутствия норматива[19].

Кроме того, уполномоченный орган должен доказать, что загрязняющие вещества, по которым произведен расчет вреда, используются в деятельности ответчика и их превышение может быть следствием такой деятельности[20].

* Недопустимость возложения на причинителя вреда «двойной ответственности»: в натуре и в денежном выражении.

Законом № 7-ФЗ предусмотрено, что вред, причиненный окружающей среде, должен быть возмещен в полном объеме, посредством взыскания денежной компенсации вреда, в соответствии с таксами и методиками или в натуре (п.п. 1, 3 ст. 77).

Согласно п. 1 ст. 78 Закона № 7-ФЗ, на основании решения суда или арбитражного суда вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ.

Недопустимость возложения двойной ответственности подтверждена разъяснениями Верховного Суда РФ[21].

Так, в пп. 13, 15, 17, 18 Пленума № 49, разъяснено следующее.

1. Возмещение вреда может осуществляться посредством взыскания причиненных убытков и (или) путем возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды, суд вправе применить такой способ возмещения вреда, который наиболее соответствует целям и задачам природоохранного законодательства.

2. При решении вопроса об удовлетворении требования о возмещении вреда в натуре суд определяет, осуществимо ли устранение наступивших негативных изменений окружающей среды в результате проведения ответчиком восстановительных работ. В случае наличия экологических потерь возмещение вреда в соответствующей оставшейся части осуществляется в денежной форме.

3. Возможность возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды поставлена в зависимость от наличия проекта восстановительных работ; при отсутствии такого проекта суд выносит решение о возмещении вреда в денежной форме.

4. При определении размера вреда в денежной форме должны учитываться затраты, понесенные причинителем вреда, по устранению такого вреда.

Таким образом, в целях возмещения вреда окружающей среде могут быть заявлены требования:

1) о возмещении вреда в натуре (при наличии проекта рекультивации);

2) о возмещении вреда в денежной форме (с учетом расходов на устранение вреда).

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ[22], при определении полного экологического вреда учету подлежат не только затраты на восстановление нарушенной природной среды, но и экологические потери.

При этом, возмещение вреда причиненного почвам вследствие нарушения природоохранного законодательства, по утвержденным в установленном порядке таксам и методикам является повышенной имущественной ответственностью, предусмотренной гражданским законодательством, которая устанавливается с учетом не только материального, но и экологического вреда, причиненного природной среде[23].

Таким образом, сумма денежной компенсации вреда, рассчитанная по методике, обеспечивает полное возмещение вреда, причиненного окружающей среде.

Следовательно, предъявление требований о восстановлении нарушенного состояния объекта окружающей среды одновременно с взысканием денежной компенсации недопустимо. При этом, в случае несения ответчиком разумных и обоснованных затрат на восстановление нарушенного состояния объекта окружающей среды, уменьшение денежной компенсации вреда на такие затраты является обязательным.

* Вопросы зачета затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды

1). Превышение суммы затрат на мероприятия по предупреждению сверхнормативного сброса загрязняющих веществ в водный объект над суммой денежной компенсации вреда, рассчитанной по методике, может является основанием для отказа во взыскании исчисленной суммы вреда.

В соответствии с п. 6 Методики № 87 исчисление размера вреда основывается на компенсационном принципе оценки и возмещения размера вреда по величине затрат, необходимых для установления факта причинения вреда и устранения его причин и последствий, в том числе затрат, связанных с разработкой проектно-сметной документации, и затрат, связанных с ликвидацией допущенного нарушения и восстановлением состояния водного объекта до показателей, наблюдаемых до выявленного нарушения, а также для устранения последствий нарушения.

Поскольку в п. 14 Методики № 87 прямо указано, что исчисленная компенсация уменьшается на затраты по строительству и/или реконструкции очистных сооружений, систем оборотного и повторного водоснабжения, то есть мероприятия по предупреждению сверхнормативного или сверхлимитного сброса, осуществленных в текущем году на момент исчисления размера вреда, затраты на эти мероприятия, как правило, принимаются в уменьшение денежной компенсации вреда в полном объеме.

В случае превышения таких затрат суммы денежной компенсации по методике – суды отказывают в иске. При этом вопрос о наличии экологических потерь не анализируется, в отличие от споров о возмещении вреда почвам.

2). По делам о взыскании денежной компенсации вреда подлежат поверке: обоснованность и разумность затрат по восстановлению земельного участка, соотношение таких затрат и заявленных убытков, и с учетом этого – возможность и правомерность возложения на причинителя вреда обязанности возместить ущерб сверх понесенных затрат.

Согласно п. 5 ст. 13 Земельного кодекса РФ, рекультивация земель представляет собой мероприятия по предотвращению деградации земель и (или) восстановлению их плодородия посредством приведения земель в состояние, пригодное для их использования в соответствии с целевым назначением и разрешенным использованием.

Следовательно, достижение цели рекультивации приводит к восстановлению нарушенного состояния земель/почв (данное обстоятельство устанавливается представлением документов, подтверждающих достижение допустимого уровня содержания загрязняющих веществ[24]).

