Меню

Желтые листья спали с деревьев зелень полиняла река приняла свинцовый цвет

Желтые листья спали с деревьев зелень полиняла река приняла свинцовый цвет

– Что, барин, испужался? – спросил его сторож.

40 – Чего, братец, чуть было в середину не попал, – отвечал дрожащим голосом Александр.

– Боже храни! долго ль до греха? – промолвил сторож, зевая, – в запрошлом лете один барочник и так упал.

Александр пошел домой, придерживаясь рукой за сердце. Он по временам оглядывался на реку, на разведенный мост и, вздрагивая, тотчас же отворачивался и ускорял шаги.

Между тем Лиза кокетливо одевалась, не брала с собой ни отца, ни няньки и каждый вечер просиживала до поздней ночи под деревом.

Настали темные вечера: она всё ждала; но о приятелях ни слуху ни духу.

10 Пришла осень. Желтые листья падали с деревьев и усеяли берега; зелень полиняла; река приняла свинцовый цвет; небо было постоянно серо; дул холодный ветер с мелким дождем. Берега и река опустели: не слышно было ни веселых песен, ни смеху, ни звонких голосов по берегам; лодки и барки перестали сновать взад и вперед. Ни одно насекомое не прожужжит в траве, ни одна птичка не защебечет на дереве; только галки и вороны криком наводили уныние на душу; и рыба перестала клевать.

20 А Лиза всё ждала: ей непременно нужно было поговорить с Александром: открыть ему тайну. Она всё сидела на скамье, под деревом, в кацавейке. Она похудела; глаза у ней немного впали; щеки были подвязаны платком. Так застал ее однажды отец.

– Пойдем, полно тут сидеть, – сказал он, морщась и дрожа от холода, – посмотри, у тебя руки посинели; ты озябла. Лиза! слышишь ли? пойдем.

– Домой: мы сегодня переезжаем в город.

30 – Зачем? – спросила она с удивлением.

– Как зачем? осень на дворе; мы одни только остались на даче.

– Ах, Боже мой! – сказала она, – здесь и зимой будет хорошо: останемтесь.

– Вот что еще вздумала! Полно, полно, пойдем!

– Погодите! – сказала она умоляющим голосом, – еще воротятся красные дни.

– Послушай! – отвечал отец, трепля ее по щеке и указывая на то место, где удили приятели, – они не

– Не… воротятся! – повторила она вопросительно-печальным голосом, потом подала отцу руку и тихо, склонив голову, пошла домой, оглядываясь по временам назад.

А Адуев с Костяковым давно уже удили где-то в противоположной стороне от этого места.

Мало-помалу Александр успел забыть и Лизу, и неприятную сцену с ее отцом. Он опять стал покоен, даже весел, часто хохотал плоским шуткам Костякова. Его смешил взгляд этого человека на жизнь. Они строили даже планы уехать куда-нибудь подальше, выстроить на берегу реки, где много рыбы, хижину и прожить там

10 остаток дней. Душа Александра опять стала утопать в тине скудных понятий и материального быта. Но судьба не дремала, и ему не удавалось утонуть совсем в этой тине.

Осенью он получил от тетки записку с убедительнейшею просьбою проводить ее в концерт, потому что дядя был не совсем здоров. Приехал какой-то артист, европейская знаменитость.

– Как, в концерт! – говорил Александр в сильной тревоге, – в концерт, опять в эту толпу, в самый блеск

20 мишуры, лжи, притворства… нет, не поеду.

– Поди, чай, еще пять рублев стоит, – заметил бывший тут Костяков.

– Билет стоит пятнадцать рублей, – сказал Александр, – но я охотно бы дал пятьдесят, чтоб не ехать.

– Пятнадцать! – закричал Костяков, всплеснув руками, – вот мошенники! анафемы! ездят сюда надувать нас, обирать деньги. Дармоеды проклятые! Не ездите, Александр Федорыч, плюньте! Добро бы вещь какая-нибудь: взял бы домой, на стол поставил или съел; а то послушал

30 только, да и на: плати пятнадцать рублев! За пятнадцать рублев можно жеребенка купить.

– Иногда за то, чтобы провести с удовольствием вечер, платят и дороже, – заметил Александр.

– Провести вечер с удовольствием! Да знаете что: пойдемте в баню, славно проведем! Я всякий раз, как соскучусь, иду туда – и любо; пойдешь часов в шесть, а выйдешь в двенадцать, и погреешься, и тело почешешь, а иногда и знакомство приятное сведешь: придет духовное лицо, либо купец, либо офицер; заведут речь о торговле,

40 что ли, или о преставлении света… и не вышел бы! а всего по шести гривен с человека! Не знают, где вечер провести!

