Золотая речка где снимали

30 лет назад в Белорецке был снят фильм «Пропавшая экспедиция»

В следующее воскресенье, 19 марта, телеканал «Россия» предоставляет возможность зрителям увидеть художественный фильм «Пропавшая экспедиция». С большим вниманием его будут смотреть и белоречане: ведь 30 лет назад некоторым из них довелось быть свидетелями и участниками съемок массовых эпизодов этой картины. Ее постановщик — известный режиссер.

В следующее воскресенье, 19 марта, телеканал «Россия» предоставляет возможность зрителям увидеть художественный фильм «Пропавшая экспедиция». С большим вниманием его будут смотреть и белоречане: ведь 30 лет назад некоторым из них довелось быть свидетелями и участниками съемок массовых эпизодов этой картины. Ее постановщик — известный режиссер Вениамин Дорман, на счету которого множество приключенческих фильмов. Не случайно в среде кинематографистов его звали «Шпион». Лента, к созданию которой группа студии им. М.Горького приступила летом 1975 года, рассказывает о том, как в первые годы революции из Питера в далекую сибирскую деревню Ардыбаш, в роли которой выступили деревни Белорецкого района, отправляется экспедиция. Ей предстояло отыскать и начать добычу золота на местных приисках. К участию в работе над картиной Вениамин Дорман привлек как известных, так и молодых актеров. В «Пропавшей экспедиции» свои первые роли в кино исполняли ныне широко известные Александр Абдулов и Евгения Симонова. Вместе с такими зубрами экрана, как Николай Гринько, Виктор Сергачев, Лев Прыгунов, Раднэр Муратов (ставший к тому времени известным Василием Алибабаевичем), Николай Олялин, свои силы пробовали также Вахтанг Кикабидзе, Александр Кайдановский и уже известный по главным ролям в фильме «Кортик» и «Бронзовая птица» московский школьник Сергей Шевкуненко (в начале 90-х его как криминального авторитета при невыясненных обстоятельствах убьют вместе с матерью в собственной квартире в Москве).

Работа над фильмом, а затем и его продолжением «Золотая речка» проходили в непосредственной близости от Белорецка и на его окраинах, где к тому времени еще сохранялись целые кварталы дореволюционной застройки. Местные жители тепло встречали артистов, дружно приходили на творческие встречи, которые организовывали актеры с просмотром уже отснятого материала. Надо заметить, что в это же время режиссеры Владимир Краснопольский и Валерий Усков (двоюродные братья) здесь же, в окрестностях Белорецка, снимали свою эпопею «Вечный зов». Так что горожанам и сельчанам выпала уникальная возможность встретиться со многими тогдашними кинознаменитостями.

Со съемками «Пропавшей экспедиции» связано и несколько интересных событий. Так, в городском загсе Белорецка был зарегистрирован брак Александра Кайдановского и Евгении Симоновой, тогда еще старшекурсницы одного из московских театральных вузов. К сожалению, он оказался недолговечным, а Александр Кайдановский умер около десяти лет назад. Кстати, этот популярный актер очень подружился с местным хирургом-ортопедом Юрием Ларионовым, они вместе ходили на охоту, а после травмы, полученной на съемках, Юрий Григорьевич оперировал артиста.

Фильм «Пропавшая экспедиция» долгое время был весьма популярен у зрителей, как и другие картины, снятые Вениамином Дорманом. Он, к примеру, так заинтересовал слесаря трамвайного депо Стерлитамака Виктора Гладкова, что тот на протяжении нескольких лет подряд в свои отпуска приезжает в Белорецк, где досконально изучает места съемок. И теперь он лучше любого киноведа может рассказать о том, где, при каких обстоятельствах проходила работа над лентой и как сложилась судьба участников ее съемочной группы.

Источник

Золотая речка где снимали

О БАШКИРСКОЙ СИБИРИАДЕ И КАРАКУМСКОЙ БАШКИРИИ

Сорок лет назад, летом 1976 года на экраны вышел фильм «Золотая речка» – продолжение советского вестерна «Пропавшая экспедиция» (о приключениях в Сибири экспедиции золотоискателей молодой советской республики). Снял его известный режиссёр Вениамин Дорман, автор десятков разножанровых картин, среди которых и детективы, и сериал о резиденте иностранной разведки с Георгием Жжёновым в главной роли, и комедии, и фильмы для детей. Помимо Г.Жжёнова у него снимались такие легендарные артисты, как М.Пуговкин, В.Высоцкий, Ю.Яковлев, Ф.Раневская, В.Марецкая, Р.Плятт, Н.Румянцева…

В дилогии о золотоискателях также были задействованы звёзды советского кино: Николай Гринько (руководитель экспедиции Смелков), Александр Кайдановский (Зимин), Виктор Сергачёв (Суббота), Лев Прыгунов (прапорщик Казанков), Николай Олялин (Силантий). И малоизвестные тогда ещё артисты – Вахтанг Кикабидзе (комиссар Кабахидзе), студентка ВТУ им.Б.Щукина Евгения Симонова (Тася), которая, впрочем, уже успела прославиться благодаря фильмам «В бой идут одни старики» и «Афоня». Кстати, для выпускника школы-студии МХАТ Александра Абдулова роль врача Рогова стала первой полномасштабной работой в кино.