С учетом этого, взыскание с ответчика еще и денежной компенсации не соответствует цели и характеру экологической ответственности (достижение компенсации, восстановление нарушенного состояния окружающей среды).

При этом, поскольку в уменьшение рассчитанной по методике денежной компенсации вреда принимаются только необходимые и разумные расходы[25], следует обеспечить наличие надлежащим образом оформленных документов о восстановлении нарушенного состояния объекта окружающей среды (например, согласованного проекта рекультивации и документов об освидетельствовании рекультивированных земельных участков в установленном порядке; протоколов анализа проб почв аккредитованной лаборатории).

* Наличие экологических потерь на момент причинения вреда презюмируется, в то время как их отсутствие подлежит доказыванию лицом, причинившим вред.

В абз. 2 п. 7 Пленума № 49 предусмотрена презумпция причинения вреда окружающей среде при превышении установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду. Но не презумпция невосполнимых или трудновосполнимых экологических потерь.

Кроме того, поскольку размер исчисленной по методике денежной компенсации вреда предполагает возмещение причиненного вреда в полном объеме, взыскание какой-либо суммы компенсации сверх затрат на рекультивацию, в случае их превышения над суммой денежной компенсации, в любом случае необоснованно.

* Истечение сроков действия положительного заключения государственной экологической экспертизы и разрешения на строительство объекта с использованием отходов является основанием для взыскания денежной компенсации вреда, причиненного водному объекту размещением отходов.

Вопросы использования отходов как для рекультивации, так и для строительных работ остаются в зоне риска.

Водным кодексом запрещено в границах водоохранных зон и прибрежных защитных полос осуществление деятельности, связанной с размещением отходов.

Между тем, в данном случае малоопасные отходы не размещались, а использовались для производства строительных работ. Безопасность (допустимый уровень негативного воздействия на окружающую среду) данного вида работ подтвержден заключением экологической экспертизы.

Само по себе истечение срока действия заключения экологической экспертизы, без изменения технологии работ и вида применяемых отходов, не может повлечь причинение вреда окружающей среды в результате реализации проекта[26].

В рассматриваемом случае суд применил формальный подход. И тем не менее, во избежание проблем со взысканием вреда окружающей среде необходимо обеспечивать актуальность разрешительных и иных документов в отношении осуществляемой деятельности, связанной с природопользованием.

[1] ПДК – предельно допустимые концентрации.

[2] Утв. Распоряжением Правительства РФ от 08.07.2015 № 1316-р (далее – Перечень № 1316).

[3] Постановлением Правительства РФ от 13.09.2016 N 913.

[4] Согласно пунктам 11 и 22 Методики N 87 при определении размера вреда устанавливается масса сброшенного вредного вещества с учетом допустимой концентрации i-го вредного (загрязняющего) вещества в сточных водах. В случае если установлено, что фоновая концентрация i-го вредного (загрязняющего) вещества в воде водного объекта превышает допустимую концентрацию, для расчета применяется значение фоновой концентрации.

[5] «Методика исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства», утв. постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 № 273.

[6] Ст. 1082 ГК РФ и ст. 78 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее – Закон № 7-ФЗ).

[7] П. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде».

[8] Определение Верховного Суда РФ от 13.06.2018 по делу № 307-КГ17-23029, А42-8769/2016 (п. 35 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 14.11.2018).

[9] Методика исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утв. Приказом Минприроды России от 08.07.2010 N 238.

[10] пп. 13, 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 49.

[11] Согласно абз. 2 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 49, в случае превышения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду предполагается, что в результате их действий причиняется вред (статья 3, пункт 3 статьи 22, пункт 2 статьи 34 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ).

[12] Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2018 № 304-ЭС18-11722.

[13] Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2018 N 304-ЭС18-11722 по делу N А67-791/2016 (п. 28 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2019), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17.07.2019).

[15] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 26.11.2018 N 304-ЭС18-11722 (п. 28 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2019), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17.07.2019).

[16] Например, как в пунктах 4 и 9 настоящего Обзора.

[17] Согласно абз. 2 п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 49 от 30.11.2017 (далее – Пленум № 49), в случае превышения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями установленных нормативов допустимого воздействия на окружающую среду предполагается, что в результате их действий причиняется вред (статья 3, пункт 3 статьи 22, пункт 2 статьи 34 Закона об охране окружающей среды). Бремя доказывания обстоятельств, указывающих на возникновение негативных последствий в силу иных факторов и (или) их наступление вне зависимости от допущенного нарушения, возлагается на ответчика.

[18] Ст. 56 ГПК РФ: «Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом».

[19] П. 6 Методики № 238.

[20] Например, Постановление АС ПО от 04.12.2017 по делу № А12-4345/2017; Постановление АС ЗСО от 08.11.2019 N Ф04-5154/2019 по делу N А45-39445/2018 (Определением ВС РФ от 11 марта 2020 г. N 304-ЭС20-679 отказано в передаче жалобы уполномоченного органа в СКЭС, поскольку не доказано, что загрязнение веществами, по которым произведен расчет вреда почвам, произошло в результате хозяйственной деятельности Общества).