Но Александр поехал. Он со вздохом вытащил давно ненадеванный, прошлогодний фрак, натянул белые перчатки.

– Перчатки пять рублев, итого двадцать? – считал Костяков, присутствовавший при туалете Адуева. – Двадцать рублев так вот, в один вечер, кинули! Послушать: эко диво!

Александр отвык одеваться порядочно. Утром он ходил на службу в покойном вицмундире, вечером в старом

10 сюртуке или в пальто. Ему было неловко во фраке. Там теснило, тут чего-то недоставало; шее было слишком жарко в атласном платке.

Тетка встретила его приветливо, с чувством благодарности за то, что он решился для нее покинуть свое затворничество, но ни слова о его образе жизни и занятиях.

Отыскав в зале место для Лизаветы Александровны, Адуев прислонился к колонне, под сенью какого-то плечистого меломана, и начал скучать. Он тихонько

20 зевнул в руку, но не успел закрыть рта, как раздались оглушительные рукоплескания, приветствовавшие артиста. Александр и не взглянул на него.

Заиграли интродукцию. Через несколько минут оркестр стал стихать. К последним его звукам прицепились чуть слышно другие, сначала резвые, игривые, как будто напоминавшие игры детства: слышались точно детские голоса, шумные, веселые; потом звуки стали плавнее и мужественнее; они, казалось, выражали юношескую беспечность, отвагу, избыток жизни и сил. Потом

Источник

Преподавание русского языка

  • обучающие:
    • познакомить учащихся со сложными предложениями с бессоюзной связью;
    • показать различие между предложениями союзными и бессоюзными, а также между предложениями сложными бессоюзными и предложениями простыми с однородными членами предложения;
    • определять смысловые отношения между частями БСП в зависимости от интонации в устной речи;
    • изучить правила постановки точки с запятой в БСП;
  • развивающие: формировать умения устанавливать смысловые отношения между частями бессоюзного сложного предложения, определять интонационные особенности этих предложений и на этой основе правильно выбирать знаки препинания;
  • воспитательные: тренировать внимательность.

I. Сообщение темы, определение целей урока.

II. Орфографическая работа.

Приобщиться к достижениям мировой культуры, присутствовать на презентации, приготовить тезисы доклада, не рассчитывать на беспрекословное подчинение, поражаться причудам природы, преобразить старинную усадьбу, приоритетные направления в исследованиях, беспристрастный взгляд на юного аккомпаниатора, беспрецедентный случай, преходящее явление, непререкаемый авторитет, непримиримый борец за идеи гуманизма.

III. Повторение изученного.

1. Диктант с буквенными обозначениями.

— Выясните, какие предложения: простые с однородными членами (п.) или бессоюзные сложные (с). Учитель диктует предложения, учащиеся записывают условные обозначения, например:

1) Летим мы по вольному свету,
Нас ветру догнать нелегко. (А. Фатьянов.)

2) Никому из нас войны не надо,
Никому враждебность не мила. (А. Смирнов.)

3) Друзей мы теряли на трудных дорогах,
Хранили любовь под огнем. (А. Фатьянов.)

2. Индивидуальное задание.

Ученик подчеркивает грамматические основы в данных выше предложениях, расставляет знаки препинания.

IV. Объяснение нового материала.

  • Назовите признаки бессоюзных сложных предложений.
  • Когда между предложениями, входящими в состав бессоюзных сложных предложений, ставится запятая?

2. Работа с учебником

Чтение теоретического материала.

Вывод. Чем отличаются союзные предложения от бессоюзных?

Смысловые отношения между предложениями в союзных и бессоюзных сложных предложениях выражаются по-разному. В союзных — принимают участие союзы, поэтому смысловые отношения более чёткие и определённые. В бессоюзных предложениях смысловые отношения выражаются менее чётко.

3. Составление таблицы (см. в Обобщении)

Примеры предложений с различной интонационной связью:

1. Наступил вечер, шёл дождь, с севера прерывисто дул ветер.
2. Служить бы рад — прислуживаться тошно.
3. Страшная мысль мелькнула в уме моём: я вообразил её в руках разбойников.

Вывод. Смысловые отношения в бессоюзных предложениях зависят от содержания входящих в них простых предложений и выражаются в устной речи интонацией, а на письме различными знаками препинания: запятыми

— Найдите ответ на вопрос, когда между простыми предложениями, входящими в состав бессоюзного сложного, ставится точка с запятой.

4. Анализ предложений, записанных на доске и в тетрадях:

1) Ветер дул из лесов, доносил запах льда; из-под осевшего снега пахло мерзлой брусникой, корнями. (К. Паустовский.)