Для нас, жителей Башкирии, фильм знаменателен тем, что снимался в Белорецком районе. Но вспомнили мы о нём не только по этой причине. Дело в том, что в нашем городе живёт и работает настоящий фанат этого фильма. Слесарь по ремонту оборудования завода «Красный пролетарий» Виктор Гладков много лет подряд ездит на места съёмок картины и знает практически всё о том, где, когда и с кем снимался тот или иной эпизод.

– Всё началось с увлечения минералогией, – объяснил истоки своего хобби сам Виктор Николаевич. – Потом случайно вычитал в «Советском экране», что в наших краях снимали «Пропавшую экспедицию» и «Золотую речку». И пошло. Места там очень красивые. Почему-то у нас не принято писать в титрах, где велись съёмки. Чуть ли не единственное исключение – фильм «Обитаемый остров», снятый в Крыму. Да в советских фильмах про войну иногда выражали благодарность какому-нибудь военному округу, на территории которого снималась картина. Вот американцы в этом смысле молодцы: в любом фильме обязательно в субтитрах укажут, где, в каких национальных парках велись съёмки. Это же такая реклама туризма! Между прочим, параллельно с «Пропавшей экспедицией» там же в Белорецком районе двоюродные братья, режиссёры Владимир Краснопольский и Валерий Усков снимали свой сериал «Вечный зов».

При этих словах невольно вспомнился фильм «В ночь лунного затмения» по пьесе нашего классика Мустая Карима. Перед глазами возникли пыльные каменистые степи с редкими клочками пожелтевшей ковыли да песчаные бури киргизских пустынь. Почему советская кинематография стала каким-то злым роком башкирской природы! Почему красоты таёжной Сибири снимали в Башкирии, а Башкирию – в киргизской пустыне! Помню, как в армии до хрипоты спорил с сослуживцами, доказывая, что Башкирия не имеет ничего общего с родиной киргизского режиссёра Бараса Халзанова, умудрившегося снять нашу республику чуть ли не в своих родных Каракумах.

…В школьной тетради Виктор Николаевич годами аккуратно фиксирует места съёмок. Вот скала, где Силантий убил Фёдора, – это на турбазе «Арский камень». Хутор Митьки и его матери – в деревне Азнагулово. Там же сняли подвесной мост, по которому вели на расстрел экспедицию Смелкова. Паром, на котором переправлялись Арсен и Куманин, – в деревне Узян. Раскольничий скит – в посёлке Старый Отнурок…

– Это река Курум, – комментирует он кадры из фильма. – Летом она действительно течёт под землёй. В тихую погоду слышно, как журчит под камнями. А вот скала, откуда на планере взлетел Тёмка. Это возле деревни Шушпа. Сейчас там живут в основном магнитогорские дачники. Для съёмок протянули трос от самой скалы, привязали к нему планер и отсняли начало полёта. А сцену приземления доснимали уже потом, в другом конце Белорецкого района.

Реку Ардыбаш снимали на реке Нуре. Тогда здесь вырос целый старинный скит и золотой прииск. А вот постоялый двор Ефима Субботы. Снаружи его снимали в конце улицы Малиновой г.Белорецка, только немного украсили декорациями. В Белорецке тогда ещё можно было встретить целые кварталы дореволюционной застройки. А интерьер постоялого двора снимали уже в старом магазине на ул.К.Маркса. Этого здания давно нет – снесли.

ОТ ТЮРЬМЫ И ОТ СУМЫ…

– А с самими актёрами встречаться не доводилось?
– Увы, нет. Да и многих, кроме Л.Прыгунова, В.Кикабидзе и Е.Симоновой уже давно и в живых-то не осталось. Кикабидзе, тот вообще в Грузии живёт. Впрочем, вроде бы Андрей Харыбин стал известным артистом…

Поясним: А.Харыбин сменил московского школьника Сергея Шевкуненко (проводник Митя). К тому времени С.Шевкуненко был известен по фильмам «Кортик» и «Бронзовая птица». Поговаривали, что Сергей на съёмках влюбился в Е.Симонову. Увы, в фаворе у юной актрисы оказался А.Кайдановский. Подросток сгорал от ревности, и его наивные детские грёзы, наверное, испепелили брак А.Кайдановского и Е.Симоновой, который они зарегистрировали прямо во время съёмок в Белорецком загсе: брак оказался недолговечным. А кумир девочек Советского Союза, сын бывшего директора «Мосфильма» и ассистента режиссёра Сергей Шевкуненко окажется впоследствии очень и очень проблемным подростком. И после съёмок «Пропавшей экспедиции» режиссёр не захочет его больше снимать. В «Золотой речке» вместо Мити введут другой персонаж – пацана Тёмку, которого и сыграет Андрей Харыбин. Потом тот действительно станет известным актёром. Одна из последних его работ – прокурор в «Универе».