[21] Определение ВС РФ от 20.06.2018 по делу N 302-ЭС18-1483, А33-15344/2017 АО «Новоенисейский ЛХК»; Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2018 N 304-ЭС18-11722 по делу N А67-791/2016: «… суд первой инстанции, удовлетворяя иск полностью, не учел добросовестно понесенные обоснованные и разумные затраты общества по восстановлению земельного участка. Суды апелляционной и кассационной инстанций, отказывая в иске полностью, не определили обоснованность и разумность затрат общества на восстановление спорного земельного участка, а также соотношение данных затрат и заявленных Природнадзором убытков и с учетом этого возможность и обоснованность возложения на общество обязанности возместить ущерб сверх понесенных обществом затрат» (п. 28 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2019), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 17.07.2019).

[22] Определение Верховного Суда РФ от 26.11.2018 N 304-ЭС18-11722 по делу N А67-791/2016.

[23] Решение Верховного Суда РФ от 20.03.2020 N АКПИ19-1029 30.04.2021

Источник

Арбитражный суд Республики Саха (Якутия)

О суде

Горно-добывающая компания должна возместить ущерб за загрязнение реки

Горно-добывающая компания должна возместить ущерб за загрязнение реки

Постановлением кассационной инстанции от 30 апреля 2021 года оставлено без изменения решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) по делу №А58-194/2020 о взыскании с ООО «Горно-добывающая компания «Алдан» 34 123 692 рублей в счет возмещения вреда, причиненного водному объекту, по иску Министерства экологии, природопользования и лесного хозяйства Республики Саха (Якутия).

Как следует из материалов дела, при проведении Министерством рейдовых мероприятий по комплексному экологическому обследованию территории деятельности предприятий золото и угледобывающего комплекса Алданского и Нерюнгринского районов Республики Саха (Якутия) установлено, что горно-добывающей компанией «Алдан» допущено загрязнение водного объекта р. Большая Тырканда сточными неочищенными водами, скопившимися на полигоне участка горных работ «Подкова».

Доказано, что загрязнение реки произошло вследствие отсутствия дамбы. При попадании сточных вод в реку было оказано негативное воздействие на окружающую среду и причинен вред водному объекту (в пробах воды, отобранных 15 м, 1 000 м, 2 км выше и 500 м ниже впадения сточных вод в р. Большая Тырканда установлено превышение загрязняющих веществ в концентрациях, в среднем превышающие их фоновые значения: взвешенных веществ – в 92,4 раза; нефтепродуктов – в 15,6 раза, железа – в 1,4 раза, меди – в 14,1 раза).

Данное обстоятельство подтверждается протоколами о взятии проб и образцов, актами замеров расхода сточных вод, экспертным заключением, материалами дела об административном правонарушении.

Подробно с судебными актами по делу можно ознакомиться в картотеке арбитражных дел.

Источник

ЧМК попросил заменить выплату за загрязнение реки «отработкой»

Челябинский металлургический комбинат обратился в суд с заявлением, в котором просит заменить назначенную за загрязнение реки Миасс компенсацию в размере 142,6 миллиона рублей эквивалентными по стоимости экологическими мероприятиями. Рассмотрение этого ходатайства отложено до 10 марта, сообщили «РГ» во вторник в судебной инстанции.

— По закону копии поданного в суд заявления и приложенных к нему документов должны быть направлены всем участникам процесса, в том числе природоохранной прокуратуре и Росприроднадзору, — сообщила представитель Металлургического суда Наталья Белозер. — В связи с нарушением этого требования рассмотрение вопроса отложено, а комбинату предложено в срок до 10 марта устранить допущенные нарушения.

Как уже сообщала «РГ» в начале февраля судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда отклонила апелляционную жалобу металлургического гиганта на взыскание ущерба от сброса неочищенных сточных вод в реку Миасс. Требование о выплате 142,6 миллиона рублей вступило в законную силу.

Однако металлурги придумали, как развернуть судебное поражение не во вред себе. Они предложили направить взысканные судом средства на модернизацию очистных сооружений, о которой уже подписали отдельное соглашение с правительством региона. По нему комбинат обязался к 2024 году нивелировать вредное влияние на реку Миасс — прекратить сброс стоков из Каштакского и Першинского промышленных прудов-отстойников полностью, а на Баландинском — значительно сократить.

— Для изменения способа исполнения решения суда имеются правовые основы, — сообщили «РГ» в пресс-службе предприятия. — Согласно статье 434 ГПК РФ, мы вправе поставить вопрос об отсрочке или изменении способа и порядка исполнения судебного решения. А суд, согласно статьи 203 ГПК РФ, по заявлениям лиц, участвующих в деле, вправе его изменить.

В обоснование своего предложения комбинат заявил о том, что взысканная судом компенсация по сути носит штрафной характер и не поможет улучшению экологической ситуации.

— По Бюджетному кодексу, платежи по искам о возмещении вреда, причиненного водным объектам, находящимся в собственности РФ, на 100 процентов подлежат зачислению в федеральный бюджет, — пояснили на предприятии. — Соответственно вся сумма ущерба будет перечислена в государственную казну, минуя региональный бюджет, и будет использована на иные бюджетные цели, не связанные с реализацией каких-либо экологических программ конкретно в Челябинске.