  • Докажите, что это предложение сложное (подчеркиваются грамматические основы), бессоюзное.
  • Понаблюдайте за интонацией (снова читается предложение).
  • Какие смысловые отношения между простыми, входящими в состав сложного? (Перечисляются факты.)
  • Какому союзному предложению близко данное бессоюзное?
  • Какой союз можно поставить между простыми предложениями, входящими в состав сложного?
  • Чем осложнено первое простое и второе простое?
  • Составьте схему предложения.
  • Почему в этом предложении ставится точка с запятой?
Читайте также:  Актеры угрюм река 2021 прокурор

2) В дали голубой столбом уж крутился песок золотой, звонко раздавались нестройные звуки, пестрели коврами покрытые вьюки.

Внимание девятиклассников обращается на то, что части сложного предложения обозначают перечисление одновременных явлений. Запятая требует прочтения с короткими паузами между предложениями.

3) Мы ехали по широкой распаханной равнине; чрезвычайно пологими волнообразными раскатами сбегали с нее невысокие, тоже распаханные холмы.

4) Воздух чист и прозрачен; птицы болтливо лепечут; молодая трава блестит веселым блеском изумруда.

Интонация этих предложений отличается от предшествующего: точка с запятой требует значительной паузы между предложениями и понижения голоса, почти как на точке. Такие предложения читаются в замедленном темпе, спокойным и несколько пониженным голосом. Учитель акцентирует внимание школьников на том, что главным, ведущим признаком, определяющим выбор запятой или точки с запятой, являются все-таки смысловые отношения между частями сложного предложения и степень их распространенности.

— Прочитайте предложения. Изменится ли в них интонация в зависимости от знака препинания?

  • Бабушка сердилась, внучка не слушалась.
  • Бабушка сердилась: внучка не слушалась.
  • Бабушка сердилась — внучка не слушалась.

(В первом предложении интонация перечислительная, она требует постановки запятой. Второе предложение: двоеточию соответствует предупредительная интонация с некоторым понижением голоса в первом предложении. При чтении третьего предложения интонация легко повышается в первом предложении и понижается во втором.)

V. Анализ текста.

Учитель сообщает учащимся, что бессоюзные сложные предложения с запятой и точкой с запятой часто используются художниками слова в описаниях природы.
Учащиеся записывают текст, обращая внимание на интонацию и выбор знаков препинания в предложениях.

Весело пробираться по узкой дорожке, между двумя стенами высокой ржи. Колосья тихо бьют вас по лицу, васильки цепляются за ноги, перепела кричат кругом, лошадь бежит ленивой рысью. Вот и лес. Тень и тишина. Статные осины высоко лепечут над вами; длинные, висячие ветки берез едва шевелятся; могучий дуб стоит, как боец, подле красивой липы.

— Чем объясняются различия в постановке знаков препинания во втором и последнем предложениях?

(Во втором предложении автор перечисляет, что он видит, когда идет к лесу. Между предложениями, которые представляют собой простые, схожие по строению предложения, перечислительная интонация с небольшими паузами, показывающая смену впечатлений. Это требует постановки запятой.
В последнем предложении автор описывает картину лесной тишины и покоя. Замедленный темп речи, паузы между предложениями становятся продолжительными (о тишине нельзя говорить быстро, громко!), голос понижается почти до точки; в простых предложениях есть другие знаки препинания. Перечислительная интонация поэтому в этом предложении обозначается с помощью точки с запятой.)

1. Предупредительный диктант.

Учащиеся записывают предложения, объясняют постановку знаков препинания в них; определяют вид сложного предложения.

I) Вечереет, и темнеют кусты неодетого леса, будто сам лес собирает к ночи свои думы. (М. Пришвин.) 2) Я вас любил — меня вы не любили. (И. Тургенев.) 3) В окна снег валит клоками, буря свищет у ворот. (А. Фет.) 4) Замолкли звуки чудных песен, не раздаваться им опять: приют певца угрюм и тесен, и на устах его печать. (М. Лермонтов.) 5) Мокрый снег валил хлопьями; я промочил ноги и продрог до костей. <А. Апухтин.) 6) Вся разница между умным и глупым в одном: первый всегда подумает и редко скажет, второй всегда скажет и никогда не подумает. (В. Ключевский.) 7) Зазеленел листок — стал пригож лесок. (Пословица.)

Учитель сообщает учащимся, что бессоюзные конструкции часто используются в пословицах, поговорках, афоризмах. Они помогают сжато, лаконично выразить различные смысловые отношения между предложениями.