А вот Сергею Шевкуненко с тех пор дорога в кино была заказана. Вожак пионерских ватаг на экране, в жизни он подвизался осветителем на «Мосфильме», но вскоре запил и стал лидером криминальной братвы. Не раз коллектив «Мосфильма» брал осветителя на поруки, спасая от тюремной решётки, но от тюрьмы и от сумы, как известно, не зарекаются. После первого срока получил второй, третий… В 1995-м криминальный авторитет был застрелен вместе матерью в собственной квартире. Кстати, жертв могло быть и больше: накануне он рассорился с женой, и та уехала к своей матери. Это её и спасло.

Трагичной выдалась и судьба другого актёра – Раднэра Муратова, снявшегося в небольшой роли старателя Ахметки. Несмотря на бешеную популярность после «Джентельменов удачи» (Василий Алибабаевич), он так и не смог пробиться в большое кино и умер в 2004 году в абсолютной нищете.

Обо всех этих перипетиях судеб актёров фильма наш собеседник может поведать не хуже профессионального киноведа. Как и о любопытных деталях, услышанных от местных жителей. Так, одна бабуля рассказала Виктору Николаевичу, что за один проход перед камерой с коромыслом она получила 17 рублей. И это в те времена, когда буханка белого хлеба стоила 20 копеек!

…Второй фильм – «Золотая речка» – по сюжету оказался сложнее «Пропавшей экспедиции». Там было намного больше массовых сцен, к которым привлекали местных жителей. Те, в свою очередь, тепло встречали артистов, дружно приходили на творческие встречи, в программе которых были и просмотры уже отснятого материала.

В своё время В.Гладков познакомился с белорецким хирургом-ортопедом Юрием Ларионовым, который оперировал Кайдановского после травмы, полученной на съёмках. Юрий Григорьевич рассказывал ему, как после операции сдружился с актёром. В свободное от съёмок время они даже ходили вместе на охоту.

Кайдановский потом, в интервью газете «Белорецкий рабочий», признавался, что здешние места произвели на него огромное впечатление. И даже выразил желание «приехать ещё раз, чтобы побродить с ружьём». Увы, этим планам не суждено было сбыться.

…Отсняв сцену похищения бандитами Зимина, киногруппа на месяц раньше срока завершила работу на территории Белорецкого района. Павильонные съёмки продолжились уже в Москве и Ленинграде.

Источник

Золотая речка где снимали

Наша удивительная природа украсила российское кино и прославила Башкирию.
У нас, а не в Сибири снимали такие шедевры, как «Вечный зов», «Пропавшая экспедиция» и «Золотая речка».
Но началась наша киноэпопея с «Салавата Юлаева».

Кадры из фильма «Золотая речка»: на Белорецкой узкоколейке
Две пещеры Если не считать кинохроники, то первым фильмом, снятым на башкирской земле, можно считать «Салавата Юлаева». Его снял режиссер Яков Протазанов в 1940 г. по одноимённому роману Степана Злобина. Неизвестно, что двигало режиссёром, но вместо того, чтобы поехать в Салаватский район, откуда родом национальный герой и где он скрывался после разгрома восстания Емельяна Пугачёва, Протазанов выбрал окрестности села Макарово, что совсем в другой стороне. Так появились на карте Башкирии сразу две пещеры Салавата. Одна рядом с Малоязом, другая в Ишимбайском районе. А на кадрах кино хорошо видно, как скачет башкирская конница по обширной долине речки Сикаса.
И здесь красиво
Режиссеры Владимир Краснопольский и Валерий Усков, авторы знаменитого советского сериала «Вечный зов», решили, что для того, чтобы снять Сибирь, ехать туда вовсе не обязательно. В результате летом 1973 г.
съёмочная группа появилась в Дуванском районе, и в первых четырех сериях мы узнаем удивительные по красоте пейзажи реки Юрюзань, а также деревенек, стоящих на её берегах: Елабуги, Каламаш, Бурцовки. Тут и скала Сабакай высится узнаваемым профилем. Снимали режиссеры и в деревнях Тастуба, Ярославка. Множество местных жителей принимало участие в массовке, о чём до сих пор вспоминают с большой теплотой и гордостью. Впрочем, эта самая массовка стала камнем преткновения для продолжения съёмок в Дуванском районе. Говорят, бухгалтерия фильма не со всеми успела рассчитаться, и во избежание скандала съёмки перенесли в Белорецкий район. Так оно было или нет, но соответствующие органы весьма сильно потаскали администрацию съёмочной группы – факт известный.
В Белорецком районе к Краснопольскому и Ускову присоединился режиссер Вениамин Дорман, автор дилогии «Пропавшая экспедиция» и «Золотая речка». Как в «Вечном зове», так и в этих двух фильмах узнаются дома хутора Отнурок, каменная речка, стекающая с горы Кирель, «каменный мешок» на Малиновой, р. Нура. Режиссеры охватили добрую половину Белорецкого района. Дорман увековечил паром через Белую в поселке Узян, «расстрелял» из пулемета состав на Белорецкой узкоколейке у Егоровых печей, запустил в небо на самодельном дельтаплане пацана со скалы в деревне Шушпа.
У авторов «Вечного зова» география была чуть шире, и в кадрах мы видим множество узнаваемых мест от Верхнеаршинского до Узяна. Например, известная сцена, где Агата ходила по дороге встречать Ивана Савельева из мест заключения, снята на старом Верхнеуральском тракте, на горушке близ Узяна. Помните, там красивая панорама далей идет? Так вот, если будете ехать от Белорецка в Узян, перед селом поверните вправо, на самом перегибе подъёма, и без труда узнаете место.
Краснопольский и Усков умудрились во время работы над «Вечным зовом» снять ещё один фильм – «Отец и сын». На Павловском водохранилище отдыхавшие на окрестных турбазах вспоминают участие в массовке. Этим двум режиссерам за прославление Башкирии на весь мир можно было присвоить звание «народных режиссеров РБ».
Плюс Фольклор
Одна из ярких страниц Гражданской войны показана в фильме «Гроза над Белой». Взятие 25-й Чапаевской дивизией Уфы. Мы помним легендарный фильм братьев Васильевых, а этот, снятый режиссерами Немченко и Чаплиным, как-то подзабыли. А когда мы учились в школе, почти всех возили на теплоходе в Красный Яр, где в клубе показывали это кино. Фильм, как говорят местные жители, снимался где-то рядом.
У нас не только красивая природа, но и богатая, колоритная фактура фольклора. Не раз на широких экранах появлялись герои в красивых костюмах и лисьих шапках. В 1959 г. экранизирован балет «Журавлиная песня», а в 1978-м – «Ночь лунного затмения» по пьесе Мустая Карима.
В 1980 г. на экран вышел фильм «Всадник на золотом коне», где зритель на фоне невысоких увалов Южного Урала и сосен увидел красивую башкирскую сказку, снятую московским режиссером Василием Журавлёвым.
А в новую эпоху наступило время народных режиссеров. Булат Юсупов снял фильм о башкирском народе. Кинолента «Седьмое лето Сюмбель» снималась в двух местах: Белорецком и Архангельском районах. Мы снова видим вьющийся змеей состав вдоль Белой. Это последние кадры Белорецкой узкоколейной железной дороги. Паровоза уже не было, и в состав запрягли тепловоз, к которому привязали и подожгли мазутную ветошь. Так появился дым. А оператор сидел на крыше вагона и снимал великолепные виды. Вторая часть кино снята в деревне Верхние Лемезы. Горы, покосившиеся избы – хоть сейчас снимай затерянный мир.