Вместо этого ЧМК предлагает направить взысканную сумму на реализацию двух экологических проектов. Во-первых, провести модернизацию насосной станции №55, подающей техническую воду в Баландинский пруд-отстойник. По мнению металлургов, это обеспечит сокращение сброса сточных вод в Миасс на 1000-1200 кубометров в час, позволит улучшить их качество и соответственно снизить массу сброшенных загрязняющих веществ до 1000 тонн. Затраты ориентировочно составят более 128 миллионов рублей. Работы планируется завершить в 2023 году.

Второй проект — приобретение нового оборудования для очистки Баландинского пруда и модернизация системы маслоулавливания, которая очищает стоки от загрязнения нефтепродуктами. Его планируется завершить в 2024 году, стоимость работ оценивается еще в 30 миллионов рублей. Таким образом, общая сумма вложений в очистку даже превысит назначенную судом выплату.

Курьез в том, что эти деньги предприятию в любом случае придется вкладывать, причем в те же сроки — они зафиксированы в соглашении с правительством области. Однако разрешая вопрос об изменении порядка и способа исполнения принятого решения суд обязан учитывать «имущественное положение сторон». А потому может прислушаться к доводам металлургов.

Напомним, прошлой осенью суд удовлетворил сразу два иска природоохранной прокуратуры и Росприроднадзора, по которым предприятию надлежит возместить экологический ущерб, нанесенный водной артерии Челябинска с июля 2016 по ноябрь 2017 года. Кроме штрафа в размере 142,6 миллиона рублей за сброс неочищенных стоков из двух промышленных водоемов-отстойников — Каштакского и Першинского прудов, суд вынес решение о взыскании еще 47,2 миллиона рублей за стоки из третьего отстойника — Баландинского пруда.

Кроме того в суд поступили новые иски о сбросе стоков в период с декабря 2017 по декабрь 2018 года. По загрязнению реки на территории Челябинска он, по данным Росприроднадзора, превысил 188 миллионов рублей, на территории Красноармейского района — 62 миллиона. Таким образом, сумма новых исков составила 250 миллионов рублей. А с учетом уже назначенных штрафов размер санкций приблизился к половине миллиарда рублей.

Источник

Обзор судебной практики по деликтной ответственности за ущерб, причиненный окружающей среде

Становится популярной тенденция по привлечению лиц к деликтной ответственности за вред (ущерб), причиненный окружающей среде, где суммы компенсаций исчисляются миллионами рублей.

  1. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2019 № 10АП-23366/2019 по делу № А41-44335/2019

Основной тезис: Осуществление мероприятий по вывозу загрязненного грунта и отходов не является основанием для освобождения от деликтной ответственности в отсутствии утвержденного и исполненного плана рекультивации земель. Размер взысканных денежных средств в качестве деликтной ответственности — 9 432 900 рублей.

Выдержка из судебного акта: Как следует из материалов дела, в собственности ответчика находится земельный участок с кадастровым номером 50:04:0060409:1 площадью 40000 кв. м, для строительства торгово-развлекательного комплекса из земель населенных пунктов, что подтверждается выпиской из ЕГРН от 27.08.2018.

30.08.2018 истцом проведен осмотр указанного земельного участка, в результате которого выявлено размещение строительных отходов (бой бетона, б/у ж/б изделия, скол асфальта).

С учетом изложенного, постановлением № 201560/66/2018 ответчик привлечен к административной ответственности в сумме 200 000 руб. за нарушением ст. 8.2 КоАП РФ — несоблюдение экологических требований при эксплуатации предприятий, сооружений и иных объектов. Так, указанным постановлением установлен факт размещения на спорном земельном участке строительных отходов: бой бетона, б/у ж/д изделия, скол асфальта.

В КоАП ввели для компаний новые штрафы до 1 млн рублей

В экспертном заключении № 176 от 15.11.2018 также определен размер ущерба, причиненный почвам как объекту охраны окружающей среды, который составил 9 432 900 руб.

С учетом изложенного, истец обратился в суд с рассматриваемыми требованиями.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции указал, что ответчиком представлены доказательства возмещения ущерба в натуре — 10.08.2019 между ответчиком и ИП Шведовым В.С. заключен договор возмездного оказания услуг N б/н, по которому осуществлен вывоз грунта и строительных отходов, а именно бой бетона, б/у ж/б изделия, скол асфальта с земельного участка с кадастровым номером 50:04:0060409:1. Исходя из изложенного, судом первой инстанции не установлено наличие экологических потерь, поскольку, как ущерб причинен именно захламлением, возникшего при складировании на поверхности почв или почвенных отходов производства и потребления.

Между тем, согласно пункту 3 Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы, утвержденных приказом Минприроды Российской Федерации № 525, Роскомзема № 67 от 22.12.1995 (далее — Основные положения о рекультивации земель), рекультивация нарушенных земель осуществляется для восстановления их для сельскохозяйственных, лесохозяйственных, водохозяйственных, строительных, рекреационных, природоохранных и санитарно-оздоровительных целей.