2. Тренировочные упражнения.

Упражнения на внимательность.

1. Определите на слух, сложное это предложение или простое с однородными членами или обособлениями. БСП записать в тетрадь.

1. Искры полетели огненной метелью, избы загорелись. 2. Дубровский вышел из комнаты, сел в коляску и поскакал. 3. В глазах у меня потемнело, голова закружилась. 4. Тронутый преданностью старого кучера, Дубровский замолчал. 5. В поле шла жатва, листья на деревьях стали желтеть, б. Вдруг я чувствую: кто-то берёт меня за плечо и толкает. 7. Валить на товарища собственную вину — подлость в кубе. 8. Алёшка поднялся — заря ещё не занималась. 9. В молодости своей служил он в гвардии, вышел в отставку в начале 1797 года, уехал в деревню и с тех пор он оттуда не выезжал.

Бессоюзные предложения: 1, 3, 5, 6, 8.

2. Определите на слух, какое предложение бессоюзное, а какое союзное. БСП записать в тетрадь.

1. Марья Дмитриевна скоро задремала, девочки и горничная заснули тоже. 2. Устало никла трава, пахло горячей сосновой корой и земляникой. 3.Я несколько раз выбегал посмотреть, не идёт ли снег. 4. Алёхин простился и ушёл к себе вниз, а гости остались наверху. 5. Секунду он молчал, мать смотрела на него и тоже молчала. 6. Пробудился воздух, свежие ветерки взвихрились над тайгою. 7. Грустные мысли бродили у меня в голове, отец был также печален. 8. Мне вздумалось завернуть под навес, где стояли наши лошади, посмотреть, есть ли у них корм. 9. Едешь на день, хлеба бери на неделю. 10. Нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поёт.

Бессоюзные предложения: 2, 5, 6, 9, 10.

3. Творческое списывание.

— Распространите простые предложения, входящие в состав бессоюзного сложного, однородными и обособленными членами, данными в скобках. Расставьте знаки препинания.

Желтые листья спали с деревьев (и усеяли берег) зелень полиняла (засохла) река приняла холодный (свинцовый) цвет.
С небольшими перерывами дождь продолжался весь день в лесу стало сыро и холодно (как в погребе). Крупные капли дождя сыпались с шумом (точно алмазы) трава (еще недавно взволнованная ветром) не шевелилась.

4. Решите задачу.

— В каком месте можно поставить точку с запятой в следующем предложении?

С грохотом промчалась машина подняв пыль на дороге пронесся табун лошадей.

(Здесь можно поставить точку с запятой и после слова машина, и после слов на дороге.)

Источник



ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Обыкновенная история

НАСТРОЙКИ.

Необходима регистрация

Необходима регистрация

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • » .
  • 87

Роман в двух частях

Писатели двумя способами исследуют жизнь — умственным, начинающимся с размышлений о явлениях жизни, и художническим, суть которого — постижение тех же явлений не умом (или, вернее, не только умом), а всей своей человеческой сущностью, или как принято говорить, интуитивно.

Интеллектуальное познание жизни приводит автора к логическому изложению изученного им материала, художническое — к выражению сущности тех же явлений через систему художественных образов. Писатель-беллетрист как бы дает картину жизни, но не просто копию с нее, а преображенную в новую художественную реальность, отчего явления, заинтересовавшие автора и освещенные ярким светом его гения или таланта, предстают перед нами особо зримыми, а иногда и зримыми насквозь.

Предполагается, что истинный писатель дает нам жизнь только в виде художественного ее изображения. Но на деле таких «чистых» авторов не так много, а может быть, и не бывает совсем. Чаще всего писатель является и художником и мыслителем.

Иван Александрович Гончаров издавна считается одним из самых объективных русских писателей, то есть писателем, в произведениях которого личные симпатии или антипатии не выставляются в качестве мерила тех или иных жизненных ценностей. Он дает художественные картины жизни объективно, как бы «добру и злу внимая равнодушно», предоставляя читателю самому, своим собственным умом вершить суд и выносить приговор.

Именно в романе «Обыкновенная история» Гончаров устами сотрудника журнала излагает эту мысль в самом ее чистом виде: «…писатель тогда только, во-первых, напишет дельно, когда не будет находиться под влиянием личного увлечения и пристрастия. Он должен обозревать покойным и светлым взглядом жизнь и людей вообще, — иначе выразит только свое я , до которого никому нет дела». А в статье «Лучше поздно, чем никогда» Гончаров замечает: «…я о себе прежде скажу, что принадлежу к последней категории, то есть увлекаюсь больше всего (как это заметил обо мне Белинский) „своею способностью рисовать“.