Источник:
Кузнецов, В. Сибирь из Башкирии [Текст] : [о кинофильмах, которые снимали в Башкирии, в Белорецком районе] / В. Кузнецов // АиФ – Башкортостан. – 2015. — № 24. – С. 16

Источник

Золотая речка где снимали

Фото: из личного архива Мидахата Алсынбаева.

Во время съемок фильма.

Импозантный, солидный, всегда серьезный. Но в минуты, когда этот 66-летний мужчина вспоминает свои киносъемки, в его глазах появляются чертенята. Будто и не минуло с тех пор более четырех десятков лет.

Съемки фильма «Пропавшая экспедиция», а затем и его продолжение «Золотая речка» проходили вблизи Белорецка и на окраинах города. Тогда еще сохранились дома дореволюционной застройки. Да и природа самая подходящая — дремучая тайга. Белоречанам довелось быть свидетелями и участниками съемок массовых эпизодов. Один из таких счастливчиков (каковым он себя считает) — заслуженный работник культуры республики танцор Мидахат Алсынбаев.

— У нас тогда был очень мощный совхоз «Байрамгуловский». Хозяйство, известное своими скакунами. А при съемках требовалась кавалерия. И вот в один из летних дней 1975 года нас пригласил директор совхоза Муждаба Сафин. Сказал, что мы должны подготовить лучших лошадей и скакунов, чтобы сниматься в художественном фильме.

Тогда в совхозе было 29 деревень и десять отделений. Лошадей выбирали из каждого отделения. От поселка Уральск до Белорецка километров 60, это расстояние около 30 джигитов проехали верхом.

— Такая вот у нас получилась конная экспедиция на съемки фильма «Пропавшая экспедиция», — шутит Мидахат Алсынбаев. — Штаб фильма находился в ДК «Металлург». Для лошадей приготовили специальную стоянку. Мы были и «красными», и «белыми». В одном кадре, пусть издалека, я возле пулемета «максим» виден. Был среди нас человек уже в возрасте, Шарифьян Хусаинов — участник войны. Он там играет часового на посту, охраняет солдата. Но не это главное. Нам во время съемок посчастливилось пообщаться с любимыми киноартистами. Я сдружился с Вахтангом Кикабидзе. Мы и после съемок общались, переписывались, звонили друг другу, а потом, когда распался СССР, появились границы, связь прекратилась.

Мидахат-агай вспоминает, что грузинский актер, которого все звали Буба, любил и умел рассказывать анекдоты. Он уверяет, что популярнейшие актеры не были заражены «звездной болезнью». Тот же любимец всех женщин Советского Союза Николай Олялин — простой, спокойный, без гонора.

— А режиссер? Говорят, все они взбалмошные и капризные? — интересуюсь у собеседника.

— Не сказал бы, нормальный товарищ. Правда, очень требовательный. Помню, снимался кадр, где Евгения Симонова через речку скачет. По сюжету она должна быть промокшей до ниток, а тут один дубль снимают, второй, а нужной выразительности не получается. Тогда режиссер взял чайник холодной воды и окатил ее с ног до головы. У нее на глазах аж слезы выступили, зато эпизод получился что надо.