В рассматриваемом случае обязательной является разработка индивидуального проекта рекультивации конкретного загрязненного участка земель, его утверждение и согласование в установленном законом порядке, однако соответствующий проект рекультивации ответчиком представлен не был, равно, как не были представлены и акты сдачи-приемки рекультивированных земель, утвержденные председателем Постоянной комиссии, сформированной в порядке, установленном в разделе III Основных положений о рекультивации земель.

При таких обстоятельствах, а также учитывая отсутствие в материалах дела доказательств того, что захламленная почва полностью очищена и восстановлена в прежнем ее состоянии, апелляционный суд полагает, что ответчиком не доказан факт осуществления работ по рекультивации.

Таким образом, наличие вреда и его размер, причинно-следственная связь между действиями (бездействием) ответчика и причиненным вредом, в рассматриваемом случае доказаны, соответственно, исковые требования подлежат удовлетворению.

  1. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.11.2019 № 15АП-18592/2019 по делу № А53-22085/2018

Основной тезис: Нарушение правил эксплуатации полигона является основанием для взыскания ущерба причиненного окружающей среде. Размер взысканных денежных средств в качестве деликтной ответственности – 5 592 500 рублей.

Выдержка из судебного акта: Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции постановлением Новочеркасского городского суда Ростовской области от 30.01.2018 (дело № 5-4/2018) общество признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренном статьей 8.2 КоАП РФ согласно акту проверки от 14.11.2017 № 10-01/12-2017-А, а также протоколу от 27.11.2017 № 10/1, и подвергнуто административному наказанию в виде штрафа в сумме 250 000 руб. Решением Ростовского областного суда от 06.04.2018 постановление Новочеркасского городского суда от 30.01.2018 было оставлено без изменения, жалоба общества — без удовлетворения.

Кроме того, обстоятельства проводимой сотрудниками Росприроднадзора на основании приказа от 11.10.2017 N 490 проверки явились предметом судебного рассмотрения по делу № А40-57734/2018-122-712. Решением Арбитражного суда г. Москвы по указанному делу результаты проверки деятельности общества, оформленного в виде предписания от 14.11.2017 № 10-01\12-2017-1П были признаны законными и обоснованными.

Таким образом элементы состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 8.2 КоАП РФ, а также процессуальные вопросы, связанные с законностью проводимой Федеральной службой по надзору в сфере природопользования проверки, были оценены судом в рамках рассмотрения споров по делам № А40-57734/2018-122-712 и № 5-4/2018, признаны законными и обоснованными.

В рамках настоящего дела рассматривается спор о сумме компенсации, подлежащей взысканию с ООО «Экоград».

При вынесении решения судом первой инстанции обоснованно принято во внимание заключение кандидата биологических наук Иванисовой (Куринской) Надежды Викторовны (ноябрь 2018 г., Новочеркасский инженерно-мелиоративный институт имени А.К. Кортунова — филиал ФГБООУ ВО «Донской аграрный университет»), согласно выводам которого на территории разработанных карьеров с нарушенными землями почвы, как названный компонент природной среды не могут присутствовать, так как в результате разработки карьера происходит нарушение почвенного покрова, изменение структуры тела, генетико-морфологических признаков и свойств почвы.

Факт причинения обществом вреда окружающей среде в судебном порядке установлен, законность процедуры привлечения общества к административной подтверждена, в ходе судебного разбирательства объект неблагоприятного воздействия — почва, установлен. По совокупности представленных в материалы дела доказательства суд пришел к выводу о необходимости расчета ущерба с применением пункта 9 Методики № 238 пропорционально площади несанкционированного размещения отходов, не вошедшей в границы разработанного карьера. С учетом указанных обстоятельств сумма подлежащего взысканию с ответчика ущерба составляет 5 592 500 рублей.

Читайте в журнале «Уголовный процесс»: Незаконное предпринимательство: квалификация и освобождение от ответственности

  1. Апелляционное определение Московского городского суда от 12.11.2019 по делу № 33-40569/2019

Основной тезис: Незаконное размещение и складирование отходов может стать основанием для привлечения к деликтной ответственности за вред, причиненный почве. Размер взысканных денежных средств в качестве деликтной ответственности – 13 068 000 рублей.

Выдержка из судебного акта: Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, ответчик являлась собственником земельного участка.

На указанном земельном участке ответчиком допущено размещение и планировка строительных отходов — отвала размываемых грунтов на площади 1 500 кв. м со средней высотой 1 м 5 класса опасности на площадке специально не подготовленной для этого, что подтверждается Актом проверки № 1 от 11.02.2014 г., комиссии, созданной Администрацией адрес в городе Москве, Актом обследования территории (акватории) на предмет соблюдения природоохранных требований № 0502-725/2014 от 17.02.2014 г. Департамента природопользования охраны окружающей среды города Москвы, протоколом исследования отхода № 68т от 28.02.2014 года и протоколом исследования грунта № 68 от 25.02.2014 года, постановлением № 0502-725/2014 от 08 апреля 2014 г. о назначении административного наказания.