И в своем первом романе Гончаров нарисовал картину русской жизни в небольшой деревенской усадьбе и в Петербурге 40-х годов XIX века. Разумеется, Гончаров не мог дать полной картины жизни и деревни и Петербурга, как вообще ни один автор не может этого сделать, потому что жизнь всегда многообразнее любого ее изображения. Посмотрим, получилась ли изображаемая картина объективной, как этого желал автор, или какие-то побочные соображения сделали эту картину субъективной.

Читайте также:  Лугу пойме реки как называется

Драматическим содержанием романа является та своеобразная дуэль, которую ведут два главных ее персонажа: молодой человек Александр Адуев и его дядя Петр Иваныч. Дуэль увлекательная, динамичная, в которой успех выпадает на долю то одной, то другой стороны. Поединок за право прожить жизнь согласно своим идеалам. А идеалы у дяди и племянника прямо противоположные.

Юный Александр является в Петербург прямо из теплых материнских объятий, с ног до головы одетый в доспехи высоких и благородных душевных порывов, является в столицу не из праздного любопытства, а с тем, чтобы вступить в решительный бой со всем бездушным, расчетливым, гнусным. «Меня влекло какое-то неодолимое стремление, жажда благородной деятельности», — восклицает этот наивный идеалист. И на бой он вызвал не кого-нибудь, а весь мир зла. Этакий маленький доморощенный донкихотик! И ведь тоже начитавшийся и наслушавшийся всяческих благородных бредней.

Тонкая ирония Гончарова, с какой он описывает в начале романа своего юного героя — его отъезд из дома, клятвы в вечной любви Сонечке и другу своему Поспелову, первые его робкие шаги в Петербурге, — именно этот весьма насмешливый взгляд Гончарова на своего юного героя делает образ Адуева-младшего милым нашему сердцу, но уже заранее предопределяет исход борьбы племянника и дяди. К истинным героям, способным на великие подвиги, авторы не относятся с иронией.

А вот и противная сторона: столичный житель, владелец стекольного и фарфорового завода, чиновкник особых поручений, человек трезвого ума и практического смысла, тридцатидевятилетний Петр Иваныч Адуев — второй герой романа. Гончаров наделяет его и юмором, и даже сарказмом, но сам не относится к этому своему детищу с иронией, что заставляет нас предполагать: вот он, истинный герой романа, вот тот, на кого автор предлагает нам взять равнение.

Два этих характера, заинтересовавшие Гончаров, были ярчайшими типа своего времени. Родоначальником первого явился Владимир Ленский, второго — сам Евгений Онегин, хотя и в сильно преображенном виде. Замечу здесь в скобках, что и холодность Онегина, его опытность терпят точно такой же крах, как и опытность и значение жизни Петра Иваныча Адуева.

Еще смутно ощущая цельность своего романа, Гончаров пишет: «…в встрече мягкого, избалованного ленью и барством, мечтателя-племянника с практическим дядей — выразился намек на мотив, который едва только начал разыгрываться в самом бойком центре — в Петербурге. Мотив этот — слабое мерцание сознания необходимости труда, настоящего, не рутинного, а живого дела в борьбе со всероссийским застоем».

Гончарову очень хочется взять себе в образец именно этого человека «живого дела», и не только себе, но и предложить его вниманию читателя именно в качестве образца.

С каким блеском написаны диалоги дядюшки и племянника! Как спокойно, уверенно, безапеляционно разбивает дядя своего горячего, но не вооруженного страшным оружием логики и опыта племянника! И каждая критическая фраза убийственна, неотразима. Неотразима оттого, что он говорит правду. Тяжелую, иногда даже обидную и беспощадную, но именно правду.

Вот он высмеивает «вещественные знаки… невещественных отношений» — колечко и локон, подаренные Сонечкой при прощании уезжающему в столицу любимому Сашеньке. «И это ты вез за тысячу пятьсот верст. Лучше бы ты привез еще мешок сушеной малины», — советует дядя и швыряет в окно бесценные для Александра символы вечной любви. Александру кажутся дикими и холодными слова дяди и его поступки. Может ли он забыть свою Сонечку? Никогда.