В Белорецке съемочная группа находилась целый месяц. Все бы хорошо, да только Мидахат-агай за день до отъезда руку сломал. Лошадь испугалась громкого треска и сбросила седока. Так что он вправе причислить себя к числу пострадавших за высокое искусство.

Фильм «Пропавшая экспедиция» снимался в 1975 году на студии имени М. Горького. Режиссер-постановщик — Вениамин Дорман.

  • В городском ЗАГСе Белорецка есть запись о регистрации брака Александра Кайдановского и Евгении Симоновой.
  • Горная речка, которая мелькает в нескольких эпизодах, находится недалеко от деревни Отнурок. Также натурные съемки проходили на реке Нура и горе Малиновая.
  • Белорецкий район стал местом съемок нескольких фильмов, в том числе и знаменитого сериала «Вечный зов».

Янбаева, А. Непропавшая экспедиция. Байрамгуловские скакуны стали героями фильма [Текст] : [о съемках фильма «Пропавшая экспедиция»] // Республика Башкортостан. – 2016. — 29 сентября — С. 6.

Источник

Фильм «Золотая речка» – очередной исторический фальшак?

4 мая 2019, 11:08

Телеканал ОТР 3 мая показал худфильм 1977 года «Золотая речка» ( https://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/2532/annot). Он является продолжением «Пропавшей экспедиции», где действие происходило в 1918 году. В преамбуле «Золотой речки» сообщается, что весной 1918 года из Петрограда в Сибирь на поиски золота была направлена экспедиция (о судьбе которой и шла речь в предыдущем фильме). Далее следуют титры: «А год спустя…», то есть речь идет как будто бы о годе 1919-м. Но затем год 1919-й чудесным образом превращается в год 1923-й.

Но простим сценаристу Исаю Кузнецову и режиссеру Вениамину Дорману этот «хронологический ляпсус». Итак, действие происходит в 1923 году, на границе с Китаем. Где якобы до сих пор действует банда Субботы-Серого, с которым никак не может справиться местный райотдел милиции! Так подключили бы местных чекистов, и вся недолга!! Кроме того, на Дальнем Востоке вовсю процветает нэп, что позволяет тому же самому бандиту Субботе под самым носом у местного райотдела милиции содержать ресторан, пользующийся большой популярностью у «бывших». И в него спокойно заходит приехавший из Питера бывший царский офицер Зимин. Полная туфта! Его бы давно расстреляли или в Питере или по пути на Дальний Восток!! Ну и байка о том, что все золото из Забайкалья должно было уходить в Москву, на нужды советского государства, тоже вранье.

Что же происходило на самом деле в красном Забайкалье в 1920-х, после установления советской власти? Об этом можно почитать в тогдашних газетах.

В красном Забайкалье

Владивостокский «Вечер» сообщает со слов председателя особой дальневосточной миссии Шатова о положении в Забайкалье: «Во главе управления стоят коммунисты, руководствующиеся традициями советского режима. Они понимают, однако, невозможность проведения на востоке чистого коммунизма. В результате получается неровная и пестрая политика, полная всяких неожиданностей».

Кооперативы пользуются свободой деятельности. Их имущество не трогают. Но аптеки и аптекарские магазины все национализированы, несмотря на протесты владельцев. Реквизиция помещений проводится широко. Для Краснощекова был реквизирован особняк. Владельцу было предложено в течение двух часов покинуть дом, оставив всю обстановку. Когда владелец сослался на декларацию о неприкосновенности, ему ответили, что права собственности на дом за ним сохраняются. Краснощеков будет только занимать дом.

Политика охраны столь же неровная. Издаются социалистические газеты. Шрейбер выступает на митингах с критикой советского режима. Его не трогают. В то же время производятся аресты. 70-летний А.К. Кузнецов, старый политический каторжанин и эсер, – был арестован. В ночь на 7 декабря [1920 года] облавой было задержано 1760 человек – офицеры, солдаты, интеллигенты, 6 священников. На митинге в мастерских станции Адриановка рабочие требовали от Шатова выдачи жалованья золотом и отмены реквизиции предназначенных для железнодорожников продуктов. Угрожали забастовкой. Шатов ответил резко: у него хватит пулеметов, чтобы ликвидировать любую забастовку.

«Руль» (Берлин), 20 февраля 1921 г.

О тов. Шатове можно узнать в Интернете: «В 1921-22 гг. был направлен на Д. Восток для орг-ции ДВР, занимал посты военного министра, министра путей сообщения, председателя военно-дипломатической миссии при японском командовании».Что касается тов. Краснощекова, то 5 декабря 1920 г. «Руль» сообщал: «Times телеграфирует из Пекина, что правительство ДВР, прежде находившееся в Верхнеудинске, перенесено теперь в Читу. Во главе его в качестве премьера и министра иностранных дел стоит Краснощеков. Оно чисто коммунистическое и находится в теснейших отношениях с Москвой».