Постановлением старшего государственного инспектора города Москвы по охране природы от 08.04.2014 года ответчик признана виновной в совершении административного правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования по ст. 8.2 Федерального закона от 30.12.2001 года № 195-ФЗ Кодекс РФ об административных правонарушениях, выразившегося в нарушении экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с отходами производства и потребления и иными опасными веществами, ей назначено административное наказание в виде штрафа в размере 2 000 рублей.

Согласно расчету вреда, причиненного почвам в результате их загрязнения на земельном участке с кадастровым номером, расположенном по адресу: адрес, п. Марушкинское адрес (адрес), ущерб составляет 13 068 000 рублей.

Расчет размера причиненного ущерба произведен в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 08 июля 2010 года № 238 «Об утверждении Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды» в соответствии с ч. 3 ст. 77 Федерального закона № 7-ФЗ от 10.01.2002 «Об охране окружающей среды».

Установив указанные обстоятельства, руководствуясь вышеприведенными нормами права, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об удовлетворении заявленных истцом требований, поскольку ответчик допустил несанкционированное размещение строительных отходов на земельном участке, в результате чего причинен вред почвам как объекту охраны окружающей среды.

  1. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.12.2019 № Ф07-14824/2019 по делу № А66-542/2019

Основной тезис: Загрязнение почвы и нарушение правил водоотведения является основанием для привлечения как к административной, так и к деликтной ответственности. Размер взысканных денежных средств в качестве деликтной ответственности – 1 886 352 рубля.

Выдержка из судебного акта: Как следует из материалов дела и установлено судами, Общество на основании договора от 20.06.2016 является арендатором канализационной насосной станции и станции глубокой биологической очистки хозяйственно-бытовых сточных вод «Евробион R-50», расположенных по адресу: Тверская обл., Калининский р-н, с.п. Никулинское, дер. Кривцово.

В ходе проведения Министерством 19.06.2017 надзорных мероприятий по контролю за соблюдением требований природоохранного законодательства в деревне Кривцово Никулинского сельского поселения Калининского района Тверской области установлено, что по указанному адресу ведется строительство многоквартирных домов и таунхаусов. Строительство ведут общество с ограниченной ответственностью «Удача Юго-Запад», общество с ограниченной ответственностью «Удача Юго-Запад МБ» и общество с ограниченной ответственностью «Удача Юго-Запад Капитал». Вблизи указанных многоквартирных домов, на земельном участке с кадастровым номером 69:10:0000024:7115 расположены в ряд 4 колодца (локальные очистные сооружения). Земельный участок огорожен сетчатым забором. От крайнего колодца по ходу осмотра территории из-под земли отходит труба и шланг, из которого на почву (в искусственно вырытую канаву) стекает вода с характерным запахом сточных вод. Длина канавы составляет 83 м, ширина — 1 м 80 см. Канава впадает в другую канаву, проходящую вдоль проселочной дороги, ведущей от деревни Кривцово в деревню Палкино Калининского района Тверской области. В ходе осмотра указанной канавы, длина которой составляет 505 м и ширина — 3 м установлено, что в ней имеется вода мутно-зеленого цвета с характерным запахом сточных вод. Канава соединяется с ручьем без названия, расположенным вблизи деревни Палкино Никулинского сельского поселения Калининского района Тверской области, впадающим в реку Тьмака.

В ходе проведения надзорных мероприятий специалистом административного органа на участке № 1 были отобраны 1 проба сточной воды на выпуске сточных вод от локальных очистных сооружений и 3 пробы почвы, в том числе 2 пробы для химического анализа и 1 проба для токсикологического анализа: загрязненный участок (искусственно вырытая канава) вблизи трубы от станции глубокой биологической очистки хозяйственно-бытовых сточных вод «Евробион R-50», фон в 10 м от загрязненного участка.

Результаты химического анализа почвы, загрязненной сточными водами, отобранной в месте сброса сточных вод вблизи трубы от станции глубокой биологической очистки хозяйственно-бытовых сточных вод «Евробион R-50», показали превышение над фоновыми значениями, установленными протоколами испытаний.

По результатам токсикологического анализа методом биотестирования для отобранной пробы почвы установлен IV класс опасности для окружающей среды.

В ходе проведения надзорных мероприятий специалистом административного органа на участке № 2 были отобраны 3 пробы почвы, в том числе 2 пробы для химического анализа и 1 проба для токсикологического анализа: загрязненный участок (канава) расположенная в 83 м вблизи трубы от станции глубокой биологической очистки хозяйственно-бытовых сточных вод «Евробион R-50», фон в 3 м от загрязненного участка.

Результаты химического анализа почвы, загрязненной сточными водами, отобранной на загрязненном участке (канаве), расположенной в 83 м вблизи трубы от станции глубокой биологической очистки хозяйственно-бытовых сточных вод «Евробион R-50» показали превышение над фоновыми значениями, установленными протоколами испытаний.

По результатам токсикологического анализа методом биотестирования для отобранной пробы почвы установлен IV класс опасности для окружающей среды.