Увы, прав оказался дядя. Прошло совсем немного времени, и Александр влюбляется в Наденьку Любецкую, влюбляется со всем пылом молодости, со свойственной его натуре страстностью, безотчетно, бездумно. Сонечка забыта совершенно. Он даже не только ни разу не вспомнит ее, но и забудет ее имя. Любовь к Наденьке заполнит Александра целиком. Конца не будет его лучезарному счастью. Какое тут может быть дело, о котором твердит дядя, какая работа, когда он, можно сказать, денно и нощно пропадает за городом у Любецких! Ах, уж этот дядя, у него на уме только дело. Бесчувственный. Как у него язык поворачивается говорить, что Наденька, его Наденька, это божество, это совершенство, может его надуть. «Она обманет! Этот ангел, эта олицетворенная искренность…» — восклицает юный Александр. «А все-таки женщина, и, вероятно, обманет», — отвечает дядя. Ох, эти трезвые, беспощадные ум и опыт. Тяжело. Но правда: Наденька обманула. Она влюбилась в графа, и Александр получает отставку. Вся жизнь сразу же окрасилась в черный цвет. А дядя твердит: я же предупреждал тебя.

Александр терпит крах решительно по всем статьям — в любви, в дружбе, в порывах к творчеству, в работе. Всё, решительно всё, чему учили его учителя и книги, все оказалось вздором и с легким хрустом разлеталось под железной поступью трезвого рассудка и практического дела. В самой напряженной сцене романа, когда Александр доведен до отчаяния, запил, опустился, воля его атрофирована, интерес к жизни исчез полностью, дядя последний лепет оправдания племянника парирует: «Чего я требовал от тебя — не я все это выдумал». «Кто же? — спросила Лизавета Александровна (жена Петра Иваныча — В.Р.). — Век».

Вот где открылась главная мотивировка поведения Петра Иваныча Адуева. Веление века! Век требовал! «Посмотри-ка, — взывает он, — на нынешнюю молодежь: что за молодцы! Как все кипит умственною деятельностью, энергией, как ловко и легко расправляются они со всем этим вздором, что на

Источник

Желтые листья спали с деревьев зелень полиняла река приняла свинцовый цвет

Роман в двух частях

Писатели двумя способами исследуют жизнь – умственным, начинающимся с размышлений о явлениях жизни, и художническим, суть которого – постижение тех же явлений не умом (или, вернее, не только умом), а всей своей человеческой сущностью, или как принято говорить, интуитивно.

Интеллектуальное познание жизни приводит автора к логическому изложению изученного им материала, художническое – к выражению сущности тех же явлений через систему художественных образов. Писатель-беллетрист как бы дает картину жизни, но не просто копию с нее, а преображенную в новую художественную реальность, отчего явления, заинтересовавшие автора и освещенные ярким светом его гения или таланта, предстают перед нами особо зримыми, а иногда и зримыми насквозь.

Предполагается, что истинный писатель дает нам жизнь только в виде художественного ее изображения. Но на деле таких «чистых» авторов не так много, а может быть, и не бывает совсем. Чаще всего писатель является и художником и мыслителем.

Иван Александрович Гончаров издавна считается одним из самых объективных русских писателей, то есть писателем, в произведениях которого личные симпатии или антипатии не выставляются в качестве мерила тех или иных жизненных ценностей. Он дает художественные картины жизни объективно, как бы «добру и злу внимая равнодушно», предоставляя читателю самому, своим собственным умом вершить суд и выносить приговор.

Именно в романе «Обыкновенная история» Гончаров устами сотрудника журнала излагает эту мысль в самом ее чистом виде: «…писатель тогда только, во-первых, напишет дельно, когда не будет находиться под влиянием личного увлечения и пристрастия. Он должен обозревать покойным и светлым взглядом жизнь и людей вообще, – иначе выразит только свое я, до которого никому нет дела». А в статье «Лучше поздно, чем никогда» Гончаров замечает: «…я о себе прежде скажу, что принадлежу к последней категории, то есть увлекаюсь больше всего (как это заметил обо мне Белинский) „своею способностью рисовать“.

И в своем первом романе Гончаров нарисовал картину русской жизни в небольшой деревенской усадьбе и в Петербурге 40-х годов XIX века. Разумеется, Гончаров не мог дать полной картины жизни и деревни и Петербурга, как вообще ни один автор не может этого сделать, потому что жизнь всегда многообразнее любого ее изображения. Посмотрим, получилась ли изображаемая картина объективной, как этого желал автор, или какие-то побочные соображения сделали эту картину субъективной.

Драматическим содержанием романа является та своеобразная дуэль, которую ведут два главных ее персонажа: молодой человек Александр Адуев и его дядя Петр Иваныч. Дуэль увлекательная, динамичная, в которой успех выпадает на долю то одной, то другой стороны. Поединок за право прожить жизнь согласно своим идеалам. А идеалы у дяди и племянника прямо противоположные.