Оборудование здания для читинского учредительного собрания обошлось свыше 50 000 золотых руб. Газета, приводящая эту сказочную даже для Сибири цифру, объясняет ее «любовью коммунистов к различного рода помпам». Но пущенным на ветер золотом не ограничились эстетические действия сибирских коммунистов – для учредительного собрания была реквизирована у читинского населения вся мягкая и венская мебель. Акт реквизиции мебели яснее всяких предвыборных плакатов должен был, конечно, предрешить характер и физиономию будущего «учредительного собрания». И, действительно, сибиряки так уже это собрание и называют: «коммунистическая говорильня».

Золото вообще в моде у сибирских большевиков. Они не только выкачивают его в европейскую Совдепию на предмет товарообмена и других государственных надобностей высшего порядка, но и пользуются им, так сказать, для своего внутреннего употребления. Сибирские комиссары, по примеру своих московских братьев, ведут развеселую жизнь – с лихачами, попойками и прочими коммунистическими благами, для чего, по сообщению той же газеты, «у каждого из них есть золото и серебро в достаточном количестве». По имеющимся сведениям, пишет газета, комиссары получают золото для пропаганды, а употребляют его для своих личных надобностей.

Сибирские большевики, кроме всего прочего, заняты сейчас еще одним важным делом: «Установлением табеля праздничных дней». Работают над этим делом, конечно, не попы и другие агенты Антанты, а пролетарская комиссия из представителей: 1) профсоюзов, 2) палаты труда, 3) отдела наркомпроса и еще чего-то. Состав комиссии гарантирует надлежащий классовый подход к предмету, в виду чего с большой дозой вероятия можно предположить, что в числе установленных ею праздников не будут забыты ни тезоименитство Ленина, ни взятие особняка Кшесинской, ни открытие первой чрезвычайки.

Не обойдется, конечно, и без местных празднеств (расстрел Колчака, приезд Карахана, коронация Краснощекова), и, таким образом, на дни неприсутственные в сибирской Совдепии уйдет половина календарного года. А другая – уйдет на забастовки и восстания. Так и наладится истинная трудовая жизнь в трудовой республике Советов.

«Руль» (Берлин), 31 марта 1921 г.

Жизнь в красной Сибири

Харбинские газеты сообщают ряд новых сведений о жизни красной Сибири. В столице сибирской Совдепии, в Чите, первое время магазины были открыты, и торговля шла на валюту. Большая часть магазинов торговала под китайским флагом. Но 24 февраля утром госполитохрана [ГПУ – МК] организовала поголовный осмотр и обыск всех граждан для реквизиции русской и иностранной валюты. Причем при отобрании рядовым обывателям, в особенности на базарах, не выдавалось никаких расписок. Обыскам подверглись и китайские граждане, что вызвало энергичный протест китайского консула. В связи с этим обыском все китайские магазины закрылись.

Финансовое положение [Дальневосточной] республики было все время отчаянное и только недавно значительно исправилось, благодаря получению с Амура золота, что дало возможность расплатиться с долгами, сделанными агентами ДВР в Маньчжурии и в Пекине и выручить проживающих там советских представителей Пумпянского и Юрина из полного безденежья.

Что касается состояния армии, то об этом можно судить, во-первых, по пайку, который выдается в размере 1 фунта хлеба и ¼ фунта мяса, без всякого другого приварка, а, во-вторых, по обмундированию, которое позволяет лишь четверти состава частей выходить на учения и нести караулы, остальные же ¾ сидят раздетыми и разутыми в казармах. Вполне понятно, что при таком положении и снабжении армии в ней растет недовольство.

Кроме армии ДВР в Чите расположена Иркутская советская дивизия, в составе 1-го, 2-го и 4-го иннокентьевских полков, общей численностью 2 400 человек. При выходе на улицу солдаты обычно снимают нашитые на рукавах шинели красные звезды, не то от конфуза, не те от боязни вызвать недовольство населения.

«Руль» (Берлин), 26 апреля 1921 г.

Жизнь в Чите [(по сибирским и/или харбинским газетам)]

Положение жителей Читы в отношении пропитания и заработка совершенно безотрадно. В особенности тяжесть его сказывается на всех служащих государственных учреждений. Базар и средняя частная торговля требуют серебро или валюту, несмотря на несколько раз издававшийся приказ об изъятии таковых из частных рук. Приказ этот до сих пор остается только на бумаге и в жизнь войти не может, хотя и было несколько попыток его насильственного внедрения, путем облав на базаре и обысков по обывательским квартирам.

Но каждый раз после таких опытов власти базар и лавки на день, на два закрывались, а затем торговля вновь начиналась с теми же требованиями к плательщикам со стороны продавцов.

Все накануне отобранное серебро и валюта опять попадали на базар, с той только разницей, что теперь платежными средствами обладали представители госполитохраны [ГПУ – МК] и красноармейцы, принимавшие непосредственное участие в облавах и обысках.

Таким своеобразным круговоротом валюты создавалась особая, можно сказать, «партийная» категория лиц, располагающих покупными средствами. «Партийная» только потому, что, по примеру сов. России, все обыски и облавы массового характера проводятся исключительно партийными работниками, элементом, с точки зрения власти, наиболее надежным.