За совершение указанного выше правонарушения Общество постановлением административного органа от 23.08.2017 привлечено к административной ответственности по статье 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Ссылаясь на причинение почвам как объекту охраны окружающей среды вреда в размере 1 886 352 руб. и неисполнение Обществом предложения о его возмещении, Министерство обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Загрязнение почв выделено законодательством в качестве отдельного вида вредного воздействия на земли.

Как установлено судами, факт причинения вреда окружающей среде ее загрязнением в результате незаконных действий ответчика установлен вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Тверской области от 20.03.2019 по делу № А66-9445/2018.

Расчет ущерба проведен Министерством в соответствии с Методикой исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 08.07.2010 № 238. При этом размер ущерба проверен судами и признан правильным. Общество, возражая относительно расчета Министерства, контррасчет не представило.

  1. Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.11.2019 № 16АП-4355/2019 по делу № А63-1192/2019

Основной тезис: Несанкционированное создание свалки является основание для привлечения к деликтной ответственности. Размер взысканных денежных средств в качестве деликтной ответственности – 25 668 000 рублей.

Выдержка из судебного акта: Постановлением Александровского районного суда Ставропольского края от 25.04.2018 по делу № 5-109/2018 МУП ЖКХ признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), назначено наказание в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей. Указанная сумма оплачена ответчиком платежным поручением от 17.10.2018 № 638.

Постановлением администрации от 29.12.2018 № 950 с 01.01.2019 прекращена эксплуатация свалки бытового мусора (полигона ТБО), которая расположена, в том числе на спорном земельном участке.

В претензии от 14.11.2018 № 19-12/5957 истец потребовал от ответчика возмещения вреда, причиненного почвам вследствие размещения отходов производства и потребления. Направление требования и расчета размера вреда подтверждается уведомлением о вручении с почтовым идентификатором 35770026002352.

Свалка, поставленная предприятием на государственный учет как объект, оказывающий негативное воздействие на окружающую среду 2-й категории, не внесена в государственный реестр объектов размещения отходов, следовательно, является объектом несанкционированного размещения отходов.

Таким образом, материалами дела подтвержден факт причинения ответчиком вреда окружающей среде в результате несанкционированного размещения отходов производства.

Апелляционный суд проверил расчет размера вреда, произведенный департаментом, который составил 25 668 000 рублей, и установил, что он определен в соответствии с пунктом 9 Методики N 238, которым установлена формула исчисления в стоимостной форме размера возмещения вреда в результате несанкционированного размещения отходов производства и потребления.

В данном случае в основание иска положен объем отходов, складированных на свалке, не внесенной в ГРОРО. Объем размещаемых отходов определен на основании экспертного заключения от 19.02.2018 N 04-0.

Масса размещенных отходов (Mi) на момент проведения проверки на земельном участке с кадастровым номером 26:18:040110:12 определена по формуле: Mi = Pотх x Vотх (0,3 тонн/куб. м x 17112 куб. м = 5 133,6 тонн). В связи с чем, учитывая, что плотность отходов определена по формуле Pотх = Mi / Vотх, апелляционный суд полагает, что произведенный департаментом расчет соответствует Методике № 238.

Исходя из доказанности факта причинения предприятием вреда спорному земельному участку в рамках административного дела № 5-109/2018 МУП ЖКХ, признания вины обществом в рамках указанного дела, противоправности действий учреждения и виновности причинителя вреда, наличия причинно-следственной связи между данными противоправными действиями предприятия и наступившими вредными последствиями, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о наличии правовых оснований для взыскания ущерба.

Источник

Ущерб окружающей среде: как доказать, и кто возместит?

Ущерб окружающей среды: как доказать и кто возместит?

При переходе к рыночной экономике, который сопровождался масштабной приватизацией и сокращением промышленного производства, много экономически непривлекательных активов с высокой степенью опасности для окружающей среды, здоровья населения, и территорий, находящихся в кризисном экологическом состоянии, было передано государством в частные руки без каких-либо четких правил разделения ответственности за накопленный экологический ущерб.

Во многом, именно это стало причиной возникновения острой проблемы ликвидации накопленного экологического ущерба для действующих предприятий, не говоря о предприятиях, испытывающих экономические трудности или даже находящихся на стадии банкротства.

Сегодня под понятием вред (ущерб) окружающей среде принято понимаеть ее негативное изменение в результате загрязнения, которое повлекло за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов (ст. 1 Федерального закона от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее – Закон № 7-ФЗ).

Предполагалось, что внесенный в Госдуму законопроект № 504011-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования вопросов возмещения вреда окружающей среде» (далее – Законопроект) 1 введет в Закон № 7-ФЗ четкий порядок возмещения вреда окружающей среде, и последовательность способов его устранения. И что самое главное – решит проблему возмещения экологического ущерба прошлых лет. К сожалению, Законопроект никоим образом не решает эти проблемы.

Более того, Законопроект не решает концептуальную задачу, о которой уже много лет говорят представители бизнес-сообщества, – разделение ответственности за накопленный экологический ущерб между государством и частником. В зависимости от того, в чьей собственности находился объект, генерирующий экологический вред, на момент создания той или иной части накопленного экологического ущерба.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что в представленном Законопроекте есть ряд положений, которые вызывают недоумение. Так, ст. 77 Закона № 7-ФЗ предлагается дополнить п. 4, в котором перечисляются случаи технической невозможности проведения рекультивации земель и иных восстановительных работ.