Юный Александр является в Петербург прямо из теплых материнских объятий, с ног до головы одетый в доспехи высоких и благородных душевных порывов, является в столицу не из праздного любопытства, а с тем, чтобы вступить в решительный бой со всем бездушным, расчетливым, гнусным. «Меня влекло какое-то неодолимое стремление, жажда благородной деятельности», – восклицает этот наивный идеалист. И на бой он вызвал не кого-нибудь, а весь мир зла. Этакий маленький доморощенный донкихотик! И ведь тоже начитавшийся и наслушавшийся всяческих благородных бредней.

Читайте также:  Карта африки географическая с реками

Тонкая ирония Гончарова, с какой он описывает в начале романа своего юного героя – его отъезд из дома, клятвы в вечной любви Сонечке и другу своему Поспелову, первые его робкие шаги в Петербурге, – именно этот весьма насмешливый взгляд Гончарова на своего юного героя делает образ Адуева-младшего милым нашему сердцу, но уже заранее предопределяет исход борьбы племянника и дяди. К истинным героям, способным на великие подвиги, авторы не относятся с иронией.

А вот и противная сторона: столичный житель, владелец стекольного и фарфорового завода, чиновкник особых поручений, человек трезвого ума и практического смысла, тридцатидевятилетний Петр Иваныч Адуев – второй герой романа. Гончаров наделяет его и юмором, и даже сарказмом, но сам не относится к этому своему детищу с иронией, что заставляет нас предполагать: вот он, истинный герой романа, вот тот, на кого автор предлагает нам взять равнение.

Два этих характера, заинтересовавшие Гончаров, были ярчайшими типа своего времени. Родоначальником первого явился Владимир Ленский, второго – сам Евгений Онегин, хотя и в сильно преображенном виде. Замечу здесь в скобках, что и холодность Онегина, его опытность терпят точно такой же крах, как и опытность и значение жизни Петра Иваныча Адуева.

Еще смутно ощущая цельность своего романа, Гончаров пишет: «…в встрече мягкого, избалованного ленью и барством, мечтателя-племянника с практическим дядей – выразился намек на мотив, который едва только начал разыгрываться в самом бойком центре – в Петербурге. Мотив этот – слабое мерцание сознания необходимости труда, настоящего, не рутинного, а живого дела в борьбе со всероссийским застоем».

Гончарову очень хочется взять себе в образец именно этого человека «живого дела», и не только себе, но и предложить его вниманию читателя именно в качестве образца.

С каким блеском написаны диалоги дядюшки и племянника! Как спокойно, уверенно, безапеляционно разбивает дядя своего горячего, но не вооруженного страшным оружием логики и опыта племянника! И каждая критическая фраза убийственна, неотразима. Неотразима оттого, что он говорит правду. Тяжелую, иногда даже обидную и беспощадную, но именно правду.

Вот он высмеивает «вещественные знаки… невещественных отношений» – колечко и локон, подаренные Сонечкой при прощании уезжающему в столицу любимому Сашеньке. «И это ты вез за тысячу пятьсот верст. Лучше бы ты привез еще мешок сушеной малины», – советует дядя и швыряет в окно бесценные для Александра символы вечной любви. Александру кажутся дикими и холодными слова дяди и его поступки. Может ли он забыть свою Сонечку? Никогда.

Увы, прав оказался дядя. Прошло совсем немного времени, и Александр влюбляется в Наденьку Любецкую, влюбляется со всем пылом молодости, со свойственной его натуре страстностью, безотчетно, бездумно. Сонечка забыта совершенно. Он даже не только ни разу не вспомнит ее, но и забудет ее имя. Любовь к Наденьке заполнит Александра целиком. Конца не будет его лучезарному счастью. Какое тут может быть дело, о котором твердит дядя, какая работа, когда он, можно сказать, денно и нощно пропадает за городом у Любецких! Ах, уж этот дядя, у него на уме только дело. Бесчувственный. Как у него язык поворачивается говорить, что Наденька, его Наденька, это божество, это совершенство, может его надуть. «Она обманет! Этот ангел, эта олицетворенная искренность…» – восклицает юный Александр. «А все-таки женщина, и, вероятно, обманет», – отвечает дядя. Ох, эти трезвые, беспощадные ум и опыт. Тяжело. Но правда: Наденька обманула. Она влюбилась в графа, и Александр получает отставку. Вся жизнь сразу же окрасилась в черный цвет. А дядя твердит: я же предупреждал тебя.

Александр терпит крах решительно по всем статьям – в любви, в дружбе, в порывах к творчеству, в работе. Всё, решительно всё, чему учили его учителя и книги, все оказалось вздором и с легким хрустом разлеталось под железной поступью трезвого рассудка и практического дела. В самой напряженной сцене романа, когда Александр доведен до отчаяния, запил, опустился, воля его атрофирована, интерес к жизни исчез полностью, дядя последний лепет оправдания племянника парирует: «Чего я требовал от тебя – не я все это выдумал». «Кто же? – спросила Лизавета Александровна (жена Петра Иваныча – В.Р.). – Век».