Приказами власти обращение валюты отменено, а следовательно и жалованье, если оно существует, выплачивается буферными деньгами, имеющими очень низкую цену на рынке (1 000 руб. = 15 коп. сер. = 5 коп. золотом). Размеры окладов приблизительно таковы: низший – 1 200 руб. в месяц и высший 18 000. Такие оклады, конечно, не могут удовлетворить самого низкого прожиточного минимума, принимая во внимание курс «буферок».

Единственно реальной частью существующей системы оплаты труда для лиц указанной категории является бесплатный паек для учреждений, где жалованье не выплачивается, и дешевый платный, где таковое существует. Паек этот, главным образом, состоит из обеда в 2 блюда (щи и каша). Он выдается только служащему, оставляя голодать его семью. Обыватель и сотрудник казенных учреждений, если не голодает, то живет продажей сохранившегося имущества, отдавая его за бесценок.

Но наряду с этим существует категория «демократической бюрократии» – партийные и «особо ценные» беспартийные работники, коим уплачивается жалованье в валюте (золотом). Таковы, например, министры, их товарищи [(заместители)], начальники управлений, главным образом присланные на эти высокие посты Москвой или сибревкомом. Выдается не только жалованье валютой, но выплачиваются и довольно солидные суммы «на представительство».

Размеры указанных вознаграждений трудно учесть, ибо знакомство с их принципами совершенно недоступно рядовому сотруднику, т.к. таковые держатся в строжайшем секрете лицами заинтересованными. Во всяком случае, они безусловно не мизерны, ибо при существующей в Чите дороговизне дают возможность не только роскошно питаться и одеваться, но и оплачивать труд личной прислуги и домашнее образование детей и жен. Так, например, министр транспорта [ДВР] держит двух поваров – русского для жены и китайского для себя, а премьер – француженку, обучающую его и детей языку.

«Руль» (Берлин), 10 мая 1921 г.

Вырвавшиеся из Читы и добравшиеся до Владивостока рассказывают про ужасы, творимые местной чрезвычайкой, именуемой «госполитохраной»:

В ограду, где помещаются жилые и арестные помещения этого учреждения, обычно никого не пускают. Один из приехавших передает, что ему удалось добиться разрешения повидаться с одним из знакомых, живущим в помещении госполитохраны. Войдя в ограду рассказчик был поражен видом стен, на которых резко выделялись брызги крови. Это так подействовало на него, что он оставил свое намерение увидеть знакомого… Но для него не оставалось уже сомнения в правдивости давно носившихся по городу слухов, что в застенках госполитохраны совершаются кровавые дела – вплоть до разбития молотками черепов несчастным жертвам, попавшим в подвалы госполитохраны. «Деятельность» госполитохраны не ограничивается только Читой, но распространяется на все Забайкалье.

«Руль» (Берлин), 22 ноября 1921 г.

Китайские войска в Благовещенске

По вновь полученным сведениям, на почве все усиливающейся анархии китайский консул в Благовещенске госп. Те обратился к цицикарскому командованию с настойчивой просьбой ввести китайские войска в г. Благовещенск для охраны жизни и имущества китайских подданных. Дело в том, что войска ДВР в связи с совершенно неудовлетворительной постановкой их снабжения и продовольствия, занимаются незаконными реквизициями, грабежами и насилиями, от которых в первую очередь страдает китайское население, как наиболее зажиточное. В оценке консула, в случае задержки с отправкой китайской экспедиции в Сахалин поднимется вопрос о самой возможности пребывания китайских граждан в дальнейшем на левом берегу Амура.

«Русский Голос» (Харбин), 18 января 1922 г.

Забайкалье. Освобождение офицеров (Маньчжурия, 20.1, Япта)

В виду недостатка командного состава читинский «совмин» вырабатывает законопроект о досрочном освобождении из тюрем бывших офицеров, заключенных за «контрреволюцию», в целях «предоставления им возможности искупить свою вину на фронте в борьбе против белогвардейских банд, за завоевания октябрьской революции».

«Русский Голос» (Харбин), 22 января 1922 г.

Забайкалье. Развитие контрабанды (Маньчжурия, 25.1)

Читинская пресса отмечает сильное развитие контрабанды в пограничной к Китаю полосе. Население везет заграницу золото и пушнину, выменивая их на пищевые продукты, в виду полного обнищания края, разоренного красными партизанами.

«Русский Голос» (Харбин), 27 января 1922 г.

Золото коммунистам (Хабаровск, 27.1)

Отправляющимся на Амур коммунистам читинское правительство выдает по 100 руб. золотом на человека. Выдача держится в секрете из опасения, что полуголодная армия, узнав об этом, возмутится или учинит над коммунистами самосуд.

«Русский Голос» (Харбин), 29 января 1922 г.

Пожар в Чите (От соб. корр., Ревель, 2.3)

В Чите, по сообщению Дальта, сгорело 1-е ж.-д. депо, подожженное агентами меркуловской организации. Депо сгорело до основания.

«Руль» (Берлин), 4 марта 1922 г.

Хищения в банке (Маньчжурия, 15.3, Япта)

Читинское правительство назначило ревизию отделения в Благовещенске сибирского банка. В результате обнаружены массовые хищения «ответственных работников» – в значительном большинстве коммунистов.