  • загрязнение атмосферного воздуха;
  • безвозвратное изъятие поверхностных и подземных вод;
  • безвозвратное уничтожение объектов животного и растительного мира и (или) мест их обитания.

Предполагается, что на основании технической невозможности проведения работ предприятиям будут выдвигаться требования о проведении иных мероприятий о возмещении ущерба. Например, среди случаев, перечисленных в п. 4 ст. 77 Законопроекта, обозначено безвозвратное изъятие поверхностных и подземных вод, то есть безвозвратное водопотребление. Закроем глаза на то, что питьевая вода попадает под эту норму и даже предприятия замкнутого цикла, которые выводят воду из обращения, замыкают ее в своем производственном цикле и не сбрасывают в окружающую среду никаких загрязняющих веществ. А согласно предлагаемой поправке получается, что такие предприятия, действуя по лучшим технологиям, максимально защищающим окружающую среду, будут вынуждены проводить дополнительные мероприятия по возмещению ущерба, а значит, нести необоснованные дополнительные расходы – это абсолютно абсурдная ситуация.

Не меньшее удивление вызывает предлагаемая Законопроектом конструкция ст. 77 Закона № 7-ФЗ. Так, с одной стороны п. 12 ст. 77 Законопроекта предусматривается, что вред окружающей среде в стоимостном выражении исчисляется по таксам или по методикам, которые утверждаются федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды, то есть государством. А с другой стороны, п. 15 ст. 77 Законопроекта прямо говорит о том, что » если затраты на проведение рекультивации земель и иных восстановительных работ в соответствии с проектами рекультивации земель или иных восстановительных работ превышают указанные в п. 12 настоящей статьи » денежные средства, то орган государственной власти или орган местного самоуправления вправе взыскать с причинителя вреда денежных средств, недостающие для полного покрытия расходов. Сложно представить более коррупционную норму.

Вместе с тем, п. 16 ст. 77 Законопроекта с целью решения проблемы накопленного экологического ущерба прошлых лет, решением которой раньше не занимались вообще, предлагается ввести 20-летний срок исковой давности. Во-первых, абсолютно непонятно, как доказать через 20 лет, что весь зафиксированный ущерб был нанесен конкретным предприятием или конкретным физическим лицом. Во-вторых, возникает вопрос – как будет проходить процесс доказывания? Если учесть, что средний возраст руководителей составляет 40-45 лет, а средний возраст жизни мужчин в РФ – около 63 лет. Получается, что тех людей, которые могли быть свидетелями процесса загрязнения окружающей среды, просто не будет в живых.

И последнее – финансовое обеспечение, необходимое для реализации предусмотренных проектом программы мероприятий, в федеральном бюджете не заложено вообще.

При этом очевидно, что без реального финансирования мероприятий, поставленная Законопроектом задача решена не будет. Высокая стоимость банковских кредитов и закредитованность бизнеса не позволяют ему самостоятельно решить проблему аккумулирования денежных средств, необходимых для осуществления масштабных мероприятий по ликвидации накопленного ущерба. Если мы посмотрим на текущую ситуацию, то консолидированные убытки угольной промышленности по 2013 году составили более 22 млрд руб., против прибыли в 2012 году – более 60 млрд руб. Сегодня в угольной промышленности, по данным Минэнерго России, 40% предприятий работает за гранью рентабельности, а это более 40 тыс. человек, проживающих, как правило, в моногородах. Если будут введены предлагаемые законопроектом нормы, то где эти предприятия возьмут деньги? Речь идет о десятках миллиардов рублей. Банки их в нынешних условиях кредитовать не будут – нужна государственная поддержка. Что будет с работниками, если дополнительная финансовая нагрузка ускорит банкротство тех предприятий, которые пока работают с прибылью? Соответственно, принимая Законопроект в таком виде, мы должны понимать, что финансовых ресурсов для его реализации нет. И, следовательно, если его примут, «работать» он не будет.

Надеюсь, что в этой ситуации в Законопроект будут внесены соответствующие изменения, и будет увеличено финансовое обеспечение мероприятий. Однако, если даже в федеральном бюджете будут выделены средства на реализацию мероприятий по возмещению вреда окружающей среде, то, учитывая их ограниченный объем, нельзя направлять финансирование на все возможные проекты сразу. Иначе принятый закон «работать» сможет, но очень ограниченно. И будет представлять собой развернутую во времени программу, которая даст результаты лет через 50. Если нужен четкий понятных эффект, необходимо направлять финансирование на проекты, способные дать понятный мультипликативный эффект в короткой перспективе, а также в первоочередном порядке профинансировать проблемные объекты, которые могут стать в скором будущем источником масштабных техногенных катастроф. Например, ситуация в Копейске, где существует горящий разрез, под которым проходит геологический разлом, и который, расширяясь, создает угрозу гибели более 70 тыс. человек.

Источник

Поделиться с друзьями
Река и озеро
Adblock
detector