Вот где открылась главная мотивировка поведения Петра Иваныча Адуева. Веление века! Век требовал! «Посмотри-ка, – взывает он, – на нынешнюю молодежь: что за молодцы! Как все кипит умственною деятельностью, энергией, как ловко и легко расправляются они со всем этим вздором, что на вашем старом языке называется треволнениями, страданиями… и черт знает что еще!»

Источник

Обыкновенная история (130 стр.)

Александр вышел, в каком положении – пусть судит читатель, если только ему не совестно будет на минуту поставить себя на его место. У моего героя брызнули даже слёзы из глаз, слёзы стыда, бешенства на самого себя, отчаяния…

«Зачем я живу? – громко сказал он, – отвратительная, убийственная жизнь! А я, я… нет! если у меня недостало твёрдости устоять против обольщения… то достанет духу прекратить это бесполезное, позорное существование…»

Он скорыми шагами подошёл к речке. Она была черна. По волнам перебегали какие-то длинные, фантастические, уродливые тени. Берег, где стоял Александр, был мелок.

– Тут и умереть нельзя! – сказал он презрительно и пошёл на мост, бывший оттуда во ста шагах. Александр облокотился на перила посредине моста и стал вглядываться в воду. Он мыс-ленно прощался с жизнию, посылал вздохи к матери, благословлял тётку, даже простил Надень-ку. Слёзы умиления текли у него по щекам… Он закрыл лицо руками… Неизвестно, что бы он сделал, как вдруг мост заколебался у него под ногами; он оглянулся: боже мой! он на краю про-пасти: перед ним зияет могила: половина моста отделилась и отплывает прочь… проходят барки; ещё минута – и прощай! Он собрал все силы и сделал отчаянный прыжок… на ту сторону. Там он остановился, перевёл дух и схватился за сердце.

– Что, барин, испужался? – спросил его сторож.

– Чего, братец, чуть было в середину не попал, – отвечал дрожащим голосом Александр.

– Боже храни! долго ль до греха? – промолвил сторож, зевая, – в запрошлом лете один ба-рочник и так упал.

Александр пошёл домой, придерживаясь рукой за сердце. Он по временам оглядывался на реку, на разведённый мост и, вздрагивая, тотчас же отворачивался и ускорял шаги.

Между тем Лиза кокетливо одевалась, не брала с собой ни отца, ни няньки и каждый вечер просиживала до поздней ночи под деревом.

Настали тёмные вечера: она всё ждала; но о приятелях ни слуху ни духу.

Пришла осень. Жёлтые листья падали с деревьев и усеяли берега; зелень полиняла; река приняла свинцовый цвет; небо было постоянно серо; дул холодный ветер с мелким дождём. Бе-рега реки опустели: не слышно было ни весёлых песен, ни смеху, ни звонких голосов по бере-гам; лодки и барки перестали сновать взад и вперёд. Ни одно насекомое не прожужжит в траве, ни одна птичка не защебечет на дереве; только галки и вороны криком наводили уныние на ду-шу; и рыба перестала клевать.

А Лиза всё ждала: ей непременно нужно было поговорить с Александром: открыть ему тайну. Она всё сидела на скамье, под деревом, в кацавейке. Она похудела; глаза у ней немного впали; щёки были подвязаны платком. Так застал её однажды отец.

– Пойдём, полно тут сидеть, – сказал он, морщась и дрожа от холода, – посмотри, у тебя руки посинели; ты озябла. Лиза! слышишь ли? пойдём.

– Домой: мы сегодня переезжаем в город.

– Зачем? – спросила она с удивлением.

– Как зачем? осень на дворе; мы одни только остались на даче.

– Ах, боже мой! – сказала она, – здесь и зимой будет хорошо: останемтесь.

– Вот что ещё вздумала! Полно, полно, пойдём!

– Погодите! – сказала она умоляющим голосом, – ещё воротятся красные дни.

– Послушай! – отвечал отец, трепля её по щеке и указывая на то место, где удили прияте-ли, – они не воротятся…

– Не… воротятся! – повторила она вопросительно-печальным голосом, потом подала отцу руку и тихо, склонив голову, пошла домой, оглядываясь по временам назад.

А Адуев с Костяковым давно уже удили где-то в противоположной стороне от этого места.

Мало-помалу Александр успел забыть и Лизу, и неприятную сцену с её отцом.

Источник