«Русский Голос» (Харбин), 17 марта 1922 г.

Забайкалье. Настроение населения (Чита, 18.5, Япта)

За последнее время сильно заметна оппозиция «правительству» [ДВР] со стороны всех классов населения. Оно, жаждавшее «демократического» правительства, получило коммунистическое, со всеми атрибутами: «Чекой», «продналогом», интернациональными частями, рабством рабочих и проч. Отмечается также сильный рост антисемитизма, чем, главным образом и объясняется нерасположение населения к правительству, в большинстве состоящем из евреев.

«Русский Голос» (Харбин), 21 мая 1922 г.

Правительство ДВР возглавлял жадный до бабок А.М. Краснощеков-Тобельсон, о котором берлинский «Руль» написал 10 августа 1921 г.:

Харбинский «Русский Голос» сообщает: китайские власти получили сведения, что в Харбин инкогнито прибыл «президент» Дальневосточной (большевистской) республики Краснощеков. По этим сведениям, Краснощеков прибыл на барже через Сретенск и намерен был проехать на пароходе вглубь Китая. С ним выехало несколько его приближенных коммунистов для охраны. Им вывезено будто из Читы золото в слитках и изделиях на 3 млн. руб. Ящики с золотом якобы упакованы в тюки хлопка, отправляемого для ликвидации [для реализации?] в Харбин. Сведения эти проверяются властями.

Концессии в Сибири (Пекин, 13.8)

Японское осведомительное бюро передает, что Чита положительно осаждается представителями различных иностранных капиталистических групп, добивающихся получить всякого рода концессии, главным образом в Амурской области. Американские и английские предприниматели заручились уже правом на разработку крупных золотоносных участков и в некоторых случаях образовали синдикаты. Наиболее богатые из таких участков расположены в долинах рек Селенги, Зеи и Буреи.

«Русский Голос» (Харбин), 17 августа 1922 г.

После победы в Приморье тенденция ликвидировать фарс, именуемый дальневосточным буфером, окончательно возобладала среди правящей партии. Подготовка к советизации идет усиленными темпами. По всему забайкальскому коммунистическому фронту дан очередной пароль: «Правительственные учреждения и кооперация должны обслуживаться коммунистами». С каждым днем осуществление этого лозунга ставится на практическую почву. В Верхнеудинском уезде народные судьи, не принадлежащие к партии коммунистов, смещены и заменены лицами из среды правящей партии. Сессия народного собрания отложена, что связывается с окончательным разрешением вопроса о том: быть или не быть буферу.

А пока идут аресты эсеров, в числе арестованных находятся такие персоны, как Медведев, Лукьянчиков, Данбинов (двое последних – члены народного собрания), Чаплыгин – директор госторга, Алексеев, Флегонтов и много других.

«Русский Голос» (Харбин), 2 ноября 1922 г.

Расследование действий сибирских ГПУ

В связи с заметками в китайской и японской печати о злоупотреблениях в читинском и хабаровском ГПУ назначена комиссия по расследованию деятельности указанных учреждений. ГПУ арестовывало зажиточных китайских и японских граждан, предъявляя им обвинения в шпионаже и поддержке к.-р. организаций на Дальнем Востоке. В зависимости от материального положения арестованного ГПУ налагало выкуп за освобождение, угрожая в случае отказа передать дело на рассмотрение военного ревтрибунала.

В оппозиционных кругах подчеркивают: защиту себе нашли японцы и китайцы, но не русские граждане.

«Руль» (Берлин), 1 января 1924 г.

На Дальнем Востоке (Из частного письма)

… С 1 августа 1923 года я (автор служит на Читинской ж.д.) получил прибавку. Сейчас мой оклад выражается суммой 17 руб. 36,75 коп. золотом. Из этого оклада производятся следующие обязательные удержания: 1) за квартиру – 2,10, 2) за электричество – 1,04, 3) в профсоюз – 0,894, 4) в пользу воздушного флота – 1,05, 5) на газету – 0,45, 6) в пользу красноармейцев – 0,23, 7) в пользу инвалидов [гражданской войны] – 0,45, 8) на красное студенчество – 0,23, 9) на ликвидацию безграмотности – 0,23 и 10) на голодающих.

Кроме того, каждый месяц бывают удержания по восстановлениям [проф]союза и партии – то в пользу немецких рабочих, то еще в пользу кого-нибудь. Это уже удержания необязательные, но отказаться от них нельзя.

Цены на продукты питания у нас очень высоки: например, пуд ржаной муки стоит 2 руб. 50 коп. золотом [(6,25 коп./фунт)] и 7 руб. 50 коп. на серебро, которое в 3 раза считается дешевле золота. Одно только мясо сравнительно недорого: на золото 10 коп. фунт, а на серебро – 30 коп. Вы понимаете, как при такой дороговизне можно жить на наши золотые оклады.

«Последние новости» (Париж), 19 марта 1924 г.

Какое захватывающее историческо-политико-социальное полотно могли бы создать советские режиссеры о Забайкалье, но им за это дали бы по рукам! А российские режиссеры тоже боятся, что им при «путинском режиме» дадут по рукам?

Источник

Поделиться с друзьями
Река и озеро
Adblock
detector